Бронеавтомобили «Руссо-Балт Тип II» Некрасова-Братолюбова

В 1914 и 1915 годах гвардии штабс-капитан Некрасов, генерал-лейтенант Дурляхер (Дурляхов) и изобретатель А.А. Братолюбов разработали три проекта перспективных бронеавтомобилей. По заказу военного ведомства они занимались созданием новой бронетехники с пушечным вооружением, которой предстояло бороться с пехотой и боевыми машинами противника. Для реализации проекта специалистам передали несколько легковых автомобилей трех типов, которые планировалось использовать в качестве основы для броневиков.

Первыми появились проекты броневиков, известные под названиями «Рено» Некрасова-Братолюбова и «Руссо-Балт Тип I». Эти машины строились на базе шасси французского и российского производства, были оснащены пушками и пулеметами, и имели разные задачи. Так, «Руссо-Балты» предлагались в качестве броневиков для работы на переднем крае, а единственный «Рено» планировалось использовать в качестве машины для сопровождения транспортных колонн. После начала сборки первых семи броневиков Некрасов, Дурляхер и Братолюбов не прекратили проектные работы, и осенью 14-го завершили разработку нового броневика на шасси Русско-Балтийского вагонного завода.

Еще в августе военный министр распорядился передать конструкторам несколько легковых автомобилей, которые следовало использовать в качестве основы для новой бронетехники. В общей сложности до конца года были переданы четыре машины «Руссо-Балт» C 24/40, шесть «Руссо-Балтов» типа D и одно шасси «Рено». Необходимо отметить, что шасси «Руссо-Балт» двух типов использовались при строительстве броневиков двух разных проектов, что может приводить к путанице. В некоторых источниках более поздние броневики Некрасова-Братолюбова на отечественных шасси обозначаются как «Руссо-Балт Тип D», однако такое название не вполне корректно, поскольку одна из этих машин была построена на базе машины типа C. Таким образом, по аналогии с первым проектом, более новые броневики следует именовать «Руссо-Балт Тип II». В таком случае эти бронеавтомобили уже нельзя спутать с другими разработками Некрасова и Братолюбова или машинами других конструкторов.


Бронеавтомобили «Руссо-Балт Тип II» Некрасова-Братолюбова
Броневик "Победоносец" на шасси "Руссо-Балт Тип C"


При создании нового проекта инженеры использовали опыт, полученный в ходе разработки двух предыдущих броневиков. Результатом этого стали несколько серьезных нововведений, которые могли значительно повысить боевую эффективность новой машины. Наиболее заметным нововведением проекта стала поворотная башня с вооружением, которая позволяла обеспечить как достаточную огневую мощь, так и быстрое перенацеливание. Кроме того, были предложены некоторые другие интересные идеи, которые могли положительным образом сказаться на характеристиках броневика.

Сборка четырех броневиков «Тип II» началась осенью 1914 года. Как и ранее, окончательную сборку машин и установку всех необходимых агрегатов осуществляли рабочие мастерской А.А. Братолюбова. Ввиду отсутствия необходимых производственных мощностей броню заказали Обуховскому сталелитейному заводу. Предприятию передали набор шаблонов, по которым изготавливались броневые листы. Готовое бронирование привозили в мастерскую Братолюбова, где выполнялся его монтаж на машины.

Как и ранее, бронекорпус предлагалось собирать на основе металлического каркаса, к которому на болтах и заклепках крепились готовые листы нужной конфигурации. Защита экипажа и внутренних агрегатов машины должна была состоять из бронелистов толщиной от 3 до 5 мм. Большую толщину имели вертикальные детали. Изогнутые и наклонные, в свою очередь, имели толщину 3-4 мм. По расчетам авторов проекта, такая броня позволяла защитить людей от винтовочных пуль при стрельбе с расстояния не менее 200-250 метров.

По-видимому, при разработке проекта «Руссо-Балт Тип II» конструкторы учли свой и чужой опыт, результатом чего стало появление совершенно новой конструкции бронекорпуса, образованной несколькими основными агрегатами. Авторы проекта переосмыслили классическую капотную компоновку бронекорпуса с отдельными моторным отсеком и обитаемым отделением, что привело к любопытным последствиям.

Бронеавтомобили «Руссо-Балт Тип II» Некрасова-Братолюбова


В качестве основы для броневиков «Тип II» использовались шасси «Руссо-Балт» типов C и D. Эти машины имели схожую архитектуру, но отличались некоторыми характеристиками. В передней части прямоугольной рамы крепились бензиновый двигатель мощностью 40 л.с. и коробка передач. Ходовая часть с колесной формулой 4х2 имела зависимую подвеску на листовых рессорах. Коробка передач и задняя ведущая ось были связаны цепной передачей. Шасси типов C и D отличались некоторыми особенностями. Фактически машина «Тип D» являлась модернизированным вариантом «Типа C» и отличалась от него набором усиленных деталей. За счет некоторых доработок конструкции улучшенный вариант шасси имел грузоподъемность на уровне 1,6 т – примерно на полтонны больше, чем у машины C.

Броневик «Руссо-Балт Тип II» получил бронекорпус, разделенный на три основных объема. В передней его части имелся моторный отсек, закрытый броневым капотом, позади которого располагалось отделение управления. Боевое отделение не отделялось от рабочих мест водителя и командира, но и не было в полной мере объединено с отделением управления.

Броневой капот новой машины имел простую конструкцию и представлял собой металлический короб с вертикальными бортами и передней стенкой. Для обеспечения вентиляции в лобовом листе корпуса имелось крупное окно, прикрытое наклонными створками. Обслуживание двигателя предлагалось производить при помощи люков в верхней крышке капота.

Позади бронекапота корпус боевой машины немного расширялся, образовывая отделение управления. Спереди водитель и командир защищались наклонным бронелистом с крупным люком для наблюдения за дорогой. В боевой обстановке люк закрывался крышкой, которая оставляла небольшую смотровую щель. Позади наклонного лобового листа устанавливалась горизонтальная крыша. От обстрела сбоку машина защищалась вертикальными бортами пятиугольной формы, собиравшимися из нескольких отдельных панелей. В передней части бортов, на одном уровне с лобовым люком, имелись небольшие лючки с крышками. В середине бортов предусмотрели двери для посадки водителя и командира.

Бронеавтомобили «Руссо-Балт Тип II» Некрасова-Братолюбова
Броневик и его создатели. Справа - А.А. Братолюбов


Боевое отделение, расположенное позади рабочих мест водителя и командира, получило корпус цилиндрической формы. По бортам этого цилиндра имелись скошенные прямые панели, позволившие обойтись без колесных арок или других сравнительно сложных деталей. На кормовой части цилиндра устанавливался небольшой короб, в задней стенке которого имелась дверь для доступа внутрь боевой машины.

В центре боевого отделения находилась поворотная опора для башни, установленной непосредственно на цилиндрической части корпуса. Внешний диаметр башни был немного больше диаметра корпуса под ней. Башня получила цилиндрический борт, а также наклонные лобовой и кормовой листы с амбразурами для оружия. Также имелась горизонтальная крыша небольшого размера, располагавшаяся между наклонными листами.

Экипаж бронеавтомобиля «Руссо-Балт Тип II» состоял из 4-5 человек: водителя, командира и трех стрелков. Командир и водитель располагались в отделении управления, а рабочие места стрелков находились в достаточно просторном цилиндрическом боевом отделении. Отделение управления имело три люка для слежения за окружающим пространством. Стрелкам для наблюдения следовало использовать прицельные приспособления своего оружия.

Вооружение построенных броневиков «Тип II» состояло из трех пулеметов «Максим». Два из них устанавливались в амбразурах лобового листа башни, еще один – в кормовом. Конструкция креплений для пулеметов позволяла вести огонь в пределах широких секторов. Кроме того, при помощи механизмов поворота башни обеспечивался быстрый перенос огня на другую цель. Наличие трех пулеметов, в свою очередь, позволяло контролировать широкие сектора в передней и задней полусферах.

По некоторым данным, существовал вариант проекта, подразумевавший использование пушечного вооружения. В таком случае в лобовом листе башни планировалось монтировать две автоматические пушки Максима-Норденфельда калибра 37 мм, а в кормовом сохранялся пулемет. Информация о реализации этих планов отсутствует. Все построенные бронеавтомобили «Тип II» вооружались только пулеметами.

Бронеавтомобили «Руссо-Балт Тип II» Некрасова-Братолюбова
Интерьер броневика. На переднем плане опорно-поворотное устройство башни


Разработка и строительство броневиков Некрасова-Братолюбова второй модели затянулись. Их сборка началась только осенью 1915 года. В наличии имелось лишь четыре шасси «Руссо-Балт» двух типов, на базе которых и были построены новые бронеавтомобили. Четыре машины получили собственные имена. Так, броневик на базе шасси «Руссо-Балт Тип C» получил имя «Победоносец», а остальные назвали «Олегом», «Святославом» и «Ярославом». Сборка четырех машин продолжалась до середины февраля 1916 года.

12 февраля в мастерскую Братолюбова с проверкой прибыл генерал-майор Соколов. В своем отчете он отмечал, что четыре строящихся броневика нуждаются в некоторых доработках. Так, машинам необходимо усилить пулеметные установки, а также провести некоторые другие доработки.

В конце февраля Комиссия по броневым автомобилям ознакомилась с достроенными броневиками и сделала некоторые выводы. 11 марта состоялись первые испытания броневика «Победоносец», в ходе которых специалисты выявили целый набор серьезных недостатков. Как и предыдущие броневики Некрасова-Братолюбова, «Тип II» имел массу проблем.

Выяснилось, что даже на хорошей дороге максимальная скорость новой машины не превышает 23-28 верст в час (24,5-29 км/ч). При движении задним ходом максимальная скорость достигала 12 верст в час (12,7 км/ч). Малый клиренс шасси (всего 110 мм) ухудшал характеристики подвижности на грунтовых дорогах и пересеченной местности. Рессоры и рулевой механизм машины нуждались в усилении, а отсутствие стартера затрудняло запуск двигателя.

Комиссия также отметила проблемы защиты и вооружения броневика. Лобовой лист корпуса, закрывавший водителя, имел толщину всего 3 мм, из-за чего уровень защиты оставлял желать лучшего. Кроме того, смотровая щель лобового люка располагалась слишком низко, вследствие чего для нормального наблюдения за дорогой водителю приходилось держать люк открытым. 17 марта стартовали полигонные испытания, в ходе которых броня машины обстреливалась из винтовки Мосина. Некоторые листы корпуса удавалось пробить с расстояния порядка 150 м, что полностью подтверждало предварительные выводы о недостаточном уровне защиты.

Бронеавтомобили «Руссо-Балт Тип II» Некрасова-Братолюбова
Сборка броневика "Победоносец". Борт еще не установлен, видно рабочее место водителя


По результатам испытаний «Победоносца» и других машин проекта комиссия сделала неутешительные выводы. Броневики сочли непригодными для боевой работы на фронте. Таким образом, все 11 бронеавтомобилей, построенных по проектам Некрасова и Братолюбова, имели различные недостатки и были непригодны для использования на переднем крае. На решение дальнейшей судьбы этой техники понадобилось некоторое время.

В конце 1916 года броневики «Тип II» отправили в Петроград и передали Усиленной тыловой автомобильной мастерской. Рабочие мастерской должны были провести доработку этой техники, заменив бракованные бронелисты и исправив иные недостатки. Работы по совершенствованию броневиков продолжались в течение нескольких следующих месяцев. После ремонта и модернизации броневики должны были стать учебными.

По некоторым данным, изначально планировалось, что улучшением броневиков займется мастерская А.А. Братолюбова. Тем не менее, к середине 1916 года это предприятие прекратило свое существование, из-за чего ремонт машин пришлось поручить армейской мастерской.

В Февральской революции 1917 года участвовали различные подразделения армии, в том числе и Усиленная тыловая автомобильная мастерская. Все четыре машины «Руссо-Балт» второго типа вышли на улицы Петрограда и использовались в различных целях. После Февральской революции машины перешли в ведение Совета рабочих и солдатских депутатов Петроградской стороны. Вскоре бронеавтомобиль «Победоносец» получил новое имя и стал называться «Рюриком». В октябре 17-го технику перевели в отряд броневиков, осуществлявших охрану Смольного.

В дальнейшем броневики «Тип II» использовались ограниченно и почти не покидали Петроград. Тем не менее, всего единожды выехав из города, броневики смогли впервые принять участие в боях. В 1919 году эта техника прибыла в район Пулково, где использовалась в боях с войсками генерала Юденича. После завершения боев броневики вернулись на базу.

Бронеавтомобили «Руссо-Балт Тип II» Некрасова-Братолюбова
Машины (слева направо) "Олег", "Ярослав" и "Святослав" с экипажами


В конце десятых годов все броневики «Руссо-Балт Тип II» были разобраны за ненадобностью. Даже после ремонта и модернизации 17-го года эта техника не отличалась высокими характеристиками, из-за чего ее эксплуатация выглядела нецелесообразной. К 1920 году все четыре машины лишились бронирования и, по-видимому, в течение некоторого времени использовались в качестве автомобильной техники для перевозки пассажиров и грузов, пока не выработали ресурс.

«Руссо-Балт Тип II» оказался последним проектом, созданным штабс-капитаном Некрасовым, генерал-лейтенантом Дурляховым и изобретателем Братолюбовым. В 1915-16 годах их «триумвират» распался. Некрасова перевели в военную авиацию, где он стал артиллерийским офицером аэроплана «Илья Муромец» №4. Дурляхов продолжил работу в области артиллерии и вспомогательных средств, а Братолюбов занялся иными проектами вооружений и военной техники.

***

С 1914 по 1916 годы Некрасов, Дурляхер и Братолюбов разработали три проекта и построили по ним 11 броневиков, ни один из которых не был принят заказчиком и отправлен на фронт. Сохранились некоторые сведения, которые могут в определенной мере раскрыть причины подобной неудачи. Эти данные могут представить проекты броневиков в интересном свете, а также бросить тень на основных участников их создания.

По некоторым данным, гвардии штабс-капитан Некрасов не привлекал к проекту генерал-лейтенанта Дурляхера. Наоборот, генерал, пользуясь своими связями в военном ведомстве, сам присоединился к проекту, а также «протащил» в него изобретателя Братолюбова. По совпадению (или по злому умыслу), последний был зятем генерала. Более того, генерал и изобретатель уже имели опыт совместной работы, однако их первый проект никак не относился к военному делу – это был агитационный пароход, который планировалось использовать в антиалкогольной кампании.

Родство с высокопоставленным чиновником военного ведомства позволило А.А. Братолюбову получить финансирование для постройки собственной частной мастерской, в которой предлагалось строить новые броневики. Родственники-инженеры не имели опыта работы с бронетехникой, однако взяли на себя ведущую роль в проекте, оттеснив Некрасова. Результатом этого стало появление трех не слишком удачных проектов.

С конца лета 1915 года, когда стало ясно, что программа строительства бронеавтомобилей провалилась, изобретатель-энтузиаст Братолюбов решил начать работу в иных сферах. До самого конца войны он пытался предлагать военному ведомству уникальные отравляющие вещества, горючие жидкости и т.п. сомнительные прожекты. Ответственные лица проверяли предложения изобретателя и ожидаемо отказывали ему. Тем не менее, в поисках поддержки и, как следствие, финансирования Братолюбов продолжил попытки наладить контакты с высокопоставленными чиновниками.

В поисках поддержки для прожекта универсальной горючей жидкости Братолюбов сумел выйти на великого князя Михаила Александровича, а тот, в свою очередь, заинтересовал Николая II. Изобретателю удалось получить разрешение на финансирование проекта, однако весной 1916 года чиновники военного ведомства сумели распознать обман и прекратили поддержку заведомо неисполнимого проекта.

В дальнейшем Братолюбов, пользуясь поддержкой тестя и другими контактами, безуспешно пытался продвигать прожекты гидросамолетов и другой техники. Вероятно, помня опыт строительства броневиков и изготовления зажигательной жидкости, военное ведомство не стало обращать внимания на новые предложения изобретателя. Дальнейшая судьба прожектера-авантюриста неизвестна. Генерал-лейтенант Дурляхов, в свою очередь, в 1917 году перешел на сторону большевиков и после революции продолжил работу над проектами артиллерийских систем, лафетов и т.д.


По материалам:
http://aviarmor.net/
http://simvolika.org/
http://wyradhe.livejournal.com/
Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. – М.: Экспринт, 2002. – Т. 1. 1905–1941
Барятинский М.Б., Коломиец М.В. Бронеавтомобили русской армии 1906–1917 гг. – М.: Техника-молодёжи, 2000
Автор: Рябов Кирилл

Использованы фотографии: Барятинский М.Б., Коломиец М.В. Бронеавтомобили русской армии 1906–1917 гг., Aviarmor.net

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. perevozthikov 2 октября 2015 12:53
    В начале статьи написано: "...Сборка четырех броневиков «Тип II» началась осенью 1914 года.", а ниже: "...Разработка и строительство броневиков Некрасова-Братолюбова второй модели затянулись. Их сборка началась только осенью 1915 года." Как это понимать?
  2. Сергей-8848 2 октября 2015 23:03
    Как-то понеслась после неудачи с броневиком у г-на Братолюбова идея об том, чтобы единым махом всех побивахом. Видать, надорвал он свой инженерный потенциал на броневике.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня