Бронеавтомобиль «Рено» Некрасова-Братолюбова

В середине августа 1914 года 17 августа 1914 года военный министр генерал-адъютант В.А. Сухомлинов, выполняя приказ великого князя Николая Николаевича, распорядился начать работы по созданию новых отечественных бронеавтомобилей. К важнейшей программе были привлечены несколько специалистов. Так, создание техники для 1-й автомобильной пулеметной роты поручили полковнику Лейб-гвардии гусарского полка А.Н. Добржанскому. Кроме того, к работам привлекли гвардии штабс-капитана Некрасова.

Некрасову поручили разработку и строительство перспективного броневика с пушечным вооружением. Известно, что штабс-капитан работал в Главном военно-техническом управлении, и поэтому, вероятно, имел определенный опыт работы с автомобильной техникой. Тем не менее, создание пушечного броневика оказалось достаточно сложной задачей, из-за чего Некрасов был вынужден обратиться за помощью к специалистам по вооружению. В качестве разработчика артиллерийской системы к проекту был привлечен генерал-лейтенант Р.А. Дурляхер (по другим данным, Дурляхов), известный своими работами в области артиллерийских установок. Тот, в свою очередь, пригласил в проект инженера А.А. Братолюбова. Так появился «триумвират», в дальнейшем занявшийся созданием новой бронетехники для армии.

Новый проект разрабатывался по стандартной для того времени схеме. На имеющееся автомобильное шасси планировалось установить оригинальный бронекорпус с вооружением. Такой подход активно использовался в годы Первой мировой войны и броневик Некрасова, Дурляхера и Братолюбова не стал исключением. Более того, разработка оригинального шасси специально для броневика была нецелесообразна.


За несколько недель трое специалистов завершили разработку нового бронеавтомобиля и собрали его макет. Модель и документацию по проекту представили военному министру, который ознакомился с ними и одобрил строительство первой машины. Кроме того, осенью Сухомлинову представили документацию и по второму проекту броневика. Глава военного ведомства распорядился выделить финансирование и несколько автомобилей, которые следовало использовать в качестве основы для новых бронеавтомобилей.

Бронеавтомобиль «Рено» Некрасова-Братолюбова
Единственное сохранившееся фото броневика "Рено" Некрасова-Братолюбова


Для сборки новой техники команда Некрасова получила несколько машин «Руссо-Балт» и одну «Рено». Шасси французского производства было решено использовать при строительстве специального броневика, предназначенного для сопровождения автоколонн. В настоящее время этот проект известен по названию базового шасси и фамилиям конструкторов. В разных источниках он упоминается как «Рено» Некрасова или «Рено» Некрасова-Братолюбова.

Все броневики Некрасова и его коллег должны были строиться на базе легковых автомобилей, что сказалось на некоторых особенностях проекта. Имевшееся в наличии шасси «Рено» было типичным представителем техники своего класса того времени. Оно оснащалось бензиновым двигателем, расположенным в передней части рамы, имело колесную формулу 4х2 и цепную передачу на задние ведущие колеса. Зависимая подвеска основывалась на листовых рессорах. По некоторым данным, при сборке нового броневика шасси было доработано и усилено в связи с ожидаемыми повышенными нагрузками.

Сборка броневиков осуществлялась в собственных мастерских Братолюбова, оснащение которых позволяло производить основные операции по монтажу различных агрегатов. При этом, однако, отсутствовала возможность изготовления броневых листов. Для изготовления брони к проекту пришлось привлекать Обуховский сталелитейный завод. Некрасов и Братолюбов изготовили комплект специальных шаблонов, по которым завод делал листы нужных размеров и форм. Далее броневые детали отправлялись в мастерские Братолюбова, где осуществлялась окончательная сборка бронетехники.

Броневик «Рено» должен был получить бронекорпус, собранный на основе металлического каркаса. Вначале специалисты собрали из металлических профилей каркас, на котором затем при помощи заклепок и болтов установили бронелисты. Из-за невысоких характеристик базового шасси авторам проекта пришлось ослабить защиту машины. Корпус нового броневика предлагалось изготавливать из 4-мм листов. Кроме того, было решено отказаться от крыши. Это сказывалось на уровне защиты экипажа, однако позволило сэкономить несколько десятков килограммов веса.

Корпус был разделен на моторный отсек и обитаемое отделение. Как и на многих других броневиках того времени, весь экипаж должен был располагаться в одном отсеке. Рабочее место водителя располагалось в передней части корпуса, стрелки находились в центральной и кормовой частях.

Бронеавтомобиль «Рено» Некрасова-Братолюбова получил вертикальные борта, общие для моторного и обитаемого отделений. Таким образом, ширина корпуса не менялась по всей его длине. Спереди двигатель защищался лобовым листом с крупными вентиляционными люками, крышки которых располагались под углом и защищали двигатель от пуль и осколков. Крышка капота устанавливалась под небольшим углом к горизонтали, с наклоном вперед. Для обслуживания двигателя ее можно было поднимать.

Защита водителя и командира обеспечивалась за счет наклонного лобового листа обитаемого объема. В нем предусматривались смотровые щели для наблюдения за дорогой. Иные устройства для слежения за окружающим пространством отсутствовали.

Броневик не должен был иметь крыши, на месте которой присутствовали устройства для установки вооружения. С целью защиты стрелков на подвижных установках устанавливались два бронещитка. За счет правильного взаимного положения щитки могли закрывать обоих стрелков от обстрела спереди и сзади.

Экипаж броневика «Рено», по имеющимся данным, состоял из четырех человек: водителя, командира и двух стрелков. Попадать на свои места они должны были через дверь в левом борту. На имеющейся фотографии бронемашины не видны какие-либо смотровые лючки или щели в бортах. По-видимому, стрелки должны были следить за обстановкой, используя прицельные приспособления своего оружия и прикрываясь броневыми щитками.

Главной задачей проекта было создание легкого бронеавтомобиля с пушечным вооружением. По этой причине машина «Рено» Некрасова получила 37-мм орудие Гочкиса. Она монтировалась на кормовой установке, в центре бронещита. Конструкция креплений и систем наведения позволяла обстреливать цели в пределах достаточно широкого сектора позади машины. Предполагалось, что для ведения огня по цели броневик будет разворачиваться к ней кормой. Подача бронеавтомобиля на поле боя задним ходом в то время считалась нормальной практикой, однако в случае с машиной, предназначенной для сопровождения колонн в тылах, расположение основного оружия в корме выглядело неоднозначно.

В качестве дополнительного вооружения броневик «Рено» получил пулемет «Максим». Его предлагалось монтировать на передней установке со щитом. Таким образом, пулеметчик контролировал часть передней полусферы и мог эффективно бороться с пехотой противника.

Можно предположить, что предложенный комплекс вооружения в виде 37-мм пушки и пулемета винтовочного калибра позволял перспективному броневику решать подавляющее большинство задач, которые могли быть поставлены в конце 1914 года. При этом он вполне подходил для своего основного предназначения – сопровождения транспортных колонн.

Приказ о строительстве опытного броневика новой модели был получен в сентябре 1914 года. Сборка этой машины и других броневиков Некрасова-Братолюбова продолжалась до конца февраля следующего года. Обуховский завод, привлеченный к проекту в качестве производителя брони, долгое время не мог наладить изготовление требуемых деталей без брака. Из-за этого поставка бронелистов нужной конфигурации и сборка нескольких боевых машин ощутимо затянулась.

Семь новых броневиков, в том числе один «Рено», представили заказчику 23 февраля 1915 года. Приемку машин осуществляла комиссия Главного военно-технического управления во главе с генерал-лейтенантом Мгебровым (отец штабс-капитана, конструктора броневиков). Комиссия изучила новую технику и допустила ее на испытания. Планировалось, что «Рено» будет служить в 11-й автомобильной роте.

В ходе испытаний были выявлены достаточно серьезные недостатки всех семи новых броневиков. Главные проблемы были связаны с недостаточными характеристиками базовых шасси. Из-за сравнительно малой мощности двигателей и недостаточной прочности ходовой части броневики могли нормально передвигаться только по хорошим дорогам. На шоссе они без проблем разгонялись до 30-35 верст в час (32-37 км/ч), но на грунтовой дороге максимальная скорость ощутимо падала. Оставляла желать лучшего и проходимость. Броневики вязли даже в не слишком грязных местах и на уплотненном песке. Кроме того, в разных ситуациях наблюдалось кипение воды в радиаторах, что свидетельствовало о превышении допустимых нагрузок на двигатель.

Проблемы с подвижностью и проходимостью были отмечены в отчете комиссии. Специалисты постановили, что представленные бронемашины не могут использоваться для боевой работы на фронте. Дальнейшая судьба всех новых броневиков Некрасова-Братолюбова, в том числе и «Рено», оказалась под вопросом.

Машины спас генерал А.А. Брусилов, в то время командовавший 8-й армией. В марте 1915 года он предложил сделать из имеющихся машин бронедрезины. Подобная техника могла быть использована на железных дорогах Галиции, имевших европейскую колею. Руководство военного ведомства одобрило это предложение и постановило переделать по новому проекту четыре броневика, в том числе «Рено».

Для переоборудования машины доставили в мастерские Казанской железной дороги (г. Москва). В ходе перестановки на железнодорожный ход броневики незначительно дорабатывались. В частности, проводилось усиление шасси и менялся состав специального оборудования. Специально для испытания новых бронедрезин в Подмосковье перешили на европейскую колею перегон длиной три версты.

В середине июня комиссия Главного военно-технического управления во главе с генералом Мгебровым изучила результаты работ и одобрила эксплуатацию новых бронедрезин. Тем не менее, к этому времени русская армия начала отступление в Галиции, из-за чего переделанные броневики вновь могли остаться не у дел. Чтобы не закрывать интересный проект, было решено вновь переоборудовать броневики, приспособив их для движения по путям с российской колеей. Были заказаны несколько комплектов колесных пар, однако броневик «Рено» так и остался без обновленной ходовой части. Из-за некоторых особенностей его конструкции переделка под широкую колею оказалась слишком сложной и нецелесообразной.

Дальнейшая судьба бронеавтомобиля «Рено» Некрасова-Братолюбова неизвестна. Недостаточные характеристики не позволили использовать его по прямому назначению, а последовавшие за этим доработки не дали никаких реальных результатов. Вероятно, в течение некоторого времени броневик на французском шасси простаивал без дела, будучи ненужным войскам, а потом отправился на разборку. В условиях дефицита автомобильной техники Русская императорская армия не могла позволить себе держать на хранении машины с солидным остатком ресурса. Таким образом, к началу двадцатых годов или раньше первый броневик конструкции гвардии штабс-капитана Некрасова был разобран.


По материалам:
http://aviarmor.net/
http://simvolika.org/
Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. – М.: Экспринт, 2002. – Т. 1. 1905–1941
Барятинский М.Б., Коломиец М.В. Бронеавтомобили русской армии 1906–1917 гг. – М.: Техника-молодёжи, 2000
Автор: Рябов Кирилл


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня