Спасители знамен

Спасители знамен

Трагический август 1915-го, ставший одним из самых тяжелых для Русской армии месяцев Великой войны ‒ «месяцем массовых сдач», как назовет его позже известный военный историк А.А.Керсновский, ‒ был отмечен не только тяжелыми поражениями, но и славными подвигами. Один из таких подвигов, несколько подсластивший горечь бесславной сдачи Новогеоргиевска, совершили летчики этой крепости.


Новогеоргиевская крепость, расположенная в 30 км от Варшавы, в месте слияния рек Вислы и Наревы, была оставлена отступавшей Русской армией на произвол судьбы. По непонятной причине, командование Северо-Западного фронта вовремя не эвакуировало гарнизон этой твердыни, оставив встречать наступавших немцев около 90 тыс. бойцов из ополченческих пехотных частей. По оценке Керсновского, «заперев всю эту огромную толпу в обреченную крепость, штаб Северо-Западного фронта дарил Гинденбургу целую армию и преподносил немцам ключи крепости на золотом блюде». Не удивительно, что Новогеоргиевск выдержал лишь 10 дней немецкой осады и 7/20 августа капитулировал. Комендант крепости генерал Н.П.Бобырь перебежал к врагу, гарнизон, следуя приказу своего начальника, сдался в плен... Единственным утешением стало спасение знамен гарнизона, которые перед падением крепости были эвакуированы русскими летчиками.



Произошло это событие за день до сдачи Новогеоргиевской крепости. Военный летчик Константин Константинович Вакуловский вызвался спасти знамена воинских частей, секретные документы и ордена офицеров гарнизона. «6-го августа 1915 г., когда дальнейшее оставление аппаратов в осажденном Новогеоргиевске стало опасным и было получено предписание о вылете, подпоручик Вакуловский, вместе с офицером-наблюдателем предложили начальнику штаба крепости отвезти крепостные штандарты, а также Георгиевские кресты и, после данного ими клятвенного обещания принять все меры к уничтожению вместе с собою штандартов в случае неудачи полета, получили разрешение», ‒ сообщается в официальном документе. В тот же день, воспользовавшись сильным туманом, летчики погрузили реликвии на аэропланы и практически «вслепую» отправились в рискованный перелет. Летчикам предстояло пролететь около 300 км (из них 200 ‒ над вражеской территорией), чтобы добраться до расположения своих частей. И это им удалось! Под огнем неприятеля, аэропланы добрались до Белостока.

Кроме К.К.Вакуловского, в спасении знамен участвовали начальник крепостного авиаотряда штабс-капитан Ю.М.Козьмин, поручик Б.С.Мрачковский, штабс-ротмистр Б.И.Свистунов, а также пехотинцы, отвечавшие за секретные документы ‒ прапорщик Г.Тисвенко и капитан Генштаба Радзин. За этот подвиг все участники перелета были представлены к наградам ‒ ордену Св. Георгия 4-й степени и Георгиевскому оружию. Как отмечалось в приказе о награждении Константина Вакуловского, «несмотря на исключительно трудную для полета погоду, ожесточенный огонь противника по вылетевшим аэропланам и дальнейший опасный путь, когда из-за сильного тумана приходилось временами лететь всего на высоте 15-20 метров, подвергаясь ружейному огню противника, летчик после пятичасового перелета, достиг расположения наших войск, сдав крепостные святыни в штаб армий фронта».



К сожалению, мы не располагаем сведениями об всех героях, принявших участие в спасении чести Новогеоргиевской крепости, но биографии некоторых летчиков-героев известны и достойны того, чтобы привести их ниже.



Командир авиаотряда Новогоеоргиевской крепости Юрий Михайлович Козьмин родился 21 декабря 1883 года в Пензенской губернии. Окончив Николаевское инженерное училище (1904), он, предпочтя службе сапера летное дело, решил продолжить свое обучение в Офицерской воздухоплавательной школе. Сдав экзамен, Козьмин был прикомандирован к 10-й воздухоплавательной роте. В 1913-м он служил младшим офицером Брест-Литовского крепостного авиационного отряда, в 1914-м ‒ возглавлял 19-й корпусный авиаотряд, а затем ‒ был направлен в Новогеоргиевскую крепость. Как отмечалось в приказе о награждении штабс-капитана Козьмина Георгиевским оружием «состоя в 10-й воздухоплавательной роте 33-го авиационного отряда, в ночь на 6-е августа 1915 г., получив предписание коменданта Новогеоргиевской крепости о вылете, он, как заведующий имуществом авиационного отряда, должен был уничтожить все запасные аппараты и моторы, мастерские, автомобили и прочее, что выполнил под разрывами неприятельских тяжелых снарядов, и только после этого он вместе с офицером-наблюдателем вылетел из осажденной крепости. Подъем был совершен под сильным огнем противника, обстреливавшего поднимавшиеся аппараты; в это время взрывались форты и горели склады огнестрельных припасов; несмотря на это и на исключительно трудные условия полета из-за сильного тумана, порывистого ветра и обстрела противником в пути, он достиг расположения наших войск, спасши офицера и аппарат, и доставил сведения об осажденной крепости». В декабре 1915 года Ю.М.Кузьмина перевели в 7-ю воздухоплавательную роту. Скончался летчик 23 мая 1916 года от полученных во время аварии при совершении учебного полета ран.

Константин Константинович Вакуловский, родился 28 октября 1894 года во Владикавказе. Окончив кадетский корпус, он поступил в Николаевское военно-инженерное училище, из которого вышел в чине подпоручика 20 июля / 2 августа 1914 года, на следующий день после объявления Германией войны России. Молодого офицера определили адъютантом в минную роту гарнизона Новогеоргиевской крепости. Здесь подпоручик Вакуловский, посещая авиационные курсы при имевшемся в крепости авиационном отряде, освоил специальности летчика-наблюдателя и пилота. В апреле 1915 года он был зачислен в состав авиаотряда, а 13 июня ‒ назначен военным летчиком Русской императорской армии. За спасение знамен и документов молодого офицера наградили орденом Св. Георгия 4-й степени.

В дальнейшем К.Вакуловский, пользовавшийся личным покровительством великого князя Александра Михайловича, успешно продолжал службу в авиации. За успешную разведку под огнем неприятеля в апреле 1916 года он получил золотое Георгиевские оружие; весной 1917-го за атаку на вражеский аэродром заслужил орден Св. Анный 2-й степени с мечами; дважды его сбивали, несколько раз Вакуловский был ранен. За годы войны Вакуловский сбил пять вражеских аэропланов. Отмечая подвиги летчика начальство в одном из наградных приказов утверждало: «Без сомнения, это один из наших лучших пилотов». Октябрьскую революцию Константин Вакуловский встретил в звании полковника. Из-за сопротивления большевикам летчик-герой был арестован и чудом избежал расстрела. Как и его начальник ‒ Ю.М.Козьмин, ‒ Вакуловский погиб годом позже в авиакатастрофе.

Борис Станиславович Мрачковский ‒ летчик-наблюдатель Новогеоргиевского отряда ‒ родился 4 октября 1888 года в мещанской семье в Колпино, в Царскосельском уезде Санкт-Петербургской губернии. Окончив в 1910 г. Военно-топографическое училище Мрачковский поступил на службу младшим офицером 4-й роты лейб-гвардии Павловского полка. Выучившись на летчика-наблюдателя, поручик Мрачковский с 1915 года служил в Новогеоргиевском крепостном авиационном отряде. За участие в спасении знамен крепости, Борис Мрачковский был награжден Георгиевским оружием. Как отмечалось в приказе, этой награды он удостоился за то, что «6-го августа 1915 г., когда было получено приказание о вылете всего отряда, он вместе с летчиком подпоручиком Вакуловским, получив крепостные штандарты, после данной ими клятвы скорее погибнуть и уничтожить святыни, нежели отдать врагу, поднялись из осажденной крепости Новогеоргиевск, среди разрывов неприятельских снарядов и, несмотря на исключительно трудные условия дальнейшего полета, когда из-за тумана приходилось лететь очень низко, подвергаясь обстрелу противника, выполнили данное слово и спасли порученные им штандарты, сдав их в штаб фронта». Подробностей о дальнейшей судьбе этого летчика, к сожалению нет, но известно, что в 1917 году он продолжал службу в 35-м корпусном авиационном отряде, заслужив к этому времени ордена Св. Анны 4-й, 3-й и 2-й степени с мечами, Св. Станислава с мечами и бантом.

Борис Иванович Свистунов родился в семье потомственных дворян в Московской губернии. Получив военное образование в Елисаветградском кавалерийском училище, он был выпущен в лейб-гвардии Конно-гренадерский полк. Увлекшись авиацией, Свистунов в декабре 1914 года окончил Военную авиационную школу и был назначен военным летчиком 33-го корпусного авиационного отряда. Как и Вакуловский, Борис Свистунов был удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени за то, что «6-го августа 1915 г., получив предписание вылететь из крепости Новогеоргиевск, несмотря на то, что данный ему аппарат был не испытан и условия полета невероятно трудны из-за тумана и обстрела противником не только на пути, но и тяжелой артиллерией на аэродроме, он, обессиленный двумя предыдущими вылетами, вследствие неисправности аппарата, поднялся в третий раз и, преодолев все препятствия, достиг в тот же день через несколько часов расположения наших войск, спасши таким образом аппарат и лучшего механика отряда, а поднявшись первый из авиационного отряда, своим примером самоотвержения и хладнокровия содействовал дальнейшему успеху перелета всего отряда». О дальнейшей судьбе Б.И.Свистунова сведений, к сожалению, нет. Известно лишь, что в 1917 году он в чине ротмистра исполнял обязанности обучающего офицера Военной авиационной школы.
Автор:
Андрей Иванов
Первоисточник:
http://ruskline.ru/history/2015/09/14/spasiteli_znamen/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

10 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти