Омск. День ВДВ — праздник памяти



Я специально "придержал" эту статью. Понимаю, что 3 августа множество СМИ расскажут о праздновании Дня ВДВ в России и за её рубежами. Такой праздник просто не может остаться без всестороннего освещения. Три сотни тысяч десантников в стране — это серьезная сила. И стесняться за свою службу им не приходится.


После недавней трагедии в Светлом я с особым трепетом ждал, что же будет? Праздновать или не праздновать? Отмечать 85 лет или не отмечать? С одной стороны вроде трагедия. А с другой?

А с другой побратимы, ребята, которые полегли в Афганистане и на Кавказе. Короче, внутри все-таки комфорта не было.

Честно скажу, не поехал в Светлый. Не потому, что не хотел. Просто нельзя объять необъятное. Да и гости были у меня. А вот не вспомнить погибших не мог. Всех погибших. Потому и поехал к памятнику воинам-интернационалистам. Есть там две фамилии тех, кто был если не другом, то земляком. Тех, кому не так повезло, как нам. Нам — это тем, кто вернулся.

В Светлом было много наших. Очень много. Некоторые насчитали более 150 только автомобилей. А сколько ветеранов, никто и не считал. Да и зачем?

Очень порадовало то, что погибших курсантов поминала церковь. Провели молебен, крестный ход. Возложили цветы. Почтительно и без лишнего пафоса. Никто не говорил пламенных речей. Никто не призывал к чему-то. Просто вспоминали. Вспоминали, наверное, каждый своё.

А потом вся эта колонна во главе с БТРом вернулась в Омск. Это уже местная традиция. Автопробег в праздник. По всем крупным улицам, по всем районам. С остановками в парке Победы, у памятников погибшим.

Есть в городе хорошее правило. Увековечивать не только Героев РФ или Героев Советского Союза. В Омске помнят погибших. Так, на одном из местных колледжей я увидел мемориальную табличку. Просто имена и фамилии ребят, выпускников тогда ещё ПТУ, которые погибли на Кавказе. Простая табличка. Воинское звание, фамилия и имя. А рядом год гибели.

Честно скажу, когда в первый раз увидел такие таблички на школах, колледжах и институтах (теперь гордо названных университетами и академиями) сердце защемило. Великое дело кто-то из омичей придумал. Не знаю кто, но великое точно.

Мы приехали к памятнику задолго до приезда колонны автопробега. И не только мы. С разных сторон к памятнику подтягивались седые мужики с цветами. Кто-то в форме. Кто-то с наградами. А кто-то просто с цветами. Афганцы...

Подходили к памятным спискам погибших. Замирали на некоторое время. Просто молча стояли и наверное, вспоминали. А с другой стороны памятника — другой список… Погибшие уже после Афгана. Не меньший, надо сказать, список. И люди там стояли другие. Помоложе, но тоже уже с сединой.

Люди, опаленные войной, очень быстро находят друг друга. И ветераны войн это знают. То там, то здесь стояли группки людей в голубых тельняшках. Разговаривали о жизни. Вспоминали молодость. Друзей. И знаете, было такое ощущение, что все они так и остались теми молодыми бойцами и офицерами. Теми, кто вот так же сидел в палатках. А потом уходил на время или навсегда. Уходил воевать.

Единая семья. Кто-то постарше, кто-то помоложе. Но все братья и сестры. Да, да! Именно сестры. Свой долг выполняли и женщины-десантники! Когда одну из новых знакомых спросили о месте службы, она скромно сказала — Шинданд. Как будто ей неудобно было, что и она участвовала в "мужском" деле. Сколько мужиков остались живы именно потому, что вот такие "скромницы" вовремя оказали им медицинскую помощь, сказать сложно.

"Да что вы меня как девушку опекаете!" Потому и опекаем, что знаем, какой подвиг ты (уж прости за "ты") совершила. Ты боец, но ты женщина. Женщина на войне.

А потом было возложение цветов. Было множество молодых лиц. Множество встреч. И не было речей. Зачем? Мы всё понимаем и так.

"Молодежь" опять укатила в автопробег. "Старики" собрались посидеть в кафе. Дети и внуки десантников смотрели на все это действо во все глаза. Жизнь продолжается, и будет продолжаться.

В нашей жизни все переплетено. Трагедии и комедии. Хорошее и плохое. Белое и черное. Доброе и злое. Не бывает сладкого, если нет горького. Просто сравнивать будет не с чем. И только одно будет всегда. Бело-голубая тельняшка как символ принадлежности к большой семье настоящих мужчин. Пусть даже судьба дала тебе женское тело. Настоящие мужчины — это не физиология. Это состояние духа. Силы духа и готовности самопожертвования.














Постскриптум. А в фонтанах в Омске никто в этот день не купался. Решили, что без этого можно обойтись. И обошлись.
Автор:
Domokl
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти