Смутное время и казачество

Смутное время и казачество В правление Федора Ивановича (1584-1598) могущество России продолжало возрастать. Русско-шведская война 1590-1593 годов завершилась победой, были возвращены утраченные после Ливонской кампании города: Ям, Копорье, Ивангород, Орешек, Корела. В августе 1591 года была разбита крымская орда, которая хотела воспользоваться войной Москвы с Швецией. Важную в роль в битве сыграли донские казаки. Когда крымское войско вышло к Москве, они ударили по вражеским тылам: резервы крымчаков были разгромлены, в плен взято 7 тыс. человек, захвачено 17 тыс. лошадей. А после этого казаки двинулись на Крым. Это известие вызвало панику среди татар, и они стали отходить, затем побежали.

Надо отметить, что Борис Годунов (в 1587—1598 годы фактический правитель России, при больном царе, с февраля 1598 года — избран царём) был одним из первых правителей, который пытался вести царство по западному пути развития. Так, в отношении казаков он решил повторить опыт Польши, превратив их в обычных подданных. В 1593 году Дон получил приказ жить с турками в Азове мирно, отпустить всех пленных. Управлять донским войском должен был царский уполномоченный – дворянин Пётр Хрущёв. Казачий круг отказался его принять. Годунов был разозлён и отправил князя Волконского с грамотой, обещая за непослушание опалу и казни, угрожая даже разогнать донское казачество, послав царское войско, заключить против казаков союз с турками.

В это же время из Москвы прибыл казак Нехорошко Картавый и сообщил о тяжёлом положении донцов на царской службе – жалованье не платили, «корм не давали», на Дон не отпускают, некоторых обратили в холопы. Казаки обиделись и отказали Годунову в «службе».


Годунов начал проводить в отношении донского казачества репрессивную политику: казакам запретили появляться в русских городах, где они вели торговлю, хотя у некоторых там жили семьи. Воеводам приписывалось ловить казаков, сажать в тюрьму или даже казнить. На Северском Донце начали строить крепость, направленную против казачества – Царёв-Борисов. Мало того, начали формировать отряды добровольцев, которые совершали рейды на земли донского казачества, ловили казаков. В ответ Дон заключил союз с запорожцами – приняли решение «стоять за един». И ответил ударом на удар – отряд казаков взял и сжёг Воронеж. Фактически началась война Москвы и донского казачества.

Правительство Годунова не только испортило отношения с донцами, но и с другими сословиями. Крестьянство на Руси было вольным (полностью или с некоторыми ограничениями), Годунов решил закрепостить их по образцу крестьян германских государств, Польши, Прибалтики. В 1593 году запретили уходить в Юрьев день (26 ноября), в 1597 году введён сыск беглых. Кроме того, учрёждён закон, по которому любой вольный человек, работавший более полугода по найму, становился потомственным холопом. Этим воспользовались бояре, царские приближённые, дворяне, специально искали и всячески заманивали опытных мастеров, бывало, что даже хватали людей на дороге, вымогая подписать кабальную.

Умудрился Годунов рассориться и с высшими сословиями, после избрания на престол в 1598 году, он начал репрессии против возможных противников, опале подверглись Романовы (Федора Романова постригли в монахи под именем Филарета, других сослали, некоторые так и умерли в заточении), Нагие, Бельские, Шуйские, Мстиславские, Черкасские, Воротынские и пр. Было распространено доносительство: холоп, донёсший на своего дворянина, мог получить его поместье. Пострадали и горожане – Годунов увеличил налоги и ввел западную систему откупа городов частным лицам.

В итоге практически все сословия так или иначе были обижены. Ситуацию усугубило стихийное бедствие 1601-1602 годов, когда из-за причуд природы два года подряд был неурожай. Страну поразил страшный голод, только в одной Москве счёт умершим шёл на десятки тысяч человек. Ситуация была такой тяжёлой, что дворяне отпускали на свободу (часто на голодную смерть) холопов и крепостных крестьян, их нечем было кормить. Другие бежали сами. Страну наводнили толпы бродяг, разбойников, верный признак наступления Смуты.

Когда ситуация стали стабилизироваться, начали искать и возвращать беглых, началось восстание Хлопко (Хлопа), оно охватило уезды запада, центра и юга страны. Причём отряды восставших шли на Москву, но были разбиты 9 сентября 1603 года царскими войсками под начальством окольничего И.Ф. Басманова (сам окольничий пал в этом бою, а тяжелораненного Хлопка взяли в плен, где он и погиб). Часть восставших бежала на юг, других схватили и казнили.

Юг стал центром притяжения недовольных, сюда ссылали опальных дворян, сюда бежали беглые крестьяне и холопы, т. к. стихия не затронула эту территорию, людей здесь не хватало, поэтому на происхождение людей смотрели сквозь пальцы. На юг же бежали остатки разбитых отрядов повстанцев. А рядом было враждебное Москве казачество, в итоге Юг России стал своеобразной «пороховой бочкой», к которой осталось только подвести запал.

Лжедмитрий I

Этим запалом стал Лжедмитрий I. По официальной версии правительства Бориса Годунова, это был беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев (дворянин по происхождению). Хотя есть и другие версии: по словам современника событий придворного историографа короля шведского Карла IX Юхана Видекинда, автора книги воспоминаний, известной под именем «Истории десятилетней шведо-московитской войны», это был ставленник поляков, валах или итальянец по происхождению (возможно, еврей). Другой современник событий, немецкий наёмник на русской службе Конрад Буссов, считал, что это был незаконный сын умершего в 1586 году польского короля Стефана Батория. Его, мол, обучил сбежавший монах Григорий Отрепьев.

Можно точно сказать только одно – это не был «истинный царевич» Дмитрий. Противники версии о Григории Отрепьеве отмечают европейские навыки, несвойственные для монаха из Руси. Кроме того, заметили, что он прикладывается к образам и творит знамение не по русскому обычаю, редко ходит в баню (что более свойственно европейцам того времени), речь самозванца говорила о польском воспитании. Возможно, самозванец был из русских, которые жили в Польше, и стал «троянским конём», которого специально подготовили монахи-иезуиты. Это подтверждает и тот факт, что за Лжедмитрием стояли такие фигуры, как папа римский Павел V, король польский и великий князь литовский Сигизмунд III, орден иезуитов, польские магнаты Адам Вишневецкий и Мнишек.

Смутное время и казачество

Лжедмитрий I и Марина Мнишек. Гравюры с портретов Ф. Снядецкого. Начало XVII в.

Начало войны

В октябре 1604 года отряд самозванца вторгся в пределы Московского царства. Первоначально предприятие выглядело полной авантюрой. У него было всего 1,5-2 тыс. польских наёмников, 2 тыс. запорожцев и небольшой отряд донцов. Артиллерии у отряда не было, удар крымского хана Казы-Гирея на Юге не состоялся.

Но почти сразу на сторону самозванца стали переходить города – Чернигов, Моравск, Путивль, затем Рыльск, Курск, Севск, Кромы. Царское войско князя Ф.И. Мстиславского (50 тыс.) не смогло разбить отряды Лжедмитрия (до 15 тыс.) 18 декабря 1604 года под Новгородом-Северским.

Поддержало самозванца казачество, не только запорожское и донское, но и служилое, хотя себя казаками называли и многие крестьянские отряды. Воеводы сдавшихся русских городов либо сами присягали Лжедмитрию, либо доставлялись пленными в его лагерь, но их тут же освобождали, и они приносили присягу. Войско самозванца постоянно росло.

21 января 1605 года в битве у Добрыничей войско самозванца было разбито. Во многом это было связано с бегством отрядов крестьян, царским войскам оставалось только гнать их и рубить. Тут Годунов и его воеводы совершили ошибку – его войска развязали террор, причём не только против восставших, но и просто сочувствующих, не щадили даже женщин и детей. В итоге антиправительственные настроения ещё больше усилились. Казаки и в поражении не бросили Лжедмитрия, атаман Карела с отрядом из 4 тыс. человек (из них казаков было всего 6 сотен) в крепости Кромы сковал инициативу всей царской армии.

Но окончательный успех самозванца определили не казаки, не ошибки правительства и воевод Годунова, а ненависть к Борису большинства населения и его неожиданная смерть 13 апреля 1605 года. Тут же среди бояр и воевод возник заговор, сына Бориса Годунова - Фёдора - свергли и убили, а войско, которое стояло под Кромами, перешло на сторону самозванца (командующий войском воевода Пётр Фёдорович Басманов в дальнейшем стал одним из самых близких его сподвижников). 20 июня 1605 года Лжедмитрий торжественно въехал в Кремль.

Смутное время и казачество

К.Ф. Лебедев. Вступление войск Лжедмитрия I в Москву.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. dred 2 ноября 2011 18:10
    На кол бы этого лжедмитрия
    dred
  2. Страбон 21 января 2012 22:30
    Про смутное время конечно неплохо написано, а про казаков вообще ничего, что можно было взять на заметку. Казаки были участниками всех без исключения войн который вела Русь и это объясняется одним. Казаки - это сословие военных, навыки военного дела передовались из покаления в поколение. Вот их и привлекали для участия в сражениях и охране.
    Страбон
    1. Evrepid 2 ноября 2012 17:20
      Трудно назвать русскими, потомков хазар, кемерийцев, калмыков, турков и много другого люда. Конечно были и русские среди них... Но не все не все...

      Воевать приходилось столько и каждый с детства умеет это делать и сейчас...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня