Курды с Россией: «Barîkela Tirkîyê!»

Курды с Россией: «Barîkela Tirkîyê!»


КУРДЫ С РОССИЕЙ: «BARÎKELA TIRKÎYÊ!»


Barîkela Tirkîyê (курд. Браво, Турция!)

Сирия сегодня – часть ближневосточного котла. Практически растерзанная как Ирак, но еще борющаяся за собственную сохранность. Уравнение гражданской войны в Сирии сегодня представлено двумя слагаемыми: просирийская и антисирийская стороны.

1) Просирийская сторона выступает с целью сохранить существующий режим Башара Асада и стабилизировать внутригосударственную ситуацию, включает в себя следующие элементы:
a) Правительственные войска
b) Просирийская коалиция стран (Россия, Иран, также Ливан, Китай)
c) Курды

2) Антисирийская сторона выступает с целью свергнуть существующий режим Башара Асада. Сюда входят:
а) ИГИЛ (именно в Сирии находится провозглашенная столица ИГ Ракка)
б) Большая антисирийская тройка (Турция, Саудовская Аравия, США)
в) Оппозиционные меньшинства (сунниты, христиане, алавиты). Несмотря на то, что Б. Асад принадлежит к клану алавитов (государственные структуры «начинены» родственниками самого Б. Асада и его супруги), сами алавиты борются как на стороне правительственных войск, так и против него.

В качестве причин войны в Сирии выдвигаются различные доводы. Ряд экспертов считает, что гражданская война в Сирии – это война этноконфессиональная. По своей структуре граждан Сирия, действительно, довольно пестрая. Относительно этнического состава: это и арабы (86%), и курды (8%), и армяне (2,7%). Небольшой процент (3,3%) составляют турки, туркмены, ассирийцы, цыгане, евреи, черкесы. Конфессиональная структура представлена исламскими и христианскими группами, с совокупностью течений и направлений каждой группы. И.А. Чайко, научный сотрудник Центра ближневосточных исследований Института международных исследований МГИМО (У) МИД России: «Сирийские курды – это одно из основных и одновременно наиболее притесняемых в правовом и культурном плане национальных меньшинств. Они по большей части исповедуют ислам – как шиитского, так и суннитского толка. Для курдов наиболее значимой, по сравнению с религиозной или родовой, является их национальная самоидентификация. Сплачивающим фактором является задача обеспечения своих прав и свобод в сирийском обществе».

Авторское мнение относительно «возгорания» войны заключается в том, что сирийский котел разгорелся не без участия прозападных структур. Мотив – реализация собственных геополитических целей на Ближнем Востоке. Гражданская война началась в 2012 году, режим не был свергнут на протяжении двух лет (во многом благодаря сильным союзникам России и Ирану), после чего появилась мощная террористическая группировка «Исламское государство», призванная покончить наконец с режимом Башара Аль-Асада (именно поэтому подслагаемое ИГИЛ размещено в уравнении совместно с антисирийской коалицией). То, что группировка вышла из строя, стала независимой и действовать не по плану Запада – другой вопрос. Однако, не стоит исключать, что ИГИЛ создавалось США для устранения режима Б. Асада. При этом, Турция, вкупе с Западом, играет в гражданской войне в Сирии не самую последнюю роль. Однако, к Турции мы вернемся позже.
Курды на протяжении всей войны придерживались нейтрального положения. При этом, причина подобной позиции не связана с согласием/несогласием с режимом Б. Асада. Курды имеют 200 летний (во многом печальный) опыт освободительного движения: примыкая к одной из сторон в какой - либо войне, становились буквально «пешками» для достижения целей ЭТИХ сторон, но не курдов. Горький опыт привел к тому, что курды стараются действовать максимально независимо. И, надо сказать, действовали и вполне успешно до августа 2015 года. Что изменилось? Курды заявили, что готовы примкнуть к просирийской стороне и выступать в поддержку Аль-Асада совместно с Россией и Ираном – главными союзниками Башара. Что привело к изменению курдского ракурса? Это целая цепочка действий, тесно связанная с политикой Турции, а точнее с ослаблением вертикали власти Т. Эрдогана.
А началось все с парламентских выборов 07.06.2015 года. Президент Тайип Эрдоган впервые за 13 (!) лет потерял большинство голосов меджлиса, а с ним и возможность беспрекословно и независимо вносить изменения в конституцию (турецкий президент намеревался превратить Турцию в президентскую республику и расширить спектр своих полномочий). Итог: статус Эрдогана подорван. Республика в лице лидера начала искать источники «обогащения» своей власти.
Далее произошли бюрократические проволочки с «Турецким потоком», многочисленные попытки Турции получить скидку на газ и стремление максимально растянуть время. В надежде найти еще более достойные варианты для сотрудничества, Турция никак не позволяла России проводить измерительные работы в районе строительства газопровода. Результат неоднозначной политики Турции – Россия делает ставку на «Северный поток-2», который в разы выгоднее. О преимуществах «СП-2» над «Турецким» читайте в статье ««Северный поток-2» VS «Турецкий поток»: игра газопроводов».
Еще одной из причин стала невозможность поиска единой позиции по гражданской войне в Сирии между Турцией и Россией. И здесь не последнюю роль сыграли именно курды. В гражданской войне в Сирии курды добились немалых успехов: учредили свое самоуправление, создали военизированную охрану подконтрольных территорий, отвоевали часть территорий у «ИГ», получили паспорта, которых не имело ни одно этническое меньшинство до войны в республике. Если сирийские курды получат автономию в составе Сирии, событие горящей цепочкой дойдет и до турецкой границы, до турецких курдов, которые получат двойную поддержку: и со стороны иракских, и со стороны сирийских курдов. И тогда автономия «Турецкий Курдистан» будет близка к реальности. Страшный сон для Т. Эрдогана. Ответ ясен — присутствие ИГ на Ближнем востоке ликвидирует дестабилизирующий для самой Турции фактор — курдский вопрос. Поддержка Россией Сирии, сложности с «Турецким потоком», непризнание Турцией Крыма в составе России - все это неумолимо охлаждало отношения Турции с Россией, что и сыграло свою роль в том, что Т. Эрдоган решил заручиться поддержкой США.

Успехи сирийских курдов в борьбе против ИГИЛ становились все более и более внушительными. «Страшный сон» Т. Эрдогана был близок к вещему. Само собой, президент не мог этого допустить. И Турция вместе с США начали активные бомбардировки под знаменем «борьбы с терроризмом»: против курдов (А) и сирийцев (В). Классика современного геополитического жанра – официальный уровень расходится с фактическим.


A) Официальный уровень: Турция борется с терроризмом (с Рабочей партией Курдистана, признанной Турцией террористической)
Де-факто: бомбардировки курдонаселенных районов на границе Сирии и Турции. И это несмотря на мирные договоренности, которые удалось достичь с РПК в 2013 году. Кроме того, успех курдской Демократической партии народов на выборах в Турции 7.06.2015 года (13%, 80 депутатских кресел) во многом связан с похолоданием в турецко-курдских отношениях на фоне хаоса в Сирии и регионе, отмечает эксперт Адександр дель Валь в журнале Politique Internationale. Канал BBC со ссылкой на заявления курдского «Демократического союза» пишет: «Вместо того, чтобы вести огонь по позициям террористов из «Исламского государства» (ИГ), турецкие силы обстреливают позиции наших бойцов. Мы призываем турецкое руководство к прекращению агрессии и к соблюдению международных норм».
Причина подобных действий - противостояние реализации автономии Сирийский Курдистан. Борьба с ИГ стала для Анкары прикрытием для ослабления РПК (Рабочая партия Курдистана), а в перспективе и противодействия объединению подконтрольных районов Сирии.

B) Официальный уровень: борьба с ИГИЛ
Де-факто: бомбардировки сирийских районов, на которых проживают и мирные жители.
Причина: противостояние срыву газопровода Nabucco. Альтернативой Nabucco (Ирака-Азербайджан-Туркмения-Турция, проектная мощность - 30 млрд. кубометров газа в год) вполне может стать «Исламский газопровод» (Ирак-Иран-Сирия, проектная мощность – 40 млрд. кубометров в год)). «Исламский газопровод» выгоден для Сирии, во многом для Европы, но не для Турции, которая в очередной раз перетерпела энергетическое фиаско в своем желании стать лидирующим ближневосточным транзитером.

Таким образом, две борьбы «с терроризмом» реализуют две цели Турции – решение курдского вопроса и реализация Nabucco. Удары со стороны Турции продолжались. Курды нуждались в союзниках: столь же сильных как США для Турции. И тут вмешалась Россия.

Во время Европейских игр в Баку состоялась, как пишут СМИ, встреча с представителем Турции и В. В. Путиным. В процессе двухстороннего общения российский лидер, передал послание Т. Эрдогану – многогранное сотрудничество с Турцией будет прекращено, если последняя не прекратит поддержку террористов «Исламского государства». Россия дала понять: Москва не готова вести сотрудничество с государством, де-факто поддерживающим террористических акторов, а официально – борющимся с ИГИЛ. И в очередной раз доказывает мудрость своей геополитической тактики – не идти против демократических основ ради достижения своих региональных целей.

И последним звеном в этой цепи стало сенсационное заявление сирийских курдов: отныне они готовы примкнуть к просирийской стороне и поддерживать режим Башара Асада совместно с Россией. Это событие можно назвать реакцией на латентные турецкие и западные бомбежки сирийцев и курдов. Силовая политика двух стран не только не привела к их цели – так называемой «борьбе с террористами», но и напротив, усилила позиции режима Аль-Асада. Курды изначально были важнейшим элементом сирийской войны, поскольку имели единство и поддержку многих зарубежных стран. (гуманитарную, военизированную). А сейчас, вооружившись поддержкой России, определенно добьются еще больших успехов. Геополитическая игра для Турции не удалась. Отсюда и саркастическое название статьи – Турция наступила на грабли собственной неправильной политики. «Браво, Турция!».
Подведем итоги. Изменение в составе коалиции можно назвать успехом для России – последние годы она призывала зарубежные страны поддержать режим Аль- Асада, однако это не представлялось возможным: мир зависим от мнения Запада. И поддержка крупного курдского этноса - безусловно, приведет к изменению не только промежуточных результатов в гражданской войне в Сирии, но и к возможным глобальным ближневосточным изменениям и переориентации позиции России по отношению к Турции.

Рассматривая изменения в гражданской войне в Сирии сквозь призму курдской роли, важно отметить следующее: курды должны помнить о своем опыте освободительного движения и научиться лавировать между общими целями и национальными – между беспрекословной борьбой с терроризмом и обеспечением своих демократических прав как крупнейшего, лишенного государственности, этноса.

Российская позиция по ситуации в Сирии сегодня проявляется в инициативе, которую представил Сергей Лавров – Россия выступает за единую коалицию в борьбе против ИГИЛ. В коалицию, по мнению российского МИДа, должны войти и правительственные войска, и страны – борцы против ИГИЛ, и курдские вооруженные формирования, и иракские курды, и иракская армия и пр. В борьбе против одного врага все борющиеся стороны должны быть едины. Никаких двойных стандартов.
Автор:
Джамиля Кочоян
Первоисточник:
http://riataza.com/russian/analytics/1503-kurdy-s-rossiey-barikela-tirkiye-barikela-tirkiye-kurd-bravo-turciya.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти