Корабли российского флота до 2025 года



Российский военно-морской флот:


— первый в мире по потенциалу морских стратегических ядерных сил (паритет с США);

— третий по числу многоцелевых подводных атомоходов. С учетом многоцелевых дизель-электрических субмарин наш ВМФ вырвется на второе место, оставив позади Великобританию;

— шестой в мире по мощи надводного флота, уступающий по числу боевых кораблей океанской зоны военно-морским силам США, Китая, Великобритании, Индии и Японии;

— шестой по потенциалу морской авиации.

Традиционно сильные стороны отечественного ВМФ:

— мировое лидерство в вопросах создания противокорабельного ракетного оружия. От “Эйлата” до “Калибра”: 70-летный опыт и десятки изделий, в широком диапазоне массогабаритов и характеристик;

— наличие громадного “москитного флота” из боевых и вспомогательных катеров для действий в бассейнах рек и прибрежной морской зоне;

— уникальные образцы боевой техники (титановые подлодки, глубоководные “Лошарики”, тяжелые атомные крейсеры). Все это так или иначе расширяет сферу его применения и придает нашему ВМФ неповторимый колорит.



Традиционно слабые места:

— силовые установки кораблей;

— боевые информационно-управляющие системы (существующие БИУС позволяют получать лишь первичное целеуказание от обзорных радаров, далее все оружие действует в автономном режиме, используя собственные РЛС и средства управления огнем. В отличие от зарубежных “Иджисов”, создающих сплошное информационное поле, связывающее воедино все вооружение и системы корабля);

— отсутствие дальнобойных ЗРК (зональные системы ПВО установлены всего на 5 кораблях ВМФ; для сравнения: у США таких кораблей — 84, часть из которых благодаря своим возможностям включена в систему ПРО);

— извечные организационно-финансовые затруднения.

Парадокс: несмотря на кажущуюся слабость и практически полное отсутствие современных кораблей, отечественный ВМФ является самым боеспособным и эффективным флотом в мире.

Причины парадокса:

Оригинальные тактики и инновационный способ применения ВМФ в условиях быстрой смены международной обстановки. Как пример — “сирийские экспрессы”: доставка необходимой помощи в Сирию на борту боевых кораблей. Что, во-первых, исключает досмотр и конфискацию “запрещенных” грузов силами ООН и ОБСЕ (принцип экстерриториальности, где ступить на палубу военного корабля — перейти границу государства российского). Помимо этого, военный корабль обладает повышенной боевой устойчивостью в случае “силового вмешательства”, попытки захвата или какой-либо вооруженной провокации.

И, конечно же, мощная политическая воля, без которой даже самое грозное оружие остается бесполезным металлом.

Россия не боится критики и не стесняется использовать военный флот для достижения своих геополитических интересов. В результате далеко не самые молодые и не самые мощные корабли выполняют такие “щекотливые” задания, которые не под силу даже самой крутой эскадре под звездно-полосатым флагом.


Воевать — не значит стрелять. Иногда достаточно затопить свой корабль, блокировав флот противника. БПК “Очаков” в Донузлаве. Крым, 2014 год. И все, теперь зовите на помощь Шестой флот.


Современные флоты наших “партнеров” не способны реализовать и малой доли своих возможностей, в то время как ВМФ РФ использует потенциал имеющихся кораблей на 200%. В результате раз за разом победа остается за нами.

Перспективы флота

С момента оглашения госпрограммы вооружений на период до 2020 года намеченный график настолько оторвался от реальности, что ни о каком планомерном развитии флота в рамках ГПВ-2020 говорить уже не приходится.

Вертолетоносцы “Мистраль” (по плану — 4 единицы). Тема теперь закрыта.

Возможный выход из ситуации — отечественный проект десантного вертолетоносца (шифр “Прибой”), информация о котором была озвучена в прессе летом 2015 года.

Фрегаты 11356 (по плану — от реалистичных 4 до популистских 9 единиц). Строительство остановлено на третьем корпусе ввиду отсутствия для них двигателей. Главный поставщик корабельных газотурбинных установок (“Зоря-Машпроект”) остался на территории Украины.

В качестве полумеры предлагается малый ракетный корабль пр. 22800 водоизмещением 800 тонн. По словам главкома Виктора Чиркова, планируется построить серию из 18 таких корветов, первый из которых будет заложен уже в 2016 году.

Понятно, что замена неравноценна. Малый ракетный корабль в силу своих размеров не обладает достаточной автономностью и мореходностью для действий в открытом море. Помимо этого, из озвученных характеристик пр. 22800 следует, что МРК практически беззащитен с воздуха.

А ведь именно проект 11356 предназначался для скорейшего усиления ЧФ и возрождения 5-ой оперативной эскадры (так обозначались соединения советских кораблей, несших боевое дежурство в Средиземном море).

Теперь все будет несколько иначе.

Отказ от строительства фрегатов проекта 11356 и замена их на Черном море малыми ракетными кораблями — логичное решение, это очевидно устаревающий проект, со строительством кораблей этого типа флот запоздал на 10 лет.

— Эксперт Центра анализа стратегий и технологий М. Барабанов.

Именно по этой причине все четыре фрегата пр. 22350 (на сегодняшний день самые современные надводные корабли ВМФ РФ, по ряду характеристик соответствующие зарубежным эсминцам) теперь планируется включить в состав Черноморского флота. Головной корабль этого типа, “Адмирал Горшков”, сейчас проходит испытания на Севере.

Срывы, задержки, проблемы.

Былой антирекорд фрегата “Горшков” побит достижением корвета “Совершенный” (Амурский ССЗ). Скромный 2200-тонный корвет строится с 2006 года, но до сих пор так и не был веден в строй. Достраивается на плаву.

11-й год продолжается эпопея с большим десантным кораблем “Иван Грен”. Впрочем, не такой уж он “большой”. По водоизмещению БДК “Иван Грен” в четыре раза уступает “Мистралю”.

От такого потока нелицеприятной информации у читателя может случиться нервный срыв.

На самом деле все не настолько плохо.

Задержки с постройкой и введением в строй — традиционные проблемы для любой техники.

«Прошло 23 месяца с момента вступления “Сан-Антонио” в строй, но флот так и не получил боеспособного корабля».

— Командующий ВМС США Дональд Уинтер о десантном стелс-корабле USS San Antonio.

Другое дело, что отечественные долгострои происходят в еще более жесткой, извращенной форме, когда счет идет не на 20 месяцев, но на 20 лет (именно столько строили “грозу морей” атомную подлодку К-560 “Северодвинск”).

Не стала неожиданной и возникшая проблема с двигателями.

Гордость Российской империи, лучший в мире эскадренный миноносец “Новик” (1911 год). Ну так вскройте палубу и взгляните на ГЭУ любого из “Новиков”... О, майн гот! “А.Г. Вулкан”, Штеттин.

Удивляться здесь нечему.

Корветы пр. 20385 (по плану — до 8 единиц). Строительство двух первых корпусов (“Гремящий” и “Проворный” — с 2012 года) было прервано в связи с невозможностью приобретения для них дизелей немецкой фирмы MTU из-за санкций.

Как здесь не вспомнить известную шутку Салтыкова-Щедрина — если заснуть на 100 лет и потом проснуться...

В качестве замены пр. 20385 предлагается еще более совершенный проект 20386, в котором будут использованы исключительно отечественные технологи и комплектующие. Проектирование должно начаться уже в этом году. Закладка первого корпуса ориентировочно запланирована на 2017-18 гг.

Главное — корабли строятся. Взамен тупиковых вариантов предлагаются альтернативные пути решения проблемы.


Выход на ходовые испытания судна связи “Юрий Иванов” (корабль радиотехнической разведки пр. 18280)


К своему логическому финалу подошел спор о необходимости модернизации атомных “Орланов”. В октябре 2014 года ТАРКР “Адмирал Нахимов” был заведен в наливной бассейн “Севмаша”, начались работы по демонтажу устаревшего оборудования.

Продолжается строительство подводных атомоходов по модернизированным проектам 885М “Ясень-М” и 955А “Борей-А”.

В период 2014-15 гг. были приняты в строй три дизель-электрические лодки пр. 636.3 (известные, как “черная дыра”) . “Новороссийск”, “Ростов-на-Дону” и “Старый Оскол”. Еще одна — “Краснодар”, вышла на ходовые испытания 10 августа.

Предельно скрытные, оснащенные по последнему слову техники и вооруженные крылатыми ракетами “Калибр” — боевая ценность этих “малюток” будет повыше, чем у ржавого ТАРКРа.



Вовсю обсуждается новость о грядущем строительстве серии эсминцев по проекту 23560 “Лидер”. Водоизмещение — 18 тысяч тонн (привет американскому “Замволту” с его 15 тыс.). Уже не вызывает сомнений, что отечественный суперэсминец (крейсер или корабль-арсенал — любая классификация условна), будет оснащен ядерной силовой установкой. Несмотря на ряд очевидных проблем (высокая стоимость, невозможность базирования на Черном море) выбор в качестве ГЭУ эсминца ЯСУ есть самое логичное решение. Реакторы у нас получаются лучше, чем газовые турбины.


Модель атомного эскадренного миноносца пр. 23560 с выставки "Армия 2015"


Как свидетельствует опыт, построить “коробку” с в/и 18 тыс. тонн и даже оснастить её ЯСУ мы можем в пределах пяти лет. Главная проблема перспективных отечественных эсминцев — для них необходимо создать комплекс средств обнаружения (современные РЛС с ПФАР/АФАР) и дальнобойный морской ЗРК (подобный “сухопутному” С-400 или “Полимент-Редут”). Ведь не секрет, что именно задачи противовоздушной обороны — единственный смысл строительства в наше время боевых надводных кораблей с водоизмещением более 4 тысяч тонн (что не исключает разумной “универсальности” этих суперэсминцев).

В целом в грядущем десятилетии никакого глобального усиления ВМФ не ожидается. Строящихся кораблей с трудом хватит для компенсации убыли корабельного состава, в связи с полной выработкой ресурса у кораблей и подлодок советской эпохи.

Корабли российского флота до 2025 года

Сторожевой корабль “Сметливый” проходит пролив Босфор. Ехидные комментарии с турецкого форума: “Словно на борту пожар”, “Русские жарят икру”. "Сметливый” был спущен на воду в 1967 году.


Место “океанских гончих” БПК постепенно займут фрегаты.

Флагманом СФ вместо ушедшего на ремонт “Петра” станет модернизированный ТАРКР ”Нахимов”.

На Северном и Тихоокеанском флотах останется по 4-5 стратегических подводных ракетоносца (все современные, проекта “Борей”) и примерно такое же количество многоцелевых “Щук” и “Ясеней”.

Оставшиеся шесть ракетных крейсеров стратегического назначения пр. 667БДРМ (самый “свежий” был принят в строй в 1990 году) покинут боевой состав после 2020 года. Вместе с ними канут в лету жидкотопливные БРПЛ конструкции КБ им. Макеева (Р-29, “Синева”, “Лайнер”). Основу морских стратегических ядерных сил России составят твердотопливные БРПЛ Р-30 “Булава”. Несмотря на худшее энергомассовое совершенство (скорость истечения пороховых газов всегда меньше, чем у компонентов жидкого топлива), переход на твердое ракетное топливо позволит радикально повысить безопасность эксплуатации, сократить время предстартовой подготовки и расходы на строительство ракет.

Мы идем хоть и не всегда верным, но зато своим путем. Несмотря на далекий от идеала корабельный состав, российский ВМФ остается эффективной боевой машиной и смертельно опасным противником.

Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

68 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти