Ещё раз о партизанке Ане Гайтеровой

Ещё раз о партизанке Ане Гайтеровой...Текст о юной героине Великой Отечественной войны Ане Гайтеровой был почти готов. В нём я рассказала, что Аня родилась под Ельцом, в селе Долгое. Окончив школу, получила профессию медсестры, затем стала Ворошиловским стрелком. Вскоре началась война. Аня, которой на ту пору было шестнадцать лет, вступила в народное ополчение, потом ушла в партизанский отряд.

Когда Елец захватили фашисты (это случилось в декабре 1941 года), она много раз ходила в разведку в тыл врага. Взорвала немецкий штаб. Почти босиком, в одном маскировочном халате пробралась к дому, где изверги заперли жён и детей красноармейцев, чтобы учинить расправу. Сумела тихо открыть окно и увести многих из них в лес. Всех не успела – помешал немецкий патруль…

Когда фашистов погнали из города, Аня преследовала их вместе со своим партизанским отрядом. 18 декабря 1941 года в восьмидесяти километрах от Ельца, у села Русский Брод, немцы пошли в контратаку, разгорелся бой. Фашистское командование бросило сюда крупное подкрепление. Пулемёт Ани стрелял беспрерывно. Но осколок мины попал в пулемётный расчёт, за которым была в тот момент партизанка Гайтерова. Её смертельно ранило. Её последние слова партизаны передали маме, Анне Филипповне: «Умираю за свободу, за Родину…»


"Законная тройка"
Итак, я писала об Ане Гайтеровой. И почти поставила точку, как вдруг в памяти всплыл эпизод…
Мы – одиннадцатиклассники. Учительница русского языка объясняла, как правильно заполнять конверты. Дала задание на зимние каникулы: написать ей письмо и прислать по почте. В первый учебный день она принесла связку писем и стала нас «развенчивать»: тот запятую лишнюю поставил, другой название улицы с маленькой буквы написал… Последним достала синий конверт и сказала одному нашему троечнику, Игорю:
– Что за глупая шутка? Почему твоё письмо с фронта? На конверте ты сделал девять ошибок!
– Это не мои ошибки, – вдруг ответил мой одноклассник. – Это ошибки партизанки, которая писала письмо домой. Я только фамилию поставил свою…

Это было Анино письмо! Я точно помню эту редкую, необычную фамилию на конверте, надписанном Игорем. Правда, тогда я ничего не знала о партизанке Гайтеровой и обратилась за информацией к Игорю. Тот рассказал мне всё, что знал сам. Оказалось, на каникулах он ездил к родственникам в Елец и собирался оттуда послать письмо нашей учительнице. Но вспомнил, что бабушка когда-то показала ему письмо, адресованное её соседке, Аниной маме Анне Филипповне. Бабушка и Анна Филипповна были подругами. Игорь точно не помнил, каким образом попало к его бабушке это письмо. Теперь, по прошествии стольких лет, я думаю, что Анина мама сама отдала его соседке. Ведь в этом письме было несколько слов о ней.
Игорь точь-в-точь списал с ветхого треугольника адрес: «Елец ул. пушкина 112». Видимо, партизанка очень торопилась, вот и написала фамилию поэта с маленькой буквы.
Учительница велела Игорю выполнить задание заново. И сказала, что, будь это в мирные дни, «здесь законная тройка».

Пуговица
Детская память крепкая. Игорь помнил то письмо практически наизусть и пересказал его мне. Я тоже запомнила, пусть и не слово в слово. Вот его почти точный текст:
«Дорогая мама! Сражаюсь со зверями, и конца этому не видно. Сильны фашисты, но мы не падаем духом, боремся изо всех сил. Крепись, мамочка! Недавно была у дома тёти Гали (это и есть бабушка Игоря), хотела заглянуть, да побоялась. В кармане было два сухаря и кусок сахару, вот бы её детишек угостить. Вы ведь голодаете, а у нас паёк. Есть даже консервы, я ем хорошо. Нашла у дома тёти Гали пуговицу от её пальто. Взяла с собой на память о доме. Мама, если меня убьют, не плачь. Я скажу ребятам, чтобы отдали тебе мои вещи и продукты в вещмешке. На дно мешка положу пуговицу. Обнимаю крепко, целую. Аня»…

Не попала эта пуговица к Анне Филипповне. Наверное, Аня её выронила, пока несла с собой в партизанский отряд.
Аню Гайтерову однополчане похоронили в селе Русский Брод. В том последнем бою она уничтожила более семидесяти фашистов и посмертно награждена орденом Красного Знамени.

Почти ребёнок
Не помню, кто из историков однажды заметил: «В немецкой армии были практически одни мужчины. А в нашей – женщины, и почти дети, и совсем дети». И «почти ребёнок» Аня победила семьдесят взрослых мужчин! Что из того, что она сделала несколько ошибок, надписывая адрес дома?

В заключении расскажу ещё один эпизод. Однажды в партизанском отряде Ани оказалось сразу более двадцати тяжелораненых. Сейчас неизвестно, почему рядом не было санитарного инструктора – может быть, он погиб, а может, выполнял какое-то задание. Всем раненым нужно было сделать перевязку, а бинтов в отряде не хватало. Тогда Аня разорвала свою тёплую нательную футболку. Однополчанам сказала, что у неё есть запасная, мол, мама прислала. А маме писала, чтоб взяла продукты, если Аню убьют.
Автор: Софья Милютинская


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. strelets 18 сентября 2015 06:42
    Люди не жалели себя, бились за Родину, за ее будущее. Светлая им память. Автору спасибо за статьи.
  2. efimovaPE 18 сентября 2015 07:05
    Ах, какая хорошая статья, показательна, насколько чудовищно наше образование. А учительница?! Просто молчу, как она могла так!
  3. Росси-Я 18 сентября 2015 07:41
    Помним, гордимся, бережем... soldier
  4. Опора 18 сентября 2015 08:14
    За статью спасибо. Память она дорогого стОит ....
  5. Des10 18 сентября 2015 13:29
    Спасибо за память.
  6. yurchen 18 сентября 2015 20:43
    В Ельце есть улица и сквер Ани Гайтеровой.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня