Когда же будет мир на земле обетованной?

Когда же будет мир на земле обетованной?


Израильско-палестинскому конфликту уже более 60 лет, приличный возраст даже по историческим меркам. Израиль мечтает о безопасности, а Палестина – о собственном существовании. Обе цели справедливы, только реализация обеих одновременно невозможна. Чего можно ожидать в ближайшем будущем?


Вряд ли решение этого конфликта силами дипломатии случится в ближайшем будущем, считают специалисты Фонда Карнеги за Международный Мир. Препятствия к этому существуют с обеих сторон. Большая часть населения Израиля хотела бы окончания конфликта, но израильтяне не верят, что решить этот вопрос только силами дипломатии не удастся. К тому же тот вариант «палестинского государства», который рассматривают израильтяне, нисколько не удовлетворит желаний палестинцев. Такое же неверие в дипломатию и бесконечная усталость от всего дипломатического процесса, который восходит еще к соглашениям, достигнутым в Осло в 1993 году, наблюдаются и в Палестине. За эти долгие 18 лет не получено существенных результатов в решении национальных вопросов страны. В то же время руководство Палестины разобщено, обе стороны не имеют достаточно сильных лидеров, которые могли бы добиться разрешения конфликта с Израилем даже в том случае, когда этого хотят обе стороны.

Трудно вообще говорить о продуктивности дипломатического процесса. Для США, в частности, есть более важные проблемы на Ближнем Востоке, Вашингтон устал от затянувшегося конфликта, да и действенного плана разрешения конфликта дипломатическим путем не имеет. Других игроков международной арены, которые могли бы взять за труд примирить стороны, нет. Поэтому можно говорить лишь о сдерживании конфликта, а не о его благополучном разрешении.

И все же глава Палестинской автономии Махмуд Аббас предпринимает дальнейшие шаги, в частности, он передал Генсеку ООН заявку на вступление в ООН. Вероятно, он посчитал, что попытка вынести конфликт на международное обсуждение, появление в игре новых участников, должны повысить возможности Палестины и усилить ее позиции на переговорах. С той же целью ранее предпринимались попытки привлечь к разрешению конфликта ЕС, Турцию и других возможных посредников. Предыдущие попытки, особенно посредничество США, только разочаровали. Так что все надежды возлагаются на усиление позиции на переговорах с Израилем путем получения членства в ООН.

В Палестине достаточно и внутренних проблем. Руководство держит под контролем только Западный берег Иордана, при этом внутри него тоже нет согласия. Реальной силой в секторе Газа обладает лишь ХАМАС. Подавая заявку на членство в ООН, Махмуд Аббас не согласовывал свои действия с ХАМАСом, члены которого не верят в возможность дипломатического разрешения конфликта. Ранее Аббас стремился к восстановлению единства среди палестинцев, пытаясь наладить диалог с ХАМАСом, однако сейчас становится понятно, что прочие игроки мировой арены отреагируют на это отрицательно, соответственно, речи о том, чтобы стать членом ООН, и быть не может. По мнению специалистов Фонда Карнеги за Международный Мир, позиции Аббаса среди палестинцев прочнее, чем позиции ХАМАСа, однако, если его попытки интернационализации конфликта не принесут ощутимых плодов, ситуация может измениться на обратную.

Для мирового сообщества вопрос о легитимности власти в Палестине еще более сложен. Понятно, что представители одной из сторон не могут говорить от имени всего народа. Но все же в качестве участника переговоров мировое сообщество хочет видеть ту национальную администрацию Палестины, которая контролирует Западный берег, а не ХАМАС.

Соглашение в Осло в 1993 году подписывала уже третья организация – Организация освобождения Палестины. Таким образом, не понятно, кто именно имеет право выступать на международной арене от имени всех палестинцев. Это может стать весомым аргументом со стороны израильтян при отказе от переговоров.

Израильско-палестинскому конфликту уже более 60 лет. И конца ему пока не видно. Свою позицию каждая сторона убедительно аргументируют, при этом Израиль опирается на историю еврейского народа.

Суть аргументов израильской стороны сводится к тому, что пережитые страдания и привязанность евреев к своей земле – достаточные основания для наличия собственного государства и обеспечения безопасности на родине предков. Трудно отказать в логике этим аргументам, однако для палестинцев они не выглядят убедительными. Палестинцы убеждены, что Израиль создан на земле, захваченной у них.

В своей речи премьер Израиля Нетаньяху высказал мнение, что мирное окончание конфликта возможно, только вот государство, которое может возникнуть при выполнении высказанных им условий, палестинцы вряд ли сочтут независимым.

Израильтянам трудно понять палестинцев, поскольку представители палестинского народа в своих высказываниях порой отрицают любую связь евреев с этой землей, то есть для Палестины признание прав Израиля граничит с отречением от собственных исторических прав. Есть и другая часть объяснения. За прошедшие шестьдесят три года острого конфликта соображения безопасности для израильтян стали основным приоритетом, отодвинув на второй план территориальные компромиссы. Ведь Израиль находится в весьма нестабильном и взрывоопасном регионе, поэтому должен быть сильным государством, имеющим все возможности для самозащиты.

Все еще неразрешенным стоит вопрос с беженцами. Опубликованная цифра в шесть миллионов изгнанников включает в себя внуков тех, кто покинул родину во время войны 1948 года. Палестинцы говорят о «праве на возвращение», которое вызывает многочисленные споры. Большей части людей, которые были вынуждены уехать в 1948 году, уже нет в живых, правомерно ли называть беженцами их потомков? Куда имеют право вернуться эти люди? В Палестину в общем или на прежнее место жительства? Идет ли речь о получении Израильского гражданства, если беженцы раньше проживали на территории, которая сегодня ему подконтрольна? Не понятна ситуация с теми, кто не хочет покидать нынешнее место жительства.

Ситуацию осложняет то, что все дискуссии ведутся на крайне эмоциональном уровне. Ни одна из стран практически не задумывается о том, чем обернется «право на возвращение» на практике. Поэтому скорого решения вопроса не произойдет.


Посмотрим на позиции, которые занимают другие игроки международной арены относительно конфликта Палестины и Израиля.

США

На сегодняшний день Вашингтон не имеет реального плана урегулирования проблемы дипломатическими методами, да и внимание США сейчас приковано к другим проблемам. Однако вспомним, что во время своей предвыборной кампании Барак Обама высказывался в поддержку независимости Палестины, еще год назад он подтвердил свою позицию, выступая в ООН. Так почему же сейчас Америка готова использовать право вето в Совете Безопасности в том случае, если будет рассматриваться вопрос о признании Палестины членом ООН?

Специалисты Фонда Карнеги считают, что существует три варианта объяснения происходящего. Во-первых, в начале своей президентской деятельности Обама пытался вести борьбу за общественное мнение израильтян, которую США проиграли. Нетаньяху сумел показать себя защитником жизненных интересов Израиля, а Обаму – враждебным по отношению к Израилю. В сложившейся ситуации Вашингтон не может решиться на серьезную конфронтацию.

Во-вторых, вспомним о том, что США всегда весьма ревниво относилось к попыткам посредничества в израильско-палестинском конфликте и его интернационализации, поэтому Обама и пытается не допустить рассмотрения вопроса в ООН. Америка любит играть главную роль, не допуская других актёров.

Третья причина связана с внутренней политической ситуацией в США. Не исключено, что в ходе новой предвыборной кампании может возникнуть вопрос о слабой поддержке Обамой союзников США.

Арабские страны

Среди арабских стран есть две различные точки зрения на сложившуюся ситуацию. Первое мнение, по большей части оно принадлежит лидерам арабских стран, заключается в том, что урегулирование конфликта по принципу «двух государств» - наилучший вариант решения вопроса.

Мнение общественности большинства стран Ближнего Востока и Северной Африки не всегда противоречит первому мнению, однако имеет и свои нюансы. Общественное мнение согласно в том, что палестинцам отказывают в том, на что они имеют право. Особенно решительно это мнение высказывается во время актов насилия, таких как военная операция Израиля в Газе, проведенная в декабре 2008 года.

То есть весь арабский мир разрывается между желанием поддержать палестинцев и покончить с конфликтом. Вот только ситуация для объединения этих целей не самая подходящая. Поэтому искать посредников в урегулировании конфликта среди арабских стран не представляется возможным. Во всех арабских странах сейчас сложные внутриполитические проблемы, возможно, более активное участие в урегулировании израильско-палестинского конфликта со стороны арабских стран начнется, когда внутренние волнения стихнут.

Чего можно ожидать от дальнейшей ситуации в Палестине?

Израильтяне готовы поддерживать статус-кво. Палестинцы не готовы действовать по причине внутреннего раскола. Вопрос урегулирования конфликта продолжает находиться в подвешенном состоянии. Скорее всего, такая ситуация продлится еще длительное время – несколько месяцев, может и лет, считают сотрудники Фонда Карнеги за Международный Мир. Чем окончится затишье перед бурей, предположить сложно.
Автор:
Валерий Бовал
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти