Анархисты перестройки. Как в СССР легализовались анархистские группы

Возрождение анархизма на территории Советского Союза относится ко второй половине 1980-х годов и связано с последовавшей после начала перестройки либерализацией внутриполитического курса. Говорить о себе как об анархистах антигосударственники начала перестройки еще, конечно, не решались и выступали как «сторонники социализма с человеческим лицом». Под такой маркой они получили возможность действовать практически легально, не подвергаясь сильным преследованиям со стороны советских правоохранительных органов. Начало легализации леворадикальных групп относится к 1986 г., но настоящий всплеск их активности произошел годом-двумя позже. На первых порах легализовывавшиеся леворадикальные кружки были лишены возможности заниматься собственно политической деятельностью и сосредотачивали все внимание на теоретической и пропагандистской работе — проведении семинаров, лекций и конференций, выпуске самиздатовских журналов, поиске и публикации материалов по истории и теории анархизма. В начале 1989 года попытки консолидации советских анархистов увенчались успехом. 21-22 января 1989 года на базе Союза независимых социалистов была создана Конфедерация анархо-синдикалистов (КАС), ставшая крупнейшей анархистской (да и леворадикальной, пожалуй) организацией на территории СССР. Костяк Конфедерации составили активисты московского клуба «Община» (на момент создания КАС таких насчитывалось 30 человек), ее первоначальная численность не превышала 60-70 человек.

Конфедерация анархо-синдикалистов

Учредительная конференция Конфедерации анархо-синдикалистов состоялась 1-2 мая 1989 г. в Москве, в ней приняли участие делегаты из 15 городов, представлявшие левосоциалистические и анархистские организации страны. О своем вступлении в КАС заявили Интернационально-коммунитарное объединение «Лесной народ», Социалистический клуб Иркутска, ленинградская Анархо-синдикалистская свободная ассоциация и целый ряд других анархистских и левосоциалистических групп, как входивших в Союз независимых социалистов, так и действовавших раньше самостоятельно. Общая численность вошедших в КАС организаций составила 300-400 человек, основную массу среди которых составляла студенческая молодежь и молодая интеллигенция. Официально было признано отсутствие у Конфедерации анархо-синдикалистов, в соответствии с принципами анархизма, руководящих органов в любых формах. Единственным высшим органом КАС был провозглашен съезд. Тем не менее, реальное лидерство укрепила за собой Московская организация КАС как столичная, одна из самых многочисленных и контролирующая центральный печатный орган Конфедерации журнал «Община». Фактическими лидерами и идеологами КАС, определяющими ее политическую и идеологическую линию, стали Андрей Исаев и Александр Шубин.


Анархисты перестройки. Как в СССР легализовались анархистские группы


Официальной идеологией Конфедерации был провозглашен умеренный анархо-синдикализм, основанный в первую очередь на концепции «общинного социализма», выдвинутой теоретиками КАС еще в период существования клуба «Община». В качестве своих главных идейных вдохновителей КАС рассматривала М.А.Бакунина и Пьера Прудона, фактически же программа КАС представляла собой сочетание отдельных анархистских принципов с опытом европейской социал-демократии и современного либерализма. Кроме того, большой интерес как лидеры, так и рядовые активисты КАС, питали к опыту махновского движения как к переложению на практику идей коллективистского синдикалистского анархизма. В «Общине» публиковалось немало материалов по истории махновского движения, автором которых, в первую очередь, был Александр Шубин. Идеалом общественно-политического устройства Конфедерация анархо-синдикалистов провозгласила общество безгосударственного свободного социализма, представлявшееся в виде федераций автономных и самоуправляющихся территорий, общин и производителей. Такое общество должно основываться прежде всего на принципах самоуправления и федерализма. Самоуправление виделось как альтернатива вертикалям исполнительной и законодательной власти и представлялось в виде беспартийных советов, создаваемых как по месту трудовой деятельности, так и по месту жительства. Формирование этих советов осуществляется не путем выборов, как в парламентском обществе, а путем делегирования народных представителей, могущих при этом в любое время быть отозванными выдвинувшим их народом. Важнейшие решения при этом принимаются путем прямого народного законодательства, т.е. на народных собраниях. Провозгласив полную свободу религиозных и политических взглядов, КАС выступила за общество без политических партий, рассматривая последние как силы, ориентированные исключительно на захват власти. Обоснованный еще Прудоном принцип федерализма Конфедерация рассматривала в качестве одного из основополагающих принципов безгосударственного общественного устройства. Федерализм, иначе называемый децентрализацией, понимался идеологами КАС как полная автономия территориальных единиц в принятии решений и полное отсутствие какого-либо центра, который мог бы ущемлять права автономных единиц. Каждая из этих автономных единиц, называемых КАС общинами, должна была обладать полным правом выхода или вступления в ту или иную федерацию или союз федераций. КАС требовала уничтожения любых мер и порядков, угнетающих личность, в том числе немедленной отмены паспортного режима и прописки, всех форм принудительного труда, призыва на воинскую службу, тюрем, судебной системы и смертной казни. Органы юстиции, полиция и армия в безгосударственном обществе подлежали немедленному роспуску. Для эффективной самообороны населения предполагалась его организация по добровольному милиционному принципу. Экономическая программа КАС основывалась на прудонизме и прежде всего провозглашала необходимость передачи средств производства в собственность трудовых коллективов при сохранении мелкой частной собственности и рыночных отношений. Конфедерация анархо-синдикалистов была безусловным сторонником мирного эволюционного пути к идеалу безгосударственного общества и придерживалась ненасильственных принципов. Путем к построению общества безгосударственного социализма КАС провозглашала синдикализм, т.е. организованную борьбу трудящихся, сплоченных в профессиональные союзы (синдикаты).

В качестве главных направлений своей деятельности Конфедерация рассматривала теоретическую и исследовательскую работу, пропаганду анархо-синдикализма в массах, организацию профсоюзного движения и поддержку рабочих, участие в массовых акциях и в кампаниях ненасильственного гражданского неповиновения. Будучи синдикалистской организацией, ориентированной в первую очередь на профсоюзную борьбу трудящихся, Конфедерация рассматривала одной из своих главных задач создание на предприятиях сильных и независимых профсоюзов анархо-синдикалистского типа, которые бы боролись за переход предприятия в собственность трудового коллектива, за введение самоуправления трудящихся и за автономию предприятия от центральной власти, а также смогли бы организовать защиту рабочих от притеснений со стороны государства и учредить страховые фонды для материальной помощи трудящимся. Неоднократно КАС предпринимала попытки создания подобных профсоюзов как на предприятиях страны, так и в учебных заведениях. В 1989 по инициативе Московской организации КАС был создан подконтрольный Конфедерации Союз учащейся молодежи, в Воркуте и Калининграде были созданы рабочие профсоюзы «Солидарность». Наиболее сильные профсоюзные организации, ориентированные на анархо-синдикализм, возникли в ряде сибирских городов, прежде всего в Омске, Северске и Томске, где на местных предприятиях развернули активную агитацию отделения КАС, которые здесь состояли преимущественно из рабочих и служащих. Сибирские отделения КАС были одними из немногих анархистских групп СССР, действительно имевших налаженные связи с рабочим движением и пользовавшиеся определенным влиянием на предприятиях. Впоследствии именно на базе отделений КАС были созданы Соцпроф Сибири и Сибирская конфедерация труда. Определенную агитационную деятельность на предприятиях развернули и филиалы КАС на Украине.

Анархисты перестройки. Как в СССР легализовались анархистские группы


Помимо организации профсоюзов, Конфедерация анархо-синдикалистов активно участвовала и в мероприятиях, проводимых общим фронтом демократической оппозиции, установив достаточно тесные связи с народными фронтами в поддержку перестройки и с либеральными группами типа Демократического Союза и Гражданского Достоинства. Кроме того, в отличии от российских анархистов более позднего времени, КАС считала вполне возможным и свое участие в выборах. Но после того, как кандидат от КАС на Съезд народных депутатов Андрей Исаев не был зарегистрирован, в ноябре 1989 Конфедерация призвала граждан страны к бойкоту выборов в Верховный Совет и переориентировалась на выборы в местные органы власти. На местном уровне анархо-синдикалистам действительно удалось добиться больших успехов и провести собственных депутатов в местные советы в Новокуйбышевске, Северске, Хабаровске и Харькове (харьковский анархист Игорь Рассоха даже был избран в областной совет). Что касается массовых акций Конфедерации в это время, то следует отметить помпезное празднование 100-летия со дня рождения Н.И.Махно, приуроченная к которому II-я конференция КАС прошла 20-22 октября 1989 г. в Запорожье. В результате празднования дня рождения Махно, которое сопровождалось пикетами и митингами сторонников анархизма во многих городах СССР, в ряды КАС было привлечено немало новых членов, в первую очередь из числа молодежи.

Конфедерация анархо-синдикалистов развернула и бурную издательскую деятельность. Если до 1989 г. практически единственным более или менее массовым анархистским изданием на территории Союза оставался московский журнал «Община», то с 1989 г. наблюдается рост числа анархистских периодических изданий как в Москве, так и в провинциальных городах. Признанными центрами издательской деятельности КАС к осени 1989 г. становятся Москва и Харьков. На прошедшем в Москве 10-12 ноября 1989 специальном совещании редакторов анархистских печатных изданий для координации деятельности прессы и более оперативного распространения информации было учреждено информационное агенство «КАС-КОР» (КАСовские корреспонденты), приступившее к выпуску бюллетеня «КАС-КОР», подготовку которого осуществляли Московская и Харьковская организации Конфедерации.

На протяжении 1989-1990 гг. Конфедерация анархо-синдикалистов неуклонно увеличивалась в численности, принимая в свои ряды все новых и новых активистов из разных городов Советского Союза. Особенно большой приток новых членов намечался после массовых акций — так, в марте 1990г. за один день в Московскую КАС вступило 30 человек. К середине 1990 гг. численность Конфедерации анархо-синдикалистов составила 1200 человек в 32 городах и населенных пунктах Советского Союза. Самыми крупными и влиятельными оставались отделения КАС в Москве, Харькове и в городах Сибири, в первую очередь в Иркутске, Томске и Омске. 31 марта 1990 гг. в Томске прошло I-е совещание сибирских анархистов, участвовавшие в котором представители организаций КАС Кемерово, Новосибирска, Омска, Томска и Северска приняли решение о возрождении движения за независимость Сибири и о создании в Сибири многочисленного анархо-синдикалистского профсоюза. Многочисленные организации КАС возникли в городах Украины — Харькове, Днепропетровске, Запорожье, Донецке, Житомире, Киеве, Кадиевке и т.д.

Надо отметить, что, несмотря на то, что основную массу активистов Конфедерации составляла молодежь 18-26 лет, в КАС вступили и некоторые представители более старшего поколения левых радикалов, принимавшие участие в деятельности леворадикальных подпольных кружков в 50-е — 60-е годы и в рабочем движении. Так, в Конфедерацию анархо-синдикалистов вступили участник волнений 1962г. в Новочеркасске Петр Сиуда, отсидевший 12 лет в советских лагерях, бывший политзаключенный Владимир Чернолих, который был осужден за антисоветскую агитацию, участник рабочего восстания 1959 г. в Темир-Тау анархист Анатолий Анисимов. Представители старшего поколения отнюдь не выполняли «декоративные» функции и активно включились в практическую деятельность КАС (Владимир Чернолих, например, был избран в местный совет Приморского района Иркутской области).

Анархисты перестройки. Как в СССР легализовались анархистские группы


Анархизм в 1990 г. Кризис и раскол КАС

Будучи крупнейшим на территории СССР анархистским объединением, КАС включила в свой состав не только сторонников синдикализма, но и приверженцев практически всех существовавших на тот момент направлений анархизма — анархо-индивидуалистов, анархо-капиталистов, анархо-коммунистов, пацифистов и толстовцев, и даже такое экзотическое течение как «анархо-мистики». Естественно, столь пестрый в идейном отношении состав не мог обеспечить идеологической однородности организации и обеспечить ее нормальную деятельность. Входившие в КАС провинциальные анархистские организации в большинстве случаев сохраняли за собой не только название, но и собственные идеологические принципы и собственные периодические печатные издания, на страницах которых отстаивали свою точку зрения. Поскольку провинциальные группы принадлежали к самым разным направлениям анархизма, внутри КАС практически с первых месяцев ее существования четко обозначились соперничающие между собой идеологические течения и фракционные группы, критиковавшие как позиции друг друга, так и, в еще большей степени, официальную линию КАС.

На крайне правом фланге КАС находилось анархо-капиталистическое крыло (или анархо-либералы), представленное преимущественно правой частью ленинградских анархистов и некоторыми группами из Нижнего Новгорода, Твери и Казани. Идеология этого направления сочетала анархо-индивидуализм в духе Макса Штирнера с концепциями неоконсервативного и неолиберального толка и фактически представляла собой советский аналог американского либертаризма. Правые анархисты не только были безусловными сторонниками рыночных отношений, но и, в отличии от официальной линии КАС, заявили о полном признании частной собственности как одного из важнейших средств самовыражения индивида и подтверждения его индивидуальной свободы. Выступая за полную свободу рынка и частной собственности, анархо-капиталисты выступали и решительными противниками любых революционных действий, ориентируясь исключительно на мирный либертарно-эволюционный путь перехода к безгосударственному обществу. При этом анархо-капиталистами даже был выдвинут тезис о постепенной самостоятельной и неизбежной эволюции буржуазно-демократического общества в безгосударственное общество свободного капитализма. Среди определенной части анархо-капиталистов культивировался даже лозунг о ликвидации противоречий между демократической республикой западного типа и анархией. Признанным идеологом крайне правой «капиталистической» части советских анархистов был ленинградский анархо-капиталист, один из основателей АССА Павел Гескин. Анархо-капиталисты заняли промежуточное место между анархистами и радикальной частью демократического движения, настаивая на развитии сотрудничества КАС с либеральными организациями, вплоть до образования единого блока. Ленинградские анархо-капиталисты, вышедшие из АССА, образовали собственную организацию, остававшуюся в составе КАС — Анархо-демократический союз Конфедерации анархо-синдикалистов (АДС-КАС) и приступили к постоянной полемике с более левыми сторонниками синдикалистской линии. В 1990 в Ленинграде был начат выпуск собственного печатного издания анархо-капиталистической ориентации — газеты «Свободный договор», редактируемой Павлом Гескиным и выходившей от имени АДС-КАС крупным тиражом в 11.000 экземпляров.

Несколько более умеренные позиции, чем анархо-капиталисты, занимало анархо-индивидуалистическое крыло, также располагавшееся «справа» официальной линии КАС. Анархо-индивидуалисты группировались вокруг ленинградской АССА, которая к этому времени была переименована в Ассоциацию секций свободных анархистов и распространила свою деятельность на Саратов и Петрозаводск. Главным печатным органом анархо-индивидуалистов стала с лета 1989 г. ленинградская газета АССА «Новый свет», а фактическим идеологом направления — Петр Рауш. Сторонники официальной линии преобладали в Московской, Иркутской и Харьковской организациях Конфедерации анархо-синдикалистов, а также в сибирских группах. Идеологами официальной линии были Исаев и Шубин, а также примыкавший к ним Подшивалов (Иркутск). По-прежнему синдикалисты определяли политику и идеологию Конфедерации и контролировали выпуск большинства центральных органов организации, от «Общины» до «КАС-КОР».

Наконец, левый фланг КАС занимали в то время относительно немногочисленные анархо-коммунисты, действовавшие прежде всего в Ленинграде и украинских организациях, в особенности в Днепропетровской и Запорожской КАС. Еще осенью 1989 днепропетровские анархо-коммунисты подвергли критике деятельность Московской организации КАС, не желая смириться с признанием официальной линией КАС рыночных отношений и с замалчиванием теоретиками КАС анархо-коммунистического направления и видной роли П.А. Кропоткина в развитии анархических идей.

Анархисты перестройки. Как в СССР легализовались анархистские группы Практически с первых моментов деятельности КАС, в ней начали нарастать разногласия. Уже весной 1989 г., спустя несколько месяцев после создания организации, лидер АССА Петр Рауш (на фото), видя невозможность полноценного объединения в рамках Конфедерации всех советских анархистов, выдвинул предложение о создании на более широких идейных и организационных принципах нового «черного фронта», который бы реально смог объединить все анархические группы на советском пространстве. Если в 1989 году разногласия в КАС еще не были столь заметны, то с началом нового 1990 года они в буквальном смысле достигли предела и Конфедерация анархо-синдикалистов оказалась на грани раскола. Одновременно и сами лидеры КАС поняли, что нормальное функционирование объединения при такой идейной неоднородности невозможно, но они предложили собственное решение этой проблемы, которое, не без оснований, считают одной из причин раскола Конфедерации. Зимой 1990 г. Исаев и Шубин при поддержке Подшивалова выступили за превращение КАС в чисто анархо-синдикалистскую организацию, что предполагало признание региональными объединениями приоритета официальной линии и полного перехода их на позиции анархо-синдикализма. Кризис, назревавший с самого начала 1990 года, вылился в открытое противостояние сторонников официальной линии и их противников из региональных организаций, в первую очередь из выступившей инициатором размежевания с КАС ленинградской АССА. На II-м съезде Конфедерации анархо-синдикалистов, проходившем в Москве 17 апреля 1990 г., несмотря на ряд мер, предпринятых лидерами КАС для предотвращения раскола (снятие с «Общины» статуса центрального органа КАС и дальнейшее расширение полномочий региональных групп), выявились настолько серьезные противоречия, что они закончились расколом организации. Зал покинули представители Ленинграда, Казани, Саратова, Днепропетровска, Запорожья и Нижнего Новгорода. Фактически это означало начало распада организации.

Ассоциация движений анархистов как альтернатива КАС

5-6 мая 1990 г. в Ленинграде в помещении Дворца культуры работников пищевой промышленности был организован альтернативный съезд противников официальной линии, на котором было принято решение о создании параллельно с КАС нового анархистского объединения на более широких идейных и организационных принципах. Естественно, лидеры КАС восприняли этот съезд крайне негативно и Конфедерация анархо-синдикалистов практически не была представлена на нем, за исключением размежевавшихся с официальной линией Днепропетровской и Запорожской КАС. В съезде приняли участие представители Ассоциации секций свободных анархистов из Ленинграда, Петрозаводска и Саратова, Анархо-демократический союз, Московский союз анархистов, Альянс казанских анархистов и целый ряд более малочисленных групп, включая экологические и пацифистские. Несмотря на то, что в ходе съезда между его участниками также выявились значительные противоречия во взглядах на организационное и идейное строительство будущей организации, съезд завершился решением о создании Объединения анархистов. После съезда анархисты провели символическую акцию «смытия с Ленина исторических грехов», заключавшуюся в публичном протирании бюста вождя коммунистической партии. Эта акция послужила причиной для отказа администрации ДК в дальнейшем предоставлении помещения и анархистам. На второй день съезда практически все его делегаты приняли участие в обороне от милиции штаб-квартиры АССА, находившейся в самовольно захваченной комнате в предназначенном под снос доме. В результате столкновения с милицией было задержано более 20 анархистов. Этот инцидент привлек к ленинградскому съезду анархистов внимание общественности, дав понять, что новое объединение будет значительно радикальнее КАС.

16-17 июня 1990г. в городе Балаково Саратовской области, где в это время проводился экологический лагерь протеста против строительства атомной электростанции, состоялся учредительный съезд, на котором была провозглашена Ассоциация движений анархистов (АДА) как новое, альтернативное КАС, объединение советских анархических групп. В съезде участвовали делегаты из 13 городов страны, представлявшие 14 анархических организаций. О своем вступлении в АДА заявили Ассоциация секций свободных анархистов из Ленинграда, Саратова и Петрозаводска, Анархо-демократический союз, Московский союз анархистов, Альянс казанских анархистов и некоторые другие группы. Съездом были приняты Декларация Ассоциаций движений анархистов, Соглашение о взаимодействии между субъектами АДА, положения о группах самообороны, об экологической деятельности и о правительственной экономической программе. В отличии от КАС, Ассоциация движений анархистов принципиально отказалась от определенной идеологии и создания организационных структур, представив себя как свободное объединение коллективных и индивидуальных членов, направленное на координацию совместной деятельности всех анархистов, независимо от их идейной принадлежности. Было решено любое положение считать принятым только при условии достижения консенсуса, какая-либо фиксация коллективных или индивидуальных членов в АДА отсутствовала. На съезде было принято решение и о создании единой информационной сети Ассоциации движений анархистов для полноценного обмена информацией между входящими в состав АДА организациями. Фактически роль «информбюро» АДА была возложена на ленинградских анархистов и издававшиеся ими печатные проекты («Новый свет», «Ан-Пресс» и т.д.). Вскоре после съезда, 28 июня 1990, остававшиеся в экологическом лагере анархисты при поддержке местных жителей провели в Балаково массовую демонстрацию против атомной электростанции, в которой приняло участие несколько тысяч человек.

Фактически создание Ассоциации движений анархистов означало раскол советского анархо-движения на две части, причем Конфедерация анархо-синдикалистов постепенно начала терять в нем свои доселе прочные позиции. Если еще летом 1990 последствия раскола не были столь очевидными и многие анархисты сохраняли одновременно членство и в КАС, и в АДА, то к осени противоречия между двумя организациями достигли предела. Осенью 1990 Игорь Подшивалов распространил среди членов КАС статью «КАС — организация, а не тусовка», в которой выступил за введения хотя бы некоторого подобия дисциплины и организованности. Но это предложение лидера Иркутской КАС осталось без внимания. В ноябре 1990 г. в Ленинграде состоялся III-й съезд Конфедерации анархо-синдикалистов, на котором лидеры КАС попытались укрепить организационное и идейное единство Конфедерации. Но и выступление Андрея Исаева о категорическом несогласии КАС с демократическими и националистическими движениями, и другие попытки исправить ситуацию, не привели к успешному результату. Именно на третьем съезде КАС АССА, а вслед за ней и другие вошедшие в АДА группы заявили о своем полном и окончательном размежевании с руководством КАС. После третьего съезда кризис КАС становится очевидным и начинается не только прекращение пополнения рядов Конфедерации новыми членами, но и отток старых активистов в другие анархические организации, в первую очередь во входящие в АДА, а также массовый выплеск новых анархических объединений, представлявшихся намного более перспективными и последовательными, чем Конфедерация анархо-синдикалистов. Как самое наглядное свидетельство тяжелейшего кризиса КАС, практически сразу же после III-го съезда, с осени 1990 г., перестает регулярно выходить издававшийся с 1987 гг. ведущий печатный орган КАС журнал «Община».

Как уже отмечалось, противники официальной линии КАС критиковали прежде всего политику «синдикалистского диктата» по отношению к представителям других анархистских направлений. Но не меньшее возмущение со стороны анархистской массы вызывали чересчур умеренные позиции Конфедерации, в особенности ее практические действия, направленные на дальнейшее сближение с демократической оппозицией, а также ориентация на участие в избирательном процессе. Более радикальная, чем КАС, часть анархистов, независимо от принадлежности к правому или левому крылу движения, расценивала участие представителей Конфедерации в выборах не только как идейную непоследовательность и неразборчивость, но и как прямое проявление оппортунизма официальной линии и даже предательство идеалов анархизма. Исаев и его сторонники обвинялись как в отходе от традиционных принципов анархического движения, так и в пресмыкательстве перед властью и нежеланием окончательно размежеваться с национально-патриотической и либеральной оппозицией. Расколу Конфедерации анархо-синдикалистов способствовал, как ни странно, и рост теоретической грамотности и кругозора советской анархистской массы, в том числе и благодаря деятельности альтернативных касовским печатных изданий. При более подробном изучении теоретических взглядов Бакунина, например, советские анархисты очень скоро обнаружили несоответствие между реальными позициями «отца русского анархизма» и теми воззрениями, которые приписывались ему официальной линией КАС. Естественно, Бакунин не только не признавал рыночные отношения и не был сторонником ненасильственного эволюционного пути к безгосударственному обществу, но и наоборот находился на крайне революционных бунтарских позициях и был убежденным противником рыночной экономики.

В результате в 1990 как в регионах, так и в столице, где прежде были непоколебимыми позиции официальной линии, возникают многочисленные новые анархистские группы, принципиально не желающие входить в состав КАС и подвергающие ее политику резкой критике. Практически все эти организации отличались молодежным составом и привлекали в первую очередь новичков анархического движения, в особенности панков и другие группы политизированных неформалов. На протяжении 1990 года в Москве создаются две наиболее крупные радикальные анархистские организации, не входящие в Конфедерацию анархо-синдикалистов. Так, в мае 1990 от Анархо-коммунистического революционного союза откололся Московский союз анархистов (МСА), который возглавил Александр Червяков. МСА выступил в качестве одного из организаторов учредительного съезда Ассоциации движений анархистов и взял на себя функции представительства АДА в Москве. От других анархистских групп МСА отличался в первую очередь достаточно жесткой дисциплиной — так, в организации действовал строгий сухой закон. Московский союз анархистов был, пожалуй, единственной анархистской организацией страны, уделявшей внимание регулярным занятиям по рукопашному бою, стрельбе и боевой подготовке (впоследствии на базе МСА было создано частное охранное агенство). Осенью 1990, также в Москве, возникла еще одна группа анархистов, выступившая с радикальной критикой политики КАС — Анархо-радикальное объединение молодежи (АРОМ), в состав которого вошли преимущественно политизированные и ориентированные на анархизм московские панки. Лидером АРОМ был Андрей Семилетников («Дымсон»), известная в московском неформальном движении фигура, впоследствии — защитник Дома Советов в октябре 1993.

Процесс создания новых анархических объединений продолжался и в провинции. Так, в Краснодаре летом 1990 группой молодых анархистов, недовольной бездействием Кубанской организации КАС и ее руководителя Владимира Луценко, был организован Союз радикальной анархистской молодежи (СРАМ), ставший впоследствии крупнейшей на юге России организацией анархистов. В результате умело поставленной пропаганды СРАМ вскоре значительно увеличил свою численность — опять же, прежде всего, за счет привлечения неформальной молодежи.

Анархисты перестройки. Как в СССР легализовались анархистские группы Вплоть до конца 1990 года советские анархисты оставались преимущественно в рамках правого крыла анархистского движения и левоанархистские идеи не пользовались таким влиянием, какое они приобрели в постсоветской России. Большинство провинциальных анархических организаций занимало достаточно правые позиции, от официальной линии до индивидуализма и анархо-капитализма. Однако с конца 1990 г., по мере утверждения в советской политической жизни правых, рыночных тенденций, социалистические взгляды получали все большее распространение среди анархистов. Внутри Московской организации КАС появились критики «слева», утверждавшие приоритет социалистических и коммунистических ценностей над индивидуалистическими. Одним из них был Вадим Дамье — ныне доктор исторических наук, один из крупнейших в России специалистов по истории международного анархического и анархо-синдикалистского движения. В конце 1980-х гг. Вадим Дамье был также сопредседателем Партии зеленых и с середины 1980-х гг. вел собственные разработки в области теории. В 1989 г. на страницах журнала «Третий путь» он представил «Экосоциалистический манифест», в котором подверг резкой критике индустриальную цивилизацию и предложил модель безгосударственного децентрализованного общества, основанного на федералистских и коммунитарных принципах. Если до второй половины 1990 года идейные противоречия наблюдались прежде всего между центром КАС и регионами и резкой критике политическая и идеологическая линия Конфедерации подвергалась либо со стороны не входящих в КАС групп, либо со стороны региональных отделений, то в 1990 противоречия охватывают и само сердце Конфедерации, оплот официальной линии — Московскую организацию КАС. Разногласия в данном случае были вызваны распространением среди части активистов КАС левого анархизма и возникновением внутри Московской организации КАС т.н. «молодежной оппозиции», организовавшейся в 1990 году в Беспартийную школу. Вопреки идеологии официальной линии КАС, молодежная оппозиция тяготела к левоанархистским и анархо-коммунистическим воззрениям.

Зимой 1991 г. произошло окончательное размежевание Конфедерации анархо-синдикалистов с анархо-коммунистами и выделение из нее крайне левого крыла, активистами которого практически сразу же после исключения из КАС были созданы новые, более радикальные, анархо-коммунистические организации. В начале весны 1991 г. было объявлено о создании группы Анархический молодежный фронт (АМФ), включившей радикальную часть московской анархистской и неформальной молодежи. Дмитрий Костенко, Евгения Бузикошвили и Вадим Дамье 5 марта 1991 г. собрали конференцию, на которой была провозглашена Инициатива революционных анархистов (ИРЕАН), в отличии от АДА объединившая не просто недовольных политикой КАС, а ту часть советских анархистов, которая занимала наиболее радикальные и наиболее левые позиции и в идеологическом отношении ориентировалась на анархо-коммунизм.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Формирование анархистского движения в последние годы существования Советского Союза было обусловлено либерализацией политического курса в стране. Фактически действовавшие в 1987-1991 гг. анархистские организации стали фундаментом для появления последующих организаций уже российских, украинских, белорусских и иных постсоветских анархистов. Многие из анархистов, начавших свой политический путь в конце 1980-х гг., продолжают активную общественно-политическую деятельность и в настоящее время. Что касается идеологических аспектов деятельности движения, то именно в период между 1989 и 1991 гг. произошел окончательный поворот большей части российского анархистского движения на путь анархо-социализма и анархо-коммунизма, что было связано с экономическими изменениями в стране. Строительство капитализма более делало немодными индивидуалистические и капиталистические идеи в среде радикальных оппозиционеров.

Использованы материалы:
1) Тарасов А.Н., Черкасов Г.Ю., Шавшукова Т.В. Левые в России: от умеренных до экстремистов. М., 1997.
2) Рауш П.А. Краткий очерк анархического движения современной России // Новый свет. № 52. СПб., 2003.
3) Верховский А., Папп А., Прибыловский В. Политический экстремизм в России. М., 1996.
4) Коргунюк Ю.Г. Современная российская многопартийность. М., 1999.
Фотографии взяты с сайтов http://www.nihilist.li/, www.memo.ru.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. sherp2015 14 сентября 2015 08:28
    Любые революции, партии возглавляют в основном непорядочные лица, но всегда под благовидным предлогом и благородными целями
  2. Патриот-771 14 сентября 2015 11:01
    И на улицах с транспарантами трётся не человек, который занят делом, а ни хрена не делающий , нажравшийся чужих, но вроде как помещающихся в черепе, чужих соплей. Итог - разжижение своего серого вещества, заражение других, не то чтобы неокрепших, зачастую пустых голов, что в конце концов ведёт к шатаниям, скаканиям.... смертям и столкновениям этих пустоголовых..... гражданской войне....хаос, нищета. Это и есть ваша цель? Ну тогда будьте готовы получить по сопатке, а ещё лучше - чемодан, вокзал,европа. Там такие как вы нужны для укрепления свободолюбивой, розово-голубой, удовлетворяющей саму себя демо-массы.
  3. Bersaglieri 14 сентября 2015 16:30
    Эх, помню- заседали мы тогда. Вадим был суров :)
  4. димоша 15 сентября 2015 00:37
    Анархия в идеале штука хорошая. Только невозможная. Как невозможен идеальный коммунизм или, скажем, капитализм. Утопия. Все равно вмешаются силы, которые что-то переиначат, что-то подстругают под себя, и от идеи кроме самое идеи нихрена не останется.
    Да и не для России анархия. Сразу налетят "партнеры" и растащат по кусочку. Вот в какой-нибудь Коста-Рике - легко. Живут же без армии уже полвека - и нормалёк. Никто их не трогает, потому что там, кроме бананов, никаких полезных ископаемых не водится. Вот им можно об анархическом обществе задумываться. Ну, или где-нибудь в Христиании (которая в Дании). Но, к сожалению, не для России.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня