"Орел двуглавый побежден...". К 110-летию Портсмутского мира

О, Русь! Забудь былую славу —
Орел двуглавый побежден,
И желтым детям на забаву
Даны клочки твоих знамен.


Поэт С. М. Соловьев.

23 августа (5 сентября) 1905 года в американском городе Портсмут был подписан договор между Российской империей и Японией, завершивший русско-японскую войну 1904—1905 годов. Россия признала поражение и уступила Японии арендные права на Ляодунский полуостров с Порт-Артуром и Дальним, часть Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД) и Южный Сахалин. Россия признавала Корею сферой японского влияния, вывела войска из Маньчжурии, которая вышла из сферы интересов России. Японцы могли свободно ловить рыбу вдоль русских берегов Японского, Охотского и Берингова морей. Все русские корабли, сдавшиеся в плен, а также поднятые в Порт-Артуре и других местах, оставались у японцев и усилили их флот.

За поражение России в войне пришлось заплатить и Китаю. Цинское правительство вынуждено было признать все постановления Портсмутского договора, включая переход к Японии аренды Ляодунского полуострова с Порт-Артуром и Южно-Маньчжурской железной дорогой. Китайцы соглашалось на постройку Японией железной дороги от устья реки Ялу до Мукдена. Они обязались открыть в Маньчжурии 16 городов для международной (то есть японской) торговли, включая Гирин, Харбин, Хайлар и Айнун.

Россия могла продолжать войну

Как уже не раз отмечалось в статьях «Военного обозрения» посвященных русско-японской войне 1904-1905 г., Россия в военном и экономическом отношении была намного сильнее Японии и могла продолжать войну и дальше. Потеря Порт-Артура, позиционные поражения и отступление русской Маньчжурской армии, страшная катастрофа русского флота в Цусимском проливе нанесли огромный урон престижу Российской империи. Однако даже эти поражения, во многом вызванные предвоенными ошибками русского военно-политического руководства, которое мало внимания удела общему и военному развитию Дальнего Востока, не поставили Россию на грань поражения.

Россия только входила в силу. Из Европы сплошным потоком шли войска и оружие, и Маньчжурская армия становилась с каждым месяцем всё сильнее, несмотря на отступление и нерешительность русского командования, в котором не нашлось Румянцевых, Суворовых и Скобелевых, чтобы воодушевить войска и решительным натиском сокрушить врага и сбросить его в море. Но и при таком раскладе японцы были обречены. Японский главнокомандующий Ойяма понимал, что ему нужно еще несколько крупных побед, чтобы резко ослабить, если не подорвать военную силу России на Дальнем Востоке. А если Россия перейдет к «тотальной» войне и целиком переведёт лучшие воинские части из европейской части, включая гвардию, из европейской части России?

Японская армия истощила все свои наступательные возможности, она так и не смогла разгромить русскую армию в решительном сражении, как надеялись японские генералы. Японцы уже не могли наступать. Людские резервы Японии были истощены, как и финансовые. Резервов почти не было, Япония могла сформировать ещё одну с половиной дивизию из имеющихся разбросанных частей. 53% японского бюджета шли на военные нужды, что разоряло и ослабляло страну. Победа под Мукденом досталась японской стороне чрезвычайно дорогой ценой. Японская армия понесла большие потери, особенно пострадал офицерский корпус. Японские коммуникации были сильно растянуты, обозначилась нехватка боеприпасов. В следующем сражении японская армия могла потерпеть поражение и потерять все свои завоевания в Маньчжурии и Корее. Ей оставалось только бежать в Японию. А для России даже новые поражение не были критичны. Россия имела все шансы победить на материке и вернуть Порт-Артур.

Таким образом, если сравнить военные и финансовые возможности России и Японии, то очевидно, что при продолжении войны японцы потерпели бы поражение. Японское командование осознавало, что армия стоит на опасной грани, новое столкновение может привести к решительному поражению. Поэтому японские генералы давили на правительство требуя заключить мир, пока ситуация ещё благоприятна для Японии.

Не удивительно, что всего через три дня после победы в Цусимском проливе, министр иностранных дел Японии Ютаро Комура поручил японскому послу в Вашингтоне выяснить, не возьмёт ли американский президент Рузвельт на себя миссию посредника. Рузвельт 23 мая (5 июня) поручил послу США в России Джорджу Мейеру добиться аудиенции у Николая II и «постараться убедить его, что дальнейшее продолжение войны абсолютно безнадежно и может привести к потере всех дальневосточных владений России».

Международная обстановка также была благоприятна для Российской империи. Англия и США изначально стояли за Японией, натравив её сначала на Китай, а затем на Россию. Хозяева англосаксонского мира считали русскую цивилизацию главным противником в Большой игре, цель которой контроль над человечеством (планетой). Однако англосаксы не любили прямых схваток с сильным противником, предпочитая чужими руками жар загребать. Так, Англия раньше сталкивала Россию со Швецией, Турцией и Францией. В 1904 году на Россию натравили Японию, а затем смогли столкнуть между собой Германию и Россию, двух самых сильных противников англосаксов в Европе.

Японская империя не смогла бы вести войну, не опираясь на финансовую поддержку английского и американского капиталов. Англичане ещё до войны финансировали Японию и ее военную подготовку, фактически создали ей первоклассный военно-морской флот. А после начала войны, чтобы поддержать Японию, в апреле 1904 г. банкир Шифф и крупный банкирский дом «Кун, Леб и компания» вместе с синдикатом английских банков, включая Гонконг-Шанхайский, предоставили Токио заём на сумму 50 млн. долларов с высоким процентом (6 % годовых); половина займа размещалась в Англии, половина — в США. В ноябре 1904 г. в Англии и США был размещен новый японский заем — на 60 млн. долларов (тоже 6 % годовых). В марте 1905 г. последовал третий англо-американский заём, уже на 150 млн. долларов (4,5 %). В июле 1905 г. Япония получила четвертый заем — 150 млн. долларов (4,5 %). Это позволило Японии покрыть более 40% всех военных расходов страны, которые достигли 1730 миллионов иен и продолжали расти.

Таким образом, Англия и США фактически стояли за спиной Японии и вливали в неё свои деньги, чтобы японцы воевали с русскими. Японцы в этой войне выступил в роли «пушечного мяса» англосаксов. Без английских и американских денег исход войны был бы иной.

Япония была истощена войной и уже не могла воевать. Япония израсходовала на нужды войны около 2 млрд. иен и повысила свой государственный долг с 600 млн. иен до 2400 млн., а выплачиваемые ежегодно проценты по займам равнялись 110 млн. иен. Российская империя же почти не ощущала экономических и финансовых затруднений в связи с войной. Урожай 1904 г. был хорошим. В 1904 г. продолжался промышленный рост. Налоги поступали, как в мирное время, а золотой запас Государственного банка продолжал расти и за 1904 г. вырос на 150 млн. рублей. Военные расходы России, которые составили за первый год войны около 600 млн. рублей, были покрыты отчасти свободной наличностью казначейства (бюджетными остатками прошлых лет), отчасти внешними займами. Подписка на два займа в несколько раз превысила сумму выпуска. В мае 1904 г. последовал заём во Франции на 300 млн. рублей, а в самом конце 1904 г. — в Германии на 232 млн. рублей. То есть в континентальной Европе Россия имела прочный тыл – Франция и Германия были дружественно настроены к России, и она могла спокойно продолжать борьбу на Дальнем Востоке.

Политическая ситуация в Европе была благоприятна для России. После Гулльского инцидента (в октябре 1904 г.) британское правительство выступило с угрозами в адрес России. Берлин немедленно поддержал Петербург. 27 октября германский кайзер Вильгельм II лично телеграфировал русскому императору Николаю II, сообщая, что Британия намерена помешать Германии снабжать углем русский военный флот. Вильгельм предлагал совместно положить конец этой наглости. Создать «мощную комбинацию» против Англии и сообща принудить Францию присоединиться к России и Германии для совместного отпора британцам. Министр иностранных дел России Ламздорф, придерживавшийся франкофильских настроений, выступил против этого шага. Однако император Николай II ему ответил: «Я сейчас за соглашение с Германией и с Францией. Надо избавить Европу от наглости Англии», — и 16 октября телеграфировал кайзеру Вильгельму: «Германия, Россия и Франция должны объединиться. Не набросаешь ли ты проект такого договора? Как только мы его примем, Франция должна присоединиться к своей союзнице. Эта комбинация часто приходила мне в голову». Этот союз мог спасти Европу от большой войны, которую готовили англосаксы.

В Берлине немедленно составили проект союзного договора. В нём говорилось: «В случае, если одна из двух империй подвергнется нападению со стороны одной из европейских держав, — гласил проект, — союзница ее придет к ней на помощь всеми своими сухопутными и морскими силами. В случае надобности обе союзницы будут также действовать совместно, чтобы напомнить Франции об обязательствах, принятых ею на себя, согласно условиям договора франко-русского союза». Осуществление этой идеи вело к появлению в Европе антианглийского континентального блока под руководством Германии и России, с участием Франции, или к разрыву франко-русского союза, который уже был вреден России, так как делал русских «пушечным мясом» в руках Англии и Франции. К сожалению, Петербург так и не смог выскользнуть из этой ловушки. Агенты влияния Англии и Франции в России смогли уговорить Николая II отказаться от союза с Германией.

Затем произошёл Марокканский кризис (с марта 1905 по май 1906 г.), который возник из-за спора Франции с Германией относительно контроля над Марокко. Дело чуть не дошло до войны Германии с Францией. Понятно, что в такой ситуации России имела спокойный тыл в Европе, так в её расположении были заинтересованы и Франция, и Германия. Россия могла спокойно продолжать борьбу на Дальнем Востоке.

Переговоры

Россия могла продолжать войну и одержать победу, но такой сценарий совершенно не устраивал англосаксов. Англия, испортившая отношения с Россией, не могла претендовать на роль посредника в мирных переговорах. Тогда подсуетились американцы. Первые успехи японцев в войне были одобрительно встречены американским правительством и прессой. Однако дальнейшие события не устраивали Вашингтон. Американцы не хотели ни полного поражения России, что вело к излишнему усилению позиций Японии на Тихом океане и в Китае, где Вашингтон имел свои интересы, ни возможного поражения Японии.

Так, в марте 1904 года, когда война ещё только начиналась, в разговоре с германским послом американский президент Теодор Рузвельт откровенно сказал, что США заинтересованы в том, чтобы Россия и Япония «возможно сильнее потрепали друг друга и чтобы после заключения мира не исчезли такие географические районы, в которых между ними имеются трения, так, чтобы в отношении границ сфер их интересов они противостояли бы друг другу приблизительно так же, как и до войны. Это сохранит их в состоянии военной готовности и умерит их аппетиты в других районах. Япония в таком случае не будет угрожать Германии в Цзяочжоу, а Америке на Филиппинах».

В российском руководстве отсутствовала жесткая решимость продолжать войну. В связи с поражением при Цусиме и развитием революционных событий в России многие считали, что необходимо заключить мир. 24 мая (6 июня) 1905 года в Царском Селе состоялось военное совещание под председательством Николая II на тему необходимости мира. Мнения разделились. Военный министр генерал В. Сахаров заявил: «При нынешних условиях кончать войну — невозможно. При полном нашем поражении, не имея ни одной победы или даже удачного дела, это — позор. Это уронит престиж России и выведет ее из состава великих держав надолго. Надо продолжать войну не из-за материальных выгод, а чтобы смыть это пятно, которое останется, если мы не будем иметь ни малейшего успеха, как это было до сего времени». Военного министра поддержал государственный контролёр Павел Лобко, отметивший то, что в случае заключения мира «возвращение в Россию армии, угнетенной и не одержавшей ни одной победы, ухудшит, а не улучшит внутреннее положение страны». Великий князь Владимир Александрович высказался за переговоры.

Уже 25 мая 1905 г. в Большой Царскосельский дворец прибыл американский посол Мейер и срочно испросил аудиенции у царя. Мейер произнес целую речь о необходимости скорейшего заключения мира. Царь привычно молчал. В итоге Николай согласился на переговоры. 29 июня главным уполномоченным по ведению мирных переговоров с Японией был назначен С. Ю. Витте. Николай, напутствуя Витте, подчеркнул, что хочет мира, но не любой ценой, без территориальных уступок и выплаты Японии контрибуции.

29 июля (9 августа) в курортном городе Портсмут на Атлантическом побережье США открылась мирная конференция. Японскую делегацию возглавлял барон Ютаро Комура. Его правой рукой на переговорах был японский посланник в США Когоро Такахира. 30 июля (10 августа) после обмена полномочиями и кратких вступительных заявлений глава японской делегации Комура вручил Витте ноту с 12 пунктами требований. Японцы настаивали на аннексии Сахалина с прилегающими островами, возмещении военных расходов (контрибуции), ограничении военно-морских сил России на Дальнем Востоке и выдаче Японии в качестве приза всех русских кораблей, интернированных в нейтральных портах. Япония требовала себе свободы рук в Корее, полной эвакуации русских войск из Маньчжурии, передачи арендных прав на Ляодунском полуострове с Порт-Артуром и Дальним, уступки ей всей железной дороги между Порт-Артуром и Харбином с угольными шахтами. Токио соглашался на сохранение за Россией КВЖД, но с ограниченным правом использовать дорогу только в экономических целях. Японцы требовали неограниченных прав рыбной ловли вдоль русского побережья Японского, Охотского и Берингова морей, включая реки, бухты и заливы.

Самыми сложными оказались вопросы о контрибуции и принадлежности Сахалина. Если царь Николай II не был готов территориальным уступкам и не желал платить, то Витте был более гибким политиком и выяснял варианты – только деньги или только территория. Японцы хотели получить всё и требовали огромную сумму в 1,2 млрд. иен.

Переговоры затянулись, что было нервно воспринято военным руководством Японии. Японские военные просто боялись возобновления военных действий. Японская армия могла потерпеть сокрушительное поражение. Японский исследователь Сюмпэй Окамото отмечал, что «главнокомандующий Маньчжурской армией Комада, раздраженный медленным проведением переговоров, срочно телеграфировал своему правительству, чтобы оно скорее заключило мир. Военно-морской министр Яматото отчаянно подталкивал к уступкам во имя заключения мира…». Военные понимали, что вооруженные силы Японии не могут больше противостоять России. 28 августа состоялось совместное совещание гэнро (неформальный совет при императоре), правительства и высших военных чинов в присутствии императора Муцухито. Министр финансов Соне сообщил, что продолжать войну невозможно, так как Японская империя не может найти дополнительных источников для ее финансирования. Итогом совещания стало указание Комуре «достигнуть скорейшего соглашения в переговорах, даже если придется отказаться от требований денежной компенсации и территорий».

В момент, когда японское руководство было готово отказаться от главных своих требований по территориальным уступкам, снова вмешались американцы. Рузвельт направил русскому царю телеграмму, где оказывал на него давление. Американский президент выражал уверенность в непреодолимости претензий Японской империи и грозил, что продолжение войны может привести к потере всей русской территории восточнее озера Байкал, то есть прекратить существование России как тихоокеанской державы. Одновременно американский посол в России Мейер стал склонять Николая II пойти на уступки, обещая посредничество США в деле «уговорить» Японию отказаться от контрибуции. Не искушенный в дипломатическом искусстве, Николай II в целом отмалчивался, но потом «мимоходом» отметил, что Россия может рассмотреть возможность уступки Южного Сахалина. Эту информацию немедленно передали в Вашингтон, а оттуда в Токио. В результате японцы продолжили требовать территориальных уступок.

Россия уступала Японии южную часть Сахалина по 50-ю параллель. Витте смог только отклонить требование о передаче всех русских кораблей, интернированных в портах Китая, Индонезии и Филиппин. Да и вопрос о контрибуции не полностью закрыли. Русское правительство выплатило 46 млн. рублей золотом за содержание русских пленных в Японии. 23 августа (5 сентября) 1905 года был подписан Портсмутский мирный договор.

"Орел двуглавый побежден...". К 110-летию Портсмутского мира

Российская делегация в Портсмуте. Сидят С. Ю. Витте и барон Р. Р. Розен

Краткие итоги войны

Россия потерпела крупное стратегическое поражение, утратив значительную часть позиций на Дальнем Востоке. Более того, слабость России на дальневосточном направлении позволила Японии развить успех, что предопределил японскую экспансию в последующие десятилетия, пока в августе 1945 г. Россия не взяла исторический реванш. Планы англосаксов по стравливанию России и Японии и ослаблению России были реализованы. При этом и Россия, и Япония были недовольны итогами войны и сохранили вражду, на радость Англии и США. «Репетиция» Первой мировой войны прошла успешно, выявив слабости России.

Большинство русских людей воспринимали исход войны и Портсмутский мир как оскорбление России. Не зря об этом помнил вождь советской цивилизации Иосиф Сталин. Необходимость восстановления позиций на Дальнем Востоке (Южного Сахалина, Курил и Порт-Артура) он отлично понимал.

Японская империя потеряла в этой войне убитыми и умершими от ран и болезней около 135 тыс. человек. Через лечебные заведения прошло раненых и больных около 554 тыс. человек. Общие потери России в людях составили около 400 тыс. человек, включая убитых, раненых, пропавших без вести и эвакуированных по болезни. Россия потратила на войну 2347 млн. рублей и около 500 млн. рублей, которыми исчисляется стоимость отошедших к Японии железных дорог, портов и затопленного флота как военного, так и торгового.

Среди главных предпосылок, которые привели Россию к поражению, можно выделить: 1) равнодушие Петербурга к делу военного и экономического развития Дальнего Востока; 2) отсутствие железной воли у военно-политического руководства России в деле ведения войны; 3) деградация военной элиты Российской империи, верховные посты занимали бездарные карьеристы, люди со связями, откровенные мародеры (в деле разграбления страны), генералы и адмиралы «мирного времени», не способные вести войска и флоты в бой; 4) финансовая, военно-техническая и политическая поддержка Англии и США, которые стояли за Японией; 5) удаленность Маньчжурского театра от европейской части России, где располагались основные военные и экономические ресурсы империи.

За «безголовость» наших генералов и адмиралов практически никто не ответил. Витте, фактически агент влияния Запада, сыгравший огромную роль в деле втравливания России в конфликт с Японией, был возведен Николаем II в графское достоинство. За это его ехидно прозвали «граф Полусахалинский». Главный начальник флота и Морского ведомства, генерал-адмирал, великий князь Алексей Александрович, которой был ответственен за «отличную» подготовку наших вооруженных сил на Дальнем Востоке, ушёл в отставку с сохранением звания генерал-адмирала и отбыл в Париж. Любимое место тогдашней русской элиты. Его соперник в делах управления флотом и одновременно подельник в маньчжурских финансовых авантюрах, великий князь Александр Михайлович также на несколько лет уехал на Лазурный берег.

Под суд отдали начальника Квантунского укрепленного района, генерал-лейтенанта Стесселя, коменданта крепости Порт-Артур генерал-лейтенанта Смирнова, начальника сухопутной обороны, генерал-лейтенанта Фока и начальника штаба Квантунского укрепленного района, генерал-майора Рейса, вице-адмирал Старка, контр-адмиралов Лощинского, Григоровича, Вирена. Верховный военно-уголовный суд вынес приговор: генерал-лейтенанта Стесселя подвергнуть смертной казни «через расстреляние», а генерал-лейтенанту Фоку - объявить выговор. Смирнова и Рейса суд оправдал, а остальные обвинения были отвергнуты ещё раньше. Царь Николай II смягчил наказание Стесселю до десяти лет заключения в крепости. Но Стессель просидел в Петропавловской крепости только около года и был отпущен на свободу.

Схожая ситуация была и с «героями» Цусимского сражения. Военно-морским судом адмирал Рожественский был оправдан, так как в сражении получил тяжелое ранение. Суд признал виновными в преступной сдаче кораблей врагу и приговорил к смертной казни «через расстреляние» командира отряда, контр-адмирала Небогатова и трех командиров кораблей. Всем приговоренным к смерти царь заменил расстрел десятью годами заключения в крепости. Отсидели они только по нескольку месяцев, а затем отпущены на волю.


Переговоры в Портсмуте. Слева направо: с русской стороны — Г. А. Плансон, К. Д. Набоков, С. Ю. Витте, Р. Р. Розен, И. Я. Коростовец; с японской стороны — Адати, Комура, Такахира, Сато
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

48 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти