От побережья Балтийского моря до границ Ирана и Китая

От побережья Балтийского моря до границ Ирана и Китая


Заслуги отечественных географов по исследованию и картографированию необъятных просторов нашей родины и сопредельных государств за 170 лет деятельности Русского географического общества – огромны. За многие годы ими были изучены и нанесены на карты территории Европейской России, Средней и Центральной Азии, Кавказа, Ирана, Индии, Китая и приполярных стран. Русским географическим обществом под руководством выдающихся российских путешественников, таких как Николай Алексеевич Северцов, Николай Михайлович Пржевальский, Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский, Владимир Афанасьевич Обручев, Михаил Васильевич Певцов, Николай Николаевич Миклухо-Маклай, Александр Иванович Воейков, Лев Семенович Берг и многие другие, проведено множество сложнейших комплексных и специализированных географических экспедиций.

Самое деятельное участие в работе Русского географического общества (РГО), особенно в период расцвета его экспедиционной деятельности в 1873–1914 годах, принимали и военные топографы. Офицеры и гражданские чины Корпуса военных топографов входили в состав географических и дипломатических экспедиций, производили маршрутные глазомерные и полуинструментальные съемки местности, по которым впоследствии составлялись и уточнялись географические и топографические карты. В более зрелом возрасте, имея солидное положение в Корпусе военных топографов или после выхода в отставку, эти же лица оказывали существенное влияние на деятельность РГО, занимая в нем штатные и общественные должности, планируя и направляя его деятельность, лично возглавляя важнейшие экспедиции, проводя научные изыскания. Эти замечательные патриоты своей страны и своей профессии остаются в памяти нынешнего поколения военных топографов и достойны более подробного освещения их непростой работы.


ДИПЛОМАТЫ, ВОЕННЫЕ И ТОПОГРАФЫ

До учреждения в 1845 году Русского географического общества (с 1850 года – Императорское Русское географическое общество) изучением отдаленных территорий в военно-политических целях занимались в основном дипломаты и военные, последние – преимущественно из числа офицеров «Свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части» и Гвардейского Генерального штаба, позже – из чинов Корпуса военных топографов (сформирован в 1822 году).

Так, в 1805–1806 годах была осуществлена дипломатическая миссия в Пекин под руководством графа Юрия Александровича Головкина, в которой участвовали молодые офицеры свиты его императорского величества по квартирмейстерской части Теннер, Шуберт, Довре, Теслев, Иванов и Богданович. Они выполняли рекогносцировки, маршрутные и глазомерные съемки, астрономические определения. Их работа позволила составить первые подробные карты юга Сибири и северной части Китая. Впоследствии первые четверо офицеров из приведенного списка стали генералами от инфантерии (в современном понимании – генерал-полковник), а генерал Федор Федорович Шуберт с 1822 по 1843 год возглавлял Военно-топографическое депо.

По материалам маршрутных съемок и астрономических наблюдений, выполненных офицерами свиты его императорского величества по квартирмейстерской части Г.К. Мейендорфом, А.К. Тимофеевым и В.Д. Вальховским, в ходе дипломатической миссии в Бухару (1820) была составлена карта в масштабе 50 верст в дюйме на центральную часть Средней Азии.

В экспедиции 1823 года для обозрения Малой Орды Киргизской степи под руководством полковника Федора Федоровича Берга участвовали офицеры свиты его императорского величества по квартирмейстерской части Тимофеев, Балкашин, Артюхов, Тарасов и Карелин. По результатам их работы была издана «Карта степи Киргиз-Кайсаков Меньшей Орды». Впоследствии генерал-фельдмаршал Ф.Ф. Берг занимал должность начальника Корпуса военных топографов, а закончил карьеру наместником его императорского величества в Царстве Польском.

В период 1826–1845 годов проведен ряд значительных географических экспедиций в Среднюю Азию и Сибирь, в которых непременно участвовали офицеры Корпуса военных топографов.

В последующие годы после учреждения в 1845 году Русского географического общества экспедиции стали носить более организованный и плановый характер. По согласованию с Военным министерством в географические экспедиции продолжали включаться военные или гражданские чины Корпуса военных топографов.

«Топографы должны были производить съемку по направлению рек, дорог и хребтов гор, определяя отличительные высоты и замечательные долины, удобные к населению и земледелию; по редкости постоянных сухопутных сообщений топографические исследования могли местами идти рядом с гидрографическими. На всей площади исследуемого пространства предположено было производить съемку рекогносцировкой; инструментальную же съемку употреблять только в самых необходимых случаях. При съемках гидрографических и топографических замечать свойства поверхности земной, то есть места луговые, болотистые, покрытые лесом, кустарником и проч. и связывать с пунктами, определенными астрономически; кроме того, измерять относительные высоты гор, чтобы иметь выводы о возвышении почвы над уровнем моря…» – указывается в фундаментальном труде «История полувековой деятельности Императорского Русского географического общества 1845–1895», изданном в Санкт-Петербурге в 1896 году.

УНИКАЛЬНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ

Перечень экспедиций РГО, организованных с середины XIX века, в которых принимали участие военные топографы, включает десятки географических направлений. При этом наиболее значимыми для исследования и картографирования малоизученных территорий в период расцвета экспедиционной деятельности РГО являлись следующие экспедиции:

– с 1847 по 1862 год – Уральская, Амурская, Вилюйская, Сибирская, в Восточную Сибирь и на Дальний Восток (в том числе на Сахалин), в низовья Сыр-Дарьи, Хоросанская, по исследованию земель Уральских казаков под руководством Э.К. Гофмана, Г.И. Невельского, Р.К. Маака, Л.Э. Шварца и Ф.Б. Шмидта, Н.А. Северцова, Н.В. Ханыкова с участием военных топографов прапорщиков В.Г. Брагина, Д.Ф. Юрьева, П.П. Попова, А.К. Зондгагена, унтер-офицера Г.В. Шабунина, поручика А.Е. Алексеева, унтер-офицеров П.И. Жаринова и И.И. Петрова (оба удостоены персидской золотой медали Льва и Солнца);

– с 1863 по 1877 год – Туркестанская, Чукотская, Маньчжурская, Урун-Дарьинская, Нижне-Тунгусская, 1-я Монгольская под руководством Н.А. Северцова, Э.В. Майделя, архимандрита Палладия, А.И. Глуховского (затем А.В. Каульбарса), А.Л. Чекановского, Г.Н. Потанина с участием военных топографов подпоручика А.К. Вязовского, унтер-офицеров Н. Афанасьева, Г.И. Нахвальных, полковника С.И. Жилинского, подпоручиков Н.С. Кусикова, Ф.П. Петрова, унтер-офицеров В.А. Шимановского и Ульянова, поручика П.А. Рафаилова;

– с 1878 по 1892 год – Фергано-Памирская, по исследованию водораздела рек Оби и Енисея, 2-я Монгольская, по исследованию старого русла реки Амударья, по изучению Зеравшанского ледника, Амударьинская, в Бухарские земли, Ганьсуйская, в Бухарские владения, по исследованию ледников Хан-Тенгри, по исследованию пограничных с Китаем пространств в пределах Иркутской губернии под руководством Н.А. Северцова, Б.А. Аминова, Г.Н. Потанина, А.И. Глуховского, И.В. Мушкетова, А.Э. Гедройца, А.Э. Регеля, Г.Е. Грум-Гржимайло, И.В. Игнатьева, Генерального штаба подполковника Н.П. Бобыря с участием военных топографов В.С. Руднева, А.И. Скасси, А.Ф. Федоровича, Н.К. Хондажевского, Т.Т. Сергеева, П.И. Точалова, штабс-капитана П.Д. Орлова, унтер-офицера В.А. Елисеева, штабс-капитана Ф.П. Косанчича, И.П. Иванова, Л.А. Мельдау, Г.М. Петрова, П.Е. Косякова, А.В. Кесарийского, капитана Г.Е. Родионова, А.А. Александрова, подполковника Ю.А. Шмидта, унтер-офицера К.А. Елисеева;

Инженер-подполковник Н.П. Рапасов в 1947 году награжден Большой Золотой медалью им. П.П. Семенова.– с 1893 по 1909 год – Кольская (бассейн реки Варгуза), Хатангская, Монгольская под руководством П.Б. Риппаса, И.П. Толмачева, полковника П.К. Козлова с участием военных топографов подпоручика А.А. Носкова, капитана М.Я. Кожевникова, капитана П.Я. Напалкова.

Даже сильно обобщенный срез экспедиционной деятельности РГО и участия в ней военных топографов в достаточно небольшой временной отрезок – впечатляет.

Например, 16 больших экспедиций РГО в Центральную Азию внесли неоценимый вклад в картографирование этой территории. Во время экспедиций было пройдено и заснято 95 473 км, определено 363 астрономических пункта и измерены высоты 3 533 точек. Было уточнено положение главных горных хребтов и речных систем, а также озерных бассейнов Центральной Азии. Все это в значительной мере способствовало созданию и современных топографических карт.

Военные топографы при активном участии РГО проводили большое количество пионерных рекогносцировочных съемок на Дальнем Востоке, в Сибири, Казахстане и Средней Азии, в процессе которых составлены карты многих территорий, прежде являвшихся белыми пятнами на карте.

За участие в географических экспедициях и значительный вклад в картографирование малоизученных территорий многие военные топографы были удостоены наград Русского географического общества.

Высшим знаком отличия – Большой золотой (Константиновской) медалью были награждены: подполковник Б.Ф. Лемм – «за астрономические определения широт и долгот многих пунктов в России и в Азии» (1850); генерал-лейтенант И.И. Ходзько – «за труды на пользу географии Кавказа» (1868); полковник И.И. Стебницкий – за труд «Об отклонениях отвесных линий притяжением Кавказских гор» (1872); полковник И.А. Стрельбицкий – за труд «Исчисление поверхности Российской империи» (1875); полковник К.В. Шарнгорст – «за астрономические труды по определению разности долгот по телеграфу на протяжении от Москвы до Владивостока» (1876); генерал-майор М.Н. Лебедев – за труд «Описание триангуляции в Болгарии, произведенной в 1877, 1878 и 1879 годах» (1888).

Многие военные топографы за выдающиеся профессиональные заслуги и труды были удостоены Малой золотой медали Русского географического общества: генерал-майоры О.Э. Штубендорф, Э.А. Коверский, полковники А.А. Большев, И.И. Стебницкий, А.А. Тилло, С.С. Тютиков, подполковник Д.Д. Сергиевский, капитаны А.Ф. Голубев, М.Я. Кожевников, П.Я. Напалков, унтер-офицер Г.И. Нахвальных, титулярный советник Н.А. Бендерский, коллежский советник А.И. Скасси.

В XIX веке Русским географическим обществом был учрежден еще ряд наград для отличия выдающихся географов и путешественников. В частности, Золотая медаль имени графа Ф.П. Литке и Серебряная медаль, которыми среди других исследователей были отмечены и многие чины Корпуса военных топографов. Особо следует отметить награждение Золотой медалью военных топографов – ученых генерал-майора Д.Д. Гедеонова («за всю совокупность его продолжительных и обширных работ в различных областях геодезии, топографии и прикладной математики», 1905 год) и генерал-лейтенанта В.В. Витковского («за его многолетние труды по геодезии и практической астрономии, выразившиеся целым рядом серьезных и выдающихся трудов по этим отраслям наук», 1909 год). Последний, кстати, некоторый период своей военной службы исполнял должность начальника Николаевской академии Генерального штаба.

Помимо участия в экспедиционных исследованиях многие военные топографы занимали в Русском географическом обществе видные руководящие и общественно значимые должности, занимаясь планированием его деятельности и рассмотрением результатов географических открытий и экспедиций. Среди них: генерал от инфантерии Н.Д. Артамонов – начальник Военно-топографического отдела Главного штаба и Корпуса военных топографов (1903–1911); генерал от инфантерии А.Р. Бонсдорф, начальник триангуляции Западного пограничного пространства (1904–1913); генерал-лейтенант В.В. Витковский, начальник кафедры геодезии и астрономии Николаевской академии Генерального штаба (1897–1918); генерал-майор Д.Д. Гедеонов, начальник Туркестанского военно-топографического отдела (1900–1908); генерал от инфантерии С.И. Жилинский, начальник Туркестанского военно-топографического отдела (1870–1900); генерал-лейтенант Э.А. Коверский, начальник съемки Санкт-Петербургской губернии и Финляндии (1904–1916); генерал-лейтенант С.С. Козловский, начальник съемки Северо-Западного пограничного пространства (1911–1918); генерал-лейтенант П.П. Кульберг, начальник Кавказского военно-топографического отдела (1892–1909); генерал от инфантерии И.И. Померанцев, начальник Военно-топографического отдела Главного штаба и Корпуса военных топографов (1911–1917); генерал-лейтенант С.С. Рехневский, профессор кафедры геодезии и астрономии Николаевской академии Генерального штаба (1858–1879); генерал-майор С.Д. Рыльке, начальник съемки Юго-Западного пограничного пространства (1892–1899); генерал от инфантерии И.И. Стебницкий, начальник Военно-топографического отдела Главного штаба и Корпуса военных топографов (1885–1896); генерал-лейтенант А.А. Тилло, начальник Оренбургского военно-топографического отдела (1868–1871); генерал от инфантерии П.А. Тучков, директор Военно-топографического депо (1843–1855); генерал-лейтенант И.И. Ходзько, начальник Кавказского Военно-топографического отдела (1854–1867); генерал от инфантерии О.Э. Штубендорф, начальник Военно-топографического отдела Главного штаба и Корпуса военных топографов (1897–1903).

СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД

В советское время связи географов и военных топографов были уже не такими тесными. В среде офицеров-топографов в этот период не было принято состоять в гражданских общественных организациях. Тем не менее на хорошем рабочем уровне был организован взаимообмен картографической и географической информацией между Всесоюзным географическим обществом, Главным управлением геодезии и картографии при Совете министров СССР и Военно-топографической службой Красной (Советской) армии. Технология создания географических карт обязательно включала использование актуальной топографической информации. Отслеживались и взаимные успехи в географических открытиях.

В 1947 году Большой золотой медалью имени П.П. Семенова Всесоюзное географическое общество наградило группу военных топографов, в тяжелейших высокогорных условиях определивших высоту пика Победы, самой высокой точки Тянь-Шаня. Этой награды удостоились инженер-подполковник П.Н. Рапасов, старший лейтенант Н.Я. Гамалеев и старший техник-лейтенант А.Ф. Кокшаров. В 1954 году за выдающиеся научные труды в области географических наук Всесоюзное географическое общество наградило премией имени С.И. Дежнева офицеров Военно-топографической службы Советской армии инженер-подполковника Л.А. Богомолова и подполковника Г.В. Захарова.

В настоящее время профессиональные связи между географами и военными топографами не только восстановлены, но и с каждым годом крепнут и продолжают расширяться от одного совместного проекта к другому, от одной экспедиции к другой.

Примером может служить продолжительная совместная историко-поисковая работа специалистов Санкт-Петербургского общества геодезии и картографии и военных геодезистов Санкт-Петербургского высшего военно-топографического командного училища имени генерала армии А.И. Антонова (ныне – факультет топогеодезического обеспечения и картографии Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского) в 1990-х годах (руководитель – полковник Ю.Г. Соколов) по восстановлению геодезических пунктов, заложенных в XIX веке при создании «Русско-Скандинавской дуги» (современное название «Геодезическая дуга Струве» – ГДС). Сегодня восстановленный астрономо-геодезический пункт Струве на о. Гогланд является старейшим в России пунктом государственной плановой основы и единственным оставшимся в стране пунктом ГДС. В 2005 году ЮНЕСКО признало ГДС памятником культуры всемирного наследия.

Также с участием военных топографов и гидрографов в рамках одобренного президиумом Русского географического общества проекта «Русская дуга меридиана: Россия – Беларусь», в 2000–2001 годах на территории Республики Беларусь в ходе совместных поисковых работ были найдены подлинные центры ГДС 11-километрового Осовницкого базиса.

Важным совместным проектом Русского географического общества и Топографической службы Вооруженных сил Российской Федерации стало присвоение в 2006 году имени выдающегося военного топографа В.В. Витковского улице в Выборгском районе Санкт-Петербурга.

Особо плодотворно стали взаимодействовать географы и военные топографы с 2011 года, когда министром обороны РФ стал Сергей Кужугетович Шойгу, президент Русского географического общества. Примером успешной совместной экспедиционной деятельности РГО и военных топографов может служить проведенная в мае-июне 2015 года поисковая экспедиция на внешние острова Финского залива «Гогланд». В экспедиции приняли участие и выполнили специальные топографо-геодезические и картографические работы представители факультета топогеодезического обеспечения и картографии Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского полковники А.Г. Доморощенко и А.Н. Коцюба, Ю.Н. Симонов. В частности, на ставшем благодаря телевидению широко известном острове Большой Тютерс военными топографами проведена топографическая разведка местности, созданы фотосхема и крупномасштабная электронная топографическая карта территории острова, выполнена координатная привязка обнаруженных образцов вооружения и военной техники, разработаны оптимальные маршруты их перемещения, на 166 объектов, обладающих исторической ценностью, подготовлены материалы для создания цифровых 3D изображений.

Начальник Военно-топографического отдела Главного штаба и Корпуса военных топографов генерал от инфантерии Н.Д. Артамонов. Фото из архива Топографической службы ВС РФСледует отметить, что в настоящее время совместная работа Русского географического общества и Военно-топографического управления Генерального штаба ВС РФ не ограничивается только экспедиционной и выставочной деятельностью, ведется серьезная заинтересованная работа по подготовке предложений по развитию отрасли геодезии и картографии России. Намечаются и иные новые совместные проекты.

ИЗУЧАТЬ НАШУ ЗЕМЛЮ

170-летняя деятельность Русского географического общества многогранна и исключительно полезна для совершенствования российской государственности. Детальное изучение и картографирование своей обширной территории дает первоначальный посыл для ее быстрейшего освоения, а уточнение границ с соседними странами способствует установлению добрососедских мирных отношений на долгие годы.

Все эти годы рядом с географами находились военные топографы. Они составляли маршрутные карты и планы городов, производили астрономические определения, доводили требуемые топогеодезические и навигационные данные до войск и других государственных институтов.

Современный мир в географическом отношении уже в значительной степени изучен. Мы располагаем несравнимо более эффективными средствами получения информации о местности, чем наши уважаемые коллеги 100–150 лет назад. Но мы хотим знать больше. Мы хотим видеть поверхность Земли в реальном режиме времени, мы хотим очень точно знать фигуру и гравиметрические свойства своей планеты, мы хотим познать Мировой океан, мы хотим делать точные геомагнитные и климатические прогнозы, хотим всегда знать, в какой точке находимся и в каком направлении двигаемся, хотим выйти за пределы земного пространства – там нам тоже найдется работа.

Для этого необходимо развивать науки о Земле, прежде всего – географию, океанографию, геодезию и картографию. По-прежнему военным и гражданским географам и топографам следует работать сообща, в этом залог успеха. Примером нам служат наши уважаемые предшественники – географы и военные топографы прошлых веков.
Автор: Евгений Долгов, Сергей Сергеев, Андрей Канин
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2015-08-14/10_topografy.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. moskowit 15 августа 2015 07:30
    Каким же всё таки нравственным и подвижническим потенциалом обладали все эти люди.
    Давно читал книгу(она и сейчас в домашней библиотеке) о исследователях Русского Севера "Очарованные надеждой). Читая о действиях экспедиций обратил внимание на то, что помощниками и руководителями небольших самостоятельных партий являлись люди младшего начальствующего состава. Штурманские помощники и унтер-офицеры. И я подумал, какого высокого уровня образование и владения специальностью получали эти "низшие чины". Обратите внимание и на выдержку из представленной статьи;

    "...с участием военных топографов прапорщиков В.Г. Брагина, Д.Ф. Юрьева, П.П. Попова, А.К. Зондгагена, унтер-офицера Г.В. Шабунина, поручика А.Е. Алексеева, унтер-офицеров П.И. Жаринова и И.И. Петрова (оба удостоены персидской золотой медали Льва и Солнца);"

    Люди все , судя по званиям, молодые и естественно энергичные...
    Но я не много о другом. Сам я был некоторое время младшим командиром и не раз задавал себе вопрос. А наши сержанты или , допустим , прапорщики, только не надо путать и сравнивать прапорщика Императорской армии и "прапорщика" Советской армии и Российской, смогли бы справиться с такими или похожими задачами?

    Возьмите капитана Арсеньева В.К., исследователя Уссурийского края. Посмотрите какими знаниями он обладал; Географ, топограф, ботаник, биолог, этнограф, разведчик, литератор и не все я перечислил...
  2. ImperialKolorad 15 августа 2015 08:09
    От себя добавлю, что когда наложили карту Дальнего Востока сделанную ещё дореволюционными картографами и топографами на полученную с помощью новейших, в том числе космических технологий, то выяснилось, что расхождения весьма не велики. Поэтому приклоняюсь перед членами Русского Географического Общества.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня