Катар претендует на место регионального лидера

Катар претендует на место регионального лидера Война в Ливии выявила новый центр силы в арабском мире – это Катар. Доха стала самым последовательным сторонником революций в арабских странах. Принадлежащий семье катарского эмира телеканал «Аль-Джазира» уже долгое время является самым популярным в арабском мире. Даже западные СМИ и политики стали выражать обеспокоенность «излишне самостоятельными» действиями Дохи в Ливии. Катар влез в эту войну, имея на это весьма веские причины, будучи 3-й страной в мире по запасам природного газа и 6-й по экспорту природного газа, ему не нравились планы Триполи по продвижению ливийского сжиженного природного газа (СПГ). И игра Полковника против Катара в Африке, к примеру, именно Триполи мешал «катарской инициативе» по примирению сторон в Дарфуре (Судан).

Надо отметить, что Катар стал одним из главных противников ливийской Джамахирии и успешно подминает ситуацию в стране под себя, при этом, особо не обращая внимания на интересы своих союзников. Доха финансировала и снабжала оружием подконтрольные ей отряды ливийских мятежников (в основном исламистов). К примеру, в Бенгази катарцы поставляли портативные радиостанции, переносные противотанковые ракетные комплексы «Милан». А затем вообще принял участие в войне напрямую. Катарские спецподразделения участвовали в штурме Триполи, в том числе и захвате резиденции Каддафи Баб аль-Азизия. Факт участия в наземной операции против Джамахирии признали и сами катарцы - начальник Генштаба вооруженных сил монархии Хамад бен Али аль-Атия (Атыйя) сообщил, что «сотни солдат из Катара находились во всех районах, они вели тренировки и обеспечивали связь между повстанцами и натовцами».


Интересно, что хотя Совбез ООН и НАТО официально свернули операцию в Ливии, Доха имеет своё мнение и по этому поводу. Начальник Генерального штаба вооруженных сил, родственник эмира Катара, генерал Хамад бен Али аль-Атиа заявил, что катарские ВВС останутся помогать ПНС. По словам генерала, «необходимость в такой помощи сохраняется». Но это уже будет помощь не в рамках совместной с Альянсом операции, а на базе новых двусторонних договоренностей Катара и Ливии. Степень участия катарских Военно-воздушных сил авиации и характер их задач будет определена на переговорах в зависимости от нужд Ливии. Одновременно будет создан новый многонациональный альянс для совместных действий в ливийском государстве и его возглавит Катар. По словам катарского начальника Генштаба, этот новый военный союз уже не будет вести военные действия в Ливии, т. к. такой нужды нет. Основная задача этого альянса – помочь в создании новой ливийской армии. Альянс будет занят военной подготовкой ливийских вооруженных сил, осуществлять координацию и оказывать другую помощь, т. к. в настоящее время у Триполи нет ни ВВС, ни ВМС, ни пограничной службы. Катар готов оказать помощь в организации охраны морских и сухопутных границ, нефтяных объектов страны, помочь ПНС создать ВС и силы безопасности.


Кроме того, Катар все активнее вмешивается в ход формирования новых органов исполнительной власти Ливии. Причём, стараясь не только выдвинуть на ключевые посты свои креатуры (в муниципалитете столицы их уже большинство), но и уже фактически открыто стал диктовать руководителям ливийского Переходного национального совета (ПНС) свои условия.

Не только на Западе с настороженностью наблюдают за действиями Катара, есть у него соперники и в самой Ливии. Министр финансов нового ливийского правительства и по совместительству «главный либерал» Али Тартуни, уже предупредил Доху о «необходимости стучать в дверь, прежде чем в нее заходить». Президент Франции в октябре провёл переговоры с эмиром Катара Хамадом Бен Халифом аль-Тани. Сообщив о необходимости «более тесно координировать свои действия» в Ливии с НАТО и ПНС.

Катар стал заявлять о себе, как о новом региональном лидере, ещё с начала 2000-х годов. Катарцы старались активно налаживать контакты и связи с руководством Африканского союза и с массой различного рода «полевых командиров», лидеров повстанческих и оппозиционных движений на территории Ближнего и Среднего Востока, в Африке. Абсолютная монархия, по примеру Великобритании (в 1916—1971 годы территория современного Катара находилась под британским протекторатом), стала предоставлять свою территорию для проживания опальных оппозиционеров, лидеров повстанческих движений. Доха начала провозглашать свою территорию «зоной безопасности», где все оппозиционеры могли жить в безопасности.

Такое положение дел неформально признавалось мусульманскими странами, пока этот порядок не был нарушен, по мнению катарцев, одной из российских спецслужб, которая ликвидировала на территории Катара экс-президента Чечни Зелимхана Яндарбиева (в 2004 году). Катар после болезненной реакции, гибко трансформировал свою политику «на российском направлении» и перешёл к стратегии создания с помощью Российской Федерации нового газового международного картеля, который должен был стать аналогом ОПЕК.

Создание всемирного ТВ-канала «Аль-Джазира» и газового ОПЕК, вполне вписывается в стратегию Дохи по превращению Катара в важного игрока в ближневосточном регионе. Причём, катарцы показывают практически европейскую гибкость и в словах, и в делах, становясь достойным конкурентом Саудовской Аравии. Теперь можно сказать, что мы видим два проекта в одном большом проекте – «Арабского халифата». Саудиты представляют консервативный проект, а Катар «модернизационный». Доха творчески реализует богатый опыт западников – «надёжная гавань» для оппозиционеров, опальных лидеров (использованы наработки британцев), «Аль-Джазира» (прототип - американская CNN). ТВ-канал благодаря большим финансовым вливаниям и опыту нанятых английских специалистов превратился в один из главных инструментов Дохи в исламском мире. Мусульмане благодаря этому каналу получили первое в своей истории «свое» телевидение. «Аль-Джазира» показывала и говорила, то, что хотели видеть и слушать большинство арабов. Со времен войны в Ираке канал активно завоевывал свою аудиторию, и когда начались «арабские революции» и война в Ливии, уже мог себе позволить, благодаря наработанному авторитету, гнать дезинформацию.

Катарцы хорошо «просчитали» желания своей аудитории, в основе которых обостренное чувство «национальной обиды» арабов и мусульман в целом перед лицом коварных империалистов и сионистов (хотя они и на самом деле не овечки). Поэтому, канал стал рупором и «Аль-Каиды», которая «бросила вызов» новым «крестоносцам», объединив наиболее активную часть арабского населения.

В настоящее время Катар использует, в основном, два инструмента для увеличения своего влияния: пропаганда и финансы. Катарские инвестиции весьма желательны во многих странах арабского мира, например в Тунисе. На военную силу Доха не может ставить в силу малости своей территории и населения – всего 11586 км² и 1,6 млн. человек. Хотя «ливийский опыт» говорит и том, что при необходимости, Доха может использовать и военную силу. Катарская элита хочет возглавить процесс «модернизации» исламского мира, когда на смену авторитарным светским режимам идут умеренные исламские правительства, по крайне мере в начале. Вопрос в том сможет ли Катар это сделать? Его конкурент – Саудовская Аравия, очень силён и в то же время уязвим в силу косности, консерватизма. Эр-Рияду будет не просто сохранить свои средневековые понятия в новом мире. В этом плане позиция Катара более привлекательна.

Убрав ливийскую Джамахирию, Катар получил доступ к Чёрному континенту, раньше дорогу закрывал харизматичный Каддафи и его проект модернизации Африканского союза. К тому же Полковник обладал значительным финансовым ресурсом, странам Африки не нужен был Катар, когда была щедрая Ливия. Поэтому, с этой стороны следует ожидать усиления позиций Катара не только в Ливии и Тунисе, но и в других странах Африки и усиление исламистских движений, за которыми будут стоять катарцы. В этом отношении Алжиру придётся весьма туго, на севере Африки это де-факто последняя страна, где не прошла «модернизация». Марокко, пока не в счёт, её монарх уже выразил согласие с «новой линией».

Ещё раньше произошла революция в Египте, т. е. теперь в Африке пали два региональных лидера, «поле» для проникновения свободно. Естественным союзником для экспансии в Африку для Дохи выглядит Париж, а вот основным противником, видимо, будет Китай. На Пекин могут переориентироваться сторонники идеи интеграции Африки.

Таким образом, на Ближнем Востоке теперь надо обратить внимание не только на деятельность старых центров силы – Саудовская Аравия, Сирия, Иран и Турция, но и на маленький Катар. Доха ведёт свою игру в Йемене, Палестине, Сирии и Африке.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти