Шаг – аршин, в захождении – полтора

Ежегодно Министерство обороны, военно-исторические общества проводят множество мероприятий, в той или иной степени связанных с воинскими традициями и историей армии нашей страны. Самыми значимыми были: парад в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, торжественная церемония открытия игр АрМИ-2015.

Шаг – аршин, в захождении – полтора

Что касается военных парадов последнего десятилетия, они великолепны, но несколько однообразны. Организаторы могли бы добавить костюмированные шествия не только времен Великой Отечественной, но и других эпох из славной истории нашей страны. Каждый парад должен быть уникальным. Для этого достаточно добавить в уже существующую программу торжественных шествий тематическую часть. Например, почему бы не включить в программу ближайшего парада костюмированное шествие, посвященное викториям XVIII века. Это была эпоха величайших побед российского оружия. То славное время дало нашей державе множество громких имен, среди которых особенно блистали полководческий талант Петра Румянцева, исключительное дарование флотоводца Федора Ушакова и военный гений Александра Суворова.


ГРОМ ВЕЛИКИХ ПОБЕД

Уровень высот военного искусства, которых достигла Россия в последней четверти XVIII века, никем не превзойден до сих пор. Блистательные победы в битвах при Ларге и Кагуле, при Козлуджи, Фокшанах и Рымнике, Итальянский и Швейцарский походы Александра Суворова – вот предмет истинной гордости для россиян и в наши дни.

Военных побед, равных тем великим, в дальнейшей истории нашей страны, к сожалению, не было. Только представьте себе, в битве при Рымнике Александр Суворов, имея в своем распоряжении всего 7 тыс. русских солдат и 18 тыс. австрийцев (которые не умели воевать по-суворовски и в большей своей части выполняли роль статистов), наголову разбил 100-тысячную армию Юсуфа-паши. При штурме неприступного Измаила численность войск Суворова была меньше, чем у турецкого гарнизона, защищавшего неприступную крепость. Военные историки, особенно западные, принижали значение великого гения Александра Суворова, но при этом был поднят до небес образ Наполеона. Конечно, Бонапарт был талантливым полководцем, но до уровня Александра Суворова ему все же было далеко. В качестве одного из великого множества доказательств этой точки зрения хочу привести описание двух сражений, которые произошли практически в одном и том же месте, с разницей в один год: битва при Треббии 4–10 июня 1799 года, в которой Александр Суворов разгромил армию Макдональда, одного из лучших французских генералов; и битва при Маренго 14 июня 1800 года, в которой Наполеон одержал победу над австрийским полководцем Меласом.

РУССКИЕ НЕ МОГУТ ОТСТУПИТЬ

4–5 июня союзные войска под командованием Суворова переправились через Бормиду и двигались вдоль русла По к Скривии двумя колоннами. Левая состояла из австрийских войск под началом Меласа, следовала через Сале на Кастельново-ди-Скривия. Правая состояла из русских войск и драгунского полка Карачая (австрийцы) и двигалась через Санта Джулиано на Тортону, командовал ею генерал-аншеф Розенберг. Каждая колонна имела свой авангард.

Для охранения правого фланга армии со стороны гор был отряжен Велецкий с одним мушкетерским батальоном, полусотней казаков и четвертью эскадрона австрийских гусар. Ему предписывалось выдвинуться в район Боббио и наблюдать за дорогами в верховьях Треббии. Всей армии предстояло выступить 6 июня в четыре утра в направлении Треббии. Но к ночи 5-го поступило сообщение от Отта, что его атакуют превосходящие силы французов. Суворов поднял армию и повел ее на помощь Отту, невзирая на усталость солдат и надвигающуюся ночь.

Командующий французской армии Макдональд планировал разбить войска Отта до подхода Суворова. В бой были брошены дивизии Виктора, Сальма, Домбровского и Руска. Генералы Монришар и Оливье спешно шли к полю боя по приказу французского командующего. Для встречи Суворова Макдональд собирал все свои силы.

В восемь утра 5 июня посты охранения Отта были атакованы передовыми батальонами дивизии Виктора. Дивизия Руска в это время двигалась колонной на Понте Тидоне, Сальм наступал вдоль реки По (на правом фланге). Домбровский предпринял марш на Моттациана и занял место на левом фланге французских войск. Австрийцы не выдержали первого же удара и начали отход. Прибытие к С. Джиовани генерала Меласа с войсками позволило австрийцам остановить отступление и закрепиться на рубеже Сармато–Боргоново. Главную дорогу Отт прикрыл батареей из восьми орудий.

В это время Суворов со всей расторопностью вел главные силы союзных войск к месту баталии. Как только поступило сообщение, что Макдональд оттеснил Отта за реку Тидоне, Суворов направился вместе с четырьмя казачьими полками к полю боя, его сопровождал Багратион. Остальные силы русского авангарда возглавил великий князь Константин Павлович, главные силы шли следом под руководством Розенберга.

К трем часам дня французы усилили натиск. Дивизии Виктора, Руска и Сальма теснили войска Отта с фронта. Австрийцы бросили батарею и отступили за Сармато. Легионеры Домбровского успешно атаковали правый фланг Отта. В этот момент Суворов прибыл к месту сражения. Он немедленно направил казачьи полки Грекова и Поздеева и драгунские полки Левенера и Карачая против польской дивизии Домбровского. Драгуны ударили на польскую кавалерию и опрокинули ее, а казаки лавой атаковали пехоту Домбровского и обратили ее в бегство. На левый фланг против инфантерии Сальма фельдмаршал бросил казачьи полки Молчанова и Семерникова под общей командой князя Горчакова.

К четырем часам дня подошла пехота русского авангарда. Два гренадерских батальона были отправлены на левый фланг против Сальма. Остальные, под командой Багратиона, приняли вправо и заняли место в боевых порядках между австрийской пехотой и драгунами, с одной стороны, и казаками – с другой. Затем Суворов предпринял общее наступление всеми имеющимися в его распоряжении силами. Пехота пошла в штыковую атаку под барабанный бой, казаки с гиканьем и свистом врубались в боевые порядки неприятеля, австрийские кавалеристы не отставали от них. Фельдмаршал не стоял на месте, он верхом быстро передвигался по полю боя и оказывался в нужное время на самых важных участках сражения. Энергия полководца передалась войскам, австрийцы как будто преобразились, русские, несмотря на долгий изнуряющий марш, забыв про усталость, упорно шли вперед, сметая на своем пути боевые порядки французов. Самым слабым местом в рядах войск Макдональда оказались поляки. Легионеры Домбровского, не выдержав штыкового удара пехоты Багратиона, подались назад. Донцы обошли поляков с фланга и лавой налетели на неприятеля. Легионеры успели перестроиться в каре, но это им не помогло, казаки врубались в их боевые порядки и крошили польскую пехоту пиками и шашками. Макдональд бросил в огонь на выручку Домбровского французскую полубригаду, но и ее постигла участь поляков.

Казаки с неимоверной быстротой уничтожали правый фланг республиканской армии. Домбровский вынужден был отвести свои войска за реку Тидоне, чтобы не подвергнуть их окружению и полному уничтожению. На правом фланге французов некоторое время стойко оборонялись дивизии Сальма и Виктора, но с отступлением польских легионеров у них оголился левый фланг, и они вынуждены были податься назад, но отходили слишком медленно, Суворов этим воспользовался и направил им во фланг союзную кавалерию. Рядом с Кастель Боско донские казаки и австрийские драгуны и гусары атаковали республиканскую инфантерию, которая успела в последний момент перестроиться в каре, но это их не спасло. Сначала левофланговые батальоны дивизии Виктора были разорваны в клочья, затем эта участь постигла всю дивизию. Французы бросились врассыпную, спасаясь от неминуемой гибели, их боевые порядки мгновенно превратились в бегущую толпу. Остатки своей дивизии Виктору пришлось собирать уже на другом берегу Тидоне.

К девяти часам вечера вся французская армия отступила за реку. Союзные войска были крайне утомлены долгим маршем (более 80 верст было пройдено всего за 36 часов), после которого им пришлось с ходу вступить в бой и сражаться без остановки в течение всего дня. У Суворова было всех войск: 17 батальонов пехоты, 24 эскадрона австрийской конницы и 4 казачьих полка, что составляло не более 14 тыс. штыков и сабель. Тогда как у Макдональда в деле участвовало свыше 19 тыс. солдат.

К ночи французская армия расположилась в следующем порядке: Сальм – у деревни Сант-Николо на большой пьячентской дороге, Домбровский – основными силами у Казалиджио, часть его кавалерии встала бивуаком у Граньяно, а его аванпосты растянулись от Сантименто, через Роттофрено до Кампремольдо. Главные силы армии Макдональда (около 22 тыс. солдат) развернулись на правом берегу Треббии. Дивизии Оливье и Монришара все еще были на подходе.

У союзников: на правом фланге, около Бренно занял позиции Багратион с пехотой и казаками, на пьячентской дороге встал генерал Отт. Цепь аванпостов растянулась вдоль левого берега Треббии, главные силы расположились за ними, на левом фланге австрийцы, на правом – русские.

Суворов в диспозиции на следующий день определил: правой колонне (шесть батальонов русской пехоты, два казачьих полка, драгунские полки Карачая и Лобковича, дивизия генерал-лейтенанта Повало-Швейковского) велено было наступать южнее Ривальты через Сантиму на С. Джоржия. Средняя колонна (семь батальонов дивизии генерал-лейтенанта Фёрстера, с одним казачьим и одним драгунским полком) должна была, переправившись через реку Тидоне возле Моттациана, наступать на Граньяно, затем форсировать реку Треббия и двигаться в направлении Валера, затем через С. Бонико на Ивакари. Третью (левую колонну) составляла дивизия Отта (семь батальонов и шесть эскадронов), ей предстояло наступать вдоль большой пьячентской дороги на Понте-Нуре. Дивизии Фрёлиха (восемь батальонов) предписывалось оставаться в резерве. Она должна была сначала следовать за Оттом, затем переместиться в центр, в готовности поддержать правый фланг союзных войск. Командовать первой колонной предстояло Розенбергу, дивизии Отта и Фрёлиха подчинялись Меласу. Суворов намеревался нанести главный удар по левому флангу французов, прижать армию Макдональда к реке По и уничтожить.

ВОЕВАТЬ НЕ ЧИСЛОМ, А УМЕНИЕМ

7 июня в 10 утра союзная армия начала свое наступление. В ее составе было 34 батальона пехоты, 24 эскадрона австрийской кавалерии, 4 казачьих полка, всего около 22 тыс. штыков и сабель. Сам фельдмаршал следовал с правой колонной.

Шаг – аршин, в захождении – полтораТолько к двум часам дня боевые порядки противников сошлись в бою. Первым атаковал неприятеля князь Багратион. Его гренадеры ударили в штыки на легионеров Домбровского, одновременно казаки Грекова и Поздеева атаковали поляков во фланг. Завязалась жаркая рукопашная, поляки дрались против русских остервенело. Но натиск суворовских солдат был столь силен, что Домбровский вынужден был отступить, оставив в руках неприятеля две пушки, одно полковое знамя и до 600 пленных. Виктор, видя плачевное положение поляков, бросил им на выручку несколько батальонов. Французы ударили в стык между авангардом Багратиона и центром союзных войск. На выручку Багратиону пришла дивизия Швейковского. Часть ее сил встретила батальоны дивизий Виктора и Руска штыковой атакой и заняла место в боевых порядках союзников слева от Багратиона, остальные под командой Розенберга заняли место правее позиций Багратиона и тут же вступили в дело. Штыковым ударом они опрокинули несколько французских батальонов и заставили их ретироваться. Вслед за правым флангом в дело вступила дивизия Фёрстера. Казачий полк Молчанова атаковал и опрокинул французскую кавалерию, донцов поддержал один эскадрон драгун Лёвенера.

Тем временем к французам подошло долгожданное подкрепление: дивизии Оливье и Монришара. Первая заняла позиции на пьячентской дороге у городка Борго-Сан-Антонио, вторая расположилась между дивизиями Виктора и Руска. С прибытием этих сил французская армия стала превосходить войска Суворова в численности в полтора раза. Особенно перевес сил был заметен в центре. Но на ход сражения это не повлияло, правый фланг Суворова к тому времени смял левое крыло французов и те вынуждены были отступить за Треббию, вслед остальные республиканские войска предприняли отход за реку.

Левый фланг союзников также успешно продвигался вперед. На этом этапе исполнению замысла Суворова помешало ослушание Меласа, который не выполнил приказа и не направил в нужное время резерв на правый фланг, для решающего удара. Австрийцы, имея численное превосходство на своем участке фронта, чувствовали себя спокойно, они быстро достигли русла Треббии и дальше не продвигались. С наступлением ночи сражение начало затихать, французы полностью очистили левый берег и его заняли союзные войска. Из-за непроходимой тупости австрийского фельдмаршала Меласа Суворову не удалось разгромить армию Макдональда в первый день.

Уже ночью на левом фланге союзников три батальона французов, заблудившись, перешли реку вброд. Их ружейным огнем встретили австрийцы. Грянули барабаны, по тревоге поднялись войска и той и другой стороны, по всей линии сражения. Союзная и французская пехота начали перестрелку. Кавалерия и с той и с другой стороны ринулась в реку, в полной темноте гремела ружейная пальба, звенели клинки, завязалась нешуточная ночная баталия, в довершение ко всему в дело вступили артиллеристы. Несколько батальонов дивизии Розенберга под его командой форсировали реку, сметая все на своем пути, прорвали боевые порядки противника и затерялись где-то в тылу французов. Этот бой продолжался больше часа, затем все мало-помалу успокоилось. А батальоны, ушедшие в прорыв, в темноте, не видя куда идти, построились в каре и так простояли на одном месте до рассвета, а утром вернулись к своим.

Макдональд, имея сильное численное превосходство над противником, принял решение на следующий день наступать. На левом фланге Виктору и Руску предписывалось атаковать дивизию Розенберга. Домбровский направлялся в обход правого фланга Суворова. В центре французских войск заняли место дивизии Оливье и Монришара, им предписывалось фронтальное наступление на неприятеля. На своем правом фланге Макдональд поставил войска Ватрена и Сальма. Общая численность французских войск превысила 35 тыс.

Когда на следующее утро Суворов начал наступление, французы уже построились в боевой порядок на правом берегу Треббии. Домбровский уже форсировал реку у Ривальты и двигался в обход правого фланга союзного войска. Французская пехота почти одновременно по всей линии шла вперед в батальонных колоннах, кавалерия занимала промежутки. Артиллерия Макдональда была выдвинута на берег, стрелки цепью развернулись впереди колонн.

Суворов бросил против Домбровского авангард Багратиона и казаков. Поляки не выдержали стремительной контратаки, их боевые порядки были смяты первым же натиском. Домбровский вынужден был отвести своих солдат за Треббию. В это время дивизия Швейковского была атакована превосходящими силами французов. Одновременно Виктор и Руск нанесли удар по русским боевым порядкам с фронта и в правый фланг. Республиканцы имели тройное превосходство в силах. Багратион прекратил преследование поляков и направился на помощь Швейковскому. Но даже с прибытием Багратиона русские были в сильном меньшинстве, обстановка на правом фланге союзных войск была тяжелая, утомленные боем и жарой солдаты еле сдерживали наскоки противника. Видя такое сложное положение Суворов прибыл на свой правый фланг лично. С его появлением солдаты ободрились, гренадеры ударили в штыки и смяли французов. Благодаря этому натиску авангард Багратиона оказался в тылу сил Виктора и Руска. Французы, имея численное превосходство, вынуждены были отойти за Треббию, чтобы избежать окружения.

Мелас опять ослушался Суворова и не отправил резерв, как ему предписывалось. После вторичного получения приказа Мелас выделил для усиления правого фланга только конницу Лихтенштейна, оставив основные силы резерва при себе. Но Лихтенштейн до правого фланга так и не дошел. Французы нанесли удар в стык между центром и левым флангом боевых порядков союзников. Дивизия Монришара (около 5,7 тыс. штыков) навалилась на войска Фёрстера (шесть батальонов, один казачий и один драгунский полк) с фронта, а его правый фланг был атакован Оливье и Сальмом. Колонна Ватреня ударила в стык между Фёрстером и Меласом. В это время Лихтенштейн, проходивший в тылу войск Фёрстера, развернул свою кавалерию и ударил во фланг Монришару, французы были смяты и вынуждены отступить. Покончив с Монришаром, Лихтенштейн направил своих всадников против Оливье. Одновременно Мелас начал движение своей пехоты вперед и заставил французов очистить левый берег Треббии. Снова войска противников расположились каждый на своем берегу и начали перестрелку, которая длилась до наступления ночи. И только колонна Ватреня (пять батальонов и шесть эскадронов) сумела пройти в тыл австрийцев и заняла позиции у Календаско, но и она вынуждена была ретироваться за Треббию, чтобы не подвергнуться окружению.

В ночь с восьмого на девятое Макдональд начал отводить свои войска с поля боя, поняв, что дольше держаться против Суворова он не в состоянии, несмотря на свое численное превосходство. Отход французов не остался незамеченным. Еще затемно, около четырех часов утра, Суворов начал преследование противника. К семи часам войска Меласа уже вступили в Пьяченцу. Австрийцы и здесь не проявили должной расторопности, генерал Отт остановил преследование, достигнув берегов реки Нуры. Но русская колонна гнала французов еще несколько десятков миль. Генерал Чубаров со своими гренадерами одним натиском снес арьергард Виктора, после чего французы отошли к Сант-Джоржио и заняли сильные позиции, надеясь продержаться здесь долго. Суворов двигался вместе с войсками и руководил их действиями. На подкрепление Чубарову подошли Розенберг и Багратион со своими полками. Их Александр Васильевич бросил в лобовую атаку на неприятеля. Подоспевшие драгуны и казаки по приказу фельдмаршала пошли в обход позиций французов для нанесения ударов во фланги и тыл. К этому времени подошли дивизии Фёрстера и Швейковского, их Суворов направил в обход позиций Виктора, чтобы те, не задерживаясь, продолжили преследование основных сил Макдональда. Виктор поспешно начал отход. Но было уже поздно, лишь незначительной части его войск удалось отступить. Основные силы арьергарда оказались в окружении, частью были уничтожены, частью захвачены в плен. Преследование продолжалось весь день и следующую ночь. Французы уже не помышляли о сопротивлении, они просто бежали без оглядки. Остатки своей армии Макдональд смог собрать только к 10-му числу у Борго Донино. Из 35 тыс. его войск осталось чуть более 17 тыс.

ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС ГЕНЕРАЛА ДЕЗЕ

На заре 14 июня 1800 года, австрийский фельдмаршал Мелас начал наступление на французские позиции под Маренго тремя колоннами. Левая – 7,6 тыс. солдат шла на Кастель-Черьоло и Сало под командой генерала Отта. Правая – численностью 3 тыс. солдат под командой О’Рейли – на Нови, и в центре наступали главные силы австрийцев, 17,9 тыс. солдат, ими руководил сам главнокомандующий.

К шести часам утра австрийская армия уже форсировала реку Бромиду и построилась в боевые порядки в виду противника и тут же атаковала аванпосты французов, завязался бой. В Маренго было особенно жарко, генерал Виктор здесь развернул свой корпус от предместий городка до русла Бромиды. Атакованная австрийцами дивизия Гарданна подалась назад, но Виктор вовремя поддержал ее батальонами из дивизии Шамбарлака. Австрийцы наступали, вскоре бой уже шел в самом Маренго, корпус Виктора дрогнул и подался назад. Дивизия Кайма успешно атаковала войска генерала Шамбарлака, который находился на правом фланге корпуса Виктора. У ручья Фонтаноне, протекавшего на окраине Маренго, завязалась жаркая перестрелка, берега ручья быстро покрывались телами убитых и раненых. Солдаты Шамбарлака не выдержали и начали отход, австрийцы форсировали ручей и ударили в штыки, что ускорило отступление французов. Виктора поддержал своими войсками Ланн, он бросил дивизию Ватрена из состава своего корпуса в контратаку и оттеснил австрийцев к ручью. В 11 часов утра Отт направил в обход правого фланга Наполеона часть своей пехоты и кавалерии. Бонапарт выдвинул навстречу дивизию Моннье, и в резерве у него осталась только консульская гвардия.

На правом крыле республиканской армии около деревни Кастель-Черьоло разгорелся кровопролитный встречный бой, обе стороны бросали в атаки и контратаки все имеющиеся у них силы. Австрийцам удалось здесь лишь потеснить французов, но обойти с фланга не получилось.

Тем временем Бонапарт направил срочное послание генералам Дезе и Лапойпу: «Возвращайтесь, заклинаю вас, если вы только способны вернуться». Нельзя сказать, что консул паниковал, но в этом послании видна явная тревога.

К полудню патронные сумки солдат Виктора и Ланна были практически пусты. Сражение развернулось на 9 км по фронту, весь передний край был окутан дымом. Ставка Наполеона подвергалась сильному артиллерийскому обстрелу, противник уже приблизился к ней вплотную. Консул бросил в огонь 2-й и 20-й кирасирские режименты дивизии Келлермана, чтобы остановить наседающую австрийскую пехоту, но безрезультатно. Штыки и плотный ружейный огонь заставили французскую кавалерию отступить с потерями. К 14 часам австрийцы предприняли мощный натиск и опрокинули корпус Виктора, который в сильном расстройстве вынужден был отступить к Сан-Джулиано-Веккью. Вслед за этим дрогнул корпус Ланна и начал отход. Австрийская конница тут же бросилась их преследовать. В огонь пошли остатки французского резерва – гренадеры и пешие егеря консульской гвардии, атаку возглавил Наполеон лично. Австрийцы были остановлены, но лишь на непродолжительное время. В дело вступили легкие имперские драгуны, атака консульской гвардии захлебнулась, французы построились в каре и ощетинились штыками, патроны были на исходе, а австрийцы вплотную выдвинули артиллерию и начинали расстреливать каре в упор картечью. Гвардия вынуждена была отступить. Это был конец, вся французская армия отходила, лишь кое-где оказывая сопротивление наседающим австрийцам. Сам Наполеон в полном расстройстве чувств сидел на земле у обочины дороги, безучастно взирая на происходящее. Наконец до него дошло, что полководец должен, даже в такой обстановке, руководить своими войсками. Он отправился верхом вдоль расстроенных французских боевых порядков, пытаясь поднять боевой дух своих солдат. Но какое там, только лучшие из них не покидали строя, а большинство уже просто бежало, несмотря на усилия командиров. К их великому счастью, австрийцы, уверившись в своей полной победе, впали в беспечность и заметно ослабили натиск, местами даже остановили преследование. Главнокомандующий Мелас покинул поля боя, перепоручил командование своему генерал-квартирмейстеру фон Цаху, а сам направился в Алессандрию составлять победную реляцию.

К 17 часам на поле боя прибыл генерал Дезе со своим авангардом, это своевременное подкрепление помогло первому консулу Франции превратить поражение в победу. Дезе по своей инициативе с ходу вступил в бой. Впереди у него продвигалась цепь стрелков, доставившая немало проблем австрийцам, за ними следовали два батальона, развернутые в линию, затем еще один батальон, построенный в колонну. Келлерман сумел собрать около 600 всадников и поддержать контратаку Дезе. Австрийцы, не ожидавшие этого маневра, дрогнули и подались назад. Видя успех вновь прибывших войск, остальные части и соединения передовой линии французской армии прекратили отступление, построились в боевые порядки и контратаковали противника. История сохранила слова, которые сказал Дезе Наполеону в тот день: «Да, эта битва проиграна, но еще остается достаточно времени, чтобы выиграть другую».

Некоторое время австрийская артиллерия губительным огнем сдерживала напор французов. Но полевые орудия корпуса Дезе ответным огнем заставили ее ретироваться. Сам Дезе был сражен наповал во время боя, пуля попала ему в сердце. После сражения его тело нашли среди кучи трупов подчиненные, опознав Дезе только по его густой шевелюре, поскольку покойник был догола раздет мародерами. К 18 часам вся австрийская армия поспешно отходила, генерал Цах был пленен. Французы начали энергичное преследование противника. К 22 часам поле боя было полностью очищено от австрийских солдат.

ВРЕМЯ ОЖИВИТЬ СЛАВНОЕ ПРОШЛОЕ

Настало время вернуть к жизни многое, что символизирует славное прошлое нашего Отечества!

Прусский или немецкий строевой шаг, что был введен в строевой устав русской армии в бытность пруссофила Павла I, был мерзостью в глазах великого русского полководца генералиссимуса всех Войск Российских Суворова Александра Васильевича, князя Италийского, графа Рымникского. Не пора ли вернуться к славным истокам армии русской – к победному суворовскому шагу в аршин? К тому же непонятно, почему мы используем строевой немецкий шаг, тот, который практиковали нацисты в своих парадах?

День защитника отечества 23 февраля – это праздник из прошлой эпохи, если мы отказались от «7 ноября», то по логике вещей и эту дату надо отправить на свалку истории. Что такое 23 февраля, к какому событию приурочен этот праздник? Как известно, в тот период армия Российской империи уже не существовала, а новая революционная армия еще не была сформирована, первые попытки ее создания успеха не имели. Дата взята с потолка, по принципу – а пусть будет 23 февраля. А потом уже были подтасованы факты и придуманы какие-то события, на самом деле не происходившие. А незначительным происшествиям придали вид важности. Так зачем продолжать этот фарс? Когда у нас есть много знаменательных дат. К примеру, день Битвы на Чудском озере – 5 апреля по юлианскому календарю, 18 апреля – по григорианскому. Великая победа святого Александра Невского над войсками Ливонского ордена куда более достойна стать отправной вехой для празднования Дня защитника Отечества, чем непонятная и ни с чем не связанная дата.

Воинское звание лейтенант, от французского словосочетания lieu tenant (держащий место), давно пора заменить в сухопутных войсках на исконное – подпоручик и соответственно на чин выше – поручик, и это будет созвучно со званиями полковник и подполковник. В генеральской иерархии следует вернуться к званиям славного XVIII века. Бригад у нас много, а бригадного генерала нет. Далее генерал-майор – соответствует комдиву, генерал-лейтенант, в нужном нам варианте генерал-поручик соответствует комкору. Генерал-полковника надо заменить на генерал-аншефа, что будет соответствовать командарму. И ввести высший чин – фельдмаршал, поскольку современное высшее звание – генерал армии (что должно соответствовать командарму) ниже по статусу, чем командующий округом, главком вида вооруженных сил, а тем более начальник Генштаба или глава военного ведомства и его первые заместители.

Не пора ли возродить имена победоносных полков, прославивших себя в великом для матушки России XVIII веке. Почему у нас восстановлен лишь Преображенский полк? Но есть еще славные имена. Фанагорийский гренадерский полк, прославивший свое знамя при штурме Измаила, Ингерманландский пехотный полк, который формировался еще при Петре Великом, Суздальский полк, которым в свое время командовал сам Александр Суворов, и многие, многие другие. Имея такую богатую историю, мы довольствуемся малым, почему наши воины не стоят в строю под славными знаменами древних российских доблестных полков?
Автор: Александр Шарковский
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2015-08-28/1_traditions.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. voyaka uh 3 сентября 2015 09:22
    "Не пора ли вернуться к славным истокам армии русской –
    к победному суворовскому шагу в аршин?
    К тому же непонятно, почему мы используем строевой немецкий шаг,
    тот, который практиковали нацисты в своих парадах?"////

    Пулеметчикам безразлично, какой у противника шаг: победный в аршин или в пол-аршина.

    Сегодня полезнее учить короткие перебежки врассыпную - дольше проживешь.
  2. Maks Repp 3 сентября 2015 09:30
    Просто шикарно! Спасибо за статью.
  3. Stalker.1977 3 сентября 2015 09:41
    Хорошая статья, лично я за возвращение званий и имён полков.
  4. svu93 3 сентября 2015 09:46
    А.В. Суворов-великий полководец и великий человек!!!

    Про полки согласен, по поводу званий-мне кажется, перебор!
  5. Мур 3 сентября 2015 09:46
    Уважаемый автор, спасибо Вам за скурпулёзное описание боевых действи эпохи минувшей. Но...
    Несколько обескураживает Ваше безаппеляционное "следует вернуться", "надо заменить" , шаг не тот, Павел - германофил.. Ничего, что именно при этом германофиле русский солдат получил первую шинель вместо плаща-епанчи, которая служила ему лет этак двести с небольшим?
    Жизнь не стоит на месте, и под тяжестью лейтенантских, старлейских и генерал-полковничьих погон русский воин-офицер проявил уже не меньше своих лучших качеств, чем во времена оные.
    А про использование "практиковавшегося нацистами" "немецкого" строевого шага - тут уже, извините, полная галиматья. Надеюсь, ваш опус не прочитают оставшиеся в живых участники Парада Победы 1945г.
  6. Комитет 3 сентября 2015 09:53
    Имена полкам красиво, но с точки зрения секретности контрразведки - сомнительно.
  7. igordok 3 сентября 2015 10:05
    Не пора ли возродить имена победоносных полков, прославивших себя в великом для матушки России XVIII веке.

    На данный момент существует такое понятие как почетные наименования воинских частей, заработанные в большинстве своем во время ВОВ. И упразднять подвиги дедов, последнее дело. Хотя зачастую в народе чаще упоминается название ВЧ по месту дислокации.
    В дореволюционные времена названия и места расположений были интересны.
    Псковский 11 пехотный полк располагался перед ПМВ в Туле.
    Псковский 2-й лейб-драгунский полк - в Сувалки (Польша). В 1829 году благодаря этому полку на территории современной Украины появился городок с названием Новопсков.
    В Пскове располагались "Сибирские" полки 24-й пехотной дивизии: 93-ий Иркутский, 94-ый Енисейский и 96-ой Омский, которые "на Родине", в Сибири, побывали только в Русско-Японскую войну.
  8. RiverVV 3 сентября 2015 15:07
    Чета автор наплел в конце несуразностей. "Лейтенант" ему, видите ли, не нравится... А ведь слово "поручик" тоже пришло из польского.

    В общем: автор взял несколько статей на историческую тему, скомпиллировал их и присобачил свой эпилог. Не зря день прошел.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня