Женское лицо джихада



Казалось бы, место женщины на Ближнем Востоке определено четко и навсегда: женщина – это часть хозяйства. Тем не менее в образовавшемся более двух лет назад «Исламском государстве Ирака и Леванта» (ИГИЛ) женщины вышли за рамки предоставленных им ролей. Подтвержденные многими экспертами сообщения о формировании в ИГИЛ в августе 2014 года женской военной бригады поразили мир. Мысль о том, что женщины могут стать олицетворением экстремизма и терроризма и наравне с мужчинами вести войну на Востоке, сама по себе является парадоксальной. Что заставляет их участвовать в политическом противостоянии и тем самым бороться за ущемление своих прав, ведь порядки в ИГИЛ совсем не такие, как в светских государствах?


Правила жизни

Сегодня в «Исламском государстве» действуют отдельный женский шариатский суд и хизба – женская шариатская полиция. В сирийском городе Ракке, провозглашенном столицей ИГ, улицы патрулирует женская вооружённая бригада «Аль-Хансаа», обучающая женщин владению оружием и по совместительству выполняющая роль полиции нравов. Данный отряд составляют в основном иностранки, приехавшие в «Исламское государство». Не имея никаких родственных связей с женщинами из сирийской Ракки, сотрудницы «Аль-Хансаа» бескомпромиссны в исполнении приговоров.

Одна из бывших сотрудниц шариатского суда «Исламского государства», принявшая ислам гражданка Британии, которая впоследствии перешла на сторону противников ИГ, рассказывает, что хизба в основном следит за тем, чтобы женщины носили подобающую одежду и не разговаривали с другими мужчинами в общественных местах. Но этим функции женской шариатской полиции не ограничиваются: хизба также следит за ситуацией в семьях изнутри, используя в качестве информаторов детей, приучая их шпионить за другими детьми и за собственными родителями.

В случае нарушения «законов», назначаются наказания разной степени. Так, за кражу женщинам, как, впрочем, и мужчинам, отрубают руку, за ношение неправильной одежды назначают штраф. Если женщина разговаривала с мужчинами, не являющимися членами семьи, ее публично секут плетьми. Супружеская измена карается смертной казнью, а именно – обезглавливанием.

Тысяча причин

Чтобы понять мотивацию женщин «Исламского государства», стоит обратиться к истории. Есть множество примеров формирования женщинами собственных отрядов: к примеру, во время гражданской войны на Шри-Ланке был сформирован женский тамильский легион, присоединившийся к «Тиграм освобождения Тамил-Илама» (ТОТИ), выступающим против дискриминации тамильского населения на территории Шри-Ланки. По данным американской разведки, четверть всех террористов-смертников в «Тамильских тиграх» – женщины, которых годами тренируют глубоко в джунглях.

Женские отряды формировались и в рамках других военных и экстремистских организаций в Сальвадоре, Эритрее, Перу и Непале. В каждом из этих случаев мотивации вступления женщин в состав военных бригад были такими же, как и мужчин. Являясь носителями крайне консервативных идей, представителями консервативных обществ, женщины, так же как и мужчины, часто сталкивались с религиозными, этническими и политическими угрозами. Причиной участия в жестокой борьбе никогда не было гендерное неравенство или дискриминация женщин.

Как правило, ключевое значение имело обеспечение безопасности. Многие женщины Ближнего Востока остаются на территории «Исламского государства» в силу того, что выжить там зачастую проще, чем в соседних признанных государствах, которым угрожает ИГИЛ. Они считают: лучше бороться с врагом наравне с мужчинами, чем стать жертвой или рабыней одного из экстремистов.

Более того, женщины, занимающиеся террористической деятельностью, пользуются определенным уважением среди исламистов. Так, перешедшие на сторону «Исламского государства» преступницы Саджида ар-Ришави и Ола аль-Укейли, а также бывшая жена лидера ИГ Абу Бакра, Саджа ад-Дулайми, отбывавшая срок в иорданской тюрьме, устраивали теракты и участвовали в боях, чем завоевали признание со стороны всех членов «Исламского государства», включая мужскую часть населения.

Еще один фактор, играющий важную роль не только для женщин, но и для других представителей ИГ, – религиозная идентичность и желание сохранить исламские традиции в их первоначальном виде. Многие женщины берут оружие в руки именно потому, что видят угрозу конфессиональной целостности мусульманского мира, наблюдают нарушение канонов «чистого ислама» и пренебрежение ими. Они уверены, что многие члены мусульманской уммы «сбились с истинного пути, обозначенного еще праведными халифами». Как следствие, исламистки формируют свои бригады, полагая, что являются защитниками существующих многие столетия исламских ценностей.

Женщины Ближнего Востока в большинстве своем не обладают доступом к политической жизни. Из-за невозможности публично выступать, не имея права высказываться и влиять на политические решения ненасильственным путем, они присоединяются к вооруженной борьбе, действуют радикально.

Террористы-легионеры

Но что же толкает женщин из третьих стран, в том числе европейских, к участию в чужой войне? Многие из них являются выходцами из Ближнего Востока, мигрировавшими в другие государства, где они сталкиваются с проблемой маргинализации. Им не удается по каким-либо причинам адаптироваться к новым социальным условиям. В качестве ответной реакции эти семьи окончательно отвергают ценности, традиции и обычаи принимающих стран. И приезжают в «Исламское государство» в поисках своего места и с целью сражаться за «настоящие» ценности.

Другие же, этнические европейки, как правило, воспринимают вступление в ряды ИГИЛ как участие в чем-то «великом и грандиозном», мировой революции или борьбе за некую эфемерную истину. То есть рассматривают вариант присоединения к такому новому «всемирному военному движению» как способ оставить свой след в истории.

Таким образом, женский радикализм имеет мало общего с дискриминацией со стороны мужского населения. Мировые СМИ, готовя репортажи о ситуации на Ближнем Востоке, часто представляют участие женщин в вооруженном конфликте как попытку добиться больших прав и возможностей, хотя в действительности их деятельность только закрепляет гендерное неравенство, установленное шариатом. Впрочем, как показывает ход событий, для них это не приоритет.
Автор:
Варвара Маркина, студент факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ
Первоисточник:
http://politicaexterna.ru/post/126519606701/jihad
Использованы фотографии:
Jon Bowen / Flickr
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

6 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти