Глава семьи - шестилетний Ваня

Мы воевали, как умели. Просто.
Мы как могли, старались вам помочь.
Мы верили: беду прогоним прочь.
Ведь мы солдаты, только маленького роста.



Совсем не большая, однако стройная армия направлялась из села Филатовка за полтора десятка километров в Липецк, где находился военкомат. В придорожной пыли чётко отпечатывались следы солдатских сапог. Рядом семенили следы лаптей — то были жёны, сёстры, матери. И чуть позади рассыпались отпечатки босых ножек дочек и сыновей.

Глава семьи - шестилетний Ваня


Вслед за солдатом Борисом Михайловичем Гончаровым шла вся его семья — супруга и шестеро детей. Точнее, сами-то топали только пятеро детишек, а самую младшую, восьмимесячную Ниночку, несли на руках.

Однако у домочадцев силёнок было поменьше, чем у Бориса Михайловича. И когда дети, устав, один за другим стали опускаться на землю, остановился и глава семейства Гончаровых. Внимательно посмотрел на жену и ребятишек.

- Будьте мужественными, дорогие, - только сказал и ушёл.

Случай с волками

В тот первый год Великой Отечественной войны Ване, старшему сыну Гончаровых, исполнилось всего-то шесть лет. Но теперь детство кончилось, и все мальчишки и девчонки словно превратились во взрослых маленького роста. Вот и Ваня, которому бы в машинки да солдатиков играть, стал опорой большой семьи. Пусть его ножки оставляли в дорожной пыли пока что маленькие следы, а маме Ваня не доходил и до плеча. Но пацанёнок понял, что именно он должен помочь семье прокормиться. Ведь время наступало очень голодное.

Правда, руки Вани были ещё неумелыми, и никто не мог помочь советом и делом. Зато в углу, как и до войны, стояло старое отцовское ружьё, а в ящике пылились патроны. Борис Михайлович слыл лучшим в Филатовке охотником и, бывало, в мирные времена за один день приносил домой больше десятка уток.
Когда и как Ваня научился стрелять, известно было ему одному. Но это дело он освоил так лихо, что очень скоро в семье Гончаровых почти каждый день на ужин уплетали заячье жаркое. И голод, чуть не ставший в доме хозяином, теперь вышел за дверь и притаился там.

А ведь зайца добыть ох как непросто. Петляют косые, часто делают большие скидки. К тому же свежий след надо отличать от старого, иначе вся охота коту под хвост. Здесь и взрослый человек легко запутается, а Ванька сам, без всяких подсказок, научился читать снежную книгу. И когда однажды зимой увидел на глубоком снегу свежие размашистые, похожие на собачьи, но когтистые следы, сразу смекнул, что это волки. Мальчишка аккуратно обошёл их и вышел на большую поляну, где густо натропили зайцы. Но только разобрался в следах, показались волки: один, другой, третий — большая стая....

Хоть и превратила война Ваню в не по возрасту взрослого человека, а сердечко-то у него осталось детское. Сжалось оно от страха, встречая беду в одиночку, без взрослых защитников. Правда, не только за себя испугался маленький охотник. Он вспомнил о своей голодной семье, для которой завтра никто не поймает зайца. А ещё пожалел о том, что сейчас погибнет его верный друг, маленькая собачка, с которой они всегда вместе выслеживали русаков и беляков.

Эти мысли придали сил. И со всей мочи побежал на лыжах Ванька к стогам соломы, которые возвышались в поле. Побежал неловко, немного кособоко, потому как в левой руке он сжимал свою собачку. Но успел!


Стая окружила огромный стог, рыча и повизгивая от нетерпения растерзать добычу. Можно было выстрелить и отпугнуть волков, но Ваня жалел патроны. Да и знал он, что всех зверей всё равно не перестреляет, а запах крови только разъярит хищников. Поэтому мальчик бросил волкам лыжную палку, потом другую, затем лыжи, подбитые лосиной шкурой (так они лучше скользят и не дают отката назад во время хода в гору). Под волчьими зубами всё это разлетелось в щепки. Звери всё ближе подбирались к мальчику, стог-богатырь уступал им в силе, но всё ещё высоко держал на своих плечах Ваню и собачку...

Их спасли проезжавшие мимо на телеге старики. Увидев беду, закричали, застучали, кто чем мог, пару раз пальнули в воздух. А затем сняли со стога промёрзших, испуганных горе-охотников и отвезли домой.

Дальше...

Своим, гончаровским способом добывал Ванюшка и сусликов. Мало того, обучил этому делу старшую сестру Катю и младшего братишку Мишу. Ребята пробовали есть варёных зверьков, но их мясо оказалось слишком жёстким и неприятным на вкус. От него сильно болели животы, тошнило. Тогда начали варить из этого мяса мыло, добавляя в воду каустик. Кстати, это мыло очень помогало от вшей, которые в войну стали большой напастью. Кроме того, самодельное мыло из сусликов в деревне можно было обменять на небольшие вещи и даже еду.

Колоть дрова тоже стало обязанностью Вани, хотя никто не заставлял его это делать. Правда, тяжёлый топор, привыкший к ловким рукам Бориса Михайловича, поначалу не слушался пацанёнка. Приходилось рубить дрова, стоя на коленках, чтоы не отхватить себе ногу.

Ванина мама, Татьяна Павловна, пекла для всего колхоза хлеб. Только представьте: каждый день в доме Гончаровых стоял очень вкусный запах. Но никто из ребят ни разу не позволил себе отломить даже корочку! Маленькая Нина — и та не капризничала. Все знали: хлеб чужой. Можно только вдыхать аромат и мечтать. Голод это не победит, но что поделать?

В 1943 году пришло извещение о том, что Борис Михайлович пропал без вести. В бумаге было указано только это, а значит, считать героем главу семьи Гончаровых официально пока что было нельзя. А вдруг он сдался в плен или того хуже, стал предателем? Тем не менее, вся Филатовка знала — Борис Гончаров не из таких. Если погиб, то защищая свою землю до последнего вздоха.

Шло время, а вести о судьбе отца всё ещё не приходили. А потом - долгожданная Победа. Она принесла огромную радость, а вместе с ней — надежды. Но они не оправдались: семья осталась осиротевшей. И теперь Ваня, уже десятилетний, стал признанным старшим мужчиной в своём доме. Он продолжал заботиться о матери, сёстрах и братьях. Он оказался их настоящей опорой, мужественным маленьким взрослым человеком, выполнившим последний завет отца.

...Иван Борисович окончил ремесленное училище. Служил в армии, работал в родном колхозе, потом был егерем в Филатовском лесничестве. Не было следа животного или птицы, который он не умел прочитать. Не росло в Добровском районе и во всей области дерева или куста с неизвестным Ивану названием. Он хорошо понимал лес и безгранично любил всех его обитателей, даже волков, которые когда-то едва не растерзали его.

Однако жизнь Ивана Борисовича оказалась короткой: в сорок пять лет он трагически погиб. Узнав страшную весть, его мама, Татьяна Павловна, потеряла зрение.

А через несколько лет после этого Нина Борисовна, та самая малышка, разыскала «ниточки» судьбы отца. Борис Михайлович пал смертью храбрых в Брянской области.

Очень жаль, что Иван не успел этого узнать. Но наверное, такое подтверждение ему и не требовалось. Ведь характер у Гончаровых передаётся по наследству.
А теперь посмотрите, пожалуйста, на фотографию. В первый день войны по Филатовке ходил фотограф. Отцы спешили сфотографироваться со своими семьями. И, наверное, глядя в объектив, все они думали: а вдруг этот снимок последний? Но посмотрите на лица Бориса Михайловича, Татьяны Павловны, Вани. Ни у кого нет страха. Хоть и не знают, что впереди, но не боятся.
Автор:
Софья Милютинская
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти