По ком звонит «Колокол Долорес». Война за свободу Мексики

16 сентября День независимости отмечает Мексика — одно из крупнейших государств Нового света. Ровно 205 лет назад, 16 сентября 1810 г., произошло восстание в деревне Долорес (Пуэбло-Нуэво-де-лос-Долорес). Именно с этого выступления мексиканских индейцев и метисов и началась война за независимость Мексики, длившаяся одиннадцать лет и закончившаяся провозглашением политического суверенитета государства в 1821 г. Несмотря на то, что официально Мексика стала независимым государством только 28 сентября 1821 г., когда была опубликована «Декларация независимости Мексиканской империи», в качестве Дня независимости в стране каждый год отмечается именно годовщина восстания в деревне Долорес.

Вице-королевство Новая Испания

На протяжении трех столетий территория современной Мексики входила в состав испанского вице-королевства Новая Испания — одного из крупнейших и богатейших владений Мадрида. В состав колонии Новая Испания в разное время входили территории не только Мексики, но и современных американских штатов Флорида, Техас, Калифорния, «государств перешейка» — Гватемалы, Белиза, Никарагуа, Сальвадора, Коста-Рики, островов Карибского бассейна, включая Кубу, и даже Филиппинских островов в Тихом океане, которые также в административном отношении подчинялись вице-королевству Новая Испания. Но «ядром» Новой Испании оставались мексиканские земли. В первой половине XVI в. земли современной Мексики, на территории которых тогда находился целый ряд индейских государств, наиболее известным из которых была Ацтекская империя, оказались подчинены испанской короне в результате походов конкистадора Эрнандо Кортеса. Кортес стал первым правителем Новой Испании в 1522 г. Однако вскоре испанский король, опасаясь излишней самостоятельности Кортеса, ограничил его власть над новыми землями. В 1535 г. Новая Испания получила статус вице-королевства в составе Испании. Административным центром Новой Испании стал Мехико. Вице-король Новой Испании находился в непосредственном подчинении испанского короля и Верховного совета по делам Индий. В свою очередь, помощь вице-королю в управлении колонией оказывали две аудиенсии — в Мехико и в Гвадалахаре. В 1786 г. на территории Новой Испании было создано 12 интендантств. Семь провинции северной части Новой Испании были преобразованы в Восточный и Западный военные округа, которыми руководили командующие, также находившиеся в непосредственном подчинении вице-короля Новой Испании.


По ком звонит «Колокол Долорес». Война за свободу Мексики


Вице-королевство играло важную роль в обеспечении поставок драгоценных металлов — золота и серебра — в Испанию. Однако развитие экономики колонии долгое время шло очень медленными темпами. Фактически Новая Испания поддерживала регулярные экономические связи лишь с метрополией — через порт Веракрус. На рудниках трудились зависимые индейцы, отрабатывавшие повинность — репартимьенто. Что касается сельского хозяйства, то оно также не отличалось высоким уровнем развития. Более того, долгое время метрополия запрещала выращивать все те сельскохозяйственные культуры, которые росли в самой Испании. Это делалось исключительно по соображениям обеспечения конкурентоспособности испанских производителей — Мадрид опасался, что более дешевая продукция, выращенная индейскими батраками — пеонами, будет составлять значительную конкуренцию испанской сельскохозяйственной продукции. Поэтому, по причине запретов на выращивание целого ряда востребованных культур, сельское хозяйство Новой Испании не ориентировалось на экспорт и обслуживало исключительно потребности местного населения. Метрополия запрещала Новой Испании прямую торговлю не только с иностранными государствами, но и с другими испанскими владениями в Новом свете. Ввозимые в колонию товары облагались очень высокими пошлинами, что способствовало, с одной стороны, сохранению высоких цен на почти все виды импортных товаров, а с другой стороны — росту контрабанды и всевозможных злоупотреблений. Незавидное социально-экономическое положение колонии было одной из основных причин недовольства политикой метрополии.

Другой главной причиной растущих противоречий между колонией и центром была социальная система, сложившаяся в вице-королевстве. В самом низу иерархической пирамиды новоиспанского общества находились негры — рабы, однако их численность в Новой Испании, как и в других континентальных испанских колониях, никогда не была особенно высокой. Более того — она имела тенденцию к постоянному сокращению по причине снижения, а затем и полного прекращения завоза новых рабов из Западной Африки. К началу XIX в. их численность не превышала 10 тысяч человек. Чуть выше негров стояли индейцы, составлявшие не менее 40% населения вице-королевства. Индейцы в большинстве своем обладали личной свободой и даже правом использования земель. Но среди них выделялись и зависимые батраки — пеоны, и представители индейской элиты — «касики», то есть старейшины селений и племен, которые не облагались налогами. Чуть выше индейцев котировались метисы — потомки связей испанских конкистадоров и плантаторов с индейскими женщинами. В основном, метисы занимались торговлей и ремеслами, составляя основу городских низших и средних слоев. Они были лишены возможности продвижения на офицерские должности в армии, устройства в административный аппарат вице-королевства, участия в муниципальных выборах. Далее шли две вышестоящие группы населения Новой Испании, обладавшие всеми правами свободных граждан. Во-первых, это были креолы — испанцы, родившиеся в колонии. Их численность к началу XIX века достигала 1,1 млн. человек. Формально креолы обладали всей полнотой прав, однако на практике считались людьми второго сорта по сравнению с испанцами, прибывшими из метрополии. Креолы практически никогда не назначались на высшие должности в колониальной иерархии, хотя и составляли большинство помещиков, служащих административных структур вице-королевства, армейского офицерства и священнослужителей. Тем не менее, лишь трем креолам удалось дослужиться до должности вице-короля (всего был 61 вице-король за всю историю Новой Испании). Наконец, прослойка испанцев, родившихся в Испании и прибывших в колонию на службу, была наименее многочисленной. В начале XIX в. она насчитывала не более 15 тыс. человек, но в ее руках была сосредоточена вся фактическая власть над Новой Испанией — высшие административные, церковные и армейские должности.

Естественно, что креолы Новой Испании, как и креолы других испанских колониальных владений в Новом свете, воспринимали испанцев из метрополии достаточно негативно. Их прозвали «гачупинами» — «людьми со шпорами» и втайне презирали, но вынужденно боялись, поскольку «гачупины» обладали административным ресурсом. Кроме того, креолы были недовольны экономической политикой метрополии, которая препятствовала полноценному развитию вице-королевства и тормозила обогащение местных помещиков и предпринимателей. Политика метрополии не могла не вызывать ненависти и у широких масс индейского и метисированного населения, лишенного реальных гражданских прав и подвергавшегося дискриминации и поборам. Несмотря на то, что в конце XVIII века испанское руководство пошло на либерализацию экономической политики в колониях, за счет чего началось постепенное развитие сельского хозяйства и промышленности в последних, предотвратить распространение сепаратистских настроений Мадрид уже не мог. Тем более, что перед глазами креольского населения латиноамериканских колоний был пример Северной Америки, жители которой смогли добиться политической независимости от Великобритании — одной из сильнейших военных и морских держав того времени. Наконец, в колониях стремительно распространялись идеи вольнодумства, проникавшие из Франции в Испанию, а из Испании — в вице-королевства Нового света. К тому же, в самой Испании в начале XIX века наблюдался усугубляющийся политический и экономический кризис, отражавшийся и на настроениях испанских подданных, отделенных от Пиренейского полуострова Атлантическим океаном.

Необычный священник Идальго

По ком звонит «Колокол Долорес». Война за свободу Мексики Индейцы и метисы стали главной движущей силой разворачивающегося восстания против испанского господства. 16 сентября 1810 г. именно они выступили в деревне Долорес, вдохновившись речами священника Мигеля Идальго. Отец Мигель Идальго (1753-1811), полное имя которого звучало как Миге́ль Грего́рио Анто́нио Игна́сио Ида́льго-и-Кости́лья-и-Галья́га Монда́рте Вильясеньо́р, был уроженцем городка Пенхамо. Именно в Пенхамо обвенчались и жили его родители — Кристобаль Идальго-и-Костилья, служивший управляющим на одной из местных плантаций, и его жена Ана Мария. В 1765 г., в возрасте двенадцати лет, Мигель Идальго и его брат Хосе Хоакин поступили в иезуитский колледж Святого Николая в Вальядолиде. Несмотря на то, что иезуитский колледж был заведением, где готовили будущих священнослужителей, в нем давали очень хорошее образование. Идальго получил возможность ознакомиться с идеями современной философии, физикой и математикой. Подававший с юных лет большие надежды, Мигель уже в шестнадцать лет сам стал преподавателем, хотя продолжал и сам получать образование. Он увлекся драматургией и даже поставил несколько спектаклей по пьесам Мольера. В 1790 г. тридцатисемилетний Мигель Идальго стал ректором иезуитского колледжа в Вальядолиде, но за вольнодумие был вскоре отправлен в отставку с поста и переведен на должность рядового священника в один из приходов. В 1803 г. он сменил своего умершего брата Хоакина на посту священника в деревне Долорес. Несмотря на то, что Идальго считался одним из лучших богословов Новой Испании, став настоятелем прихода в Долорес, он напрямую занялся улучшением бытовых условий жизни своих прихожан. По инициативе Идальго были открыты гончарная, столярная, ткацкая и шорная мастерские, кожевенная дубильня и кузня. В деревне появилась водокачка, началось разведение шелковичных червей и пчел — все по инициативе нового священника. Немолодой уже человек, Идальго стремился всеми силами превратить Долорес в цивилизованное место. В мексиканское селение проникли передовые на тот период идеи философов Французского Просвещения, которым сочувствовал отец Мигель.

В начале XIX в. Идальго постиг и серьезный финансовый удар. Дело в том, что в это время Испания, ставшая союзницей Наполеона Бонапарта, решила пополнить денежные средства для предстоящей войны против Великобритании и конфисковала имущество всех креолов, задолжавших церковным и светским властям. В эту категорию попала и семья Идальго. Земли семьи были изъяты в пользу короны и в одночасье вполне обеспеченная фамилия превратилась в бедняков. Брат Мигеля Идальго Мануэль Идальго сошел с ума, лишившись имущества, и умер в сумасшедшем доме в 1809 году. Так что у Мигеля Идальго были и свои личные основания для ненависти к испанской короне и ее политике в вице-королевстве.

Восстание в деревне Долорес

После того, как король Испании Фердинанд VII отрекся от престола в пользу Жозефа Бонапарта, в вице-королевстве Новая Испания усилились сепаратистские настроения. Креолы, по инерции сохранявшие лояльность испанской короне, не могли понять, с какой стати им подчиняться родственнику корсиканского офицера, захватившего власть во Франции. Тем более, что деятельность Бонапартов наносила серьезный ущерб финансово-экономическим интересам креолов, которых стали облагать еще большими пошлинами с целью извлечения максимальных средств на ведение боевых действий. В кругах свободомыслящих креолов росло недовольство колониальным статусом Новой Испании, особенно в условиях происходящих в метрополии политических событий. О восстании против испанской короны стал задумываться и пожилой сельский священник Мигель Идальго. В 1809 году ему было уже 56 лет, но возраст не стал помехой для активной деятельности по консолидации сторонников. Пожилой священник стал усердно изучать воинское ремесло, прежде всего — инженерно-технические и артиллерийские дисциплины. Одновременно Идальго приступил и к выработке практического плана боевой операции по началу восстания. Он вошел в один из кружков сепаратистов — вместе с коррехидором Керетаро Мигелем де Домингесом, его супругой Хосефой Ортис де Домингес, капитаном Игнасио Альенде и некоторыми другими мексиканскими революционерами. Первоначально было решено назначить дату восстания на 1 декабря 1810 г. Однако капитан Игнасио Альенде предлагает восстать раньше — 2 октября. Но уже 13 сентября испанским властям стало известно о планируемом выступлении. Хосефа Домингес направила алькальда Игнасио Переса предупредить отца Мигеля Идальго, который в это время находился в селении Долорес.

По ком звонит «Колокол Долорес». Война за свободу Мексики


Ночь с 15 на 16 сентября в селении Долорес выдалась очень необычной. Перед собравшимися заговорщиками выступил Мигель Идальго. Падре заявил, что теперь, когда заговор разоблачен, отступать поздно, и не остается иного пути, кроме как выступить против испанских властей. После этого Идальго и его соратники напали на местную тюрьму и выпустили заключенных, которые присоединились к заговорщикам. Вооруженный палками и камнями небольшой отряд смог разоружить местное воинское подразделение, арестовать управляющего, сборщика налогов и еще несколько представителей колониальных властей. На рассвете 16 сентября зазвонили колокола церкви Долорес. К храму стянулись местные жители — в основном, индейцы и метисы, перед которыми выступил падре Мигель Идальго. Вместо обычной проповеди эти утром он читал речь о необходимости вооруженного восстания. Идальго требовал отстранить ненавистных «гачупинов» от власти в метрополии, уравнять в правах белых и цветных новоиспанцев, решить экономические проблемы вице-королевства. Призвав жителей Долорес к формированию собственного вооруженного отряда, Идальго заявил, что каждый присоединившийся к нему с оружием, на лошади или пешим ходом воин будет получать ежедневное жалованье. В завершении выступления Идальго призвал собравшихся к завоеванию свободы и независимости Новой Испании. Собравшиеся у церкви селяне встретили речь своего священника с восторгом и скандировали антииспанские лозунги. Теперь останавливаться было уже поздно, и впереди отца Идальго и его боевых соратников могла ждать только вооруженная борьба против хорошо вооруженных, обученных и организованных войск метрополии. Так началась одиннадцатилетняя война, закончившаяся появлением на карте мира нового независимого государства — Мексики.

Победы и поражения повстанцев

57-летний падре Мигель Идальго стал генерал-капитаном повстанческой армии и направил своих соратников во все ближайшие провинции Новой Испании — в Мехико, Керетаро, Гуанахуато, Сан-Луис-Потоси и Гвадалахару. Они должны были поднять население провинций против испанских властей и соединиться затем с основными силами. 28 сентября, спустя 12 дней после начала восстания, войска под командованием Идальго взяли Гуанахуато — один из важнейших городов, расположенный на серебряных рудниках, добывавших около 25% всего мексиканского серебра. Испанские солдаты и офицеры, оборонявшие Гуанахуато, были жестоко убиты — повстанцы олицетворяли их со всеми невзгодами, которые столетия обрушивались на крестьянское население Новой Испании. Тем временем, католическая церковь в лице епископа Мануэля Абад-и-Кеипо отлучила Мигеля Идальго и его сторонников от церкви, объявив их проклятыми святотатцами. Однако гневные речи испанского духовенства уже не могли остановить накал борьбы. Подразделения, верные вице-королю Новой Испании, терпели одно поражение за другим, и на следующий день после взятия Гуанахуато, повстанцы Идальго вошли в Вальядолид — тот самый город, где прошла вся молодость мятежного священника и где он сделал карьеру от ученика колледжа до его ректора. Комендантом Вальядолида был назначен повстанец Хосе де Ансорена, который 19 октября 1810 года подписал указ об отмене рабства. Инициатором отмены рабства в Новой Испании был сам Идальго — последователь идей Французского Просвещения, который считал недопустимым рабское подчинение одних людей другими, не говоря уже о продаже, телесных наказаниях или убийствах рабов. Так мексиканцы одними из первых на Американском континенте отменили рабство на территории Новой Испании. Этот шаг прибавил авторитета отцу Идальго, который был провозглашен Генералиссимусом Американской Нации.

По ком звонит «Колокол Долорес». Война за свободу Мексики


За время пребывания в Вальядолиде численность вооруженных сил, находившихся под командованием отца Идальго, выросла на 30 тыс. человек и составляла уже не 50, а 80 тысяч бойцов и командиров. 25 октября повстанцы захватили Толуку, 30 октября — нанесли сокрушительное поражение войскам вице-королевства под командованием генерала Феликса Кальехи. Постепенно повстанцы приближались к Мехико — столице вице-королевства Новая Испания. Идальго обратился к вице-королю с предложением о переговорах, но не получил никакого ответа и, желая воздержаться от серьезного кровопролития, отложил идею штурма города. Это решение позволило войскам вице-короля нанести ответный серьезный удар. 7 ноября генерал Феликс Кальеха сумел одержать победу над повстанческими войсками в битве при Акулько. После этого поражения повстанцы разделились на две колонны. Первой по-прежнему командовал Мигель Идальго — она направилась в Вальядолид, а второй — Игнасио Альенде — эта колонна отправилась в Гуанахуато. В начале декабря отряды Идальго и Альенде подошли к Гвадалахаре. 15 декабря 1810 г. Идальго издал манифест, в котором объяснил свои стремления и заявил об учреждении революционного правительства из двух министерств — министерства милосердия и правосудия под руководством Хосе Мария Чико и министерства государства и права, которое возглавил Игнасио Лопес Район. Тем временем, генерал Феликс Кальеха получил от вице-короля приказ о немедленном взятии Гвадалахары. Вице-король рассчитывал, что Кальехе удастся достаточно оперативно разгромить повстанческую армию, тем более, что в начале 1811 г. войска Кальехи соединились с отрядами генерала Мануэля Флона. 17 января 1811 г. произошла битва при Пуэнте-де-Кальдерон. Войсками вице-короля в этой битве командовал генерал Кальеха, повстанческими формированиями — Идальго, Альенде, Район, Альдама и Хименес.

В результате шестичасового сражения королевским войскам все же удалось одержать победу над повстанческими отрядами, использовав преимущество в вооружении. После того, как в телегу с боеприпасами повстанческого отряда попала граната, началась паника, чем и воспользовались солдаты вице-короля, перейдя в наступление. С этого времени повстанцев начинают преследовать неудачи. Тем не менее, им удается захватить еще несколько селений, прежде чем вице-король Венегас посылает письмо с предложением о помиловании. Игнасио Альенде и Мигель Идальго это предложение отвергли, заявив, что являются не преступниками, а защитниками своей родины, и в помиловании не нуждаются. К этому времени относится и начало трений в рядах самих повстанцев. Игнасио Альенде, который все же был в прошлом кадровым офицером, критикует отца Мигеля Идальго за отказ слушать советы бывалого военного и слабую дисциплину в рядах подчиненных подразделений. 17 марта 1811 г. Идальго был смещен с поста главнокомандующего повстанческой армией, новым генерал-капитаном стал Игнасио Альенде. Примерно в это же время к Альенде поступило предложение от некоего Игнасио Элисондо — остановиться в принадлежащей ему местности. Поскольку Элисондо активно участвовал в повстанческом движении, Альенде и Идальго со своими отрядами выдвинулись в пределы его владений, не подозревая о том, что сам Элисондо работает на вице-короля Венегаса. 21 марта 1811 г. на территории владений Игнасио Элисондо повстанческие отряды были окружены правительственными войсками. В бою погиб сын Игнасио Альенде Индалесио Альенде, а сам Альенде-старший и Мигель Идальго были схвачены испанскими солдатами. Предатель Игнасио Элисондо получил от вице-короля воинское звание полковника испанской армии. После того, как Идальго и Альенде оказались в руках противника, руководство восстанием принял на себя Игнасио Район. Он сформировал в Ситакуэйро Верховное национальное американское собрание, ставшее главным органом руководства антииспанским повстанческим движением на территории вице-королевства. Что касается плененных вождей восстания, то их судьба сложилась трагически. 26 июня 1811 г. по приговору военного трибунала были расстреляны Игнасио Альенде, Альдама и Хименес. Трупы лидеров восстания обезглавили. Расстреляли также брата Мигеля Идальго Мариано Идальго. Сам отец Мигель Идальго был лишен сана священника, поскольку согласно тогдашним испанским законам, духовное лицо не могло было быть приговорено к смертной казни. После этого верховный судья выносит приговор о виновности Идальго в государственной измене, бунте и умышленных убийствах, за что подсудимый приговаривается к смертной казни. 30 июля 1811 г. Мигель Идальго был расстрелян во дворе колледжа иезуитов в Чиуауа. Комендант тюрьмы полковник Сальседо лично отрубил голову уже казненному предводителю повстанцев. Так закончил свою жизнь человек, которого до сих пор считают фактическим отцом мексиканской государственности и почитают как одного из важнейших национальных героев страны.

Эстафета падре Морелоса

По ком звонит «Колокол Долорес». Война за свободу Мексики После смерти Мигеля Идальго восстание возглавил его коллега — другой католический священник отец Хосе Мария Текло Морелос и Павон, или просто Хосе Морелос (1765-1815). Идальго еще не был казнен, когда Морелос во главе своих сторонников захватил Чильпансинго и Тистлу. Затем, в августе 1811 г., отряды Морелоса захватили еще целый ряд важных населенных пунктов. Ряды революционеров росли, несмотря на казнь первых лидеров восстания. В конце 1811 г. войска под командованием Морелоса контролировали Гуанхуато, Гвадалахару, Мичоакан, Сакатекас, еще ряд интендантств вице-королевства Новая Испания. К 1812 г. они фактически окружили Мехико, что заставило Мадрид срочно направить в Новую Испанию дополнительные войсковые подразделения. Однако весной 1812 г. испанцам удалось нанести поражение войскам Морелоса и к середине года вернуть контроль над большей частью районов вице-королевства. Одновременно, Мадрид решил пойти на серьезные уступки креолам, понимая, что сохранение прежних социально-политических порядков в вице-королевстве будет способствовать сохранению постоянной напряженности и расширению очагов восстания и сопротивления колониальным властям.

Так, 18 марта 1812 г. испанские Кортесы приняли конституцию, в соответствии с которой обеспечивалось равенство метрополии и колоний в представительстве в законодательных органах власти, утверждались равные гражданские права всех жителей колоний за исключением лиц с негритянской кровью. В октябре 1812 г. был принят закон о свободе печати. Однако политическая либерализация повлекла за собой лишь дальнейший рост революционной эйфории в колониях. Поэтому власти вице-королевства были вынуждены отменить выборы в Кортесы на территории Мехико. Это решение привело к началу нового витка противостояния. В конце октября — ноябре 1812 г. отряды Морелоса взяли еще несколько населенных пунктов, а в апреле 1813 г. захватили Акапулько. 28 июня 1812 г. в Акапулько был издан декрет о созыве национального конгресса. Морелос собирался на национальном конгрессе утвердить состав правительства повстанцев. 14 сентября 1813 г. национальный конгресс начал свою работу в Чильпансинго. Была принята знаменитая декларация «Чувства нации», в соответствии с которой провозглашались: отмена рабства и иерархия по расовому принципу, введение единого налога, гарантированное право собственности и неприкосновенности жилища, запрещение пыток в следственных учреждениях. Но распространить свое влияние на всю территорию Новой Испании Морелосу так и не удалось. Он контролировал лишь южные районы Мексики. 6 ноября 1813 г. был принят «Торжественный акт Декларации независимости Северной Америки», хотя эти слова, применительно к текущей военно-политической ситуации в Новой Испании, были все же очень громкими.

В начале 1814 г. испанские войска нанесли серьезное поражение войскам Морелоса. Тем не менее, 22 октября 1814 г. национальный конгресс повстанцев принял первую конституцию Мексики — «Конституционный указ о свободе Мексиканской Америки». В соответствии с данным документом, в Мексике устанавливалась республиканская форма правления с разделением властей, равенством всех граждан, свободой слова и печати. Однако государственной религией Мексики провозглашался католицизм, о возможности исповедания иных религий в стране речь в это время еще не шла. В 1815 г. Морелос был захвачен испанцами и казнен по обвинению в бунте и государственной измене. После его смерти повстанческие отряды возглавили Висенте Герреро и Хосе Мигель Фернандес-и-Феликс. Первый командовал повстанческими отрядами в Пуэбле, второй — в Оахаке. Однако в период 1815-1820 гг. успехи повстанческих формирований были очень скромными. Испанское руководство объявило об амнистии каждого повстанца, сложившего оружие, что негативно отразилось на численности повстанческих формирований. Да и сами люди устали воевать на протяжении целого десятилетия, тем более, что реальных последствий развязанной войны пока не было видно. В креольской среде начали распространяться умеренные настроения, в том числе все чаще звучали призывы к отказу от борьба за национальную независимость. Кроме того, играло роль и социально-классовое расслоение креольского населения Мексики. Зажиточная часть креолов опасалась, что после провозглашения независимости их имущество будет разграблено индейцами и освобожденными рабами. Эти опасения заставляли богатую часть креольского населения постепенно переходить на сторону испанских властей. «Гачупины» хоть и считали креолов «вторым сортом», но, по крайней мере, могли гарантировать защиту от нападений индейцев силами колониальных войск. В рядах же повстанцев было, напротив, большое количество индейцев и метисов, очень негативно воспринимавших своих эксплуататоров — помещиков и предпринимателей из креольской среды. Однако политическая ситуация в самой Испании обеспечивала и противоречивость позиций креолов — так, распространение в Европе революционных и либеральных идей пугало креольских помещиков, которые увидели опасность проникновения идей равенства и свободы в Новую Испанию. Поэтому в среде зажиточной части креолов стали раздаваться голоса и в поддержку отделения или, по крайней мере, изоляции Новой Испании от метрополии — как раз для того, чтобы законсервировать и сохранить в незыблемости сложившийся социальный порядок.

«Звездный час» полковника Итурбиде

По ком звонит «Колокол Долорес». Война за свободу Мексики Конец 1820 г. отметился активизацией испанских войск в борьбе с повстанцами. Вице-король Хуан Руис де Аподака направил против войск повстанца Висенте Герреро большой контингент испанских солдат и офицеров под командованием полковника Агустина де Итурбиде (1783-1824). Тридцатисемилетний Агустин де Итурбиде был опытным офицером. Причем свой боевой опыт он получал именно во время кампаний против повстанцев — Итурбиде участвовал в преследовании и пленении Мигеля Идальго, а затем и Хосе Морелоса. Агустин де Итурбиде родился в семье испанского дворянина и креолки, в Вальядолиде. В 1798 г., в возрасте 15 лет, он начал службу в испанской армии и за 22 года дослужился до воинского звания «полковник», присвоенного ему в 1820 г. Когда в 1810 г. началась война за независимость, Итурбиде находился в составе правительственных войск. Он участвовал во многих операциях против повстанцев, в 1815 г. командовал войсками в двух провинциях Новой Испании. Итурбиде имел собственные взгляды на будущее Новой Испании — он видел ее конституционной монархией. Независимость Итурбиде и наличие собственной политической позиции позволили властям метрополии и главному военному командованию подозревать офицера в государственной измене, поэтому в 1816 г. он был вынужден уйти в отставку и уволиться с военной службы.

Однако активизация борьбы против повстанцев в 1820 г. потребовала от вице-короля привлечения опытных офицеров для командования колониальными войсками. Одним из них был Итурбиде, которого произвели в полковники и доверили руководить операцией против войск Висенте Герреро. Кто бы мог подумать, что полковник испанской армии Итурбиде, ветеран войны с повстанцами, внезапно перейдет на их сторону. Но это случилось, и Итурбиде объединил свои силы с войсками повстанцев Висенте Герреро. 24 февраля 1821 г. Агустин де Итурбиде опубликовал свое воззвание — знаменитый «План Игуала» (по имени города Игуала, где и появился на свет этот документ). В нем говорилось о необходимости трех гарантий для мексиканского народа — независимости Мексики как конституционной монархии, равенства прав креольского и испанского населения, сохранения доминирующих позиций католической церкви. После того, как многочисленная армия Итурбиде перешла на сторону повстанцев, колониальные войска вице-королевства практически перестали оказывать сопротивление восставшим. В апреле 1821 г. отряды Итурбиде захватили Гуанхуато, 22 мая — Вальядолид, 28 июня — Керетаро, в начале августа — Оахаку и Пуэблу. 19 августа войска Итурбиде вступили в сражение с правительственными силами в районе столицы вице-королевства. Испанские власти были вынуждены пойти на компромисс. 24 августа 1821 г. был подписан Кордовский договор, в соответствии с которым Испания признавала политическую независимость Мексики в соответствии с принципами, выдвинутыми Итурбиде в «Плане Игуала». 27 сентября 1821 г. войска Итурбиде вошли в Мехико, а 28 сентября 1821 г. была опубликована Декларация независимости Мексиканской империи. 18 мая 1821 г. воинские части и жители г. Мехико провозгласили полковника Агустина де Итурбиде императором Мексики под именем Августин I. 21 июля 1822 г. Агустин де Итурбиде был коронован в Мехико и получил символы власти — золотые корну и скипетр. Наследным имперским принцем был провозглашен старший сын Агустина де Итурбиде Херонимо де Итурбиде. Все родственники полковника получили титулы принцев, принцесс и князей.

Независимая Мексика стала республикой

Однако деятельность самопровозглашенного монарха вызвала большое возмущение значительной части повстанцев, придерживавшихся республиканских идей. Практически с первых дней своего правления Итурбиде пришлось снова воевать — на этот раз против республиканских формирований, поднявших восстания в провинциях Мексики. В Веракрусе вспыхнуло восстание под руководством Санта-Анны, в результате которого Итурбиде был вынужден добровольно отречься от престола 29 марта 1823 года. Мексиканский конгресс даже предоставил полковнику — экс-императору денежное содержание, только с условием пожизненной эмиграции «Августина I» в Италию. Однако в 1824 г. Итурбиде вновь появился в Мексике — в надежде вернуть себе императорский трон. Несмотря на запрет конгресса, Итурбиде высадился в Мексике, после чего был арестован. 19 июля 1824 г. он был расстрелян своими противниками. По ком звонит «Колокол Долорес». Война за свободу Мексики Мексика продолжила свое дальнейшее развитие уже как республика, 4 октября 1824 г. была принята первая республиканская конституция страны. Первым президентом страны был избран ветеран войны за независимость генерал Виктория Гуадалупе (1786-1843) — бывший семинарист, оставивший учебу под влиянием призывов Мигеля Идальго и сражавшийся в отрядах Идальго и Морелоса. Гуадалупе был одним из лидеров республиканского движения в Мексике и еще в декабре 1822 г. подписал, вместе с генералом Санта-Анна, «План Каса-Мата», в соответствии с которым в Мексике отменялась монархия, установленная самозванцем Итурбиде, и вводилась республиканская форма правления. Годы правления первого президента Мексики были знаковыми для страны — именно в это время произошла централизация финансовой системы государства, окончательно было отменено рабство, создан мексиканский военно-морской флот и установлены дипломатические отношения с Великобританией, США, Великой Колумбией и Соединенными провинциями Центральной Америки.

После того, как Мексика стала независимым государством, пришло время и чтить память тех, кто первыми начал антииспанское сопротивление. В 1821 г., сразу же после провозглашения независимости, тело Мигеля Идальго — «святого отца» мексиканской государственности — было эксгумировано и торжественно захоронено вместе с головой в соборе Мехико. В 1925 г. тело и голову Мигеля Идальго перезахоронили к подножию Колонны Независимости в Мехико. В честь Мигеля Идальго был назван целый ряд административных образований — от города Долорес — Идальго до целого штата Идальго. Имя лидера мексиканских повстанцев носит международный аэропорт в Гвадалахаре. Ежегодно 16 сентября президент Мексики звонит в колокол Долорес, который находится в Президентском дворце в Мехико. После колокольного звона глава мексиканского государства трижды скандирует лозунг «Да здравствует Мексика!» Так сохраняется память о событиях 205-летней давности, когда сельский священник начал борьбу за достижение политической независимости Мексики.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 8
  1. strelets 18 сентября 2015 06:54
    Спасибо за статью. Очень интересно.
  2. V.ic 18 сентября 2015 08:21
    Статья интересная, однако, как ни странно, инициатором и катализатором национально освободительных движений в испанских колониях Центральной и Южной Америк следует считать Наполеона I.
    "В 1808 году после вторжения Наполеона в Испанию и ареста короля Фердинанда для колоний создалась ситуация, которую можно сравнить с двоевластием: есть новый король – ставленник Бонапарта и есть король прежний, но смещенный."
    http://www.agitclub.ru/museum/revolution1/latinamer1/bolivarbio.htm:
  3. Нагайбак 18 сентября 2015 08:56
    Война за независимость это хорошо, но мне по душе Мексиканская революция Сапата, Вилья во люди были!
  4. ermak.sidorov 18 сентября 2015 11:07
    Вот это падре так падре этот Идальго!!!

    Масштабом устроенного "шухера" сравним пожалуй с Мартином Лютером. Тот тоже был дядька не слабого духа. Когда разглядывали его портреты в галерее Уффици один мой коллега (ученый физик, ныне торговый представитель по научному оборудованию) сказал такую фразу: "Серьезный был мужик. Почти всю Европу с ног на голову перевернул."

    10 лет войны - это жутко, но главное, что мексиканцы добились того, к чему стремились =) VIVA MEXICO!!!

    Огромное спасибо за статью =)

    P.S.: ...а ведь по времени - почти синхронно с декабристами...интересно, если бы у них удалось, они бы добились большего, чем мексиканцы или слили бы всё в ...
    1. V.ic 18 сентября 2015 13:41
      Цитата: ermak.sidorov
      Масштабом устроенного "шухера" сравним пожалуй с Мартином Лютером.

      Лютер был "круче". "Тридцатилетняя" война настолько обескровила Европу, что у противников Реформации и сторонников Реформации не осталось сил и ресурсов для борьбы друг с другом. Из-за балтийской лужи в Польше высадились шведы и начали победный марш по Европе. Всколыхнулись православные на берегах Днепра.
      Цитата: ermak.sidorov
      почти синхронно с декабристами...интересно, если бы у них удалось, они бы добились большего, чем мексиканцы или слили бы всё в

      Слава Богу, что тот Майдан в декабре 1825 года "не прокатил". Чего-то не верится мне, что декабристы были "белыми и пушистыми". Многие из них дали "вольную" своим крепостным? Ну и Пестель, в частности, имел "облико моралес" весьма далёкий от совершенства.
  5. Pilat2009 18 сентября 2015 15:31
    Декабристы видимо были не в курсе,чем закончилась Французская революция
  6. parusnik 18 сентября 2015 17:28
    Спасибо, Илья замечательная статья.. Санта-Ана впоследствии сыграл предательскую роль в американо-мексиканской войне 1846—48.
  7. Reptiloid 20 сентября 2015 12:23
    Большое спасибо за статью.Узнал новое для себя.Симпатизирую странам,где коренное население---Индейцы (кроме Канады и Сша).Империи Нового Света,созданные белыми,копируют Индейсие по религиозной,экономической и даже ритуальной политике.В статье описана социальная пирамида вице-королевства,а ведь Ацтеки,покоряя другие народы,не включали их в свой состав!Подданных Императора нельзя просто так приносити в жертву!Вспомнимним почтеков---торговцев и одновременно разведчиков!А федерация 13 штатов"слизана"с Конфедерации Ирокезских племен+снятие скальпов...
    На Большой печати США число 13 повторяется 4 раза:звезды, стрелы,листья и ягоды,а 13×4=52 года---основа календарей всех Мексиканских племен.
    Источники:
    М.Стингл:Индейцы без томагавков.М."Прогресс"1984
    Жак Сустель.Ацтеки.М.центрполиграф,2003
    М.П.Холл.Энциклопедическое изложение масонской,герметической,каббалистической и розенкрейцеровской символической философии.Н.Наука,1997
    В.М.Полевой.Искусство стран Латинской Америки.М.Искусство,1967

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня