Шлем Кабуто и маски Мэн-гу (часть первая)

«В тот день Ёсицуне из Кисо облачился в красный парчовый кафтан… а шлем он снял и повесил через плечо на шнурах».
«Повесть о доме Тайра».
Автор - монах Юкинага. Перевод И.Львовой



После публикации серии статей о вооружении самураев Японии, многие из посетителей сайта ВО выражали пожелание, чтобы в рамках этой темы был также дан материал о японских шлемах. И, конечно, было бы странно, если бы о доспехах статьи были, а вот о шлемах – нет. Ну, а задержка имела место в связи с… поиском хорошего иллюстративного материала. Ведь лучше один раз увидеть, чем 100 раз… прочитать! Итак, японские шлемы… Прежде всего отметим, что шлем у всех народов и во все времена считался важнейшей принадлежностью снаряжения воина и почему это так неудивительно, ведь он закрывал человеку голову. Каких только их видов и разновидностей не придумали люди за свою тысячелетнюю боевую историю, причем самых разных и оригинальных. Это и простейший шлем – полусфера с козырьком, как у римлян, и богато украшенный шлем вождя с маской из Англии, захоронения в Саттон-Ху, простые по форме сфероконические шлемы и очень сложные из нескольких пластин на заклепках шлемы топхельм западноевропейских рыцарей. Их и окрашивали в разные цвета (для защиты от коррозии и чтобы его обладателя спутать с кем-то другим было бы невозможно!), и украшали конскими хвостами и павлиньими перьями, а также фигурками людей и животных из «вареной кожи», папье-маше и раскрашенного гипса. Тем не менее, можно вполне доказательно утверждать, что именно японский шлем к доспехам о-ёрой – кабуто превзошел все прочие образцы, если не по своим защитным качествам, то… в оригинальности и это – несомненно!

Шлем Кабуто и маски Мэн-гу (часть первая)

Типичный японский кабуто с синодарэ и кувагата.

Впрочем, судите сами. Уже самые первые шлемы кабуто, которые самураи носили с доспехами о-ёрой, харамаки-до и до-мару, были совсем не похожи на те, что применялись в Европе. Прежде всего, они практически всегда выделывались из пластин, а во-вторых, полностью лицо воина они обычно никогда не закрывали. Пластинчатыми были уже шлемы V – VI вв. а дальше это стало уже традицией. Чаще всего на шлем шло 6 – 12 выгнутых пластин, сделанных в форме клина. Друг с другом они их соединяли с помощью выпуклых полусферических заклепок, размеры которых уменьшались от тульи к верхушке шлема. Но на самом деле это были никакие не заклепки, а… футляры, похожие на котелки, их прикрывавшие. Сами заклепки на японских шлемах были не видны!


Кабуто вид сбоку. Хорошо видны выпуклые «котелки», закрывающие заклепки.

На самой маковке японского шлема красовалось… отверстие, называвшееся тэхэн или хатиман-дза, а вокруг него шел декоративный ободок – розетка из бронзы тэхэн-канамоно. Отметим, что особенностью японских шлемов была большая декоративность, и вот уже в этих деталях она проявила себя в полной мере. Спереди ранние шлемы украшали полосы в виде накладных стрел синодарэ, которые обычно золотили, так, чтобы они были хорошо видны на фоне металлических полос, традиционно покрытых японским черным лаком. Под стрелами находился козырек, называвшийся мабидзаси, который к шлему крепился заклепками санко-но бё.



Деталировка шлемов хоси-кабуто и судзи-кабуто.

Шею воина сзади и по бокам была закрыта назатыльником сикоро, который состоял из пяти рядов пластин кодзанэ, которые соединялись между собой при помощи шелковых шнуров того же цвета, что и доспехи. Сикоро прикреплялся к косимаки – металлической пластине – венцу шлема. Самый нижний ряд пластинок в сикоро называли хисинуи-но ита и переплетали шнуровкой крест-накрест. Четыре верхних ряда, считая с первого, назывались хати-цукэ-но ита. Они шли на уровне козырька и затем выгибались наружу почти под прямым углом слева и справа, в результате чего получались фукигаэси – отвороты «U» образной формы, предназначенные защищать лицо и шею от боковых ударов мечом. Опять-таки кроме защитных функций они использовались для опознавания. На них изображали фамильных герб – мон.

Три верхних ряда фукигаэси, обращенные наружу, покрывали той же кожей, что и кирасу. Благодаря чему достигалось стилевое однообразие в оформлении доспеха. К тому же и медный позолоченный орнамент на них был повсюду одинаковым. На голове шлем закрепляли при помощи двух шнуров, называвшихся кабуто-но-о. Внутреннюю поверхность шлема обычно красили в красный цвет, который считался самым воинственным.

В XII веке количество пластинок стало расти, а сами они сделались значительно уже. А еще на них появились продольные ребра, что увеличило прочность шлема, хотя вес его и не увеличился. Тогда же кабуто получил и подкладку с ремнями, вроде той, что применяют сейчас на касках монтажников или шахтеров. До этого удары по шлему смягчались только повязкой хатимаки, завязывавшейся перед тем, как был надет шлем, шапочкой эбоси, конец которой выправляли наружу, через отверстие тэхэн, и волосами самого самурая.


Судзи-кабуто XV – XVI вв. Метрополитен музей, Нью-Йорк.

А всего до появления в Японии европейцев, шлемов у самураев было всего лишь два вида: хоси-кабуто – шлем, на котором заклепки выступали наружу, и судзи-кабуто, у которого они крепились впотай. Как правило, судзи-кабуто имели большее число пластинок, чем хоси-кабуто.

Конец XIV – начало XV в. ознаменовалось ростом числа пластин в кабуто, которое стало достигать 36 (на каждую пластину при этом приходилось по 15 заклепок). В результате этого шлемы приобрели такие размеры, что уже весили более 3 кг – примерно столько же, сколько и знаменитые европейские рыцарские шлемы топхельм, имевшие форму ведра или горшка с прорезями для глаз! Носить столь большую тяжесть на голове было просто неудобно, и некоторые самураи нередко держали свой шлем в руках, используя… в качестве щита, и отражали им летящие в них стрелы противника!


Кувагата и диск с изображением цветка павлонии между ними.

На шлеме часто укреплялись различные нашлемные украшения, причем чаще всего это были рога кувагата из тонкого позолоченного металла. Считается, что появились они еще в конце эпохи Хэйан (конец XII в.), причем тогда они имели форму буквы «V» и были довольно тонкими. В эпоху Камакура рога по форме стали походить на подкову или букву «U». В эпоху Намбокутё рога на концах стали расширяться. Наконец в эпоху Муромати они стали просто непомерно огромными, а между ними добавили еще и вертикально стоящий клинок священного меча. Вставляли их в специальный паз, находившийся на козырьке у шлема.


О-ерой XVIII века с кувагата в стиле эпохи Намбокутё. Метрополитен музей, Нью-Йорк.

Считалось, что они служат не только для украшения доспеха и устрашения врагов, но могут оказать самураю в бою и реальную помощь: поскольку делались они из тонкого металла, то отчасти смягчали удары, наносимые по шлему, и выступали в качестве своего рода амортизаторов. Между ними мог также крепиться герб владельца доспехов, устрашающие лица демонов и разные символические изображения. Нередко на козырьке между «рогами» (а часто и вместо них) укреплялась и круглая позолоченная и отполированная пластинка – «зеркало», которой следовало отпугивать злых духов. Считалось, что, увидев в ней свое отражение, подступающие к самураю демоны испугаются и убегут. В задней части тульи шлема находилось специальное кольцо (каса-дзируси-но кан), к которому привязывали вымпел каса-дзируси, позволявший отличать своих воинов от чужих сзади.

То есть, очевидно, что шлем кабуто был очень декоративной, и к тому же прочной конструкцией, вот только при всем своем совершенстве и наличии сикоро и фукигаёси лица воина он не защищал совершенно. В странах Востока и в Западной Европе существовали шлемы с лицевыми масками, выполнявшими функцию забрала, но они крепились непосредственно к шлему. У более поздних европейских шлемов бундхугель («собачий шлем») и армэ, имевших открывающееся забрало, оно могло подниматься на петлях или открываться наподобие окна. То есть оно так или иначе, но соединялось со шлемом, даже в тех случаях, когда его делали подвижным. А вот как обстояло дело с кабуто?

Что ж – для этого у японцев существовали свои собственные защитные приспособления, а именно защитные маски хаппури и полумаски хоатэ, получившие общее название мэн-гу. Маску хаппури, которая под шлемом, воины начали использовать с периода Хэйан (конец VIII в. – XII в.), и она прикрывала им лоб, виски и щеки. Для слуг эта маска и вовсе часто заменяла шлем. Затем в эпоху Камакура (конец XII в. – XIV в.) знатные воины стали носить полумаски хоатэ, которые закрывали не верхнюю, а напротив – нижнюю часть лица – подбородок, а также щеки до уровня глаз. В доспехах о-ёрой, харамаки-до и до-мару горло ничем не защищалось, поэтому для его прикрытия придумали латное ожерелье нодова, которое обычно надевали без маски, так как те имели своё собственное прикрытие для защиты горла, называвшееся ёдарэ-какэ.


Типичная маска мэмпо с ёдарэ-какэ.

К XV веку маски и полумаски мэн-гу стали очень популярны и подразделялись на ряд типов. Маска хаппури не изменилась и по-прежнему закрывала лишь верхнюю часть лица и не имела прикрытия для горла. Полумаска мэмпо, напротив, закрывала нижнюю часть лица, но лоб и глаза оставляла открытыми. Особая пластина, которая защищала нос, имела шарниры или крючки и могла сниматься или устанавливаться по желанию.


Маска мэмпо XVII века.

Полумаска хоатэ в отличие от мэмпо нос не закрывала. Самой открытой была хамбо – полумаска на подбородок и нижнюю челюсть. Но была и маска, закрывающая все лицо целиком – сомэн: в ней были отверстия для глаз и рта, а лоб, виски, нос, щеки, и подбородок полностью закрывались. Впрочем, защищая лицо, маски мэн-гу ограничивали обзор, поэтому чаще всего их носили полководцы и богатые самураи, которые сами уже почти не сражались.


Маска сомен работы мастера Миочина Мунеакира 1673 – 1745 гг. Музей Анны и Габриэль Барбье- Мюллер, Даллас, Техас.

Интересно, что на той же маске сомэн предусматривалось крепление на петлях её центральной части, позволявшее отсоединить от неё «нос и лоб» и таким образом превратить её в более открытую маску хоате или в просторечии – сару-бо – «морду обезьяны». У многих масок, закрывающих подбородок в его нижней части, предусматривалась одна или даже целых три трубочки для пота и все они имели на своей внешней поверхности крючки, позволявшие закрепить их на лице при помощи шнуров.


На подбородке отверстие для пота.

Внутренняя поверхность лицевых масок так же, как и шлем красилась в красный цвет, а вот отделка внешней поверхности могла быть удивительно разнообразной. Обычно маски, изготовленные из железа и кожи, делали в виде человеческого лица, и мастера нередко стремились воспроизвести в них характерные черты идеального воина, хотя очень многие мэн-гу были похожи на маски японского театра Но. Хотя они часто делались из железа, на них воспроизводились морщины, прикрепляли к ним бороду и усы, сделанные из пеньки, и даже вставляли в рот зубы, которые вдобавок еще и покрывали золотом или серебром.


Очень редкое украшение – между рогами кувагата укреплена маска с лицом женщины.


А вот ниже была эта маска!

В тоже время портретное сходство маски и ее обладателя всегда было очень условным: молодые воины обычно выбирали маски стариков (окина-мэн), а вот пожилые напротив – маски юношей (варавадзура), и даже женщин (онна-мэн). Маскам нужно было еще и устрашать врагов, поэтому очень популярными были маски леших тэнгу, злых духов акурё, демониц кидзё, а с XVI века еще и маски экзотические намбанбо (лица «южных варваров»), или европейцев, приходивших в Японию именно с юга.

Автор выражает признательность компании «Антиквариат Японии» (http://antikvariat-japan.ru/) за предоставленные фотографии и информацию.

Рис. А Шепса
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти