Кто друг, а кто враг?

Вопрос о том, существует ли некий отдельный украинский народ, или нет, сейчас как никогда актуален. Об этом много пишут и в России, и у нас. Мы, жители Украины, раньше об этом не задумывались. Ни при Союзе, ни в течение первых 20 лет независимости этот вопрос вообще не вставал. Как бы все понимали, что да, украинский народ существует. Как-то этот вопрос не был актуален, и ответ на него не был востребован обществом. Потому что все понимали, что русские нам братья в любом случае. Есть ли отдельный украинский народ, или нет — какая разница? Братья, и братья. Навек. Что-то вроде как если бы в большой семье сестра, выйдя замуж, взяла фамилию мужа. Ну была она Иванова, а стала Петрова. Перестала ли она быть сестрой своим братьям Ивановым? Нет. А является ли она членом семьи Ивановых? Ну конечно! Но с другой стороны, она теперь член семьи Петровых. Но отношения с братьями прежние. Какая тогда разница? Так и жили. Но всякие враждебные элементы не дремали, а долго и упорно готовили клин раздора. Пришло время, и они его внезапно, подло и мгновенно вколотили в тело единой когда-то семьи. И вот тут-то этот вопрос вдруг встал во весь свой цивилизационный рост. Так Иванова я или Петрова?

Мне казалось, что невозможно построить нацию на лжи, искусственно придумав для нее язык, историю и свою национальную мифологию. Я думал, что невозможно вот так на пустом месте, просто манипулируя общественным сознанием через СМИ, создать отдельный народ. Да еще и в такой короткий срок. И что-то и сегодня мне внутри подсказывает, что бесперспективно это все. Что время и история расставят все на свои места. Но в то же время, наблюдая происходящее вокруг и общаясь с людьми, я всё чаще думаю: а не родилась ли эта самая украинская нация на самом деле? Именно нация в ее западном понимании. Общность, основанная не столько на кровном родстве или религиозной идентичности (что определяет понятие «народ»), а на гражданской принадлежности.


В пылу жарких дискуссий с местными свидомыми украинцами, в том числе русскоговорящими, мне иногда удавалось убедить их в том, что еще 100 лет назад даже местное украинское население не считало себя вообще отдельным от русских народом. Они даже со скрипом признавали, что Украина всегда была понятием географическим, а не этническим. Что это был просто топоним. И что всегда слово «украинец» означало место проживания, а не национальность. Наподобие «сибиряков» или «крымчан». Они вынуждены были это признать под напором неоспоримых исторических свидетельств и фактов. Но в то же время они напрочь отказывались делать из этого адекватные выводы, касающиеся современных проблем. Вместо этого они говорили мне, что все это было так, но теперь мы уже отдельная нация. Ну и что, что когда-то кто-то извне нас к этому подтолкнул? Ну и что, что большевики просто из головы нарисовали границы УССР? Ну и что, что украинская культура и мова поддерживались 70 лет искусственно? Да, такая была наша история. Но теперь мы уже имеем факт существования отдельной украинской нации. И именно от этого они отталкиваются, давая оценки последним событиям. Сделаю оговорку: речь идет о еще более-менее вменяемых людях, не утративших способности воспринимать исторические факты. Их, кстати, не так уж много. Остальные свидомые исходят из других посылов, вроде того что москали — это вообще не славяне, и не русские, а русские — это именно они, украинцы, и т.д. Но я сейчас говорю не об этом.

Когда случился майдан, я знал и говорил, что закончится это очень плохо. Потом в ходе всех известных событий мне все казалось, что конец близок, что вот-вот страна просто развалится. Я думал, как это будет. То ли ее разделят соседи, то ли начнется полноценная гражданская война всех против всех, то ли просто будет тотальное обнищание, сопровождающееся отключением электричества и отопления, то ли как-то по-другому это произойдет… Даже подумывал о Третьей мировой, когда снова на территории Украины столкнемся мы с Западом, и придется теперь гонять по лесам не фрицев, а черных натовских морпехов. Да и не один я так думал! Интернет пестрел намеками и прямыми заявлениями на этот счет. «Страна 404», «бывшая Украина» и т.п. посылы укрепляли меня в этих мыслях.

Но время идет, а ничего такого не происходит. Да, уровень жизни сильно упал. Да, безработица растет. Да, страной управляют извне. Да, курс валюты обрушился в три раза. Выросли тарифы ЖКХ. Но страна есть, и люди в ней живут. В Киеве количество машин на улице ни на йоту не сокращается. Пробки каждый день. А ведь еще год-два назад говорили, что если бензин будет по 20 грн., то будет коллапс. Ну и где он? Заправляются по 20 и ездят. А ведь год назад говорили, что если доллар будет по 15 гривен, то экономика рухнет моментально, и банковский сектор тоже. Ну и что? Вот доллар по 23 гривны. И в ресторанах полно народу. И новейшие модели премиум-марок авто все появляются и появляются на дорогах. Конечно, нельзя судить по Киеву обо всей стране. Но по селам люди уже давно живут в… мягком месте. Им этот доллар что по 8, что по 15, что по 40 гривен… Они выживают уже 25 лет неведомыми мне способами. Сказать кому-то два-три года назад, что половина министров будут иностранцами — не поверили бы. И сказали бы что-то вроде: какая ж это будет независимость? И что? Вот теперь это так, и ничего, все довольны. А Донбасс? Скажи кому-нибудь в 2010 году, что ВСУ совместно с ультранационалистами с гор будут из танков и «Градов» лупить по Донецку — да у виска покрутили бы! Но вот факт налицо, и опять-таки — ничего! То же самое с тем, что русскоязычные жители какого-нибудь Запорожья или Днепропетровска будут с упоением валить памятники Ильичу в своих же городах под знаменами дивизии «Дас Райх», выкрикивая при этом бандеровские кричалки. Ну как вот вы себе такое представляете 5 лет назад? Ну это разве что в «Камеди Клабе» можно было бы рассказать. Вот посмеялись бы люди…

Я задаюсь вопросом, неужели же можно все-таки вот так постепенно, ползком, не мытьем так катанием сделать из единого народа два разных? Да еще и таких, которые ненавидят друг друга? Я до сих пор в это не верю, но действительность меня продолжает убеждать.

Кто друг, а кто враг?


Сегодняшняя ситуация в мире остается напряженной, и возможность тотальной войны никто не отменял. И если она случится, то ясное дело, предсказать последствия невозможно. Мы все окажемся в таком мире, что все эти вопросы об Украине и отдельной нации вообще могут уйти с повестки дня. Но представим, что этого все-таки не произойдет. Думаю, этого мало кто хочет. И что тогда? Рано или поздно уляжется конфликт на Донбассе, возможно, какие-то новые власти на Украине даже признают ДНР и ЛНР. И даже мир признает Крым российским и отменит санкции. И вполне возможно, к власти на Украине придут какие-то новые умеренные силы, которые прекратят оголтелую русофобскую политику. Ну и что? А что все эти люди, о которых я писал в начале? Они продолжат считать себя отдельной украинской нацией? Что ж это выходит? Что польско-австрийский проект нужно будет признать удавшимся? У меня нет ответа на этот вопрос. Просто я вижу такую перспективу, и становится обидно и горько. Те люди, которые продолжат считать себя русскими на Украине, окончательно превратятся даже не в маргиналов, в динозавров. В вымирающий вид. И останется для них и вправду единственный выход — чемодан, вокзал, Россия. И Мать городов русских, вся Малороссия будет действительно потеряна навсегда. Так, может, все-таки лучше тотальная война? Когда натовский негр придет в хату и потребует «млеко, яйки»? Может, хотя бы тогда наши свидомые осознают, наконец, кто друг, а кто враг?
Автор:
Владимир
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

62 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти