Морпех — король вуду. Как американский сержант стал монархом гаитянского острова

Сержант морской пехоты, ставший королем гаитянского острова. Чем не сюжет для приключенческого романа? Но это отнюдь не художественный вымысел. События, о которых речь пойдет ниже, действительно происходили в первой половине ХХ века, и их главным героем был американский военнослужащий.

Из Польши на Гаити через Пенсильванию

Когда 16 ноября 1896 г. в небольшом городке Рыпин на территории Царства Польского, входившего тогда в состав Российской империи, родился мальчик, которого звали Фаустин Виркус, его родители вряд ли могли догадываться, что ему будет суждено через какие-то три десятилетия войти в мировую историю в качестве короля гаитянского острова. Возможно, если бы семья Виркус так и жила в Польше, то о Гаити ее младший отпрыск лишь читал бы в книжках по географии. Но, когда Фаустин был еще совсем маленьким, его родители эмигрировали в Соединенные Штаты Америки. Тогда, в начале ХХ века, из перенаселенной и бедной Польши, где было сложно найти работу, многие молодые и не очень люди уезжали в США, Канаду, даже в Австралию — в поисках лучшей жизни. Не стали исключением и супруги Виркус. Они поселились в городе Дюпон, что в штате Пенсильвания. Поскольку семья польских эмигрантов была небогатой, с 11 лет Фаустину, которого теперь на английский лад звали Фостином, пришлось зарабатывать на жизнь самостоятельно. Он устроился на сортировку угля — тяжелую и грязную работу. Возможно, именно это и предопределило его дальнейшую судьбу. В 12-летнем возрасте подросток Фостин Виркус познакомился с солдатом американской морской пехоты, который проходил службу за пределами Соединенных Штатов и много рассказывал о морских походах. После этого мальчика не оставляла мечта — самому стать морским пехотинцем. Но поскольку для службы Фостин был еще очень мал, он продолжал трудиться на угольной шахте. Кстати, эта работа закаляла его и физически, и морально — как раз то, что нужно будущему морскому пехотинцу.


Морпех — король вуду. Как американский сержант стал монархом гаитянского острова
— линкор "USS Tennesseе".

В феврале 1915 г. восемнадцатилетний Фостин Виркус, даже не предупредив родителей, отправился на призывной пункт и добился реализации своей мечты — он был зачислен в Корпус морской пехоты США. В эти годы морская пехота была основным инструментом американского влияния на близлежащие страны Карибского бассейна. Периодически морским пехотинцам приходилось выдвигаться на боевые задания в страны Центральной Америки и на карибские острова — чтобы обеспечивать защиту проамериканских или свержение антиамериканских режимов, пресекать массовые беспорядки, подавлять восстания недовольных нещадной эксплуатацией местных жителей. Впрочем, боевыми задания морской пехоты назвать можно было с натяжкой — ведь хорошо вооруженным и обученным американским морпехам противостояли в крайнем случае местные слабые вооруженные формирования, практически без подготовки и с устаревшим вооружением. В основном же морская пехота выполняла полицейские функции — осуществляла охрану зданий, патрулирование улиц, задержания оппозиционных активистов. Летом 1915 г. морской пехотинец Фостин Виркус на линкоре USS Tennesseе, вместе с другими сослуживцами, был доставлен на Гаити.

Причиной высадки американских войск на Гаити стали массовые беспорядки населения страны, вспыхнувшие после очередного роста цен и ухудшения и без того плачевного экономического и социального положения жителей страны. Гаити — первое суверенное государство в Латинской Америке, провозгласившее политическую независимость от Франции 1 января 1804 г. Подавляющее большинство населения Гаити всегда составляли негры — потомки африканских рабов, вывозившихся на Карибы из Западной Африки, с территории современных Бенина и Того. Была еще небольшая прослойка мулатов, отличавшихся от негров, прежде всего, большей образованностью и лучшим экономическим положением. Ведь в колониальную эпоху французские плантаторы именно мулатам доверяли выполнять функции управляющих, мелких клерков и надсмотрщиков на плантациях. Противостояние мулатов и негров характерно для всего периода постколониальной гаитянской истории. К началу ХХ в. Гаити представляло собой крайне нестабильное в политическом отношении и абсолютно нищее государство. Произвол властей, коррупция, бандитизм, бесконечные массовые беспорядки и военные перевороты, эксплуатация ресурсов острова американскими компаниями — все эти негативные явления были визитной карточкой государства. Периодически народ пытался восставать против особо ненавистных правителей, однако, в отличие от испаноговорящих стран Центральной и Южной Америки, народные восстания на Гаити никогда не приводили к установлению более-менее справедливых политических режимов. Возможно, в основе этого лежала специфика гаитянского менталитета — потомки африканских рабов были неграмотны или малограмотны и очень зависимы от веры в мистику, чудеса, в сверхъестественные возможности своих вождей. Фактически Гаити — это «Африка в Америке».

Американская оккупация Гаити

Политическая история Гаити после провозглашения независимости характеризовалась постоянной борьбой мулатского меньшинства, обладавшего, тем не менее, значительными финансовыми и организационными ресурсами, и негритянского большинства, недовольного эксплуатацией со стороны мулатов. Дело в том, что до провозглашения независимости вся власть в колонии Сан-Доминго принадлежала белым колонистам — французам и испанцам. Мулаты занимали второстепенные позиции. Им запрещалось носить шпаги, вступать в брачные отношения с белыми, но они пользовались личной свободой и могли обладать частной собственностью, в том числе недвижимостью и земельными участками. К началу XIX века в руках разбогатевших мулатов находилось не менее трети всех плантаций и четверти всех африканских рабов Сан-Доминго. При этом мулаты как рабовладельцы были еще более жестокими, чем белые, так как не утруждали себя усвоением популярных в то время философских теорий Просвещения, весьма поверхностно относились и к догматам христианской религии. Сами мулаты делились на несколько категорий. Наиболее приближены к белым были мюстифы — те, в чьих жилах текла лишь 1/8 африканской крови (то есть, чей прадед или прабабка были неграми). Далее шли квартероны — африканцы на ¼, мюлаты — африканцы наполовину, гриффы — африканцы на ¾ и марабу — африканцы на 7/8. Ниже мулатов на социальной лестнице гаитянского общества стояли свободные негры. Хотя и среди освобожденных негров было некоторое количество владельцев плантаций и управляющих, но в основном они занимались ремеслами и торговлей в городах колонии. Еще одной категорией гаитянского населения были потомки маронов — беглых рабов, которые укрывались во внутренних труднодоступных районах острова и создавали там свои поселения, периодически совершая набеги на плантации с целью ограбления и захвата продовольствия и оружия. Наиболее известным лидером маронов был Макандал — гвинейский раб по происхождению, которому удалось на протяжении семи лет, с 1751 по 1758 гг. совершать вооруженные набеги на плантации и города. Макандал отправлял культы вуду и выступал за полное уничтожение всех белых и мулатов на острове. Жертвами деятельности Макандала и его соратников стали 6 тысяч человек, в основном — европейских плантаторов, администраторов и членов их семей. Лишь в 1758 г. французским колониальным войскам удалось схватить и казнить Макандала. Противостояние мулатов и негров продолжалось и спустя полтора столетия после подавления маронских восстаний. Периодически негритянское большинство восставало против мулатской элиты, нередко на этом противостоянии играли политики популистского толка, стремившиеся заручиться поддержкой негритянского большинства и игравшие на взаимной неприязни двух групп гаитянского населения. Вторая половина XIX — начало ХХ вв. для Гаити — сплошная череда переворотов, восстаний и смен правительств и президентов. Следует отметить, что после Жана Пьера Буайе, свергнутого в 1843 г., страной управляли исключительно негры, но это не означало полного оттеснения мулатских коммерсантов и плантаторов от реального влияния на политическую жизнь Гаити. Мулаты сохраняли свое влияние и при власти негритянских президентов, более того — некоторые из последних были настоящими марионетками мулатской верхушки и были поставлены специально, чтобы успокоить недовольство негритянского большинства населения республики.

Морпех — король вуду. Как американский сержант стал монархом гаитянского острова
— американские солдаты на Гаити. 1915 г.

Массовое обнищание населения привело к тому, что 27 января 1914 г. тогдашний президент Гаити Мишель Орест ушел в отставку, а по всей стране начались массовые беспорядки. На остров высадился отряд американской морской пехоты, который захватил Центральный банк страны и забрал оттуда весь золотой запас государства. 8 февраля 1914 г. президентом Гаити стал Эммануэль Орест Самор, но вскоре он ушел в отставку. В феврале 1915 г. новым главой государства стал генерал Жан Вильбрен Гийом Сан, ориентированный на дальнейшее подчинение Гаити интересам США. Однако народ встретил президентство Сана новыми волнениями и глава государства бежал на территорию французского посольства, где надеялся найти убежище от беснующихся соотечественников. 27 июля в тюрьме гаитянской столицы Порт-о-Пренса казнили 170 политических заключенных. Ответной реакцией населения стал штурм посольства Франции, в результате которого гаитянам удалось захватить президента генерала Сана и вытащить его на площадь, где главу государства забили камнями до смерти. В то время, пока гаитяне устроили беспорядки на улицах своей столицы, президент США Вудро Вильсон принял решение о начале вооруженного вторжения в республику с целью защиты интересов американских компаний и американских граждан. 28 июля 1915 г. на Гаити был высажен отряд из 330 американских морских пехотинцев. Среди них был и герой нашей статьи рядовой Фостин Виркус. В августе 1915 г. по прямому указанию США президентом Гаити был избран Филипп Сюдр Дартигенав. Он распустил гаитянские вооруженные силы, ответственность за оборону страны взяли на себя Соединенные Штаты Америки. Дислоцированный в Порт-о-Пренсе отряд морской пехоты США выполнял полицейские функции и участвовал в патрулировании улиц гаитянской столицы и арестах инакомыслящих. Периодически правительству Сюдра Дартигенава при поддержке американского контингента приходилось подавлять небольшие бунты, то и дело вспыхивавшие в разных районах Гаити.

Морпех — король вуду. Как американский сержант стал монархом гаитянского острова Фостин Виркус, служивший в Порт-о-Пренсе и, как раз, занимавшийся патрулированием улиц, заинтересовался историей этой экзотической для него страны Гаити. Больше всего молодого морского пехотинца заинтересовал остров Гонав. Это — один из маленьких карибских островов недалеко от собственно острова Гаити, входивший в состав Республики Гаити. В отличие от соседнего острова Тортуга, Гонав — обитаемый остров и в настоящее время здесь проживает около 100 тысяч гаитян. Периферия Гаитянской республики, остров Гонав в еще большей степени сохранял афрокарибский колорит. В частности, здесь имел очень широкое распространение культ вуду. Фостин Виркус, пытавшийся разобраться в том, что представляет собой вудуизм, подал рапорт о переводе на остров Гонав, но ему не повезло — вскоре после подачи рапорта он сломал руку и в ноябре 1916 г. его отправили в США на лечение. Когда здоровье Виркуса пришло в норму, он продолжил службу — но на Кубе. Там он опять поломал руку и снова отправился в США для лечения в военно-морском госпитале. В 1919 г. Фостин Виркус, которому к этому времени было присвоено звание сержанта, опять был переведен на Гаити. Молодого сержанта назначили командиром отряда гаитянской жандармерии, в состав которого входили и американские морпехи. Этот отряд дислоцировался в округе Перодин и отвечал за охрану общественного порядка и подавление выступлений местных жителей. Среди своих подчиненных Виркус заслужил уважение храбростью и умением метко стрелять. На счету сержанта к этому времени было немало убитых повстанцев и преступников.

В 1919 г. на Гаити вновь начались массовые беспорядки. Они были связаны с принятием годом ранее новой конституции Гаитянской республики, в соответствии с которой иностранные компании и граждане получали право на владение недвижимым имуществом и земельными участками на территории Гаити, законодательно закреплялась возможность присутствия американских войск на территории страны. Недовольные новой конституцией гаитянские националисты подняли восстание, во главе которого встал офицер распущенной гаитянской армии Шарлемань Перальт. Вскоре армия под командованием Перальта достигла численности в 40 тысяч человек. Правительство Дартигенава оказалось не в состоянии справиться с восставшими без привлечения дополнительных сил в виде американских подразделений морской пехоты. В октябре 1919 г. отряды Шарлеманя Перальта окружили Порт-о-Пренс и попытались свергнуть президента Дартигенава. Пришлось действовать американской морской пехоте, которая при поддержке гаитянской жандармерии нанесла поражение повстанцам. Шарлемань Перальт был захвачен в плен и казнен. Однако стычки с повстанцами продолжились и после его смерти. На протяжении года жандармерия и американские морские пехотинцы проводили зачистки сельской местности, выявляли повстанцев и сочувствующих. В процессе борьбы с повстанцами погибло 13 тысяч человек и лишь к новому 1920 г. повстанческое движение на Гаити было окончательно подавлено. Американские оккупационные власти предпринимали всевозможные усилия для подавления повстанческого движения и искоренения национально-освободительных идей на Гаити. Большое раздражение у оккупационного режима вызывала популярность культов вуду, последователи которых составляли основную массу повстанцев. Американцы считали вудуизм деструктивным и опасным культом, бороться с которым можно только репрессивным путем.

Вуду — африканские культы на Карибах

Здесь следует рассказать, что же представляет собой гаитянский вудуизм. Во-первых, культ вуду на Гаити — это лишь региональная разновидность афрокарибских культов, корни которых уходят в систему традиционных верований народов побережья Западной Африки. Вплоть до настоящего времени вуду практикуется африканскими народами эве (проживают на юге и востоке Ганы и на юге и в центре Того), кабье, мина и фон (Южный и Центральный Тог и Бенин), йоруба (Юго-Западная Нигерия). Именно представителей этих народов чаще всего и захватывали на побережье работорговцы, переправляя затем на острова Карибского бассейна. Территория современных Бенина и Того до запрета работорговли была известна европейцам как Невольничий Берег. Одним из центров работорговли был город Уида (Вида), который сегодня входит в государство Бенин. В 1680 г. португальцы построили в Уида торговую факторию и крепость, но затем оставили их. Лишь в 1721 г., спустя сорок лет, португальцы вновь восстановили форт, который получил название «Сан Жоан Баптишта де Ажуда» — «Форт Святого Иоанна Крестителя в Ажуде». Португальский форт стал центром работорговли на Невольничьем Берегу. Причем ключевую роль в работорговле играли сами африканцы — местные вожди организовывали рейды вглубь Дагомеи, где захватывали рабов и перепродавали их португальцам. Последние, в свою очередь, везли живой товар через Атлантику — на острова Карибского бассейна. Помимо португальцев на Невольничьем Берегу действовали французские, голландские и британские работорговцы. Кстати, именно Уида сегодня является центром отправления культов вуду на территории современного Бенина. На острова Карибского бассейна культ вуду проник вместе с его носителями — рабами, захваченными на Невольничьем Берегу. Именно гаитянская вариация культа вуду получила в мире наибольшую известность и считается самой ортодоксальной ветвью культа. На Гаити культ вуду сформировался в XVIII в., в результате слияния африканского вудуизма, принесенного черными рабами, с католицизмом. После провозглашения независимости Гаити оказалась фактически изолированной от европейского культурного влияния — ведь белое меньшинство спешно покинуло остров, новые европейские коммерсанты, плантаторы и миссионеры на острове практически не появлялись, в результате чего культурная жизнь Гаити развивалась самостоятельно.

Морпех — король вуду. Как американский сержант стал монархом гаитянского острова
— вуду на Гаити

Гаитянский вудуизм объединил африканские и христианские компоненты, при этом большая часть вудуистов формально оставалась в составе паствы Римско-католической церкви. Ведь еще в 1860 г. Гаити провозгласило католицизм государственной религией. Показательно, что в культе вуду христианские компоненты играют второстепенную роль. Последователи культа поклоняются «лоа» — божествам дагомейского происхождения, общение с которыми рассматривается в вудуизме как цель человека в процессе обретения внутренней гармонии. Лоа помогают людям в обмен на жертвоприношения. Еще одна почитаемая в вуду категория — «хун» — духи предков и божества, происходящие из района Лунных гор на стыке границ Уганды и Руанды. Культы вуду отличаются большой сложностью для непосвященных. Адепты вудуизма подразделяются на унганов — жрецов и мирян. Миряне, в свою очередь, разделяются на неофитов и «канцо» — посвященных в таинства. Наиболее распространены в вудуизме принесения в жертву петухов, петушиная кровь используется для проведения обрядов. Ходят слухи и о человеческих жертвоприношениях, однако религиоведами они не подтверждаются, хотя исключить возможность таких жертвоприношений, особенно в Африке или в отдаленных районах Гаити, также нельзя. Ритуалы вуду отправляются в «хунфорах» — больших хижинах с навесами, внутри которых размещаются алтари с вудуистскими и христианскими символами. В центре хижины находится «митан» — столб, считающийся «дорогой богов», по которой «лоа» спускаются к людям во время богослужения. Сама культовая церемония заключается в кормлении «лоа» — жертвоприношении различных животных. «Лоа» якобы вселяется во впавшего в состояние транса вудуиста, после чего жрец задает последнему всевозможные вопросы. Богослужения проходят под музыку ритуальных барабанов. По мнению вудуистов, человек имеет две души, две природы. Первая — «большой добрый ангел» — лежит в основе интеллектуальной и эмоциональной жизни человека. Вторая — «маленький добрый ангел» — служит основой для «лоа», вселяющегося в человека. Жрец вуду, согласно мифологии вудуистов, может вселить душу «большого доброго ангела» в тело мертвого человека.

Жрецы культов вуду играют огромную роль в культурной жизни афрокарибского населения. Несмотря на то, что в слое жрецов отсутствует внутренняя иерархия, есть наиболее посвященные жрецы — «мама-лист» и «папа-лист», а также жрецы, принимающие посвящение от старших жрецов. Население Гаити обращается к жрецам вуду за консультациями в любых сферах деятельности, вплоть до медицины или судопроизводства. Хотя 98% гаитян официально считается христианами, в действительности огромное количество жителей страны исповедуют вудуизм. В настоящее время вудуистов насчитывается, по некоторым данным, около 5 млн. человек — это примерно половина населения республики. В 2003 г. вудуистам удалось добиться признания вуду официальной религией Республики Гаити наряду с католицизмом. На острове Гонав культ вуду имел особое распространение. В 1919 г. здесь также имели место беспорядки, инициированные вудуистами. Во главе местных вудуистов стояла королева Ти Меменн, считавшаяся неформальной властительницей африканского населения острова. Поскольку американские оккупационные власти боролись с отправлением культа вуду, они приняли решение об аресте «королевы» Ти Меменн, для чего направили на остров Гонава несколько морских пехотинцев во главе с сержантом Фостином Виркусом. В обязанности сержанта входил арест «королевы» и ее доставка в Порт-о-Пренс — для разбирательства и последующего заключения в местную тюрьму. Фостин Виркус с миссией справился, после чего продолжил службу в гарнизоне морской пехоты в Порт-о-Пренсе. Он еще не предполагал, насколько встреча с «королевой» Ти Меменн изменит его дальнейшую жизнь. Пять последующих лет сержант Фостин Виркус провел в Порт-о-Пренсе, выполняя привычные служебные функции.

За это время в жизни Гаити произошли определенные перемены. В 1922 г. Филиппа Сюдра Дартигенава сменил на посту президента Гаити Луи Борно — бывший министр иностранных дел Гаити, представлявший интересы зажиточной мулатской верхушки страны. Прежде, в начале ХХ века, Борно уже занимал пост министра иностранных дел, но был отправлен в отставку после того, как отказался содействовать политике Соединенных Штатов Америки по полному подчинению гаитянской финансовой системы американским интересам. Борно убеждал американскую администрацию острова помочь республике в решении экономических проблем. При этом внешний долг Гаити в рассматриваемый период равнялся четырехлетнему бюджету страны. Для того, чтобы рассчитаться с долгом, Борно взял многомиллионный кредит. Однако, надо отдать ему должное, положение в стране в годы его правления действительно немного улучшилось. Так, было отремонтировано 1700 километров дорог, которые стали пригодными для автомобильного движения. Власти организовали строительство 189 мостов, построили больницы и школы, провели водопроводы в крупных городах. Более того — в Порт-о-Пренсе, первом в Латинской Америке городе появилась автоматическая телефонная станция. В Центральной школе сельского хозяйства стали готовить агротехнические и зоотехнические кадры для гаитянского сельскохозяйственного сектора. Проводя политику, направленную на улучшение условий жизни и повышение культуры гаитянского общества, Луи Борно уделял большое внимание укреплению позиций Римско-католической церкви на Гаити. Так, он организовал сеть католических школ по всей стране, заручившись поддержкой Ватикана и справедливо полагая, что с помощью церкви он сможет повысить грамотность и, соответственно, благосостояние гаитянского населения. Естественно, что Борно не одобрял распространение вудуистских культов на территории Гаити, которые тянули население острова в прошлое и отдаляли его от европейской цивилизации.

Император Фостен Сулук

В 1925 г. сбылась мечта морского пехотинца сержанта Виркуса. Фостин Виркус получил долгожданное назначение на остров Гонав — администратором округа. Как раз в это время на остров вернулась и освобожденная из заключения «королева» Ти Меменн. Однако, на удивление, она не стала организовывать новое протестное движение, а объявила островитянам, что новый администратор — сержант американской морской пехоты Фостин Виркус — является никем иным как реинкарнацией бывшего императора Гаити Фостена I. Речь шла о гаитянском политике и генерале Фостен-Эли Сулуке (1782-1867), который в течение двух лет (1847-1849) был президентом Гаити, а затем провозгласил себя императором и в течение десяти лет (1849-1859) правил Гаитянской империей. По своему происхождению Фостен-Эли Сулук был рабом. Его родителей — представителей западноафриканской народности мандинка — привезли для работы на плантациях французской колонии Санто-Доминго, как до провозглашения независимости называлось Гаити. После начала борьбы за независимость Эли Сулук вступил в ряды гаитянской армии и служил под командованием таких прославленных генералов как Александр Петион и Жан-Батист Рише. В независимом Гаити Сулук сделал достаточно успешную военную карьеру. После того, как в 1843 г. был свергнут президент страны Жан-Пьер Бойер, выражавший интересы зажиточных мулатов, в Гаити началась война между мулатами и неграми.

Морпех — король вуду. Как американский сержант стал монархом гаитянского острова
— генерал Фостен Сулук

Когда в 1847 г. скончался сменивший Бойера президент Жан-Батист Рише, его преемником был избран Фостен-Эли Сулук. Поскольку Сулук был негром, мулатская верхушка полагала, что с его помощью удастся успокоить озлобленные негритянские массы, а сам Сулук, в свою очередь, будет послушным орудием в руках мулатских плантаторов и торговцев. Но мулаты просчитались. Сулук отстранил мулатов от руководства страной и заручился поддержкой негров — генералов гаитянской армии. Богатые мулаты частью бежали из страны, частью подверглись арестам и даже жестоким казням.
В проведении жесткой авторитарной политики Сулук опирался на вооруженные силы и на военизированные формирования «зинглинов», созданные по типу национальной гвардии. Судя по всему, президентского поста Сулуку было мало — 67-летний генерал был очень амбициозным человеком и видел себя монархом Гаити. 26 августа 1849 г. он провозгласил Гаити империей, а себя — императором Гаити под именем Фостен I. Поскольку денег в то время у казны не было, первая корона Фостена I была сделана из картона, покрытого позолотой. Однако 18 апреля 1852 г. Фостен I короновался по-настоящему. В этот раз ему на голову водрузили самую дорогостоящую в мире корону, сделанную из чистого золота, бриллиантов, изумрудов и других драгоценных камней. Корона была изготовлена на заказ во Франции, оттуда же привезли горностаевые мантии для императора и императрицы. Церемония коронации Сулука проходила по образцу коронации Наполеона Бонапарта и Жозефины Богарне. По завершению церемонии Сулук несколько раз крикнул «Да здравствует свобода!», хотя о свободе применительно к «сулуковскому» Гаити можно было говорить еще в меньшей степени, чем применительно к наполеоновской Франции.

В годы правления Сулука жизнь в Гаити, бывшая и прежде довольно тяжелой, приобрела черты театра абсурда или даже цирка. По всему Порт-о-Пренсу были развешены плакаты с изображением семидесятилетнего императора сидящим на коленях у Девы Марии. Своих ближайших сподвижников Сулук провозгласил дворянами, попытавшись сформировать «гаитянскую аристократию». Он раздавал дворянские титулы и франкизированные фамилии, мало задумываясь о подлинном смысле французских слов, которые он делал основой для дворянских титулов. Так, на Гаити появились «граф Антрекот», «граф Вермишель» и прочие «аристократы» с фамилиями из меню французского ресторана, в котором любил ужинать император Сулук. Он сформировал и собственную национальную гвардию, в которой была принята форма, напоминавшая форму шотландских гвардейцев английского короля. В частности, гвардейцы носили огромные меховые шапки, мех для изготовления которых закупался в России. Во Франции закупались кивера и мундиры для подразделений гаитянской армии. Для гаитянского климата меховые шапки солдат были весьма сомнительным изобретением. Зато, когда Гаити в годы правления Сулука вступило в войну с соседней Доминиканской республикой и проиграло ее, Сулук объявил поражение победой и даже построил несколько памятников, посвященных «великой победе империи над кровожадным неприятелем». Разумеется, Сулук понабирал большое количество кредитов, которые направлял исключительно на обеспечение своего императорского двора, содержание гвардии, строительство памятников, организацию балов и званых вечеров.
Сам Сулук управлял с пафосом, достойным правителей самых великих мировых держав. Однако мир больше воспринимал гаитянского императора как шута, а его имя стало нарицательным. Во Франции, где примерно в это же время Луи Бонапарт провозгласил себя императором под именем Наполеона III, оппозиция называла последнего не иначе как «Сулуком», подчеркивая параллели с гаитянским самопровозглашенным монархом. Сулука часто рисовали французские художники — карикатуристы. В конце концов, политика «императора», способствовавшая усугублению и без того тяжелого экономического положения Гаити, привела к недовольству военных кругов. Во главе заговорщиков встал генерал Фабр Жеффрар (1806-1878) — один из ветеранов гаитянской армии, который получил популярность благодаря героическому участию в войнах с Сан-Доминго. Сулук был очень обеспокоен растущей популярностью генерала Жеффрара и собирался организовать на последнего покушение, но генерал опередил пожилого императора. В результате переворота, организованного в 1859 г. группой офицеров гаитянской армии, Фостен Сулук был свергнут. Впрочем, он прожил еще достаточно долго и скончался лишь в 1867 г. в возрасте 84 лет. Президентом Гаити стал Фабр Жеффрар.

На троне короля Гонава

Между тем, среди части гаитянского населения, особенно негров, Фостен-Эли Сулук пользовался большим авторитетом и после его свержения в Гаити стали распространяться культы, в которых «император Фостен» занимал место одного из божеств. Такой культ получил распространение и на острове Гонав. Вечером 18 июля 1926 г. сержант Корпуса морской пехоты ВМС США Фостин Виркус был коронован на острове Гонав под именем Фостен II. Очевидно, что в провозглашении сержанта Виркуса реинкарнацией императора Сулука, умершего почти за два десятилетия до рождения в Польше мальчика Фаустина, определенную роль сыграло сходство имен. Но также нельзя забывать и о трезвом расчете — возможно, «королева» Ти Меменн считала, что провозгласив американского администратора «королем Гонава», она сможет добиться для своих земляков роста благосостояния и общего улучшения условий жизни. Кстати, негритянская жрица была права. Действительно, под руководством Фостина Виркуса Гонав превратился в лучший административный округ Гаити. В обязанности Виркуса, помимо управления округом, входило руководство островной полицией и командование местными войсками численностью в 28 солдат, которые должны были охранять общественный порядок на острове с населением в 12 тысяч человек. Кроме того, Виркус собирал налоги, проверял налоговые декларации и даже выполнял судебные функции — то есть, фактически осуществлял все управление Гонавом. Во время управления островом Виркус организовал строительство нескольких школ и даже построил небольшой аэропорт, что способствовало общему улучшению условий жизни островитян и привело к еще большему росту авторитета и популярности Виркуса среди гонавского населения.

Морпех — король вуду. Как американский сержант стал монархом гаитянского острова
— "король Гонав" Фостин Виркус и Ти Меменн

Поскольку Виркус имел титул вудуистского короля, ему, несмотря на белый цвет кожи, беспрекословно подчинялись жители острова. В свою очередь, Виркус использовал свое положение для углубленного изучения ритуалов вуду, в которых он принимал личное участие. Однако деятельность Виркуса доставляла его командованию немало хлопот. Руководство Гаити относилось к провозглашению американского сержанта королем острова Гонав очень негативно, поскольку усматривало в этом покушение на территориальную целостность республики и боялось, что рано или поздно Виркус, опираясь на своих вудуистских поклонников, свергнет власть в Порт-о-Пренсе и сам станет руководителем страны. Гаитянское правительство неоднократно подчеркивало на встречах с представителями американского военного командования нежелательность деятельности Виркуса на острове Гонав. Особенно активно гаитянское руководство стало требовать решения вопроса с Виркусом после того, как в 1928 г. президент Гаити Луи Борно посетил остров Гонав и лично убедился в сложившейся ситуации. В конце концов, в 1929 г. Фостин Виркус был переведен для дальнейшей службы в Порт-о-Пренс, а в феврале 1931 г. бывшего «короля вуду» вообще уволили с американской военной службы. В 1934 г. американские войска были окончательно выведены с территории Гаити. Этому предшествовало решение Франклина Рузвельта о неэффективности пребывания контингента на острове, после чего с 6 по 15 августа 1934 г. был осуществлен вывод подразделений морской пехоты и военной полиции США из Республики Гаити. «Самое африканское» государство Карибского бассейна осталось наедине со своими политическими, социальными и экономическими проблемами.

История с провозглашением американского унтер-офицера королем гаитянских вудуистов не могла остаться без внимания журналистов и писателей. Вильям Сибрук издал книгу «Остров магии», в которой рассказал о Фостине Виркусе. После издания книги последнему стали приходить письма читателей, ответом на которые стала публикация в том же 1931 г. автобиографической книги «Белый король Гонавы». Тиражи этого произведения достигли 10 миллионов экземпляров. После публикации книги в США начался своеобразный «бум» религии вуду. Фостин Виркус разъезжал по штатам с лекциями о карибской культуре и религии вуду, превратившись в признанного американским обществом эксперта по Гаити и гаитянскому обществу. В качестве консультанта Виркус принимал участие в выпуске документального фильма «Вуду» в 1933 г. Этот фильм, как следует из названия, был посвящен религии и культуре гаитянских вудуистов. Однако, как и любой «бум», интерес американских обывателей к Гаити и вуду вскоре стал спадать и Виркус уже не мог зарабатывать на жизнь лекциями по афрокарибской культуре и гонорарами. Он занялся игрой на бирже и продажей страховок, практически исчезнув из политической и культурной жизни американского общества. Только в 1938 г. в американских газетах появилось упоминание о Фостине Виркусе — он призвал американское правительство начать интервенцию против диктатора граничащей с Гаити Доминиканской республики Трухильо. В 1939 г. Фостин Виркус, несмотря на 43-летний возраст, решил вернуться на службу в морскую пехоту — очевидно, его финансовые дела шли совсем плохо. Он начал службу начальником призывного пункта в Нью-Арке в штате Нью-Джерси, а в 1942 г. был переведен в штаб Корпуса морской пехоты в Вашингтоне, позже — в учебный центр морской пехоты в Чапел-Хилле. 8 октября 1945 г. Фостин Виркус скончался после продолжительной болезни и был похоронен на Арлингтонском национальном кладбище. Ему было всего 48 лет. Сегодня имя Фостина Виркуса практически позабыто, основная масса публикаций, посвященных его интересной и, в чем-то, уникальной жизни, существует на польском языке.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. Sloavaros 24 сентября 2015 06:52
    Судьба злодейка.
  2. Кибальчиш 24 сентября 2015 07:28
    Жесть. Бывает же такое. Спасибо автору.
  3. parusnik 24 сентября 2015 07:54
    Вот случай, когда можно сказать: "религия-опиум для народа"..И зачем Гаити свобода была нужна..Им на свободу нельзя, они на свободе гибнут..О Виркусе материалов не встречал,даже в журнале "Латинская Америка"..Спасибо, Илья..
  4. Kaetani 24 сентября 2015 11:23
    При всем этом - Фостин 2 оказался хорошим администратором.
  5. lukke 24 сентября 2015 16:40
    сразу вспоминаю фразу своего сослуживца: "курсант факультета спецназа РВВДКУ должен уметь совершить переворот в любой из африканских стран, а потом возглавить ее!")
    как-то так и здесь
  6. twincam 24 сентября 2015 17:13
    мэджик пипл - вуду пипл )))

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня