Самураи и ниндзя (часть первая)

Вот уж совсем не к месту –
У парня длинный кинжал!
Мукай Кёрай (1651 – 1704). Пер. В. Марковой


Ну, вот и пришло наконец-то время рассказать о так называемых ниндзя – японских шпионах и убийцах, людей поистине необычной судьбы. Разве что только о рыцарях тамплиерах ходит столько всевозможных слухов, откровенных выдумок, легенд и мифов, как будто бы людям заняться нечем, кроме как сочинять про них всевозможные ужастики. К тому же, наверное, нет человека, который бы об этих самых ниндзя не слышал. В японских (и не только японских!) кинофильмах они встречаются едва ли не на каждом шагу, «меч ниндзя», можно купить через Интернет, но всем ли известно, что при этом 80 процентов информации о них носит сугубо вторичный характер! На это обратил внимание ещё английский историк Стивен Тёрнбулл, сам написавший немало книг о военном деле Японии в стародавние времена. Он отметил, что слово ниндзя и синонимичное ему слово синоби довольно часто встречаются в японских исторических хрониках. Мицуо Курэ использует слова разведчики, шпионы, ниндзя. Причем название «ниндзя» родилось в начале ХХ века. До того в различных регионах Японии этих людей называли по-разному: уками, дакко, курохабаки, кёдан, нокидзару. К XIX веку общеупотребительным названием сделалось синоби-но-моно, в переводе на русский – «тот, кто крадется». Считается, что очень многие политические убийства сделаны были именно ниндзя. Вот только это и всё, информация на уровне «одна бабушка сказала», потому что более конкретная информация о них отсутствует и почему так, в общем-то, если подумать, понятно.

Самураи и ниндзя (часть первая)

Музей ниндзя в Ига.

У благородных воинов, какими являлись (или должны были являться) японские самураи, коварные удары исподтишка не одобрялись, хотя к ним и прибегали очень часто. Но как совместить благородство в помыслах и в делах с обращением к людям низшего сословия (а ниндзя, естественно, к самураям не принадлежали), которые должны сделать для тебя такую грязную работу, которую ты сам, однако, сделать не мог? А ведь обращаясь к ниндзя, самурай ставил себя от них в зависимость, которая вряд ли была ему по вкусу. Так что неудивительно, что самураи предпочитали о ниндзя особо не распространяться, а тем в свою очередь громкая слава была и вовсе не нужна. Но они все-таки в Японии были? Да – были, но не совсем такими, какими их рисуют многие романисты, а также наше современное кино!


Экспозиции, демонстрирующие оружие ниндзя.

Обычно древние источники сообщают, что тогда-то и тогда-то… в нужное место прокрался «весьма искусный синоби, который и поджег храм», или же напротив, что ниндзя-неудачника зарубили в таком-то замке, но это и все! Есть, впрочем, очень подробное описание убийства в стиле ниндзя, вот только совершил его 13-летний мальчик, желающий отомстить за своего отца. Поскольку убить ему предстояло монаха-послушника, жившего в том же монастыре, что и он сам, этот мальчик по имени Кумавака сначала притворился больным, а затем, дождавшись ночи с ветром и дождем, приступил к исполнению своего замысла.

Естественно, что стражники в эту ночь спали. Жертва – некий Хомма Сабуро, в ту ночь спальню поменяла, однако мальчик его все равно обнаружил, но почему-то у него при себе не оказалось ни ножа, ни кинжала. Тогда он решил воспользоваться мечом Сабуро, но решил, что если он вытащит его из ножен, то блеск его клинка, на который может упасть свет от горящей в комнате лампы, может его разбудить. То есть это говорит о том, что в Японии многие спали при свете. Но он заметил множество ночных бабочек, облепивших раздвижные двери-седзи снаружи и рвущихся на свет. Он приоткрыл седзи, и множество насекомых тут же залетели в комнату, затмив её свет. После этого Кумавака осторожно вытащил меч из ножен, покончил с ненавистным Сабуро, и опять-таки в стиле ниндзя, сбежал. Поскольку ров был для него слишком широким и глубоким, подросток забрался на росший на его краю бамбук, и начал подниматься по стволу, отчего тот согнулся под его тяжестью, и он как по мостику оказался на противоположной стороне рва! Однако следует подчеркнуть, что он нигде специально таким приемам не учился, как не учились специально на ниндзя и те воины-самураи, которых их военачальники посылали разведать неприятеля во время войны.

С другой стороны у каждого японского феодала были, скорее всего, специальные люди, целью которых являлось создание специальных шпионских сетей в княжествах противника, чтобы их господин был осведомлен о замыслах тамошних князей. Они организовывали поджоги, похищали и убивали нужных им людей, сеяли ложные слухи, подбрасывали компрометирующие документы – то есть делали все, чтобы сбить, обмануть врага и посеять в его стане раздоры. Естественно, что это были люди «вне общества», поскольку признать их существование значило бы нарушить все писаные и не писаные законы и вот поэтому-то так и сложилось, что они превратились в весьма замкнутую и таинственную касту, корни которой опять-таки ведут в древний Китай!

А было так, что там примерно в VI веке было очень много буддийских монахов, бродивших по стране и живущих подаянием. Местные власти повели с ними серьезную борьбу, обвинив в извращении буддийского учения и, конечно же, в колдовстве. Монахи, в борьбе со своими притеснителями заходили так далеко, что вступали в отряды повстанцев или даже в разбойничьи шайки, где действовали подобно монаху Туку из романа Вальтера Скотта «Айвенго». Постепенно среди них сложилась собственная система выживания в экстремальных условиях, включавшая умение маскироваться и перевоплощаться, приемы оказания медицинской помощи, приготовления лекарственных снадобий, научились гипнозу и технике вхождения в транс, и ещё многому другому, что давало им шанс выжить среди опасностей, подстерегающих их повсеместно.

Один из способов спастись было перебраться в Японию, но и там эта история повторилась. Крестьяне, видя бедных людей, учивших их добру, стали считать этих бродяг и отшельников единственными настоящими последователями Будды, тогда как лоснящихся от жира местных бонз совсем не уважали. Доходы их от этого упали, и правительство обрушилось на бродячих монахов с репрессиями, от которых они поспешили скрыться в горах. Вот так и появились целые кланы воинствующих монахов («сохей»). И вот в них-то, помимо всех прочих боевых искусств, и культивировались ниндзюцу («искусство скрытности»), выходящее за рамки того, что умели самураи и… вот так-то ниндзя на свет и появились! То есть сначала это были различные школы боевых искусств, а затем те люди, что в них обучались, нашли себе «занятие по вкусу»! Причем, если обобщить высказывания японских мастеров ниндзюцу, можно сделать вывод, что это всего лишь один из способов духовного и физического развития человека с целью приобретения им способностей управлять своим телом и… другими людьми с целью обеспечить выживание самому себе, своим близким, роду и племени.

То есть первоначально школы ниндзюцу с военными организациями ничего общего не имели, ни по методам подготовки своих адептов, ни по своей философии. Существенные изменения в этом произошли в 1460 – 1600 годах, когда в Японии шли войны, и был большой спрос на людей подобных специальностей, а всего по стране в это время существовало около 70 кланов ниндзя. Наибольшей известностью пользовались кланы уезда Кога и провинции Ига. Уезд Кога был, можно и так сказать, под властью коалиции кланов «53 семьи Кога», а вот провинция Ига была поделена сразу между тремя большими кланами: Момоти на юге, Хаттори в центре и Фудзибаяси на севере. В двух последних районах сформировались и такие важнейшие школы ниндзя, как Кога-рю и Ига-рю. Третьим крупным центром ниндзюцу была провинция Кии. Ну, а задания «воины ночи» выполняли самые разные и далеко не всегда это были именно заказные убийства. Например, ниндзя пробирались в деревни, которыми владели чужие даймё, и пересчитывали число домов, чтобы затем понять, как много людей князья смогут призвать в случае войны. Забавно, что перед тем, как считать дома на улице, они прятали в левом и правом рукавах по две горсти камешков, а проходя рядом с домом, роняли эти камешки. После оставалось только сосчитать, сколько камней у ниндзя осталось, и задание было выполнено, так как недостача соответствовала числу домов. Так что ниндзя умели также и считать, и считали неплохо!

Но при этом ниндзя никому никогда не служили, они выполняли свою работу за деньги. То есть воины-монахи, пошедшие по этому пути, были вне сложившейся в Японии системы феодальных отношений, хотя сами и обладали строгой иерархией. Высшим лидером организации был дзёнин. Его ближайшие помощники назывались тюнины. Затем следовали гэнины – бойцы. С течением времени в ряды гэнинов и даже тюнинов стали попадать не только свои, но и пришлые люди «со стороны» и в первую очередь ронины – «самураи, потерявшие своего господина». Женщины – и те становились ниндзя. В этом случае их называли куноити, а действовали они, полагаясь не так на силу, сколько на свои женские чары.

Со временем у них также выработалась и своя философия (ничуть не уступающая по содержанию философии обычных, «не воинственных» монашеских школ) и свои собственные, специфические приёмы обучения. Например, считалось, что следует побеждать не противника, а сложившуюся ситуацию. Мастера ниндзюцу не рассматривали поединок с противником как самоцель, кроме самых уж крайних обстоятельств. Противника следовало устранить, если того требовали интересы дела, и когда он мешал исполнению планов, но убивать просто так никого не следовало. Ведь грамотная операция не должна была оставлять никаких компрометирующих следов, кроме тех случаев, когда такие следы специально акцентировались, чтобы направить врагов по ложному следу. Соперника воспринимали обычно как препятствие, но не объект воздействия. Добиться победы – значило выполнить порученное тебе задание, а отнюдь не прикончить оказавшуюся на твоем пути живую помеху.

Все, что делали ниндзя было строго рационально. Зачем, к примеру, тратить силы на бой с противником, если можно того ослепить и незаметно от него ускользнуть? Зачем красться к часовому по осенней шуршащей траве, рискуя быть услышанным, если в него можно выстрелить ядовитой иглой из духовой трубки? Зачем вступать в групповой бой, когда можно направить преследователей по ложному следу? Да, ниндзя использовали достаточно широкий арсенал различных боевых средств. Но они также широко использовали и любые оказавшиеся под рукой предметы. И это также очень логично: ведь удушение при помощи палки намного эффективнее удушения его руками, а ударить камнем эффективнее, чем драться пустым кулаком.

Однако средневековая Япония была полицейским государством в самом худшем смысле этого слова. На всех дорогах, у каждой городской и деревенской заставы стояли патрули из самураев. Если путник казался подозрительным, тщательный обыск ему гарантировался. Вот почему ниндзя должны были действовать тайно, и никак не выделяться в среде окружающих, и избегать с ними малейших столкновений. Поэтому-то они и имели при себе самый минимум снаряжения. Моток верёвки («в хозяйстве и веревочка сгодится!») или цепь, полотенце вытирать пот, посох, небольшой крестьянский нож, серп, немного еды и лекарств, кремень для добывания огня, вот и всё, что мог себе позволить тот же ниндзя, передвигающийся по дорогам Японии. Имея все это, он мог не опасаться проверки, ну а уже на месте назначения, он из подручных средств делал нужные ему приспособления, а оружие всегда мог отобрать у врага. После выполнения задания, он своё «оборудование» либо прятал, либо вообще уничтожал и вновь становился безобидным путником, идущим по своим надобностям!

Вот поэтому-то для ниндзя были очень важны различные посохи, а отнюдь не мечи и кинжалы. Правда, существует путаница в их размерах. Так вот чтобы её избежать, возьмем за основу средний рост японского мужчины в начале XVII века, составлявший около 150 см. Это сегодня японцы стали намного выше благодаря пище, богатой животными белками, а в то время это было совсем не так. Длина же посоха не превышала человеческого роста (плюс высота деревянных сандалий – «гэта»), но чаще всего соответствовала расстоянию от земли до плеча. То есть она колебалась в пределах 140-160 см. Но кроме деревянного шеста это мог быть и посох буддийского монаха и тогда эффективность его как оружия, благодаря имевшимся на нем металлическим деталям обычно возрастала. Нередко применяли одновременно и два серпа: «о-гама», серп с длинной рукояткой (до 120 см) использовали, чтобы парировать и отклонять вражеские удары, а малым серпом, «ната-гама» (лезвие 15-30 см, ручка 20-45 см.) наносили удары противнику.


Кусарикама – серп с цепью, применялась как самураями, так и ниндзя.

Весьма «продвинутыми» (как это принято сегодня говорить) были ниндзя и в части применения различных новинок в области оружия. Так, они очень активно использовали огнестрельное оружие – в частности пытались застрелить из мушкетов Ода Набунага, и также применяли разрывные снаряды нескольких типов. Среди них были «бомбы» в мягкой, матерчатой оболочке, наполненные порохом и человеческими экскрементами, взрывы которых сеяли панику и отвлекали внимание, и настоящие «гранаты» в виде металлических шаров, с порохом и мушкетными пулями внутри. Поджигались они фитилем, пропитанным селитрой, а их взрыв внутри помещения мог привести к серьезным последствиям, будь то разрушения, а также ранения и гибель людей. Использовались разбрасываемые в траве и в темных коридорах металлические шипы, смазанные навозом либо ядом, метательные стрелки, выдуваемые из воздушных трубок – одним словом самые разные приспособления, позволяющие эффективно и быстро умертвить своего ближнего.


Фури-дзуэ или тигирики – «маховая трость». Практически это большой, походный кистень с рукоятью в виде посоха монаха фури-дзуэ был схож с металлической либо бамбуковой палкой длиной около 1 метра 50 см со скрытой внутри цепью с грузиком-кистенем. Это прекрасное комбинированное оружие, которым можно колоть и наносить рубящие удары.

Рукопашный бой ниндзя состоял из ударов руками и ногами в наиболее уязвимые места тела, а также разнообразные уклонения от захватов противника, падения, кувырки с перекатами и даже прыжки. Причем все, чтобы ни делал при этом ниндзя, было неожиданностью для противника!

Забавно, но столь любимое киношниками черное одеяние ниндзя, никак не принадлежит им самим, хотя оно и описано в романах и мы видим эту одежду в кино. «Ночью все кошки серы» – люди заметили ещё в незапамятные времена. Поэтому и ночные одеяния ниндзя были пепельного, желтовато-коричневого или темно-серого цветов и оттенков, так как чёрный костюм был заметен в темноте на фоне более светлых предметов. При этом оно имело мешковатые очертания, деформирующие очертания фигуры. Ну, а днём ниндзя надевали одежду крестьян, ремесленников, монахов, которая позволяла им слиться с толпой.


Ниндзя - рисунок знаменитого Хокусая.

Да, но откуда же взялся тогда чёрный костюм, приписываемый ниндзя? А это одеяние мастеров-кукловодов в японском кукольном театре бунраку. Кукловод, одетый во все черное находился во время спектакля прямо на сцене, и зрители его «не видели». И вот когда в пьесе уже другого театра – кабуки хотели показать убийство, которое якобы совершил ниндзя, то убийцу одевали в этот черный костюм кукольника – чем подчеркивали, что его никто не видел!

Что ещё входило в снаряжение ниндзя, так это шесть очень важных предметов (рокугу), хотя он и не всегда имел их при себе все. Это амигаса (сплетенная из соломы шляпа), кагинава («кошка»), сэкихицу (грифель для письма) или ядатэ (чернильница с пеналом для кисточки), якухин (небольшая сумка с лекарствами), цукэдаке или утидакэ (емкость для тлеющих углей), и сандзяку-тэнугуи (полотенце), ведь в Японии климат душный и влажный.

Самое интересное, что развитие сословия ниндзя шло практически параллельно со становлением самурайского сословия, хотя в японской культуре их всегда противопоставляют друг другу и вот почему. Если самурай считал безнравственным убивать из засады, то за него это делал ниндзя. Если самурай считал для себя непристойным тайно проникнуть в дом врага, то он опять-таки нанимал для этого ниндзя. Ну, а в итоге получалось так, что белое, как ему и положено, оставалось белым, а черное – черным. Честь самурая оставалась незапятнанной, а враг лежал на татами с клинком в груди. То есть друг без друга они обходиться не могли, ведь самураи обеспечивали ниндзя заработком, но и для самураев признать наличие своей зависимости от ниндзя было бы совершенно невозможно.


Автор благодарит компанию «Антиквариат Японии» (Antikvariat-Japan.ru) за представленную информацию и фотографии
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

80 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти