Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Борьба на лоскутном одеяле


Будущее арабского мира определят события в Йемене


На фоне событий в Ираке, где идет наступление антиджихадистских сил на позиции «Исламского государства» (ИГ), и Сирии, где атаки турецких ВВС на позиции курдов фактически спасли от падения столицу ИГ – город Ракку, а также попыток Р. Т. Эрдогана сформировать на сирийской территории буферную зону для организации наступления на Алеппо и Дамаск, внимание экспертов сконцентрировалось на военных очагах за пределами Аравийского полуострова. Между тем война, которую ведет в Йемене Саудовская Аравия при поддержке армии ОАЭ и подразделений признанного монархиями легитимным йеменского президента Хади, заслуживает не меньшего внимания.

Если в Сирии, Афганистане, Ливии и других странах Ближнего и Среднего Востока во внутренних конфликтах Саудовская Аравия участвует «по доверенности», через контролируемые и поддерживаемые ею военизированные группировки исламистов, то в гражданской войне в Йемене саудовские войска задействованы непосредственно. Со всей очевидностью Эр-Рияд воспринял события, происходящие в этой стране, куда более остро, чем во всех прочих уголках арабского мира.


“ Со стороны хоуситов вероятен такой тактический ход, как активизация боевых действий непосредственно на саудовской территории ”
И это потому, что усиление хоуситов в Йемене, в итоге которого влияние Ирана в этой стране автоматически должно было усилиться, создавало антисаудовский плацдарм в непосредственной близи от границ королевства. Нормализация отношений Ирана и США, продемонстрированная достижением соглашения по ядерной программе Тегерана, означала с точки зрения региональных союзников США, что Вашингтон «разменял» их в большой геополитической игре.

Саудовской Аравии это грозило катастрофой. Как следствие королевство втянулось в дорогостоящую авантюру с бомбардировками йеменской территории. Разрекламированная антихоуситская коалиция оказалась мифом, так как страны, согласившиеся войти в ее состав, никаких реальных действий за исключением чисто символических жестов в поддержку КСА производить не собирались. Правда, авиакрыло, сформированное монархиями Залива, Йемен разбомбило, уничтожив его инфраструктуру, находившуюся в пределах воздушных атак, и несколько тысяч гражданских лиц, но платить за все пришлось той же Саудовской Аравии, а результаты оказались более чем сомнительными.

Взяв Аден, хоуситы и подразделения экс-президента Салеха, пытавшегося вернуть с их помощью влияние своему клану, сделали серьезную заявку на участие во власти в Йемене, действуя на территории южан, традиционно враждебных северным племенам и склонным к сепаратизму. Достигнуты ли экспедиционным саудовско-эмиратским корпусом, отрядами, верными президенту Хади, и йеменскими наемниками, которых саудовские СМИ называют «добровольцами» после взятия ими Адена, успехи в борьбе с их зейдитскими противниками – большой вопрос. В том числе потому, что число активных игроков в Йемене значительно больше, чем традиционно упоминаемые прессой хоуситы, Салех, Хади и Саудовская Аравия со товарищи.

Что казалось и что оказалось


Среди экспертов Института Ближнего Востока проблемы Йемена детально в режиме реального времени разбирает П. П. Рябов. Опираясь на его материалы, попытаемся представить читателю состояние дел в этой стране. При этом мы неизбежно окажемся весьма далеки от традиционных сообщений мировой прессы, касающихся гражданской войны в Йемене, которые в большинстве основаны на изначально предвзятых сообщениях СМИ монархий Залива. В этих статьях хоуситов, как правило, называют мятежниками, хотя племена севера, представлявшие опору свергнутого йеменскими военными зейдитского имамата, с тем же успехом могут называть так военный режим в Сане, которому они никогда не подчинялись. Все племенные альянсы, исламистские объединения и созданные на их базе политические партии Йемена имеют собственные интересы. Их невозможно объединить под общим командованием, они не заинтересованы в существовании централизованного единого государства и готовы воевать с кем угодно против кого угодно. Разумеется, салафиты не станут объединяться с зейдитами, которых они считают еретиками, но и племенам юга или подразделениям «Братьев-мусульман» из когда-то влиятельной партии «Ислах» они не союзники. Благо, любые альянсы местных йеменских лидеров всегда временные: союзников в этой стране предают и уничтожают не реже, чем врагов.

Взяв Аден, лоялистские силы стараются развить успех и двигаться на север. Попытки осуществлять наступление без дополнительной перегруппировки сил объясняется стремлением Эр-Рияда и его союзника в лице ОАЭ не потерять темп наступления и не дать возможности хоуситам укрепить оборону к северу от Таиза, где начинаются горные районы, выбить из которых противника предельно сложно. Особенно с учетом того, что в горах теряется преимущество наступающих в виде тяжелой техники и авиации. Это вынуждает Эр-Рияд искать альтернативные пути основного наступления.

Одновременно КСА пытается укрепить наступающих за счет направления подкреплений. СМИ Залива указывают, что силы, лояльные Хади, получили «значительное подкрепление» в виде танков и тяжелой техники. На деле это 12 танков, вдвое больше броневиков и две сотни «тренированных» на базах в ОАЭ и КСА йеменцев, боеспособность которых весьма сомнительна. Этих «добровольцев» (им платят по 200 долларов в месяц, обещая трудоустройство в КСА после победы) набирали из трудовых мигрантов и экипировали уже в лагерях. Боевой подготовкой и слаживанием сформированных частей никто по-настоящему не занимался.

Идем на Мариб


Военные эксперты указывают, что переброска последнего по времени подкрепления лоялистам произошла через сухопутное «окно» на саудовско-йеменской границе в районе Аль-Вадия, отмечая это как новый элемент в тактике КСА. На деле этот канал использовался и на первом этапе противостояния. Через него исламистам, которые сконцентрировались в Марибе, перебрасывались тяжелая техника и стрелковое вооружение. В настоящее время Мариб стал основным направлением удара «аравийской коалиции». Это объясняется наличием в нем условно лояльных КСА сил, костяк которых составляют племенные ополченцы исламистской партии «Ислах», и что еще важнее – наличием более выгодных по сравнению с направлением через Сааду (традиционное место проживания и базирования хоуситов) и Лахдж условий для использования тяжелой техники. Через Мариб идет оптимальный путь на Сану. Сеть автодорог S150 и N5 позволяет осуществить движение танков и бронетранспортеров и организовать подход подкреплений из КСА.

Борьба на лоскутном одеялеЗдесь же наиболее комфортно будет чувствовать себя и авиация. Проблемы с логистикой могут возникнуть после того, как «аравийская коалиция» достигнет Мариба. Транспортные артерии из Мариба до Саны протяженностью 153 километра не приспособлены для прохождения танков в силу рельефа. Основной удар саудовское командование планирует нанести по столице Йемена с востока, что не отменяет наступлений в качестве отвлекающих маневров на других участках фронта. Это прежде всего Таиз, где местное ополчение заблокировано в городе, но отвлекает на себя хоуситов.

Что касается Лахджа, этот город находится в 30 километрах от военной базы «Эль-Анад». Она в свое время использовалась американцами для нанесения ударов по позициям джихадистов с применением БЛА. База разрушена в ходе последних боев и не может принимать тяжелые транспортные самолеты. С другой стороны, между ней и Лахджем лежит равнина, что позволяет наступающим задействовать тяжелую технику.

Все против всех


Следует отметить, что южнойеменские ополченцы при поддержке «аравийской коалиции» стараются удержать наступательную инициативу, продвигаясь по ряду направлений севернее и северо-западнее Адена. Помимо прочего им удалось занять город Занджибар, который считается «воротами» в провинцию Абъян. Смысл этого маневра состоит в том, чтобы побудить местные ополчения присоединиться к ним в походе на север. Возглавляет эти подразделения ветеран Афганистана и личный друг Усамы бен Ладена Тарик аль-Фадли, с которым Управление общей разведки КСА взаимодействует в постоянном режиме. До настоящего времени аль-Фадли хранил нейтралитет, не вмешиваясь в ситуацию. При этом он как прямой наследник династии правителей Абъяна вряд ли захочет делиться властью с кем бы то ни было. Что касается хоуситов, их отрядов на территории провинции не было. Так что когда мы слышим об «освобождении Абъяна», следует отдавать себе отчет в том, что его никто и не оккупировал.

Эта провинция в результате действий Саудовской Аравии скорее всего в ближайшее время превратится в салафитский анклав, как ранее Хадрамаут, где сторонники «Аль-Каиды Аравийского полуострова» перешли на легальное положение. Удары американских БЛА ситуацию в данном случае не исправят. Ранее удары по целям исламистов сопровождали сухопутные операции подразделений «Куат аль-хасса», которые американцы готовили во времена президента Салеха специально для этих целей. Сейчас же они воюют против сил, лояльных нынешнему президенту Хади.

Этот вакуум власти активно заполняется радикальными исламистами, причем отнюдь не всегда идеологически близкими «Братьям-мусульманам», к которым тяготела ослабленная сейчас партия «Ислах», однако настроенными преимущественно салафитско-джихадистски. Сегодня приверженцы этого течения с опорой на местные племенные кланы и племена контролируют Хадрамаут, широкий коридор от города Аль-Шихр на побережье Индийского океана до саудовской границы, провинции Абъян и Мариб.

После отхода зейдитов с юга отряды «Аль-Каиды Аравийского полуострова» взяли под контроль три города в окрестностях Адена. Поражение зейдитов автоматически ведет к усилению исламистского сегмента в стране, что очень беспокоит американцев, которые неоднократно поднимали эту тему как в разговорах с саудовцами, так и в период тайных консультаций в Иордании в конце июля с делегацией хоуситов. Ситуация неутешительна для американских интересов на Аравийском полуострове, поскольку означает полный провал предпринятых США усилий по борьбе с салафитским влиянием в этом регионе.

Любопытно, что по мере нарастания саудовского давления на хоуситов расширяется зона контроля племенных ополчений союза Хашед, которые действуют в координации с бывшими руководителями «Ислаха» – братьями Ахмар. Им удалось потеснить хоуситов в провинциях Иб и Дамар, где они взяли под контроль ряд районов. Эксперты в этой связи отмечают, что хоуситы оставили эти позиции без боя, выравнивая линию фронта и создавая оптимальные условия для обороны районов у городов Таиз и Иб. Так как рельеф местности позволяет, хоуситы смогли создать там прочный фортификационный рубеж обороны, на который они и отошли.

Наступавшие на их позиции лоялисты дали хоуситам 48 часов для того, чтобы они отвели войска из Иба добровольно, но хоуситы закрепились на очень выгодных позициях и готовы их удерживать. Особенно если учесть, что ополченцы Хади и его союзников не приспособлены к уличным боям, а в случае оставления хоуситами Иба возникают условия для дальнейшего наступления на столицу страны, поскольку расстояние от города Иб до Саны составляет примерно 46 километров по шоссе.

Удар по карману


Параллельно этим военным действиям в Абъяне исламисты ведут бои местного значения с хоуситами в «кармане» Лоудер. Зейдиты его удерживают, стремясь ударить на юг для разблокирования своих сил, сконцентрированных в локальной области на побережье Индийского океана и куда ведет единственное шоссе из Лоудера, контролируемое по большей части южнойеменскими ополченцами. При этом хоуситам необходимо держать оборону и с севера, поскольку в случае подхода подкреплений к исламистам со стороны сил А. М. Хади возникает вероятность окружения в котле, в который превратится указанный «карман».

Примерно такой же «карман», но более крупный, образовался у хоуситов под Таизом с восточного направления. Здесь окружить их силы сложнее, в том числе по географическим условиям. Горная местность помогает зейдитам, превосходно умеющим воевать в горах. Что касается ополчения Таиза, которое контролирует 75–85 процентов города, оно на самостоятельные наступательные операции неспособно.

Западная часть страны – побережье Красного моря находится до сих пор под контролем хоуситов. Это создает гипотетическую возможность проведения контрнаступления с двух флангов (запада и востока) и окружения сил лоялистов, которые располагаются западнее Таиза. Наступление же южан на Сану до тех пор, пока не захвачены Иб, Таиз и Дамар, по оценке экспертов, маловероятно. Основным направлением разворачивания наступающих с юга сил станет Мариб, который расположен в 100 километрах от границы и куда саудовцы спешно перебрасывают через участок сухопутной границы Аль-Вадия подкрепления в виде танков и броневиков.

Характерно, что в столице Йемена – Сане, которую хоуситы уверенно удерживают, сильны антисаудовские настроения местного населения, что обещает серьезные бои за этот город. Благо, горный рельеф минимизирует преимущество противника в тяжелой технике. Этот фактор присутствует на всех направлениях продвижения лоялистов, что вынуждает их вначале посылать вперед пехоту из числа йеменцев, которая не обладает достаточным уровнем боевой слаженности. Саудовские и эмиратские танковые колонны располагаются в тылу и фактически не влияют на расстановку сил. В случае их выдвижения на передовые позиции необходимо постоянное прикрытие с воздуха, на что у южан нет возможности.

Война стучится к саудитам


Пока объявленные успехи в наступлениях на том или ином направлении означают лишь, что местные племена берут под контроль районы своего традиционного проживания, за границы которых не выходят. Иных сил, кроме завербованных «под Хади» йеменцев и собственной бронетехники, у «аравийской коалиции» нет. В итоге в Йемене мы наблюдаем «лоскутное одеяло», состоящее из областей, контроль над которыми осуществляют либо хоуситы, либо силы, которые сложно назвать вертикально интегрированными в одну армию с единым командованием. Тем более что подчинение их президенту Хади весьма сомнительно – он справедливо считается на юге страны тем самым человеком, который подавил в 90-х по приказу Салеха выступления местных сепаратистов.

С учетом того, что хоуситы вынуждены держать значительные силы на границе в Сааде на случай начала интервенции саудовских войск с севера, взятие Саны позволило бы «аравийской коалиции» не только одержать крайне важную с точки зрения пропагандистского эффекта победу, но и перекрыть пути контрабандной доставки хоуситам топлива из других частей страны. Кроме того, занятие столицы Йемена означало бы резкое сужение пространства для поиска убежищ для командования зейдитов и их лидеров.

В этой связи ряд экспертов указывают на то, что со стороны хоуситов весьма вероятен такой неожиданный для саудовского руководства тактический ход, как активизация боевых действий непосредственно на саудовской территории, в Наджране. Именно там ими был сбит вертолет ВВС КСА. Там же была атакована салафитская мечеть в городе Абха провинции Асир, расположенном в непосредственной близости от йеменской границы. Атака была проведена против молящихся в мечети военных из сил спецназначения: погибли 13 военных, еще 10 человек получили ранения.

Ответственность за теракт в мечети в Абхе по традиции взяли на себя сторонники ИГ, но эксперты в этом сомневаются, связывая эту атаку с действиями специальной команды из сил, лояльных экс-президенту Салеху, тем более что боевики ИГ до сих пор никогда не нападали на территории Саудовской Аравии на суннитские мечети. Кроме того, эксперты не могут пока ничего сказать о сторонниках ИГ в Йемене и КСА. Саудовское население симпатизирует борьбе этой организации против шиитов, но от сочувствия войне против иноверцев в соседних странах до организации войны на собственной территории очень далеко.

Между тем вооруженные силы ОАЭ только во время столкновения на базе ВВС «Эль-Анад» потеряли убитыми трех человек. По мере продвижения к столице страны потери будут расти. В Эр-Рияде и Абу-Даби это осознают. Они оцениваются Генштабом ВС КСА в 150–200 военных, хотя эксперты полагают, что в горах наступающие могут потерять и вдвое больше. Это при условии, что военные из КСА и ОАЭ не побегут (что они демонстрировали и в значительно менее опасных ситуациях). Продвижение же их войск в горный Йемен чревато началом партизанско-засадной войны с минными ловушками.

При этом Саудовская Аравия и ОАЭ вынуждены направлять в Йемен военных для обслуживания тяжелой техники или артиллерии западного производства, поскольку их местные союзники неспособны ее использовать, что доказали бои за Аден, где бронетранспортеры западного производства были полностью уничтожены. Таким образом в настоящее время ударный костяк лояльных президенту Хади сил составляет 1500 подготовленных в ОАЭ этнических йеменцев и 1500 саудовских и эмиратских военных. Бригада ОАЭ дислоцируется на базе «Эль-Анад».

Если учесть нежелание хоуситов вступать в бой на открытой равнине с оснащенным тяжелой техникой и имеющим авиаподдержку противником, их отступление в горы Таиза выглядит логичным. Причем речь идет о спланированной операции, а не о вынужденном бегстве. Количество потерь с обеих сторон свидетельствует именно о таком сценарии. То есть хоуситы отошли на выгодные для них позиции, оптимизировав растянутые пути подхода подкреплений и материально-технического снабжения.

Учтем, что саудовская авиация в предыдущие месяцы разбомбила все мосты в Таизе и Лахдже, чтобы предотвратить снабжение хоуситов и подход к ним подкреплений под Аден. Это ей тогда удалось, но теперь препятствует наступлению сил аравийской коалиции. Тем не менее саудовцы явно предполагают развивать наступление, несмотря на предсказуемые тяжелые потери. Облегчить его может договоренность с местными племенами в Таизе о взаимодействии и поддержка заблокированных там ополченцев. Но переброска тяжелой техники и подкреплений для них по-прежнему реальна исключительно через Аден...
Автор: Евгений Сатановский
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/26806


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. Monster_Fat 3 сентября 2015 07:43
    Саудиты, особенно катарские много лет пестовали идею всемирного халифата под своим протекторатом, и взращивали всеми мыслимыми и немыслимыми способами многоголовую гидру-джина-военную силу которая по их мнению должна была сокрушить другой мир ради зеленого знамени Пророка. Однако не учли одного-мусульмане теперь совсем не такие, как были 300-и даже 100 лет назад-для них теперь жажда наживы стала первичной, а духовность-только прикрытие действий, по удовлетворении этой "жажды". "Джин" вырвался из рук саудитов и, разграбив все что можно в ближайшей округе, стал пристально всматриваться в своего бывшего богатого "господина"-"о там есть, чего пограбить!"
    1. Разгильдяй 3 сентября 2015 08:41
      До чего же глубокая мысль. А ничего, что тут гораздо более глубокий конфликт? Конфликт шиитов и суннитов? И дело вовсе не в "жадности и бездуховности", а в том, что уничтожение врага должно произойти любой ценой, любым способом и не взирая на правила.
    2. Волька 3 сентября 2015 08:59
      солидарен во мнении, ибо действительно не рой яму другому, сам в нее попадешь... hi
  2. LEVIAFAN 3 сентября 2015 13:08
    а я просто за дорогую нефть. и как это не цинично звучит, но мне всеравно сколько за это заплатят саудиты.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня