Война памятников: новороссийский фронт

Почему-то так в России сложилось, что современные творческие особы в самом деле уверовали в пестуемый миф об их исключительности и судьбоносности. И никак иначе, чем жертвенным агнцем, вроде Гумилёва, себя более не ощущают, несмотря на постоянные крысиные гонки из партии в православие, а от православия к бюджетному родничку. Они и после этого, где-то за облаками космической энергией сыты. А потому в итоге и превращаются в карикатурные персонажи советского кино: «Я вся в кино, в искусстве, а ты, Шурик…»
Но это ещё полбеды. Когда же это самомнение помножено на административную поддержку, то космическая энергия просто бьёт фонтаном. Вон она – глядит на нас с Москва-реки монструозными очами Петра Великого работы Церетели. Тут уж не до исторических фактов и реалий – стоит только бросить взгляд на благодатно растущую смету.

А конь всё равно красивый…


В 2013 году такой «благодатью» был «осчастливлен» и рабочий порт Новороссийск в виде памятника «Исход», посвящённого бегству белогвардейцев и части казаков 1920-го года. Порадовали открытие памятника своим присутствием мэр города Владимир Синяговский (бывший депутат Совета народных депутатов Славянска-на-Кубани) и атаман Николай Долуда (бывший член КПСС, ныне член партии «Единая Россия»). Когда же взору горожан предстала статная фигура белогвардейца, тщетно тянущего за собой коня, образованный народ и вовсе очутился словно в черепной коробке Франца Кафки. В белогвардейце сразу признали персонаж великого Владимира Высоцкого из фильма «Служили два товарища» поручика Брусенцова, который на последних кадрах картины истошно кричал: «Эта страна чужая, эта». Разумеется, все разговоры о патриотизме и верности были бы неуместны, так как на пьедестале единственным образцом верности и патриотизма оказался, pardonne, КОНЬ.



Реакция народа была более чем неоднозначная. Над набережной возвышалась фигура белого офицера, удирающего из России. Не фигуры двух братьев, оказавшихся по разные стороны, не фигура литературного Григория Мелехова, попавшего в жернова Гражданской, нет. И всё это с пафосным названием «Исход», который на деле был паническим бегством.



У неуместно трагического названия «Исход» вполне модная библейская подоплёка. А ничего более разлагающего верующую душу, чем мода, идущая в ногу с потребительством, придумать сложно. «Исход» относит нас и к избавлению евреев от египетского рабства, и к началу скитаний целого народа. События же 1920-го года при всей их трагичности ничуть не напоминали исход. Скорее они походили на «Бег» Булгакова, позже талантливо воплощённый на экране Аловым и Наумовым. Что же произошло в марте 1920-го?

Паника страшнее большевиков

Остатки Кубанской и Донской армии бежали от РККА и были полностью дезорганизованы. В Новороссийске среди белого офицерства и местного чиновничьего аппарата началась паника. Деникин слишком поздно осознал, что вывести всех просто невозможно, а приказы вывести лазареты вообще воспринимались как невыполнимые. Набив мошны драгоценностями, бывшие чиновники и промышленники бросились в порт. Не стоит говорить, что часть деморализованной армии, пользуясь благами огнестрельного оружия, внесла немалую лепту в трагические события. Панику подогревал в прямом и переносном смысле огонь, коим выжигали склады с припасами и цистерны с нефтью. В той панике погибли сотни, быть может, тысячи людей. К чести сказать, отступление прикрывали всего два верных полка, отказавшиеся от капитуляции. Их судьба была печальна, и если 3-й Дроздовский полк частью смог эвакуироваться, то Донской калмыцкий полк был почти полностью уничтожен, брошенный командованием на произвол судьбы.

Раны гражданской войны, развороченные переписчиками истории 20-х и 90-х годов прошлого века слишком болезненны, чтобы хоть на шаг приблизиться к однобокому толкованию истории. Т.к. забыв «белый» или «красный» террор мы рискуем повторить оба, господа!

Туркул мне в поддых!

Но будто и этого было мало, создатели заложили в памятник настоящую провокационную бомбу, то ли по недомыслию, то ли лелея фантазии стать очередным деятелем а-ля Кулябин с пресловутым «Тангейзером». Так или иначе, но у подножия монумента были вырезаны слова полковника (позже генерал-майора) Антона Туркула, воевавшего в том самом Дроздовском полку. Всё бы ничего, вот только во время Великой Отечественной бывший русский офицер активно сотрудничал с гитлеровцами, а в 1945 году стал командующим формирования частей РОА. Быть может, именно тогда выковалась святая для оппозиции аксиома, что морально простительно отягощать жизнь собственного народа до крайности, дабы на его плечах въехать в уютный кремлёвский кабинет.

Война памятников: новороссийский фронт


Первыми данный факт обнаружили члены движения «Суть времени» и резонно потребовали убрать памятную плиту с фамилией нацистского пособника. Начались разбирательства. По старой доброй традиции в ход пошла популистская казуистика. Мол, мемуары Туркула не являются экстремистскими, никаких политических взглядов мы не выражаем, а сам Туркул просто свидетель событий и так далее. Но, когда стало понятно настроение народа, и перспектива не только отмывать памятник от краски, но и, возможно, приделывать обратно хвосты, копыта и руки забрезжила со всей яркостью – фамилию Туркула соскребли и заменили на аморфное «офицер дроздовского полка». Правда цитата осталась. Это видно не вооружённым глазом.




Понять чем руководствовались авторы идеи сложно? И отнюдь не самым худшим вариантом было бы отсутствие образования у оных. Ведь в ином случае авторы идеи полностью разделяют воззрения Туркула и, соответственно, методы. И этим людям доверили возводить и без того одиозный памятник. Нет, никакого заговора на административном уровне нет, разумеется, а вот халатность, увы, возможна.

Вовсе комичными в свете этого выглядят слова создателей о попытке примирения «красных» и «белых». Примирили так примирили. Провокационная бомба рванула так, что осколками посекло не один интернет ресурс. Особенно хорошо примирились некоторые специфические сайты. Вот, например, общественно-исторический клуб «Белая Россия». Какое общество там собирается, думаю, ясно из представленных материалов.





А вот насколько оно исторично. Это историческая справка на Антона Туркула, в которой и вскользь не упоминается сотрудничество с оккупантами, а расставленным акцентам диву даёшься.



А вот комментарии господ с историко-культурного центра «Белое дело». Ну, с историей здесь также туго, как и на предыдущем ресурсе, а вот с культурой вообще караул. Прямо-таки льётся «великий и могучий» со всех сторон. Разве не чувствуете? Какая пушкинская элегантность! Какой лермонтовский порыв! Особенно первые слова о горячей любви к Родине и вынужденном общении с нацистами радуют прямо до слёз.



И пока народ медленно приходил в себя от очередного «примирения», более ироничные господа решили для себя дилемму монумента проще и изящнее. Они просто стали приносить цветы не белогвардейцам или большевикам, а великому поэту России Владимиру Высоцкому.

Автор:
Восточный ветер
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти