Бронеавтомобили штабс-капитана Былинского

На начальном этапе Первой мировой войны любой бронеавтомобиль мог стать своеобразным козырем, способным изменить ход сражения. Понимание этого факта, связанное с накопленным опытом боевых действий, в итоге привело к появлению большого количества проектов подобной техники. Тем не менее, до определенного времени разработка и строительство броневиков осуществлялись по инициативе энтузиастов. Одним из них стал штабс-капитан Былинский, начавший работу над своим проектом весной 1915 года.

Новый проект стартовал не совсем обычно. Весной 1915 года штабс-капитан Былинский отправил в штаб 10-й армии, где он служил, рапорт с предложением о создании новой техники. В этом документе офицер отмечал, что наличие броневиков у противника приводит к неоправданно высоким потерям Русской императорской армии, а также негативно сказывается на боевом духе. Армия, в составе которой служил Былинский, не располагала аналогичной техникой. Из-за этого штабс-капитан обратился к командованию с предложением построить по его собственному проекту нужные боевые машины с пушечным и пулеметным вооружением. Более того, офицер предложил самостоятельно оплатить все работы.

Бронеавтомобили «О»


По-видимому, командование 10-й армии видело ситуацию на фронте и понимало имеющиеся проблемы. Результатом этого стало разрешение на ведение работ. Штабс-капитана Былинского откомандировали на Обуховский сталелитейный завод, где он должен был руководить строительством новой техники. В его распоряжение были переданы два трофейных легковых автомобиля Mercedes, на базе которых и требовалось построить новые броневики. До конца весны офицер и специалисты завода занимались проработкой различных нюансов проекта и сборкой новых броневиков.

Бронеавтомобили штабс-капитана Былинского
Один из броневиков на базе шасси Mercedes


Трофейные машины, переданные Былинскому, имели колесную формулу 4х2 и оснащались бензиновыми двигателями мощностью 45 л.с. В составе трансмиссии использовалась цепная передача, при помощи которой осуществлялось вращение задних ведущих колес. Двигатель располагался в передней части шасси. Передние одинарные и двухскатные задние колеса крепились на листовых рессорах. Таким образом, базовые шасси для новых броневиков были типичными представителями техники своего класса, строившимися в то время.

В ходе переделки в бронеавтомобили базовые машины лишились всех ненужных агрегатов. От них оставили только шасси с силовой установкой, трансмиссией, ходовой частью и органами управления. На шасси предлагалось установить оригинальные бронекорпуса, построенные на основе каркаса. Следует отметить, каркасная конструкция броневого корпуса была связана не только с имевшимися в то время технологиями, но и с некоторыми оригинальными идеями автора проекта. Иная конструкция бронекорпуса не позволила бы применить предложенный необычный комплекс вооружения.

В качестве материала для корпуса была выбрана броневая хромо-никелево-ванадиевая сталь. Защита бронемашины должна была изготавливаться из большого количества стальных панелей разной формы и размера толщиной от 5 до 6 мм. Основная масса деталей корпуса была прямой, однако использовались несколько изогнутых, предназначенных для упрощения и облегчения конструкции.

Бронекорпус новых броневиков конструкции Былинского в целом был похож на соответствующие агрегаты иных машин того времени, но имел несколько необычных особенностей. Корпус был разделен на две основные части: двигательный отсек и обитаемый объем. Мотор спереди закрывался наклонным листом с откидной крышкой, а сбоку был защищен вертикальными бортами. Сверху его прикрывал изогнутый в виде секции усеченного конуса капот. В листах бронекапота предусматривались люки для обслуживания силовой установки.

Позади моторного отсека находились отделение управления и боевое отделение, помещенные в основной части бронекорпуса. Обитаемые отсеки имели корпус, выполненный только из ровных листов. Непосредственно за моторным отсеком корпус расширялся и сохранял сравнительно большую ширину до кормы. Лобовой лист обитаемого отсека и передняя часть крыши устанавливались под углом. Крыша располагалась строго горизонтально, борта – строго вертикально. На крыше корпуса устанавливалась цилиндрическая башня.

Бронеавтомобили штабс-капитана Былинского
Офицеры осматривают броневик новой модели


Любопытной особенностью броневиков Былинского было наличие броневой перегородки, разделявшей отделение управления и боевое отделение. Таким образом, располагавшиеся в передней части корпуса водитель и командир были отделены от стрелков, находившихся в корме. Необходимость использования перегородки была обусловлена нестандартным способом установки вооружения.

В левом борту корпуса предусматривались две двери для доступа внутрь машины. Передняя дверь представляла собой скулу корпуса, установленную на петлях, и открывалась назад по ходу движения. Позади этой двери имелся сравнительно широкий бортовой лист со смотровым люком, на задней грани которого крепились петли второй двери, имевшей собственный люк для наблюдения и открывавшейся вперед. Через переднюю дверь обеспечивался доступ в отделение управления, а задняя вела в боевое отделение. Люки в крыше, по-видимому, не предусматривались, поскольку посадку в машину следовало производить через две бортовые двери.

Любопытной особенностью первых бронеавтомобилей Былинского было отсутствие полноценных смотровых люков на рабочих местах командира и водителя. На поле боя и за его пределами за дорогой приходилось следить через две пары смотровых щелей и небольшие люки в бортовых листах. Кроме того, в крыше предусматривались перископы для слежения за окружающей обстановкой при движении задним ходом. По задумке автора проекта, новые броневики должны были выходить на поле боя именно так, что и привело к необходимости использования специальных наблюдательных приборов.

Главным оружием перспективного броневика должна была стать 37-мм пушка Гочкиса. Это орудие предлагалось установить на специальной тумбе в центре боевого отделения, внутри корпуса. Для ведения огня по целям в задней полусфере бронекорпус машины получил набор откидных люков. Сравнительно крупные панели в корме и на бортах откидывались вниз-наружу и позволяли обстреливать цели в пределах достаточно широкого сектора. При этом стрелки оставались под защитой высокой нижней части бортов. Защита водителя и командира обеспечивалась броневой перегородкой, разделявшей отделение управления и боевое отделение. Именно она должна была задерживать пули и осколки, попадающие в бортовые или кормовой люки боевого отделения.

В корме цилиндрической башни имелись крепления для установки пулемета «Максим». Для облегчения горизонтальной наводки установка пулемета и башни крепилась к механизмам орудийной тумбы, что перераспределяло вес агрегатов и упрощало работу стрелка. Весь боекомплект пушки и пулемета находился на стеллажах боевого отделения. Кроме того, предлагалось вооружить экипаж двумя ружьями-пулеметами обр. 1902 г. (ручной пулемет Madsen). Таким образом, экипаж мог атаковать пехоту, технику и укрепления противника, используя наиболее эффективное в данной ситуации вооружение.

Бронеавтомобили штабс-капитана Былинского
Бронеавтомобиль во время испытаний. Хорошо видны следы тестового обстрела


Экипаж нового броневика должен был состоять из шести человек: командира, водителя, стрелка-пулеметчика и трех артиллеристов. Первые двое располагались в небольшом отделение управления, остальные – позади перегородки.

В ходе изготовления двух новых бронеавтомобилей рабочим Обуховского завода пришлось усилить базовые шасси. Трофейные автомобили в существующем состоянии не могли стать полноценной основой для бронетехники, из-за чего их раму, подвеску и другие агрегаты доработали с целью повышения прочности.

Сборка двух броневиков конструкции штабс-капитана Былинского завершилась в начале июня 1915 года. 15 июня обе машины прибыли на полигон Офицерской стрелковой школы, где должны были пройти испытания. За проведение проверок отвечали офицеры с опытом участия в боевых действиях, однако даже они не смогли найти у новой техники серьезные недостатки. Наоборот, в отчетах об испытаниях броневики новой модели оценивались хорошо.

В качестве преимущества отмечались неплохие ходовые характеристики. Бронемашины с двигателями мощностью 45 л.с. могли развивать на шоссе скорость не менее 60 верст в час (порядка 64-65 км/ч), а также отличались другими хорошими характеристиками. Также отмечалось достойное вооружение в виде одной пушки, одного башенного и двух ручных пулеметов. Все это позволяло надеяться, что броневики Былинского покажут себя на поле боя только с самой лучшей стороны.

В конце июня бронемашины на базе трофейных шасси «Мерседес» получили собственные имена «Обуховец» и «Опальный», после чего были отправлены в действующую армию. Машины передали 13-й армии Северо-Западного фронта, в составе которой они участвовали в сражениях на Холмо-Люблинском направлении. В ходе этих боев броневики чаще всего оказывали поддержку 3-й кавалерийской дивизии.

Броневик «Орлец»

Два бронеавтомобиля конструкции штабс-капитана Былинского неплохо показали себя на поле боя, но ввиду малого количества не могли стать серьезной силой. «Обуховцу» и «Опальному» требовалось усиление в виде, как минимум, еще одной боевой машины. Уже в середине лета 1915 года штабс-капитан начал «пробивать» строительство третьего броневика. В силу некоторых причин офицеру пришлось обращаться не к командованию одного из армейских соединений, а к более высокопоставленным особам.

Перед строительством третьего броневика Былинский решил получить поддержку, что называется, на самом верху. Офицер написал письмо генерал-майору свиты Его Императорского Величества князю Владимиру Николаевичу Орлову, большому энтузиасту внедрения автомобильной техники. В своем письме штабс-капитан описал сложившуюся ситуацию и попросил помощи в строительстве третьего броневика. Кроме того, он схитрил, решив сыграть на лести. В письме князю Орлову выяснилось, что новый броневик тоже должен был получить собственное имя на букву «О». При этом, в часть князя, машину предполагалось назвать «Орлец». То ли аргументация, то ли лесть сделали свое дело – князь Орлов помог Былинскому с продолжением работ.

Бронеавтомобили штабс-капитана Былинского
Броневик Былинского на базе шасси Hansa-Lloyd


Уже в августе на Обуховский завод прислали грузовой автомобиль Hansa-Lloyd, который следовало использовать в качестве основы для нового броневика. Как и «Мерседесы», использовавшиеся в строительстве предыдущих машин, грузовик «Ганза-Ллойд» был отбит в боях у противника. Эта машина не отличалась высокими характеристиками, а также успела выработать часть ресурса до смены хозяев, но выбирать не приходилось. Количество свободных машин было крайне мало, из-за чего Былинскому и его коллегам пришлось строить боевую технику на основе имеющегося шасси.

Автомобиль «Ганза-Ллойд» был оснащен бензиновым двигателем мощностью 24 л.с. и имел колесную ходовую часть с формулой 4х2. Компоновка и состав агрегатов его шасси была типичной: мосты на листовых рессорах, задние ведущие колеса и переднее расположение двигателя. Таким образом, при создании нового броневика можно было широко использовать наработки по существующему проекту. Тем не менее, Былинский и его коллеги решили значительно переработать имеющийся проект, изменив основные особенности конструкции.

Серьезным доработкам конструкционного и технологического характера подверглась исходная конструкция корпуса. Так, для упрощения его сборки было решено отказаться от изогнутого капота, хотя в составе корпуса появилось несколько новых конических поверхностей. Кроме того, появилась дополнительная цилиндрическая башня. Как и ранее, использовались броневые листы толщиной 5-6 мм, устанавливавшиеся на металлическом каркасе.

Сравнительно малый моторный отсек располагался в передней части корпуса и был собран из нескольких прямолинейных листов. Передняя стенка капота имела люк для вентиляции. Среднюю и заднюю части шасси занимал обитаемый отсек корпуса, в котором находились отделение управления и боевое отделение с двумя башнями. В конструкции корпуса использовались некоторые идеи предыдущего проекта, в частности, были заимствованы и переосмыслены конструкция и расположение бортовых дверей.

Спереди отделение управления прикрывалось наклонным лобовым листом со смотровыми щелями. По бокам от него располагались скулы, установленные под углом к оси машины. Левая скула была установлена на петлях и открывалась назад по ходу движения, открывая доступ в отделение управления. Позади скул корпуса, в верхней части бортов, имелись небольшие выступающие угловатые спонсоны, по-видимому, предназначенные для улучшения обзора.

Средняя часть корпуса представляла собой металлический короб, в левом борту которого предусматривалась распашная двустворчатая дверь. На крыше этого короба имелось коническое основание башни. На последнем устанавливалась одна из башен с пулеметом. Корма корпуса имел вертикальные борта и изогнутый кормовой лист, образовывавший часть опоры второй башни. Кормовая башня располагалась ниже передней, благодаря чему два пулеметчика могли вести огонь, не мешая друг другу.

Бронеавтомобили штабс-капитана Былинского
Броневик "Орлец" после ремонта и модернизации


Точные сведения о составе экипажа броневика конструкции Былинского на базе шасси «Ганза-Ллойд» отсутствуют, но можно сделать некоторые предположения. По-видимому, экипаж состоял из водителя, командира и, как минимум, двух стрелков, отвечавших за использование вооружения.

Новый броневик вооружили двумя пулеметами «Максим». Конструкция передней башни позволяла вести огонь в любом направлении и обстреливать цели в пределах достаточно широкого вертикального сектора. Кормовая башня не имела кругового обстрела, поскольку основание второй перекрывало достаточно широкий сектор передней полусферы. Несмотря на имеющиеся ограничения, конструкция двух башен позволяла обстреливать цели в любом направлении, а также обеспечивать максимально возможную огневую мощь при выезде на поле боя задним ходом.

Сборка броневика Былинского на базе грузовика «Ганза-Ллойд» заняла всего несколько недель и завершилась до конца августа 1915 года. Вскоре машина вышла на испытания и показала удовлетворительные характеристики. Тем не менее, меньшая мощность двигателя в сравнении с предыдущими шасси Mercedes должна была сказаться на реальных характеристиках бронемашины.

К началу сентября броневик прошел испытания и получил обещанное князю имя «Орлец». После этого третий бронеавтомобиль последовал за своими предшественниками и отправился на Северо-Западный фронт. Вскоре появился приказ Главного военно-технического управления, в соответствии с которым все три бронемашины конструкции штабс-капитана Былинского сводились в 25-й пулеметный автомобильный взвод. В составе этого подразделения бронемашины участвовали в дальнейших боях.

Совместная служба

15 сентября 25-й взвод передали 5-й армии Северного фронта, воевавшей в районе Двинска. В течение некоторого времени все машины участвовали в различных сражениях. Служба бронеавтомобилей на фронте продолжалась до весны 1916 года. После этого их отправили в Петроград для прохождения ремонта в мастерских Запасной броневой роты.

В марте 16-го «Обуховца, «Опального» и «Орлеца» привезли в столицу и изучили. Состояние машин оставляло желать лучшего, из-за чего было решено переоборудовать их и не возвращать в действующую армию в имеющейся комплектации. Комиссия Главного военно-технического управления сочла, что эксплуатация этой техники в армии является нецелесообразной. В составе одного взвода служили несколько бронемашин на базе двух разных шасси иностранного производства. В результате отсутствовала требуемая унификация как в пределах одного подразделения, так и в больших масштабах. Кроме того, имелись серьезные проблемы с обслуживанием и ремонтом этой техники, обусловленные отсутствием полноценных поставок нужных запчастей заграничного производства. Из-за сильного износа и отсутствия требуемых запчастей было решено переоборудовать бронеавтомобили в бронедрезины и после этого передать железнодорожным войскам.

Бронеавтомобили штабс-капитана Былинского
Броневики "Обуховец" и "Опальный" на железнодорожной платформе


Из имеющихся данных следует, что планы Главного военно-технического управления так и не были реализованы. Известно, что весной 1917 года «Обуховец» и «Опальный», построенные на базе шасси «Мерседес», находились в мастерских в Савелове. Броневик на базе шасси «Ганза-Ллойд» до 1918 года стоял в гараже Михайловского манежа (Петроград).

Дальнейшая судьба первых двух броневиков неизвестна, а двухбашенная машина после небольшой переделки продолжила свою службу. Через несколько месяцев после революции «красные» провели небольшой ремонт этого броневика, в ходе которого сняли обе башни с пулеметами, в том числе и основание передней, а также демонтировали часть крыши. Для лучшей защиты экипажа нарастили борта в средней части корпуса. На месте кормовой башни поместили установку с автоматической пушкой Максима-Норденфельда калибра 37 мм.

После такого ремонта и модернизации броневик «Орлец» использовался в качестве патрульной машины и в течение некоторого времени ездил по улицам Петрограда. Такая служба длилась недолго: трофейное базовое шасси успело выработать часть ресурса, работая на старых хозяев, а эксплуатация русской армией довершила износ конструкции. «Красным» пришлось использовать изрядно устаревшую морально и материально машину. Как результат, вскоре после начала эксплуатации в качестве патрульной машины броневик списали. Не позднее 1919 года его разбронировали и разоружили.

Третий броневик штабс-капитана Былинского прекратил свое существование к началу двадцатых годов. Следы первых двух бронеавтомобилей теряются несколькими годами ранее. Когда и при каких обстоятельствах были утеряны или утилизированы эти машины, достоверно неизвестно. Тем не менее, все они в итоге отправились на переплавку, а увидеть их теперь можно только на фотографиях.


По материалам:
http://aviarmor.net/
http://shushpanzer-ru.livejournal.com/
http://zonwar.ru/
Барятинский М.Б., Коломиец М.В. Бронеавтомобили русской армии 1906–1917 гг. – М.: Техника-молодёжи, 2000
Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. – М.: Экспринт, 2002. – Т. 1. 1905–1941
Автор: Рябов Кирилл

Использованы фотографии: Барятинский М.Б., Коломиец М.В. Бронеавтомобили русской армии 1906–1917 гг., Aviarmor.net

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 2
  1. Fotoceva62 9 сентября 2015 08:45
    Обычные,ничем не выделяющиеся на общем фоне воюющих стран изделия.
    Младенческий ,романтический возраст бронетехники этакий стимпанк.Недостатки перечислять нет смысла ,они очевидны,но энтузиасты создатели достойны упоминания как люди стоявшие у истоков развития этой ветви техники.
  2. Absurdidat 9 сентября 2015 12:54
    Тук-тук-тук.
    -"Верните бгоневичек! -не вернем! -Именем геволюции, вегните бгоневичек! Сейчас же! -не отдадим! -Мы пгимем мегы!!! -идите к черту, Владимир Илич! - Ну все, тегпение лопнуло! Товагищь Фгунзе, отдигайте фанегу! "

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня