Теперь у военкоматов женское лицо

Теперь у военкоматов женское лицо


Борьба с коррупцией в военных комиссариатах началась еще в советские времена. С таким же переменным успехом продолжается она и поныне. Например, некоторое время тому назад под лозунгом борьбы с коррупцией было осуществлено столько изменений в оргштатной структуре военкоматов, было принято так много кадровых решений и вообще разного рода нововведений, что стало окончательно непонятно, чего же в конечном итоге добивалось Министерство обороны. И что это за «новый облик» военного комиссариата, к которому оно так стремилось?


ЛЮДИ И СУДЬБЫ

Сегодня уже многим стало понятно, что та реформаторская попытка носила характер кампанейщины, проводилась недостаточно продуманно, бессистемно, практически без учета существующих проблем в организации взаимодействия территориальных органов военного управления с органами власти на местах. И к лучшему организационные метания не привели, скорее наоборот – продолжают провоцировать разлад уникальной системы. В первую очередь это отразилось на работе пунктов набора на военную службу по контракту, которые были выведены из подчинения военкоматов в самостоятельную структуру, не способную, как показала практика, полноценно решать свои задачи. При этом судьбы людей, которые работали и служили в военкоматах, в процессе реформирования совершенно не учитывались: по сути дела, они оказались заложниками непрофессиональных, а то и конъюнктурных преобразований – своеобразным расходным материалом.

Так, в качестве одного из первых шагов Минобороны приняло решение о ротации военных комиссаров и начальников вторых отделов (отделений) всех уровней. На мой взгляд, именно эта акция привела к первым весьма негативным последствиям в работе военных комиссариатов и к первым сбоям в системе. И все потому, что нововведения не были подготовлены информационно и не прорабатывались с региональными властями. Кроме того, вызвало удивление то обстоятельство, что их реализация была начата накануне перехода на один год военной службы по призыву и предстоящих организационных мероприятий по укрупнению самих военкоматов.

В этих условиях прибывшие к новому месту службы офицеры, хотя и служили на аналогичных должностях, не смогли быстро вникнуть в суть дела, оценить особенности региона и наладить взаимодействие с местной властью в организации и проведении призыва. К этим проблемам прибавилась необустроенность самих сотрудников военных комиссариатов – никто и не собирался выделять им жилье, даже служебное. А ведь это были уже не очень молодые офицеры, семьи которых вынуждены были остаться на прежнем месте службы. Понятно, что ничего хорошего из этого не получилось. Многие по-настоящему хорошие специалисты просто уволились в запас.

Но реформы продолжились. Например, вполне серьезно прорабатывался вариант ротации офицеров военкоматов, которых после пяти лет службы предлагалось направлять в войска – дескать, пусть снова окунутся в гарнизонную жизнь, дополнительно наберутся войскового опыта. На первый взгляд ничего плохого в такой перемене не было… Вот только никто не подумал, а на какой должности в войсках этот немолодой уже майор или подполковник (а их насчитывалось тысячи) мог бы применить свои знания и опыт? К счастью, в Минобороны вовремя одумались, и «революционные» предложения не прошли.

Зато было реализовано предложение о переводе всех воинских должностей в военкоматах на должности гражданского персонала. И в этом случае о последствиях никто и не подумал. Как уже говорилось, значительная часть офицеров, лишившись видов на получение жилья, просто уволились. А те, кто все-таки остался работать в военкоматах на гражданских должностях, до сих пор не понимают, почему это они, будучи офицерами, считались на государственной службе и выполняли государственные задачи, а став служащими и выполняя, по сути дела, такие же задачи, госслужащими уже не являются, при этом значительно потеряв в зарплате, которая в военкоматах ниже, чем в государственных учреждениях других ведомств. Не надо было быть провидцем, чтобы сразу понять: такое преобразование негативно отразится на морально-нравственном климате в коллективах военкоматов. В результате сегодня в военных комиссариатах трудятся более 60% женщин, большинство из которых предпенсионного и пенсионного возраста.

Контингент специфический. Поэтому, прежде чем формулировать военному комиссариату поручения, необходимо четко представлять, что он может выполнить. Во-первых, с учетом нынешнего штатного расписания. Во-вторых, с учетом действующего «Положения о военных комиссариатах», где даже не определен функционал военкомата по организации набора граждан на контрактную службу (создание в противовес военкоматам пунктов набора на контракт – первый признак, свидетельствующий о «размазывании» некогда единой системы комплектования Вооруженных сил).

ЧТО МОЖЕТ ВОЕНКОМ

Взять хотя бы вопрос медицинского обеспечения призывников. Как известно, именно районные врачи наблюдают и, если потребуется, лечат юношу, а затем они же проводят его медицинское освидетельствование при первоначальной постановке на воинский учет и призыве на военную службу. Но когда молодого солдата через несколько месяцев службы вдруг досрочно увольняют в запас, вся вина ложится именно на военкомат, как будто военком вправе изменить решение медицинской и призывной комиссии, которую, кстати, возглавляет глава местной власти.

Впрочем, подготовка молодежи к службе в армии и на флоте и сам призыв на военную службу – только одна сторона работы военного комиссариата. Но даже на ней как следует сосредоточиться не всегда удается, потому что в условиях постоянной реорганизации структур военкомата некоторые сферы его деятельности превратились в бурное бумаготворчество – будто это какая-то лаборатория или фабрика, где идет эксперимент за экспериментом и где запланирован определенный процент неудач. Хотя должен же кто-то понимать, что системные ошибки в деятельности военных комиссариатов, являющихся первым связующим звеном между армией и обществом, обходятся чрезвычайно дорого и не лучшим образом сказываются на авторитете армии.

И вот что еще примечательно. Руководители структур силовых министерств и ведомств, расположенных в субъектах Федерации, имеют высокие воинские звания и специальные звания. И только военные комиссары, на которых в полной мере распространяется Закон «О воинской обязанности и военной службе», даже не госслужащие, а просто гражданские лица. До какой же степени можно пренебрегать авторитетом военного комиссара – представителя Министерства обороны в республиках, краях и областях? Между прочим, именно военный комиссар в первую очередь отвечает за комплектование личным составом всей военной составляющей страны, в том числе и за набор в военные училища, а также, в части его полномочий, и за мобилизационную готовность государства в целом.

Создается впечатление, что до высшего военного руководства эти проблемы почему-то не доходят или доводятся в сильно искаженном виде. Но хочется надеяться, что Минобороны во всем разберется и не только исправит допущенные ошибки, но и защитит сотрудников военных комиссариатов от непродуманных реформ. Ведь в подавляющем большинстве – это преданные своему делу профессионалы, на которых держится обороноспособность страны.
Автор:
Валерий Астанин
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/realty/2015-08-14/3_voenkomat.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти