Что делать с беженцами? Восточной Европе предстоит разместить тысячи африканцев и азиатов

Начало сентября отметилось невиданным в европейской истории со времен Второй мировой войны наплывом беженцев – на этот раз в Европу рвутся сотни тысяч людей из воюющих стран Ближнего Востока и Африки. Для современной Европы миграция из стран «третьего мира» уже несколько десятилетий является крайне актуальной проблемой. В Германии и Франции, Италии и Великобритании успели вырасти целые поколения детей мигрантов, которые уже и считают себя такими же гражданами, как и представители коренных европейских народов. Но долгое время миграция в Европу носила, прежде всего, трудовой характер. На Запад ехали те, кто хотел работать и много получать, заработать на достойное жилье на родине или обосноваться в «сытой стране» и перевезти туда свою семью – на более приемлемые условия жизни.

Сегодня ситуация изменилась. Развязанные при помощи того же Запада – США и Евросоюза – вооруженные конфликты на Ближнем Востоке, в Северной, Западной и Северо-Восточной Африке, способствуют притоку в европейские страны сотен тысяч беженцев. Сирийцы и ливийцы, иракцы и малийцы – они, может, и рады были бы оставаться в родных странах, но война вынудила их бежать на Запад, спасая свои жизни. Их можно понять. Но можно понять и рядовых европейцев, которым такое нашествие абсолютно чуждых в языковом, культурном, религиозном отношении людей совершенно не по душе. Надо ли говорить, что наиболее привлекательные страны Европы давно перенаселены мигрантами. Ныне никого не удивишь парижанами или брюссельцами родом из Эритреи или Конго, Сомали или Сенегала. Африканское присутствие все более явно ощущается в большинстве крупных европейских городов. Так, во Франции уже не менее 1/3 населения страны родились за рубежом или имеют родителей, родившихся за рубежом. Подавляющее большинство выходцев из других государств, проживающих на территории Франции – это мигранты из бывших французских колоний в Северной, Западной и Центральной Африке: алжирцы, марокканцы, тунисцы, сенегальцы, малийцы, конголезцы, камерунцы и прочие. В некоторых городах на юге страны не с первого раза понятно, находишься ли во Франции или в каком-нибудь североафриканском, а то и западноафриканском городе.


Эритрейцы поедут в Прибалтику

Однако правительствам европейских стран, тех самых хваленых демократий, абсолютно нет дела до интересов собственных граждан. Более того – жертвами миграционной политики Евросоюза становятся и страны Восточной Европы, которые прежде, в силу невысокого уровня экономического развития, не представляли собой привлекательную цель для азиатских и африканских мигрантов.

Что делать с беженцами? Восточной Европе предстоит разместить тысячи африканцев и азиатов
- фото: www.bbc.com

Руководство Евросоюза принуждает восточноевропейские страны принимать на своей территории мигрантов, стремясь освободить от чрезмерного наплыва азиатов и африканцев те же Германию или Францию. Конечно, сами бывшие социалистические государства, так стремительно рвавшиеся в «демократическую Европу» с начала 1990-х гг., этому совсем не рады. Но деваться некуда – слишком высока степень зависимости правительств восточноевропейских стран от вышестоящей евросоюзовской иерархии. Так, Латвия, Литва и Эстония получили «ценное указание» руководства Евросоюза до конца 2015 года разместить на своей территории 2,5 тысячи африканских мигрантов. Можно позлорадствовать. Двадцать пять лет прибалтийские государства создавали всевозможные препятствия для проживания на их территории русского и русскоязычного населения. Русскоязычные люди получали уникальный для современного мира статус «неграждан», то есть – официальных людей второго сорта. Чтобы получить гражданство той же Латвии, русскоязычному человеку следовало немало постараться. Идеальным вариантом для прибалтийских националистов было бы полное изгнание русского и русскоязычного населения с территории прибалтийских государств. Но теперь Прибалтика, в последние десятилетия позиционировавшая себя как главный антироссийский форпост в Восточной Европе, за добросовестную службу получила от руководства Евросоюза достойный подарок – 2,5 тысячи африканских мигрантов. В отличие от русского и русскоязычного населения Латвии, Литвы или Эстонии, эти мигранты – люди совершенно иной культуры, религии и даже расы. Каждая европейская страна будет специализироваться на размещении беженцев из определенных стран Азии и Африки.

В прибалтийские страны прибудут, в основном, выходцы из Сирии и Эритреи. Если с сирийцами более-менее все понятно – это арабы, бежавшие от боевых действий, многие из них все же достаточно цивилизованные люди, то с эритрейцами сложнее. Вряд ли среднестатистический латыш или эстонец даже смогут показать на карте, где находится Эритрея. Молодая страна Северо-Восточной Африки, расположенная прямо на побережье Красного моря, Эритрея получила политическую независимость лишь в 1993 г. – после длительной и кровопролитной гражданской войны, которую Народный фронт освобождения Эритреи и ряд других партизанских организаций вели против Эфиопии, в состав которой до начала 1990-х гг. входила территория Эритреи. Жители Эритреи – это представители семитских (тигре, тиграи) и кушитских (афар) народов, в расовом отношении относящиеся к переходной эфиопской малой расе, представители которой населяют Северо-Восточную Африку – Эфиопию, Сомали, Эритрею, Джибути, частично - Судан, Кению, Танзанию и Египет. В экономическом отношении Эритрея относится к беднейшим странам мира, соответственно обстоят дела и в сфере образования, здравоохранения, социального обеспечения населения. Политический режим Эритреи жестоко преследует оппозицию, представители которой подвергаются суровым репрессиям. Многим эритрейцам не остается иного выхода, как бежать в поиске лучшей жизни в далекую Европу.

Эритрейцы – люди совершенно отличающегося от европейцев менталитета и образа жизни. Во многом они похожи на сомалийцев, особенно эритрейцы – мусульмане. Напомним, что в Северо-Восточной Африке ислам принял наиболее жесткие формы, наложившись на воинственные нравы местных кушитских и семитских народов. Именно в Сомали, Судане, Эритрее широко распространено женское обрезание, а женщины практически не имеют никаких прав. Мужчины местных народов очень воинственны, однако в условиях за пределами своих стран воинственность оборачивается повышенной криминализованностью. Большинство выходцев из Сомали и соседних стран, прибывая в Европу, предпочитают нигде не работать. Это и неудивительно – почти все они владеют очень необходимыми для жизни на родине, но совершенно бесполезными в современной Европе навыками – пасти верблюдов или охотиться, строить глинобитные хижины или собирать финики. Для многих из них единственным ремеслом является умение убивать – Африканский рог, на котором расположены Сомали, Эритрея, Эфиопия, - наверное, чемпион по количеству кровопролитных войн даже по меркам Черного континента. Для многих европейских государств сомалийские мигранты стали настоящей проблемой – так, в Норвегии, где проживает свыше трех десятков тысяч выходцев из Сомали, среди сомалийских мигрантов лишь 2% работает. Остальные 98% сомалийских мигрантов числятся безработными, а в действительности промышляют криминалом – от наркоторговли до уличных грабежей. Сомалийцами совершается и большая часть изнасилований на территории Норвегии, причем здесь они делят пальму первенства с выходцами из Пакистана. Весь мир обошел вопиющий случай, когда юный мигрант сомалийского происхождения изнасиловал норвежскую женщину прямо на ступеньках норвежского парламента. Норвегия проглотила. Конечно, и среди сомалийских мигрантов есть достойные люди, некоторым даже удается устроиться на приличную работу и получить уважение новых сограждан. О нелегкой судьбе сомалийской фотомодели Варис Дирие, перебравшейся в Великобританию, повествует достаточно известный фильм «Цветок пустыни». Эритрейцы в бытовом поведении и культуре очень напоминают сомалийцев – ведь они близки и в языковом отношении, принадлежат к единому цивилизационному кластеру. Стоит ли ждать, что они могут вести себя сходным образом на территории той же Латвии или Эстонии?

Прибалтийские страны не рады переселенцам

Прибытию африканских мигрантов не рады и сами латвийские, литовские, эстонские политики, которые, хоть и были всегда горячими сторонниками «интеграции в Европу», все же оставались националистами и надеялись построить из Латвии, Литвы или Эстонии «национальные государства». Однако с трещащей по швам экономикой, с финансовой зависимостью от дотаций Евросоюза и США, с постоянными внутренними проблемами на почве противостояния прибалтийских националистов и русскоязычного населения, построить национальные государства очень сложно. Поэтому правительствам прибалтийских республик не остается иного выхода, как разрешить въезд на свои территории перемещаемых из других стран Евросоюза беженцев. Хотя политики, конечно, «ворчат». Министр внутренних дел Латвии Рихард Козловскис заявил, что страна не готовилась к приему столь значительного количества африканских беженцев, поэтому просто не может принять те 700 человек, которые должны быть размещены на территории Латвии в 2015 г. в соответствии с определенными квотами Евросоюза.

- фото: ROBERT ATANASOVSKI/AFP

Бывшая министр иностранных дел Эстонии Кристийна Оюланд написала на своей страничке в социальной сети Facebook: «беженцы в таком количестве несут угрозу белой расе». Но судьбы белой расы руководство Евросоюза заботят меньше всего. Это у прибалтийских националистов еще остается унаследованная со времен сотрудничества с гитлеровцами в годы Второй мировой войны политическая линия расистского толка. Евросоюз требует толерантности и Прибалтике, волей-неволей, но приходится подчиняться. Хотя, конечно, делают это прибалтийские республики с жутким нежеланием. Еще бы – страны Прибалтики всегда отличались повышенной замкнутостью и национализмом, нетерпимостью к приезжим. Даже с относительно близкими в культурном отношении русскими и русскоязычными прибалтийские государства не могут сладить – что уж говорить об африканцах и азиатах. Кстати, Латвия в соответствии с индексом оценки политики по интеграции мигрантов (MIPEX), является наименее благоприятной для приема беженцев страной. В рейтинге гостеприимства Латвия занимает 37-е место. Худшее отношение мигранты могут встретить только в Турции. Латвия имеет и колоссальную политическую проблему в лице более чем 300 тысяч неграждан, проживающих на территории страны. Это – русскоязычное население республики, за двадцать пять лет так и не добившееся получения статуса граждан страны. Между тем, «неграждане» - это те, кто строили послевоенную Латвию. Это советские учителя и врачи, инженеры и офицеры, рабочие и служащие, а также их потомки. Кто, как не они, имеет большее право на получение латвийского гражданства? Однако не исключено, что африканские беженцы получат латвийское гражданство раньше, чем ожидающие его десятилетиями русскоязычные «неграждане». Схожее отношение к переселенцам демонстрирует и Литва. Литовская республика несколько гостеприимнее Латвии – она находится на 34-м месте в индексе оценки политики по интеграции мигрантов (MIPEX).

Самой гостеприимной страной может оказаться Эстония – она занимает 22-е место в указанном рейтинге. И это, похоже, сыграет со страной злую шутку – дело в том, что Эстония является наименьшим по численности населения государством Прибалтики. В настоящее время здесь проживает 1 312 тысяч человек (оценка января 2015 г.). Это – официальные данные. На самом деле, многие эстонцы годами находятся за рубежом – на заработках. Более того – Эстония испытывает типичные для североевропейских стран проблемы катастрофического снижения населения. Каждый год население страны сокращается приблизительно на пять тысяч человек. Это очень много, если учитывать, что население страны чуть превышает миллион жителей. Так, с 2000 по 2015 гг. население страны сократилось на 60 тысяч человек. В 2010 г. в Эстонии проживало 1 333 290 человек, в 2011 г. - 1 329 660 человек, в 2012 г. - 1 325 217 человек, в 2013 г. - 1 320 174 человек, в 2014 г. - 1 315 819 человек. То есть, только за пять лет численность населения страны сократилась почти на двадцать тысяч человек. На фоне столь масштабного сокращения населения, прибытие в Эстонию большого количества иностранных мигрантов просто не может остаться незамеченным. Поэтому, после того, как эстонское правительство было извещено о том, что стране необходимо принять 1064 беженца, премьер-министр Эстонии Таави Рыйваса заявил о неприемлемости предложения Европейской комиссии для эстонского государства. Квоты на прием беженцев должны соответствовать размерам Эстонии и ее социально-экономическому потенциалу, – считает эстонский премьер. Руководителя эстонского правительства поддержали и жители страны, которые организуют митинги против приема африканских беженцев. Чего они опасаются – вполне понятно. Эритрейцы – это не эстонцы. В эритрейских семьях по пять – десять детей, каждый из которых, в свою очередь, также ориентирован на рождение значительного количества детей. Беженцы, обосновываясь на новом месте жительства, вызывают родственников, в том числе и вторых, третьих, четвертых жен, которых оформляют как сестер, дочерей или племянниц. Следует также учитывать, что африканские беженцы совершенно бесполезны для эстонской, латвийской, литовской экономики. В Прибалтике – сильнейшая безработица и среди местного населения. Латыши и литовцы плавно перемещаются в страны Западной Европы, сами превращаясь в трудовых мигрантов. Получается, что на их место приезжают африканцы, которым не будет даже работы – они будут жить на пособия, выплачиваемые из дотаций, получаемых балтийскими странами от Евросоюза. Между тем, в Прибалтике не рады видеть даже квалифицированных иностранных специалистов.

Русскоязычным специалистам десятилетиями отказывали в предоставлении гражданства, даже в ущерб экономическим и культурным потребностям прибалтийских государств. От этого страдает, в том числе, и система образования – любому иностранному специалисту, будь то профессор с мировым именем в области естественных наук или перспективный инженер - изобретатель, требуется подтвердить свое прекрасное знание государственного языка, чтобы получить право осуществлять преподавательскую деятельность в местном вузе. Получается, что теряют от этого сами жители той же Латвии – низкий уровень образования побуждает студентов отправляться получать образование в другие страны, однако власти упорно отказываются изменить порядок приема на работу квалифицированных преподавателей, не владеющих в должной степени государственным языком.

Африканцы заменят латышей, литовцев и эстонцев?

Между тем, проблема оттока населения из прибалтийских стран стоит действительно очень остро. Так, только за десятилетие Латвию покинуло около 250 тысяч человек. При населении менее 2 млн. человек это – очень значительная цифра. Страна находится на первом месте в Европе по сокращению численности населения. Демографы строят совсем неутешительные для Риги прогнозы – к 2020 г. латвийское население сократится еще на 20%. Из соседней Литвы за десять лет уехало 300 тысяч человек, однако это только по официальным данным. Независимые источники говорят о цифре на порядок больше – примерно о полумиллионе литовских граждан, покинувших страну в поисках лучшей жизни за границей. Только в одном Лондоне сегодня проживает огромное количество литовцев, формирующих многотысячную диаспору. Большинство уехавших в страны Западной Европы латышей, литовцев и эстонцев домой, скорее всего, не вернутся. Прежде всего – по экономическим причинам. В этой ситуации принимать огромное количество беженцев из африканских стран – крайне странное решение, которое прямо противоречит интересам безопасности прибалтийских государств. Не исключен рост внутренней напряженности, который будет связан, в том числе, и с недовольством населения национальной политикой правительств прибалтийских государств. На фоне эритрейцев и сомалийцев русскоязычные «неграждане» уже не будут смотреться как потенциальные противники, а скорее станут культурно близкой группой, сотрудничество с которой будет необходимым в процессе совместного сопротивления росту африканской миграции. Кроме того, очевидно, что Прибалтика столкнется и с проблемами конкуренции на том незначительном рынке труда, который еще сохраняется в охваченных массовой безработицей прибалтийских странах. Ведь некоторая часть африканских мигрантов, конечно, захочет устроиться на работу. И прибалтийские власти будут вынуждены изыскивать рабочие места в ущерб местному населению – ведь в противном случае надзорные организации пожалуются в Евросоюз и будут существенно урезаны размеры дотационного финансирования прибалтийских республик.

Между литовцами, латышами, эстонцами с одной стороны, и представителями других этнических групп населения годами возводились искусственные барьеры, призванные поддерживать национальную обособленность и укреплять политические амбиции националистических сил прибалтийских государств. Однако эти же барьеры оказались миной замедленного действия под социальной и политической стабильностью прибалтийских стран. Более того – они фактически не позволяют сформировать новую политическую нацию, так как от процесса формирования общенациональной идентичности отсекаются сотни тысяч представителей нетитульных групп населения, в первую очередь – русскоязычные. Если в Латвию, Эстонию и Литву прибудут тысячи африканских мигрантов, то они и их дети также не смогут интегрироваться в прибалтийские общества в силу языковых и культурных барьеров. Значит – на территории прибалтийских государств появится новая деструктивная для процесса нациестроитсльства сила. Отсеченные от получения образования, трудоустройства в государственные структуры, группы африканских мигрантов будут пополнять ряды маргинальных слоев прибалтийских стран, что окажет непосредственное влияние на рост преступности, различных социальных пороков – наркомании, алкоголизма, проституции. Не следует сбрасывать со счетов и политические аспекты проблемы. Так или иначе, но тысячи переселенцев со временем начнут консолидироваться как общественно-политическая сила для отстаивания своих прав. Вполне вероятно, что в этом они будут встречать поддержку со стороны европейских правозащитных организаций, которые активизируют давление на латвийские, литовские и эстонские власти. Уже сейчас европейские политики, оказывая давление на власти прибалтийских республик, ссылаются на то, что при проникновении в Европу в крушениях кораблей и лодок гибнут тысячи мигрантов из африканских стран. Проблема имеет очень серьезный характер и каждая страна Евросоюза должна принять участие в ее решении, в спасении людей – таково сегодня кредо руководителей Европейской комиссии, которые диктуют свою позицию латвийскому, литовскому и эстонскому правительствам.

Во-вторых, есть и еще один немаловажный нюанс. Несмотря на очень острые противоречия между националистами и русскоязычным населением, основанные на языковом разломе, до недавнего времени население Прибалтики оставалось однородным в конфессиональном отношении. Появление тысяч африканских мигрантов, тем более из стран с нестабильными политическими режимами и гражданскими войнами, повлечет за собой, практически со стопроцентной гарантией, и распространение на территории Прибалтики религиозно-экстремистских течений, появление ячеек радикальных террористических организаций. За все это Прибалтика должна сказать спасибо Евросоюзу, в который она столь долго стремилась, и за членство в котором, в конечном итоге, и удостоилась общей для европейских стран участи – принятия на своей территории африканских мигрантов. Вполне вероятно, что политика по снижению численности населения прибалтийских стран велась Евросоюзом осознанно – как раз для того, чтобы переселить сюда значительную часть африканских и азиатских мигрантов, создающих социальные и политические проблемы в странах Западной Европы. Кроме того, присутствие значительного количества чуждых в этническом отношении переселенцев может способствовать и изменению самого характера межнациональных отношений в современных прибалтийских государствах. Как говорит Александр Гапоненко, возглавляющий Союз неграждан Латвии, «Латвия выполнит те требования, которые предъявляет Европа, поскольку зависимость латвийской политической элиты от Европы и США крайне велика. Это вызовет конфликт со стороны массы латышского населения, которое воспитывалось в духе нетерпимости ко всем инородцам и представителям иных рас. Латвия – это расово нетерпимая страна» (Цит. по: Нерусские идут! Евросоюз заселяет вымирающую Прибалтику беженцами из Африки и Азии // https://versia.ru/evrosoyuz-zaselyaet-vymirayushhuyu-pribaltiku-bezhencami-iz-afriki-i-azii).

- фото: https://news.mail.ru

Венгрия стонет от тысяч транзитных мигрантов

Не в восторге от введения квот Евросоюза на размещение беженцев и другие страны Восточной Европы. Пока открыто возмущается европейской миграционной политикой только Венгрия. Венгрия – вообще «белая ворона» Европы. С тех пор, как венгерское правительство в 2010 г. возглавил Виктор Орбан, представляющий правоцентристскую партию «Союз молодых демократов – Венгерский гражданский союз», политика страны приобрела совершенно нетипичные для большинства государств современной Европы черты. Так, в соответствии с измененной конституцией, Венгрия была провозглашена государством венгерского народа, объединенного Богом и христианством. Венгерское руководство однозначно высказалось против легализации однополых браков. Орбан неоднократно выступал против введения экономических санкций, направленных на Россию. Представители другой венгерской политической партии праворадикального толка – «Йоббик» - вообще открыто поддержали политику России в Крыму, приветствовали воссоединение народа Крыма с Россией и неоднократно высказывали сочувствие жителям Донбасса, сражающимся за свое политическое самоопределение. Естественно, что и в сфере миграционной политики венгерское правительство проявило себя весьма оригинально. Хотя Венгрия приняла 54 000 беженцев, но отношение к ним в Венгрии весьма отличается от других европейских стран. Здесь беженцы находятся под строгим контролем полиции, поэтому и косовские албанцы, и выходцы из стран Ближнего Востока, стараются побыстрее миновать или обойти венгерскую территорию, пытаясь проникнуть с Балкан в Германию и Австрию. Виктор Орбан считает, что политика Евросоюза по распределению квот на прием мигрантов, очень сомнительна, поскольку способствует размыванию европейской идентичности и, в конечном итоге, может привести к непредсказуемым последствиям. Летом 2015 г. по инициативе венгерского правительства началось даже строительство специальной стены на границе с Сербией. Предполагается, что стена должна оградить Венгрию от наплыва албанских и ближневосточных мигрантов, пытающихся проникнуть в страну с территории Сербии. Естественно, что строительство стены вызвало резко негативную реакцию со стороны Евросоюза. Однако в августе – начале сентября 2015 г. именно Венгрии пришлось принять на себя один из основных ударов. Каждый день в страну прибывает 3 тысячи беженцев из Сирии, Ирака, Афганистана. Ситуация в стране серьезно усложнилась, поскольку Венгрия не в состоянии справиться с таким наплывом мигрантов, пытающихся через ее территорию попасть в более развитые страны Западной Европы. 8 сентября венгерская полиция, пытаясь остановить толпу из нескольких десятков выходцев из Афганистана, была вынуждена применить перечный газ. Сколько еще произойдет подобных столкновений – пока неизвестно. Но уже понятно, что Венгрия в одиночку не справляется с наплывом беженцев, что признал и подавший в отставку министр обороны страны.

Румыния меняет беженцев на Шенген

Соседка Венгрии Румыния также обеспокоена предложением руководства Евросоюза о принятии внушительного количества мигрантов. Согласно установленным квотам, Бухарест должен был принять 6530 человек – выходцев из Ирака и Сирии. Однако президент Румынии Клаус Йоханнис сообщил, что страна в состоянии разместить только 1785 беженцев. Кроме того, руководство Румынии сообщило, что страна не входит в шенгенскую зону и поэтому беженцы должны будут пройти определенные процедуры при въезде на территорию Румынии. В обмен на согласие с квотами Евросоюза Румыния потребовала принять ее в шенгенскую зону. Судя по всему, Бухарест знает, чем можно шантажировать Евросоюз. Дело в том, что принятие Румынии в Шенген означает беспрепятственную возможность въезда из Румынии в большинство развитых стран Западной Европы, входящих в шенгенскую зону. И этой возможностью воспользуются, прежде всего, румынские цыгане – те самые, от которых с большим трудом пытаются избавиться Франция и Италия. Румыния сама по себе является бедной в экономическом отношении страной, а проживание на ее территории многочисленного цыганского населения создает дополнительные проблемы, поскольку большинство цыган занимает нижние этажи социальной иерархии румынского общества, не работает и перебивается сомнительными заработками. Это является одной из причин внутренней межнациональной напряженности в стране. Фактически Румыния предложила Евросоюзу обмен по схеме «мы берем ваши несколько тысяч сирийцев и иракцев, а вы принимаете нас в шенгенскую зону и получаете несколько десятков тысяч цыган, отправляющихся в поисках заработка в Рим и Париж, Брюссель или Берлин».

Чехия и Словакия – против квот, Польша готова к компромиссу

Премьер-министр Словакии Роберт Фицо подверг систему квот на размещение беженцев и мигрантов достаточно аргументированной критике. Глава словацкого правительства обратил внимание на то, что сами беженцы и мигранты крайне выборочно относятся к месту своего возможного проживания. Словакия им не интересна. «Беженцы не хотят здесь оставаться. Они хотят попасть в основном в Австрию, Германию, Францию и Великобританию. И наша страна не виновата в том, что она неинтересна для мигрантов, поэтому не стоит навязывать нам обязательные квоты. Как нам удержать беженцев? Привязать цепью? Насильно интегрировать?» - спрашивает Фицо руководство Евросоюза (Цит. по: http://lifenews.ru/news/160919). Как и Румыния с Венгрией, Словакия выступает против квот, предложенных руководством Евросоюза. Президент Чехии Милош Земан также выступил против системы квот Евросоюза. Он заявил, что Европа должна помогать беженцам из Украины, а не африканским мигрантам, подчеркнув, что украинцы принадлежат к европейской культуре и отличаются трудолюбием и работоспособностью. Земан подверг критике саму возможность размещения на территории Чехии ближневосточных мигрантов, которые не только чрезвычайно далеки от чехов по культуре, но и могут быть связаны с террористическим подпольем.

- фото: https://news.mail.ru

Столь негативная реакция чешского и словацкого руководства не могла остаться без внимания Евросоюза и поддерживающих его политику государств Западной Европы. В частности, 7 сентября 2015 г. канцлер Австрии Вернер Файман провел встречу с премьер-министром Словакии Робертом Фицо и премьер-министром Чехии Богуславом Соботкой, на которой в очередной раз попытался убедить руководителей Чехии и Словакии согласиться с введением квот. Однако понимания у Фицо и Соботки австрийский канцлер не нашел и подверг позицию Братиславы и Праги критике за нежелание участвовать в разрешении миграционного кризиса. Но словацкие и чешские руководители отстаивают вполне разумные позиции. Во-первых, они пытаются объяснить руководству Евросоюза, что беженцы сами не хотят оставаться в Чехии, Словакии или Венгрии, так как их привлекают более богатые страны Западной Европы. Во-вторых, целесообразно не переправлять из страны в страну потоки беженцев, а укрепить внешние границы стран шенгенской зоны и Евросоюза, в результате чего будет снижен приток беженцев из неблагополучных регионов мира и «горячих точек». В противном случае, если границы не будут укреплены, миграция на территорию Европы будет расти – каждый день в европейские страны прибывает несколько тысяч мигрантов. До конца 2015 г. ожидается прибытие не менее 850 тысяч мигрантов, преимущественно – выходцев из Сирии и Афганистана, где не прекращаются боевые действия.

Против введения политики квот, правда не столь рьяно как Венгрия, выступает и Польша. Президент страны Анджей Дуда говорит о малой эффективности квот в действительном разрешении миграционного кризиса, сложившегося в Европе. Самой идеей о приеме беженцев очень недовольно однородное в этническом и конфессиональном отношении население Польши. Многие поляки высказывают откровенно враждебные мигрантам идеи и правительство страны опасается, что в случае согласия с политикой Евросоюза не только останется без поддержки со стороны населения страны, но и спровоцирует взрыв общественного недовольства, возможно – и выход людей на улицы. Как известно, первоначально глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер сообщил о том, что Польша должна принять на своей территории 12 тысяч беженцев. Это решение вызвало резко негативную реакцию польского руководства. В конце концов, поляки согласились принять 2 тысячи беженцев. Однако позже премьер-министр Польши Эва Копач сообщила, что потенциал страны по приему мигрантов, конечно, превышает озвученную цифру в 2 тысячи человек, но для того, чтобы Польша приняла большее количество беженцев, Евросоюз должен пойти на выполнение определенных условий. Пока же Польша и Еврокомиссия не пришли к соглашению, польское руководство разрабатывает планы действий правительства и специальных служб на случай резкого увеличения количества мигрантов на территории страны.

Евросоюз "спасет" Украина?

Страны Западной Европы действительно находятся в состоянии, близком к катастрофическому. Масштабы притока беженцев из ближневосточных и африканских стран таковы, что заставляют руководителей государств надеяться на решение проблемы только общими усилиями Евросоюза. Именно затем, чтобы разгрузить Германию, Венгрию и Италию, Евросоюз и ввел систему квот на размещение беженцев. Только в течение одного дня 6 сентября 2015 г. в один лишь Мюнхен прибыло 11 тысяч беженцев. Большая часть мигрантов прибывает в Германию с балканского направления и концентрируется на территории Баварии. Канцлер Германии Ангела Меркель выступает горячим сторонником квот на размещение беженцев по странам Евросоюза, но, в то же время, не отказывает в приеме беженцев из воюющей Сирии – вне зависимости от того, в какой стране последние подавали заявление о помощи в предоставлении политического убежища. На принятие 17680 беженцев согласилась Испания, причем это количество даже превышает квоту в 14931 человека, которую определила для Мадрида Еврокомиссия. Франции выпала квота в 40 000 человек, при этом в ближайшее время ожидается прибытие в страну первых автобусов из Германии – в них на французскую территорию въедет около тысячи беженцев из Сирии, Ирака и Эритреи. Президент Франции Франсуа Олланд согласился на размещение на территории страны еще 24 000 человек в течение ближайших двух лет.

Между тем, у Евросоюза остается еще один неиспользованный козырь – это Украина. Большая территория Украины может сыграть весьма полезную роль для стран Евросоюза в деле размещения беженцев. Тем более, что украинское руководство в наибольшей степени зависимо от Евросоюза и США и не может даже намекать на проведение самостоятельной политики, в том числе и в вопросе о принятии беженцев. Беседуя со своим итальянским коллегой Маттео Ренци, премьер-министр киевского правительства Арсений Яценюк выразил готовность разместить на территории Украины африканских и ближневосточных беженцев, которые могли бы пополнить трудовые ресурсы Украины. Разумеется, в ответ на свое предложение Яценюк ожидает поступления очередных финансовых дотаций со стороны Евросоюза. Возникает вопрос, каким образом нищая и воюющая Украина будет размещать беженцев, если ей некуда девать собственных беженцев, спасающихся от кровопролитной войны на Донбассе. Тысячи беженцев из Донецка и Луганска находятся в настоящее время на территории Российской Федерации и не имеют возможности вернуться домой – там идет война. Не исключено, что киевское правительство будет использовать африканских и ближневосточных беженцев, во-первых, для вымогательства очередных денежных поступлений из стран Запада, а во-вторых – для провокаций против России и республик Новороссии. Кто знает, не прибудут ли на Украину под видом беженцев из «горячих точек» тысячи боевиков того же ИГ, которых можно будет использовать на Донбассе и для проникновения в Крым?

В любом случае, проблема с массовым наплывом беженцев, который сегодня сотрясает всю Европу, является непосредственным результатом той кровавой политики на Ближнем Востоке, в Африке, в Южной Азии, которую Запад вел на протяжении последних десятилетий. Усилиями США и Евросоюза были уничтожены пусть авторитарные, но политически стабильные режимы в Ираке и Ливии, развязана кровопролитная гражданская война в Сирии, дестабилизирована политическая ситуация в Йемене.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

93 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти