Маньчжурская стратегическая наступательная операция

Советская Армия готовится к освободительному походу

Советское военно-политическое руководство начало подготовку к наступлению на Дальнем Востоке сразу после Крымской конференции. Стратегической целью советской операции был разгром Квантунской армии в Северо-Восточном Китае и Корее, на Южном Сахалине и Курильских островах, что должно было ускорить капитуляцию Японии. Предусматривалась возможность проведения десантной операции на Хоккайдо, если Токио не капитулирует после потери Маньчжурии и Кореи.

Замысел операции предусматривал нанесение мощных фланговых ударов по Квантунской армии с запада и востока и вспомогательного удара с севера. Это должно было привести к раздроблению, окружению и уничтожению японской армии по частям. Освобождение Сахалина и Курильских островов зависело от успеха основной операции.


В соответствии с замыслом операции в войсках, которые находились на Дальнем Востоке, были проведены организационные изменения. В апреле 1945 г. из двух имеющихся фронтов — Забайкальского и Дальневосточного, была выделена Приморская группа, в состав которой были включены войска, которые располагались от Губерово до Северной Кореи. Это упрощало управления войсками и позволяло командованию сосредоточить силы на более узких полосах. 2 августа 1945 года Приморская группа была преобразована в 1-й Дальневосточной фронт, а Дальневосточный фронт — во 2-й Дальневосточный фронт. В результате перед началом войны на Дальнем Востоке были развёрнуты три фронта — Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные. Они должны были взаимодействовать с Тихоокеанским флотом и Краснознаменной Амурской речной флотилией.

Чтобы нанести врагу сокрушающий удар и не затягивать ход боевых действий Ставка Верховного Главнокомандования перебросила на Дальний Восток часть сил, которые освободились в Европе. В состав Забайкальского фронта были направлены из района Кёнигсберга 39-я армия, из района Праги 53-я общевойсковая и 6-я гвардейская танковая армии, которые должны были нанести главный удар на западе. В состав 1-го Дальневосточного фронта из Восточной Пруссии перебросили 5-ю армию, которая также была расположена на острие главного удара. Кроме того, все фронты получили новые танковые, артиллерийские, авиационные, инженерные и другие части и соединения. Всё это серьёзно усилило боевую мощь Советской Армии на Дальнем Востоке.

Войска перебрасывали на расстояние 9-11 тыс. километров, что было сопряжено с большими сложностями. Только в течение мая — июля 1945 г. на Дальний Восток и в Забайкалье прибыло с запада 136 тыс. вагонов с войсками и грузами. Часть пути войскам приходилось преодолевать своим ходом. Особенно трудны были марши в Забайкалье и в Монголии, где переходы достигали более 1000 километров. Жара, тучи пыли, безводье быстро утомляли людей, затрудняли движение войск и ускоряли износ машин. Несмотря на это, суточные переходы пехоты достигали 40 километров, а подвижных соединений — 150 километров. В итоге все трудности столь масштабной переброски войск и оружия были благополучно преодолены.

Состав фронтов на Дальнем Востоке

В результате всех перегруппировок состав фронтов на Дальнем Востоке был следующим:

— Забайкальский фронт под командованием Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского имел в своём составе 17-ю, 39-ю, 36-ю и 53-ю общевойсковые, 6-ю гвардейскую танковую, 12-ю воздушную армии, Забайкальскую армию ПВО и советско-монгольскую конно-механизированную группу;

— 1-й Дальневосточный фронт под командованием Маршала Советского Союза К. А. Мерецкова имел в своём составе 35-ю, 1-ю Краснознаменную, 5-ю, 25-ю и 9-ю воздушную армии, Приморскую армию ПВО, Чугуевскую оперативную группу и 10-й механизированный корпус;

— 2-й Дальневосточный фронт под командованием генерала армии М. А. Пуркаева включал 2-ю Краснознаменную, 15-ю, 16-ю общевойсковые, 10-ю воздушную армии, Приамурскую армию ПВО, 5-й отдельный стрелковый корпус и Камчатский оборонительный район.

Общее руководство осуществлял главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Александр Михайлович Василевский. Членом Военного совета был генерал-полковник И. В. Шикин, начальником штаба Главного командования на Дальнем Востоке — генерал-полковник С. П. Иванов. Общее руководство авиацией осуществлял командующий ВВС Главный маршал авиации А. А. Новиков.

В составе трёх фронтов было 11 общевойсковых, 1 танковая, 3 воздушные и 3 армии ПВО, оперативная группа. В этих соединениях насчитывалось 80 дивизий (из них 6 кавалерийских и 2 танковые), 4 танковых и механизированных корпуса, 6 стрелковых, 40 танковых и механизированных бригад. Всего в группировке советских войск на Дальнем Востоке было свыше 1,5 млн. человек, свыше 26 тыс. орудий и миномётов, 5556 танков и САУ, свыше 3,4 тыс. самолётов. Советские войска превосходили противника в людях в 1,8, в танках в 4,8, в авиации в 1,9 раза.

Тихоокеанский флот под командованием адмирала И. С. Юмашева имел около 165 тыс. человек личного состава, 2 крейсера, 1 лидер, 10 эсминцев, 2 миноносца, 19 сторожевых кораблей, 78 подводных лодок, 10 минных заградителей, 52 тральщика, 49 охотников за подводными лодками, 204 торпедных катера и 1549 самолётов, 2550 орудий и миномётов. Амурская военная флотилия под началом Н. В. Антонова имела 12,5 тыс. человек, 8 мониторов, 11 канонерских лодок, 52 бронекатера, 12 тральщиков и другие корабли, около 200 орудий и минометов. Координация действий Тихоокеанского флота и Амурской флотилии с наземными войсками возлагалась на Главнокомандующего ВМС адмирала флота Н. Г. Кузнецова.

Маньчжурская стратегическая наступательная операция


Задачи фронтов

Войска Забайкальского фронта под командованием Малиновского должны были главный удар нанести тремя общевойсковыми и танковой армиями (17-я, 53-я, 39-я и 6-я гвардейская танковая армии) из района тамцаг-булагского выступа в общем направлении на Чанчунь и Мукден, к 15-му дню операции выйти на линию Солунь — Лубэй — Дабаньшань, а затем выйти на рубеж Чжаланьтунь — Чанчунь — Мукден — Чифын. На флангах войска фронта наносили два вспомогательных удара. На севере наступала 36-я армия, на юге — Конно-механизированная группа советско-монгольских войск.

Каждая армия имела свою задачу. 17-я армия под командованием генерал-лейтенанта А. И. Данилова должна была нанести удар из района Югодзыр-Хид в общем направлении на Дабаньшань. 6-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника танковых войск А. Г. Кравченко наступала в общем направлении на Чанчунь. Танкисты должны были не позднее 5-го дня операции выйти на рубеж Лубэй, Туцюань, занять перевалы через Большой Хинган, не дав подойти японским резервам из центральной и южной частей Маньчжурии, затем наступать на Чанчунь, Мукден.

Танковую армию поставили в первый эшелон фронта, так как перед ней не было ни хорошо подготовленной обороны противника, ни значительных сил японцев. Это позволяло развить стремительное наступление, занять горные перевалы до подхода оперативных резервов противника и развить успех ударом в центральные районы Маньчжурии, где планировали уничтожить основные силы 3-го японского фронта. 6-я гвардейская танковая армия была значительно усилена, имея два механизированных, один танковый корпуса, четыре отдельных танковых батальона, две мотострелковые дивизии, две самоходно-артиллерийские бригады, две легкие артиллерийские бригады, два артиллерийских полка РГК, отдельный минометный полк, мотоциклетный полк, моторизованную инженерную бригаду и другие части и подразделения. Благодаря такому мощному и разнородному составу танковая армия могла вести активные боевые действия в отрыве от общевойсковых армий.

Маньчжурская стратегическая наступательная операция

Танк Т-34-85 в Маньчжурии на хребте Большой Хинган

39-я армия под началом генерал-полковника И. И. Людникова основной удар наносила из района юго-восточнее Тамцаг-Булаг в направлении на Солунь, обходя Халун-Аршанский УР с юга. Армия Людникова должна была отрезать солуньской группировке противника пути отхода на юго-восток и занять район Солунь. Часть армии наносила дополнительный удар на северо-восток в общем направлении на Хайлар с целью изоляции солуньской группировки и поддержки 36-й армии в деле разгрома хайларской группировки японской армии.

36-я армия под командованием генерал-лейтенанта А. А. Лучинского поддерживала наступление главной ударной группировки фронта с севера. Армия Лучинского наступала из района Староцурухайтуй на Хайлар с задачей взять Хайларский УР. Часть сил армии из района Отпор наступала на Чжалайнор-Маньчжурский УР, а после его разгрома должна была также направиться на Хайлар. 36-я армия во взаимодействии с частью сил 39-й армии должна была разгромить хайларскую группировку противника.

На южном фланге фронта наносила удар советско-монгольская Конно-механизированная группа под началом генерал-полковника И. А. Плиева. КМГ наступала из района Молцок-Хид в направлении на Долунь (Долоннор), обеспечивая движение главной ударной группировки фронта с правого фланга. В состав этой группы входили следующие советские войска: 43-я танковая, 25-я и 27-я мотострелковые, 35-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригады, 59-я кавалерийская дивизия, два зенитных, истребительно-авиационный, гвардейский минометный полки и инженерно-сапёрный батальон. Со стороны монгольских вооруженных сил в составе группы были 5-я, 6-я, 7-я и 8-я кавалерийские дивизии, 7-я бронебригада, артиллерийский полк, авиационная дивизия и полк связи.

53-я армия под командованием И. М. Манагарова находилась во втором эшелоне фронта. Она должна была следовать за танковой армией и была сосредоточена в районе Тамцаг-Булаг. В резерве фронта находилось две стрелковые и одна танковая дивизии, одна танковая бригада. Резерв фронта располагался в районе Чойбалсана.

Войска 1-го Дальневосточного фронта Мерецкова должны были нанести главный удар силами двух общевойсковых армий, механизированного корпуса и кавалерийской дивизии (1-я Краснознаменная и 5-я армии, 10-й мехкорпус) из района Гродеково в общем направлении Мулин, Муданьцзян, чтобы к 23-му дню операции выйти на рубеж Боли — Нингута — Дунцзинчэн — станция Саньчакоу. На первом этапе операции главная ударная группировка фронта должна была прорвать мощную оборону противника. 1-й Дальневосточный фронт наступал навстречу войскам Забайкальского и 2-го Дальневосточного фронтов. На втором этапе операции войска фронта должны были выйти на линию Харбин — Чанчунь — Ранан. Два вспомогательных удара силами 35-й и 25-й армий наносились севере и юге.

35-я армия под командованием генерал-лейтенанта Н. Д. Захватаева наступала на северном направлении, обеспечивая правый фланг главной ударной группировки фронта. Советские войска наступали из района Лесозаводска в направлении на Мишань. Армия Захватаева должна была разгромить противостоящие силы врага и занять Хутоуский УР, а затем во взаимодействии с 1-й Краснознаменной армией уничтожить мишаньскую группировку противника.

1-я Краснознаменная армия под командованием генерал-полковника А. П. Белобородова должна была во взаимодействии с 5-й армией мулино-муданьцзянскую группировку японцев, взять Мулин, Линькоу. К исходу 18-го дня наступления армия должна была выйти на линию реки Муданьцзян севернее города Муданьдзян. 5-я армия под началом генерал-полковника Н. И. Крылова должна была проломить оборону Суйфыньхэского УРа, а затем наступать на Муданьдзян, чтобы во взаимодействии с войсками 1-й Краснознамённой армии уничтожить мулино-муданьцзянскую группировку. Одновременно часть сил 5-й армии должна была наступать на юг, заходя в тыл японским войскам, которые оборонялись перед 25-й армией.

25-я армия под командованием генерал-полковника И. М. Чистякова поддерживала наступление главной ударной группировки фронта на левом фланге. 25-я армия должна была перейти в наступление после прорыва вражеской обороны на главном направлении и использовать успех 5-й армии для взятия Дуннинского УРа, а затем наступать на Ванцин и Хуньчунь. В последующем при поддержке Тихоокеанского флота планировали высадить десанты в портах Северной Кореи.

На фронте была сформирована подвижная группа в составе 10-го механизированного корпуса и кавалерийской дивизии. В резерве фронта было два стрелковых корпуса. Часть войск 1-го Дальневосточного фронта (Чугуевская оперативная группа) продолжала выполнять задачу по обороне советского побережья Японского моря.

Войска 2-го Дальневосточного фронта Пуркаева наносили силами 15-й общевойсковой армии удар с севера вдоль реки Сунгари на Харбин при поддержке Амурской флотилии. К 23-му дню операции советские войска должны были выйти в район города Цзямусы, а затем Харбина. Остальные силы фронта в начале операции имели задачу вести оборонительные действия.

15-я армия под командованием генерал-лейтенанта С. К. Мамонова наносила главный удар из района Ленинское на сунгарийском направлении и вспомогательный удар силами 5-го отдельного стрелкового корпуса из района Бикин на жаохэйском направлении. Армия Мамонова должна была при поддержке двух бригад Амурской флотилии и авиации форсировать Амур по обе стороны реки Сунгари, взять город Тунцзян, и развивать наступление на Цзямусы и Харбин. Остальные войска фронта должны были перейти в наступление на второй день операции.

Тихоокеанский флот должен был нарушить коммуникации противника в Японском море; затруднить действия противника в портах Северной Кореи; обеспечить свои морские сообщения в Японском море и Татарском проливе; во взаимодействии с сухопутными силами не допустить возможных десантов противника на советском побережье. 8 августа 1945 г. флот получил приказ быть в боевой готовности, развернуть подводные лодки, прекратить одиночное судоходство советских кораблей, организовать конвоирование торговых судов. Позднее в связи с успеха сухопутных войск флот получил дополнительные задачи: захватить японские военно-морские базы и порты в Северной Корее, на Сахалине и Курилах. Амурская флотилия, оперативно подчиненная командованию 2-м Дальневосточным фронтом, должна была обеспечить форсирование рек Амура и Уссури, поддержать сухопутные войска в штурме УРов и опорных пунктов врага.

Маньчжурская стратегическая наступательная операция

Маньчжурская стратегическая наступательная операция

Высадка десанта с монитора Амурской флотилии на реке Сунгари. 2-й Дальневосточный фронт

Таким образом, наступление против японской армии готовилось как стратегическая операция трёх фронтов и флота. Советские войска должны были нанести три рассекающих удара, сходящихся в центре Маньчжурии, что вело к окружению, расчленению и уничтожению японской маньчжурской группировки. Глубина операции Забайкальского фронта составляла около 800 километров, для 1-го Дальневосточного — 400-500 километров, для 2-го Дальневосточного — более 500 километров.

Каждый фронт по-разному спланировал действия артиллерии. В армиях Забайкальского фронта в связи с тем, что основные силы Квантунской армии были отведены в глубь Маньчжурии, артиллерийскую подготовку отменили. Только в полосе наступления 36-й армии, где располагались два укреплённых района противника, артиллерия должна была подавить опорные пункты японской армии.

В армиях 1-го Дальневосточного фронта, которым необходимо было прорвать сильно укрепленную границу противника с мощными УРами, артиллерия должна была сыграть важную роль в начале операции. Исключением была 1-я Краснознаменная армия, которой предстояло наступать в условиях труднопроходимой горно-таёжной местности, где японцы не создали позиционной обороны. Войска 1-й Краснознаменной армии должны были ударить внезапно, без артиллерийской подготовки.

Наиболее высокие артиллерийские плотности были созданы в полосе 5-й армии: 200 орудий и минометов на 1 км фронта. 5-й армии предстояло прорвать оборону Пограничненского укрепрайона, самого сильного на границе СССР и Маньчжурии. В ночь перед атакой намечалась 4-6 часовой артиллерийская подготовка по ранее определённым целям. Перед началом атаки главных сил армии планировала вторая артиллерийская подготовка.

Во 2-м Дальневосточном фронте, в полосе наступления 15-й армии и 5-го стрелкового корпуса, артиллерия должна была обеспечить форсирование Амура и Уссури, захват и удержание плацдармов, а затем развитие наступления в глубине вражеской обороны.

Большую роль в наступательной операции должна была сыграть авиация. 12-я воздушная армия под командованием Маршала авиации С. А. Худякова должна была вести разведку по обнаружению войск противника; прикрывать сухопутные войска от ударов японской авиации; поддерживать наступление главной ударной группировки фронта; помешать подходу резервов противника по железным и грунтовым дорогам. Основные усилия авиации были сосредоточены на поддержке главной ударной группировки фронта. В первый день операции советская авиация должна была нанести массированные удары по станциям Солунь, Хайлар, Халун-Аршан, мостам, эшелонам, автоколоннам и аэродромам противника. Это должно было нарушить движение войск и переброску резервов противника.

9-я воздушная армия под началом генерал-полковника авиации И. М. Соколова, кроме других задач, должна была решить специальную задачу, связанную с прорывом долговременной обороны противника. В первый день наступления светские самолёты должны были нанести массированные удары по узлам обороны и опорным пунктам противника. Штурмовая авиация должна была непрерывными ударами поддерживать наступление сухопутных войск.

10-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации П. Ф. Жигарёва должна была сосредоточить основные усилия в полосе главного удара, то есть поддерживать наступление 15-й армии. Истребительная авиация должна была надёжно прикрыть сухопутные войска, корабли Амурской флотилии, а также железные дороги от атак японской авиации. Штурмовая и бомбардировочная авиация должна была наносить удары по оборонительным позициям, кораблям Сунгарийской флотилии и подходящим резервам врага. Военно-воздушные силы Тихоокеанского флота имели задачу атаковать военно-морские базы японского флота в Северной Корее, а также действовать на море, уничтожать японскую авиацию на аэродромах и прикрывать наши корабли.

Маньчжурская стратегическая наступательная операция

Бомбардировщик Пе-2 на 1-м Дальневосточном фронте

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 17
  1. parusnik 21 августа 2015 07:26
    БТ-7 «тряхнули стариной» при разгроме японской Квантунской армии в августе 1945 года.Три отдельных батальона БТ-7 входили в состав 6-й гвардейской танковой армии, совершившей бросок через хребет Большой Хинган.
    1. svp67 21 августа 2015 07:30
      Цитата: parusnik
      БТ-7 «тряхнули стариной» при разгроме японской Квантунской армии в августе 1945 года.

      А 20 августа 1939 года эти же БТ-7 так "тряхнули" Квантунскую Армию на Халкин-Голе, что японцы всю вторую мировую войну "дрожали"
    2. D-Master 21 августа 2015 09:23
      Спасибо вам коллега за то что упомянули этот эпизод. Сам хотел написать но не успел.)))
      БТ-7 был отличным легким танком. Для противостояния с немцами он был конечно слабоват, но против японских танков очень даже годным. Да и насыщенность обороны японской армии противотанковыми средствами ни в какое сравнение не шла с немцами. Поэтому не удивительно что командование решило использовать БИТ-7 для марш броска с последующим охватом противника. А так же для глубоких рейдов по тылам. БТ-7 ведь именно для этого и разрабатывали.
      1. Alexey RA 21 августа 2015 10:12
        Цитата: D-Master
        Да и насыщенность обороны японской армии противотанковыми средствами ни в какое сравнение не шла с немцами. Поэтому не удивительно что командование решило использовать БИТ-7 для марш броска с последующим охватом противника.

        ПТ-средств, достаточных для борьбы с БТ, у японцев было как раз довольно много. Можно вспомнить хотя бы итоги нашей атаки под Баин-Цаганом:
        Из 133 участвовавших в атаке танков было потеряно 77 машин, а из 59 бронемашин — 37.
        1. svp67 21 августа 2015 13:32
          Цитата: Alexey RA
          Можно вспомнить хотя бы итоги нашей атаки под Баин-Цаганом:

          Да, да...только тут требуется добавить - без поддержки пехоты и артиллерии, чего уже в августе 1945 года , наше командование не допускала
          1. Alexey RA 21 августа 2015 13:43
            Цитата: svp67
            Да, да...только тут требуется добавить - без поддержки пехоты и артиллерии, чего уже в августе 1945 года , наше командование не допускала

            И насколько хорошо было в танковой армии с артиллерией? Особенно способной совершать марш совместно с танковыми подразделениями?
            Артиллерия танковых частей и соединений - это как раз одно из "узких мест" РККА в ВОВ. Частично её нехватку компенсировали штурмовые САУ (СУ-76, 122, ИСУ-122 и 152) - но только частично.
      2. смерш24 21 августа 2015 10:20
        Мне дед рассказывал, что для скорейшего выхода на заданный рубеж, его автоколонна передвигалась по ж/д путям (у "Студебеккеров" снимали задние наружные скаты и "шпарили" прямо по рельсам). А когда перходили Большой Хинган, машины по две-три на тросах цепляли за 34-ки и пёрли в гору!
  2. стер 21 августа 2015 10:19
    Это была образцово-показательная операция Армии Победителей в лучшем стиле блицкрига по-советски образца 1945 года. Конечно, с некоторыми недочетами, неточностями, но они вообще никакого влияния не оказали. Фактически за две недели боев Квантунская Армия была приведена в состояние полного нестояния. К концу августа Красная Армия могла спокойно переносить боевые действия на территорию Японии. Но Сталин посчитал тогда этот вариант лишним. Японцы почти на полсотни лет засунули языки в дупу и стали вя кать только после развала СССР.
    Победа над Японией была одержана быстро, четко и показал насколько Красная Армия сильна. Тогда это оценили все. Особенно янки. От войны с СССР их "отговорила" именно Красная Армия, а не только свои недостаточно мощные ядерные силы. А через четыре года было поздно начинать и ядерную бомбардировку.
    1. Alexey RA 21 августа 2015 12:51
      Цитата: стер
      К концу августа Красная Армия могла спокойно переносить боевые действия на территорию Японии.

      Могла ли?
      По итогам десантов на Курилы и в Корее у Сталина возникли большие сомнения в способности ТОФ организовать нормальную десантную операцию армейского масштаба.
      Если уж ТОФ при наличии десантных кораблей, морской пехоты и разведчиков с СФ умудрился из высадки в оставленный противником порт устроить двухдневные бои, в ходе которых не раз всё держалось на волоске... А камчатская флотилия вообще высадила десант без связи, без средств ПТО (причём прямо под японские танки) и прощёлкала БШУ японцев по кораблям ДЕСО.
  3. Южный Казах 21 августа 2015 10:36
    Вот это силища..... читаешь страшно становится а по японцам эта вся сила хорошенько так прошлась....
    Не знаю как в России а у нас в Казахстане пленные японцы немало зданий построили, толщина стен жилого дома в метр......
    1. Александр72 21 августа 2015 15:44
      толщина стен жилого дома в метр...

      А высота в два с половиной метра. У нас в Караганде даже расхожая шутка на эту тему, что японцы строили квартиры, складывали стену вдвоем, встав один на плечи другого.
      Маньчжурская наступательная операция - это классический блицкриг в советском исполнении, завершившийся полным разгромом Квантунской армии. Единственно, где японцы оказали по-настоящему серьезное и упорное сопротивление, сумев причинить довольно значительным потери Красной Армии - это острова Курильской гряды. Но там и соотношение сил противоборствующих сторон было не в нашу пользу и возможностей для маневра у наших войск практически не было - пришлось атаковать японские укрепления в лоб, практически без поддержки бронетехники и при совершенно недостаточной артиллерийской поддержке с моря. Собственно на эти штурмы и приходятся основные потери советских войск в ходе наступательных операций 1945 года на Дальневосточном ТВД. Не было бы кровавых штурмов этих островов - соотношение потерь советских войск и японцев и их союзников было бы еще более катастрофичным для последних.
      Честь имею.
  4. Cap.Morgan 21 августа 2015 16:33
    Высадка десантов это целая наука. Американцы не рискнули высаживаться в Европе пока не создали многократного преимущества в силах на суше и в воздухе. Были разработаны даже сборные причалы и переброшен на континент бензопровод по дну Ла Манша.
    1. Alexey RA 21 августа 2015 17:01
      Цитата: Cap.Morgan
      Высадка десантов это целая наука. Американцы не рискнули высаживаться в Европе пока не создали многократного преимущества в силах на суше и в воздухе. Были разработаны даже сборные причалы и переброшен на континент бензопровод по дну Ла Манша.

      Причём, как показали тот же Дьепп и Озерейка, высадить десант на берег - это не самое сложное. Захватить нормальный плацдарм для дальнейшего развития успеха и удержать его - намного сложнее. А сложнее всего - обеспечить прикрытие плацдарма с воздуха и регулярное снабжение десанта.
  5. Strashila 21 августа 2015 16:33
    2-ой Дальневосточный сумел развить успех зайдя в тыл японским укрепраонам, сумев преодолеть дальневосточные болота.
    А к этому готовились с зимы 43 года, найдя проход через болота, подготовить заготовки для гатей... срывать это от разведки противника несколько лет.
    В ночь перед наступлением скрытно настелить их, что дало возможности танкам выйти в тыл японцам.
    Особенно тяжелые бои в на рубеже реки Мудацзян... японцы там за десять лет сумели настроить укреплений по самое не хочу.
    И еще была напасть из-за скрытых укрепрайонов со смертниками.
  6. Cap.Morgan 21 августа 2015 16:58
    Цитата: Alexey RA
    Цитата: svp67
    Да, да...только тут требуется добавить - без поддержки пехоты и артиллерии, чего уже в августе 1945 года , наше командование не допускала

    И насколько хорошо было в танковой армии с артиллерией? Особенно способной совершать марш совместно с танковыми подразделениями?
    Артиллерия танковых частей и соединений - это как раз одно из "узких мест" РККА в ВОВ. Частично её нехватку компенсировали штурмовые САУ (СУ-76, 122, ИСУ-122 и 152) - но только частично.

    К 1945 году количество артилерийских стволов возросло в танковых соединениях вдвое в сравнении например с 1943 г.
    В танковый корпус к примеру входил полк ЗИС 3 - 36 шт, дивизион "катюш" - 8 шт, полк ПТО - 12 45 мм и 20 непревзойдённых 57 мм орудий, 94 шт миномётов 120 и 82 мм, и два десятка 37 мм зениток. Всего примерно 190 единиц. Плюс более 200 танков и САУ.
    Танковая армия трёхкорпусного состава насчитывала 850-920 танков и САУ(63шт), более 800 !!! орудий и миномётов, 5000 автомобилей 50 000 чел личного состава.
    Как видите говорить о недостатке огневой мощи в ТА РККА образца 1945 г не приходится.
    1. Alexey RA 21 августа 2015 17:54
      Цитата: Cap.Morgan
      В танковый корпус к примеру входил полк ЗИС 3 - 36 шт, дивизион "катюш" - 8 шт, полк ПТО - 12 45 мм и 20 непревзойдённых 57 мм орудий, 94 шт миномётов 120 и 82 мм, и два десятка 37 мм зениток. Всего примерно 190 единиц.

      То есть ТК имел орудий меньше, чем стрелковая дивизия. При этом в нём отсутствовали орудия калибра более 76 мм и гаубичная артиллерия. А ведь в таблице расхода снарядов на подавление типовых целей для некоторых целей (причём не долговременных - обычных полевых блиндажей и ДЗОТ) калибры менее 100 мм вообще не рассматриваются.
      Цитата: Cap.Morgan
      Танковая армия трёхкорпусного состава насчитывала 850-920 танков и САУ(63шт), более 800 !!! орудий и миномётов, 5000 автомобилей 50 000 чел личного состава.

      800 "трёхдюймовок" и "сорокапяток" не заменят батарею 152-мм гаубиц. sad
      Максимальный калибр артиллерии ТА - 100 мм (БС-3 в лап). Даже стрелковый корпус - и то имел более сильную артиллерию.

      Немцам было легче - у них были 105-мм и 150-мм САУ для огня с ЗОП. У нас же приходилось надеяться только на штурмСАУ на прямой наводке.
  7. datur 21 августа 2015 23:29
    америкосам и 10% от этой операции не снилось!!! все что они могут- бомбить всех! и желательно( по америкоским сценариям, чтобы в ответ ничего не было)-- одно слово- в оевать с папуасами!!! то есть гонять всякую шушеру!!! wink да и то потом требовать права! lol

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня