Смутное время и казачество. Часть 2

Лжедмитрий I щедро раздаривал милости: возвращались из опалы бояре, им передавали их имения, все Романовы были реабилитированы, Филарет Романов назначен ростовским митрополитом. На Юге страны на 10 лет отменили налоги, щедро наградили донских казаков, их атаманов Лжедмитрий допускал к себе, сажал рядом. В целом его политика была направлена на «интеграцию» с Европой: готовилась война с Османской империей (что было в интересах Запада), вводились польские чины (мечника, подчашия, подскарбия), сам именовался императором или цесарем. Создал «Тайную канцелярию», в которой были только поляки, учредил иностранную гвардию, которая должна была обеспечивать его личную безопасность, отстранив от этого дела русскую царскую охрану.

В итоге самозванец сам облегчил подготовку переворота, боярские роды не собирались терпеть над собой «выскочку». Разгул, щедрые подарки (за полгода из царской казны потратили 7,5 млн рублей, при ежегодном бюджете в 1,5 млн), распутство были характерными чертами его недолгого правления. В апреле 1606 года вместе с Юрием Мнишеком и его дочерью в Москву прибыло значительное количество поляков — около 2 тыс. человек (знатные шляхтичи, паны, князья и их свита). Вели они себя по-хозяйски, бесчинствовали, задирали москвичей и убили несколько человек, насиловали женщин. Большое раздражение вызывало несоблюдение самозванцем и его невестой московских (русских) традиций.

В итоге жители города поддержали заговорщиков - Василия Шуйского, Василия Голицына, князя Куракина и наиболее консервативных представителей духовенства — казанского митрополита Гермогена и коломенского епископа Иосифа. Василий Шуйский прямо говорил, что самозванец был «посажен на царство» с единственной целью — свалить Годуновых с престола, теперь же пришло время свалить и его самого. 17 мая 1606 года в ходе восстания самозванец и сотни поляков были убиты.


Царём избрали Василия Шуйского (1606-1610). Низложили поставленного Лжедмитрием патриарха Игнатия, его место занял Гермоген (по одной из версий, он происходил от донских казаков).

Продолжение Смуты

Ситуация в стране после убийства первого самозванца не стабилизировалась. Лжедмитрий и его окружение успели себя дискредитировать только в столице, для многих в провинции он был «добрым царём», прославившимся милостями, пожалованиями. Пошли слухи, что Василий Шуйский незаконно занял престол, его даже не избирал Земский собор.

Князь Шаховский и Михаил Молчанов (один из убийц Фёдора Годунова) украли царскую печать и от имени «чудесно спасшегося» царевича стали призывать народ к борьбе. В середине 1606 года в южных районах началось восстание Болотникова, который назвался «царским воеводой». Его центром стал Путивль, воеводой которого был князь Шаховский. В 1607 году в Стародубе объявился и «царевич» (Лжедмитрий II, а также Тушинский или Калужский вор).

Казаки активно участвовали в новой волне Смуты. По их мнению, Василий Шуйский не был законным царём. К тому же идея с самозванцами была весьма популярной. Ещё при Лжедмитрии I на Тереке казаки выдвинули «царевича Петра» - в действительности никогда не существовавшего сына царя Фёдора Ивановича (это был Илейка Муромец, настоящее имя Илья Иванович Коровин). «Царевичем» его избрали по причине того, что он единственный был в Москве и знал тамошние порядки. Казаки решили идти вверх по Волге и грабить торговые караваны, а «царевич» был нужен для придания разбойничьему походу видимости законности. 4-тысячный отряд нижнетерских казаков пошёл вверх по Волге. Терский воевода Петр Головин и астраханский воевода Хворостин не смогли остановить их по причине ненадёжности своих сил, часть астраханского гарнизона присоединилась к «царевичу Петру». В итоге отряды терских казаков и волжских «воров» присоединились к восстанию Болотникова.

Но в итоге восстание Болотникова было подавлено – политика террора в отношении дворянства (холопы и крестьяне жгли усадьбы, убивали помещиков) оттолкнула от «воеводы» отряды дворян. Дворянская конница перешла на сторону Василия Шуйского: 2 декабря 1606 года войска Болотникова были разбиты под Москвой, 5 июня 1607 года под Каширой было разбито войско «царевича Петра» (в этом бою полег цвет армии «Петра Федоровича» — донские, терские и волжские казачьи сотни). В течение июня—октября 1607 года отряды Болотникова вместе с остатками сил Илейки Муромского держали оборону Тулы, осаждённой войсками царя Василия Шуйского. Но 10 октября 1607 года были вынуждены капитулировать – из-за дамбы на реке Упра, которую построили царские войска, город был частично затоплен и отрезан от внешнего мира. Царь обещал «не проливать кровь» мятежников, но пощадили только дворян. «Царевича» повесили, Болотникова утопили, рядовых пленных, включая казаков, истребляли сотнями, глушили дубинами и спускали в воду (соблюдали клятву о «бескровности»).

Тушинский вор

Но кровавый конец восстания Болотникова и «царевича Петра» не остановил Смуту. Казаки были ещё больше озлоблены, Василий Шуйский стал их персональным врагом. Лжедмитрий II собрал значительные силы и начал активно действовать.

О нём также нет точных сведений, по одной версии, это был поповский сын Матвей Веревкин родом из Северской земли, по другой - сын стародубского стрельца, по третьей, самой популярной - это еврей Богданко - учитель из Шклова. Полякам, а его войско укрепили отряды князей Адама Вишневецкого, Александра Лисовского, Романа Рожинского, было уже всё равно, кого сажать на престол, когда открывались просто сказочные перспективы на грабёж Руси.

Атаман донских казаков Иван Заруцкий, участник войны под знаменами первого Лжедмитрия и восстания Болотникова, «узнал» Лжедмитрия и подтвердил его статус, получив чин «боярина». В итоге вокруг второго самозванца объединились польские авантюристы, казаки, остатки сил Болотникова, часть южнорусского дворянства. Это было в основе своей уже профессиональное войско. В двухдневном сражении под Болховом 30 апреля — 1 мая 1608 года войско самозванца разбило силы Шуйского (под командованием братьев царя - Дмитрия и Ивана). В начале июня силы Лжедмитрия II подступили к Москве и стали лагерем в Тушино, поэтому его и прозвали Тушинский вор.

25 июля Василий Шуйский заключил с послами польского короля Сигизмунда III соглашение. По нему Польша отзывала всех поддерживающих второго самозванца поляков, Марина Мнишек должна была не признавать Лжедмитрия своим мужем, себя не называть российской государыней. Но Рожинский и другие польские феодалы отказались бросать начатое ими дело, наоборот, войско самозванца продолжало пополняться поляками. Осенью 1608 года пришёл со своими людьми Ян Сапега. Семью Мнишеков отбили по дороге в Польшу: после долгих переговоров Юрий Мнишек согласился признать самозванца своим зятем, но только получив расписку о том, что Лжедмитрий, получив полную власть в стране, даст Юрию 30 тыс. руб. и Северское княжество с 14 городами.

С этого времени начинается двоевластие в стране. Тушино на время стало одной из столиц России, которой подчинялась значительная часть территории Русского государства. Там отстроили целый город с «царским» дворцом. К самозванцу перебежала часть знати, причём некоторые регулярно меняли свою позицию, возникла своя «боярская дума» во главе с Михаилом Салтыковым и Дмитрием Трубецким. Филарета Романова сделали своим патриархом. Хотя в реальности вся власть была у поляков, для них самозванец был только фигурой прикрытия.

Ситуацию усугубил ряд серьёзных внешнеполитических ошибок Василия Шуйского: он попросил помощь у крымского хана, и тот «помог» - орда разорила окрестности Серпухова, Коломны, Рязани и ушла, уводя многотысячный полон. Подданные стали проклинать Шуйского за то, что «навёл поганых». Затем попросил помочь Швецию, и шведы «помогли» - навязали договор, по которому Россия уступала Корелу с уездом, платила большие деньги за наёмное войско. Но шведы прислали не своё войско, а наняли солдат в Европе, они после первых серьёзных стычек взбунтовались и повернули обратно. Причём Швеция была в состоянии войны с Польшей, Сигизмунд воспользовался поводом и объявил войну Москве. В 1609 году польская армия осадила Смоленск, только подвиг его защитников спас Россию от вторжения польских войск в другие области. России грозила польская оккупация - в тот период Польша была великой державой Европы. Польский придворный идеолог Пальчевский выпустил работу, в которой обосновывалась идея о том, что Россия должна стать «польским Новым Светом», русские еретики должны быть обращены в католичество и стать рабами польской империи, по примеру индейцев в Америке.

Казаки в этот период большей частью воевали на стороне Тушинского вора и поляков. К Сигизмунду под Смоленск прибыл 10-тысячный отряд запорожцев под началом атаманов Ширяя и Наливайко.

Но и второй самозванец не оправдал надежды народа: поляки обчищали города, собирая «жалованье», убивали, бесчестили людей, оскверняли церкви. Города стали отпадать от Лжедмитрия. Сигизмунд позвал польские отряды под Смоленск. Завершилась неудачей осада Троице-Сергиева монастыря - с 23 сентября 1608 года по 12 января 1610 года. Москву взять не удавалось. Самозванец, испугавшись, что его убьют, сбежал в декабре 1609 года в Калугу и призвал убивать поляков, объявив их изменниками. Казаки также раскололись, меньшая часть ушла с атаманом Заруцким к Смоленску, под руку польского короля (хотя вскоре он вернулся под руку Тушинского вора, поссорившись с поляками), большая часть ушла к Калуге.

Смутное время и казачество. Часть 2

С.В. Иванов. «В Смутное время».

Предательство бояр. Подвиг Гермогена

Поражение войск Дмитрия Шуйского под Клушиным от польской армии 24 июня 1610 года, ошибки Василия на троне привели к новому восстанию в Москве. 17 (27) июля 1610 года частью боярства, столичного и провинциального дворянства свергли Василия IV Ивановича с престола и насильственно постригли в монахи. В сентябре 1610 года бывшего царя выдали польскому гетману Жолкевскому, который вывез Василия и его братьев Дмитрия и Ивана в октябре под Смоленск, а позднее на территорию Польши. Он так и умер в польском заключении – в сентябре 1612 года.

Смутное время и казачество. Часть 2

«Пострижение Василия Шуйского в монахи», картина Б. Чорикова.

Столицей стала управлять группа из семи бояр во главе с князем Фёдором Ивановичем Мстиславским, этот период получил название «Семибоярщина» (1610-1613). Одним из первых решений боярской группы - в неё входили князья Иван Воротынский, Андрей Трубецкой, Андрей Голицын, Борис Лыков-Оболенский, бояре Иван Романов (младший единокровный брат патриарха Филарета и дядя будущего первого царя из рода Романовых Михаила Фёдоровича) и Фёдор Шереметев - было решение не избирать царём представителя из русских родов. Каждый род считал себя достойным такой чести, поэтому договориться они не смогли. В реальности власть «Семибоярщины» не распространялась за пределы столицы. На западе от города, в Хорошёве, встали польские отряды во главе с Жолкевским, а на юго-востоке, в Коломенском — вернувшийся из-под Калуги самозванец, с которым был и польский отряд Сапеги. Лжедмитрия II бояре боялись больше всего, потому что он имел в столице множество сторонников и был популярнее, чем они.

В итоге было принято решение договориться с поляками и пригласить на русский престол польского королевича Владислава, поставив условие о его переходе в православие, новый царь должен был сохранить в неприкосновенности веру, законы, традиции, территориальную целостность страны. Сигизмунд имел подобную договорённость и с тушинской делегацией. 17 (27) августа 1610 года было подписано соответствующее соглашение между боярами и гетманом Жолкевским. Москва целовала крест королевичу Владиславу. Однако, опасаясь второго самозванца, «Семибоярщина» пошла далее, и в ночь на 21 сентября в Москву впустили польские отряды. После этого власть в Москве фактически перешла к командиру польским гарнизоном Александру Гонсевскому.

Патриарха Гермогена, который был ярым противником боярского правительства и сторонником избрания царя из русского рода, арестовали. После этого он стал рассылать по стране призывы на борьбу с польскими интервентами. Благословил оба ополчения, призвал их освободить Москву от поляков. Грамоты, которые рассылал Патриарх по городам и селам Русского государства, возбуждали народ к освобождению столицы от захватчиков, привели к восстанию в самой Москве. Патриарха поместили в Чудовом монастыре под стражей. Поляки несколько раз посылали к Гермогену послов с требованием, чтобы он дал указание русским ополченцам отойти от Москвы, угрожая при этом ему смертью. Но этот мужественный человек отвечал твёрдо: «Что вы мне угрожаете? Боюсь одного Бога… если же останетесь здесь, я благословлю всех стоять против вас и помереть за Православную веру». Из заключения патриарх обратился с последним призывом к русскому народу, благословив его на святую войну с захватчиками. 17 февраля 1612 года, не дождавшись освобождения столицы, старец умер от голода.

Смутное время и казачество. Часть 2

Павел Чистяков, «Патриарх Гермоген в темнице отказывается подписать грамоту поляков».


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. dred 2 ноября 2011 18:07
    Ммм интересно.
    dred

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня