В окопах холодной войны

В окопах холодной войны


Мы продолжаем публикацию материалов по истории создания и деятельности внешней разведки нашей страны (ИНО–ПГУ–СВР), отмечающей в декабре текущего года свое 95-летие. Сегодня речь пойдет о ее деятельности в послевоенный период.

Разгром фашистской Германии и милитаристской Японии не привел к улучшению международной обстановки. Правящие круги стран – бывших союзниц СССР – не хотели мириться с происшедшими глобальными переменами. Пытаясь не допустить дальнейшего ослабления своих позиций, они встали на путь ядерного шантажа, холодной войны, сколачивания агрессивных военных блоков и раскручивания гонки вооружений.


У ИСТОКОВ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Стараниями официальных отечественных и зарубежных историков принято считать, что холодная война началась в марте 1946 года, когда бывший британский премьер-министр Уинстон Черчилль в своей знаменитой Фултонской речи заявил, что Европа оказалась разделенной железным занавесом, и призвал западную цивилизацию объявить «войну коммунизму» (выступление 5 марта 1946 года в Вестминстерском колледже, расположенном в американском городе Фултон, штат Миссури).

Однако фактически холодная война (если рассматривать этот термин как противостояние двух ведущих стран Запада – Англии и США – и Советской России) началась еще в середине двадцатых годов прошлого века. Причем до весны 1945 года ведущую роль в ней играл Лондон, а после окончания Второй мировой войны – Вашингтон. Исходя из этого можно считать, что на время Второй мировой войны Москва, Лондон и Вашингтон заключили между собой некое перемирие, чтобы совместными усилиями победить Берлин. А сразу же после Победы агрессивная политика со стороны Лондона и Вашингтона против Москвы возобновилась. Об этом свидетельствуют документы, полученные советской разведкой в тот период.

Так, уже в июне 1945 года, сразу же после того, как нацистская Германия была повержена и безоговорочно капитулировала, внешняя разведка направила Сталину доклад начальников штабов Великобритании премьер-министру Черчиллю, озаглавленный «Безопасность Британской империи». В этом документе Советский Союз из-за его поддержки национально-освободительных движений в странах третьего мира объявлялся «главным противником Великобритании и всего западного мира». Авторы документа рекомендовали британскому правительству осуществить серию внешнеполитических и военных мероприятий, чтобы не допустить восстановления разрушенной экономики СССР.

Планам британской военщины вторили документы, добытые советской внешней разведкой в США. В меморандуме № 329 от 4 сентября 1945 года, то есть на следующий день после официального окончания Второй мировой войны и капитуляции Японии, объединенный разведывательный комитет США поставил целью «отобрать приблизительно 20 наиболее важных целей, пригодных для стратегической атомной бомбардировки в СССР и на контролируемой им территории».

А в меморандуме Объединенного комитета начальников штабов США № 1518, датированном 9 октября 1945 года, указывалось, что основой превентивной ядерной войны против СССР должно стать уничтожение его военно-стратегического потенциала.

За весь период холодной войны ни один советский самолет не вторгался в воздушное пространство США, зато над территорией Советского Союза, как указывает, к примеру, российский военный обозреватель и эксперт Владислав Шурыгин, «за 50 лет противостояния было сбито более 30 (!!!) боевых и разведывательных самолетов США». О полете одного такого самолета-разведчика «Локхид У-2», пилотируемого американским летчиком Френсисом Гарри Пауэрсом и сбитого над Уралом, читателю, как нам представляется, хорошо известно.

В воздушных боях над нашей территорией мы потеряли 5 боевых самолетов, американцами было сбито несколько наших транспортно-пассажирских бортов. А всего было зафиксировано более 5 тыс. нарушений нашей государственной границы американскими самолетами.

В окопах холодной войны

Джордж Блейк. Конец 1940-х годов. Фото предоставлено автором


КОРРЕКТИРОВКА ЗАДАЧ РАЗВЕДКИ

Перед советской внешней разведкой были поставлены новые задачи, которые она успешно решала. Объем этих задач значительно возрос, география ее деятельности расширилась и стала охватывать весь мир. В новых условиях значимость добываемой разведкой информации возросла. Крайне важно было вскрыть секретные военно-политические планы США и Англии в отношении Советского Союза, осветить ход англо-американских переговоров, касающихся действий на случай военного столкновения с СССР, разработку планов перевооружения, создания НАТО и других военно-политических блоков. Но главная задача внешней разведки в послевоенные годы состояла в том, чтобы держать в поле зрения подготовку военного нападения на Советский Союз с применением ядерного оружия. А такие планы, как показывает полученная разведкой в те годы информация, активно разрабатывались военными кругами США и Англии.

Наряду с этим ставились задачи по информационному обеспечению текущих вопросов внешней политики Советского государства. Среди них, например, получение сведений о планах западных держав по германскому вопросу, освещение кризисных ситуаций, связанных с проблемами Западного Берлина, Ближнего Востока, распада колониальной системы.

Для решения столь важных задач требовалось совершенствование разведки, ее структуры, организации управления ее деятельностью и методов ведения работы. В 1947–1953 годах имела место структурная перестройка военной и политической разведок, направленная на повышение эффективности их деятельности и поиск оптимальных форм управления в условиях нарастания конфронтационных тенденций.

30 мая 1947 года Совет Министров СССР принял постановление о создании Комитета информации (КИ) при Совете Министров СССР, на который возлагались задачи политической, военной и научно-технической разведки. Единый орган разведки возглавил Вячеслав Михайлович Молотов, бывший в то время заместителем Председателя Совета Министров СССР и одновременно министром иностранных дел. Его заместителем, который занимался участком внешней разведки, был назначен опытный чекист, в прошлом руководивший работой разведывательных и контрразведывательных подразделений органов госбезопасности Петр Васильевич Федотов.

Для руководства разведывательными аппаратами за рубежом в КИ был введен так называемый институт Главных резидентов, которыми, как правило, назначались послы или посланники. Первым таким Главным резидентом стал бывший сотрудник ИНО НКВД Александр Семенович Панюшкин. С ноября 1947 по июнь 1952 года он был послом СССР в США, являясь одновременно Главным резидентом внешней разведки в этой стране.

Однако время показало, что объединение столь специфичных по методам деятельности военной и внешнеполитической разведок в рамках одного органа, при всех преимуществах, затрудняло процесс управления их работой. Уже в январе 1949 года правительство приняло решение о выведении из Комитета информации военной разведки и возвращении ее в Министерство обороны.

В феврале 1949 года КИ был передан под эгиду МИД. Его руководителем стал новый министр иностранных дел Андрей Януарьевич Вышинский, а позднее – заместитель министра иностранных дел Валериан Александрович Зорин. Первым заместителем председателя КИ, отвечавшим за текущую оперативную работу разведки, стал Сергей Романович Савченко, до этого возглавлявший Министерство госбезопасности Украины. В ноябре 1951 года правительство приняло решение об объединении внешней разведки и внешней контрразведки под руководством Министерства госбезопасности и создании за границей единых резидентур. Комитет информации при МИД СССР перестал существовать. Внешняя разведка стала Первым главным управлением Министерства госбезопасности СССР.

В конце 1940-х – начале 1950-х годов советская внешняя разведка провела ряд успешных оперативных мероприятий. Остановимся на одном из них.

В окопах холодной войны

Генерал-полковник А.М. Сахаровский. Фото предоставлено автором


ОПЕРАЦИЯ «БОЙ»

После освобождения Италии от фашистов Москва направила в эту страну в качестве резидента опытного и активного разведчика Николая Михайловича Горшкова. Именно он, находясь ранее в командировке в Алжире, осуществил успешную операцию по привлечению к сотрудничеству с советской внешней разведкой «Французского Филби» – видного чиновника из окружения генерала де Голля француза Жоржа Пака, ставшего в дальнейшем ответственным функционером штаб-квартиры НАТО.

Для любого сотрудника внешней разведки только одного этого эпизода было бы достаточно, чтобы с гордостью сказать, что его оперативная жизнь удалась. Но у Николая Михайловича таких эпизодов было много.

Горшков лично приобрел ряд источников, от которых поступала важная политическая и научно-техническая информация, имевшая существенное оборонное и народно-хозяйственное значение: документация по самолетостроению, образцы радиоуправляемых снарядов, материалы по атомным реакторам.

В начале 1947 года из Москвы в римскую резидентуру поступила ориентировка-задание относительно созданной английскими специалистами новинки военной техники – электронного артиллерийского зенитного снаряда, обладавшего очень высокой по тем временам степенью поражения движущихся целей.

Перед резидентурой была поставлена задача – добыть техническую информацию об этом снаряде, получившем кодовое название «Бой», и по возможности – его образцы. На первый взгляд задача по поиску в Италии новинки, разработанной англичанами и примененной на практике при защите территории Англии, казалась почти безнадежным делом. Однако резидентура под руководством Горшкова разработала и успешно реализовала операцию «Бой». Уже в сентябре 1947 года резидент доложил о выполнении задания и направил в Центр чертежи и соответствующую техническую документацию, а также образцы снарядов.

В распоряжении Зала истории внешней разведки имеется заключение главного конструктора ведущего советского оборонного НИИ того периода, в котором, в частности, подчеркивается, что «получение образца в полной комплектации... в значительной степени способствовало сокращению сроков разработки аналогичной модели и затрат по ее производству».

Следует также подчеркнуть, что по заданию Центра римская резидентура при непосредственном участии Горшкова добыла и переправила в Москву полный комплект чертежей американского бомбардировщика В-29, что значительно способствовало созданию в Советском Союзе в кратчайшие сроки собственных средств доставки ядерного оружия.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ОПЕРАЦИЯМ ПРОТИВНИКА

В апреле 1953 года в Лондон возвратился резидент «Сикрет интеллидженс сервис» (СИС) в Сеуле Джордж Блейк. Еще весной 1951 года он по собственной инициативе по идейным соображениям пошел на сотрудничество с советской внешней разведкой.

Вскоре Дж. Блейк был назначен заместителем начальника незадолго до этого созданного нового отдела британской разведки, имевшего кодовое название «Игрек». Этот отдел занимался техническими операциями с применением техники подслушивания. Его сотрудники прослушивали телефонные переговоры советских дипломатов и военнослужащих, работавших в советском региональном центре в Вене, а также в других странах Европы.

Главным полем технических операций британской разведки против советских учреждений была избрана Австрия. Руководитель венской резидентуры СИС Питер Ланн вышел к руководству английской разведки с предложением попытаться подсоединиться к линиям связи советских воинских частей и учреждений в оккупационной зоне СССР в Австрии и записывать все ведущиеся разговоры, а затем отбирать представляющую интерес информацию. Эта операция получила в английской разведке кодовое название «Серебро».

В качестве пункта подключения к советским линиям связи было избрано помещение британской военной полиции, располагавшееся неподалеку от советской зоны. Специалисты СИС разработали план операции, включавший осуществление подкопа из подвала полиции в виде туннеля и организацию в нем поста прослушивания с необходимой техникой. Вскоре туннель был прорыт. В Вену прибыли два сотрудника британской разведки, владевшие русским языком. К концу 1952 года операция «Серебро» получила дальнейшее развитие: англичане осуществили подключение еще к двум кабелям связи советских войск в Австрии. В венской резидентуре СИС над обработкой полученной информации трудилась уже целая бригада переводчиков.

Естественно, заступив на новый пост и ознакомившись с деятельностью своего отдела, Дж. Блейк немедленно сообщил своим советским кураторам все детали операции «Серебро». В Москве было принято решение о немедленной перестройке всей системы военной связи в советской оккупационной зоне в Вене. В 1953 году английская разведка была вынуждена свернуть операцию «Серебро» в связи с ее бесперспективностью.

К тому времени резидент венской точки СИС Питер Ланн был переведен на работу в Западный Берлин, где возглавил крупнейшую в то время в Западной Европе резидентуру английской разведки.

По приезде к новому месту службы Ланн решил изучить вопрос о проведении оперативно-технического мероприятия, аналогичного операции «Серебро», в отношении линий связи Группы советских войск в Германии (ГСВГ). Однако планируемая операция оказалась значительно труднее австрийской. Для ее осуществления необходимо было прорыть туннель длиной около 550 метров, что было невозможно без финансовой помощи США.

Эксперты ЦРУ, проинформированные по данному вопросу, охотно согласились финансировать эту дорогостоящую операцию. Техническое оборудование для нее обязалась поставить английская сторона. О значимости данной разведывательной операции говорит ее кодовое название – «Золото».

В декабре 1953 года в Лондоне состоялось совершенно секретное совещание представителей американской и английской разведок, на котором присутствовал Дж. Блейк. На совещании обсуждались детали операции «Золото». Полученная информация имела чрезвычайно важный характер, поэтому Блейк срочно встретился со своим советским куратором и передал ему подробные сведения о готовящейся операции.

Так, с самого начала совместная британско-американская оперативно-техническая операция попала под полный контроль советских спецслужб. Они активно использовали сложившуюся ситуацию для доведения до американских и английских «слушателей» направленной информации и дезинформации. Вряд ли стоит говорить, что операция «Золото» не принесла весомых дивидендов разведкам США и Англии.

Впрочем, подготовка дезинформации требует времени и больших затрат, насытить линию только ею практически невозможно. Прекращение же любых переговоров с полезной для противника информацией неизбежно вызвало бы подозрение. И потому в 1956 году советская разведка произвела эффектную операцию по «случайному» вскрытию туннеля.

Связисты ГСВГ при проведении профилактических работ в Берлине якобы случайно обнаружили туннель. Разразился скандал. Советское правительство заявило «решительный протест» американским и британским властям. Но даже после провала операции «Золото» британские и американские спецслужбы были уверены, что все это произошло случайно.

В СОСТАВЕ КГБ ПРИ СОВМИНЕ

В марте 1954 года пленум ЦК КПСС принял развернутое решение о путях улучшения деятельности органов госбезопасности, кардинальной перестройке их работы, искоренении применявшихся ранее незаконных методов, об опоре на общественность, о подконтрольности государственным и партийным органам. Тогда же решением правительства был образован Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР. Внешняя разведка вошла в его состав как Первое главное управление (ПГУ КГБ при СМ СССР).

Важное для разведки значение имело решение ЦК КПСС от 30 июня 1954 года «О мерах по усилению разведывательной работы органов государственной безопасности за границей». Было предложено сосредоточить усилия на организации разведки в главных странах Запада – США и Англии, а также в «активно используемых ими для борьбы против Советского Союза странах, в первую очередь Западной Германии, Франции, Австрии, Турции, Иране, Пакистане и Японии».

Совет Министров утвердил Положение о Первом главном управлении КГБ, которое закрепляло его право на ведение разведывательной деятельности за рубежом, определяло структуру внешней разведки, ее функции, задачи, штатный состав. Соответствующим ведомствам было вменено в обязанность выделить ПГУ должности прикрытия как за границей, так и внутри СССР, оказывать содействие, строго соблюдать требования конспирации. Принятые в 1954 году нормативные документы долгие годы служили основной правовой базой работы внешней разведки.

В июне 1955 года исполняющим обязанности начальника советской внешней разведки был назначен Александр Михайлович Сахаровский. В мае 1956 года он был утвержден в должности руководителя разведки и проработал на этом посту более 15 лет.

Природный ум Александра Михайловича и его талант разведчика, способности крупного руководителя и организатора, умение видеть главное, правильно расставить кадры способствовали успешному решению важнейших разведывательных задач. Именно при Сахаровском получили активное развитие такие линии разведки, как контрразведывательная, научно-техническая, нелегальная. Он уделял много внимания подготовке кадров разведчиков, организации научно-исследовательской работы в ПГУ.

Сахаровский хорошо знал лично многих сотрудников разведки, их способности и возможности, был внимателен к подчиненным, не подавлял их высотой своего положения, а побуждал к работе мысли, инициативе. В критических случаях А.М. Сахаровский делал все возможное, чтобы вернуть на родину попавших в беду боевых товарищей. Достаточно вспомнить Вильяма Фишера (Рудольфа Абеля), Конона Молодого, а также ставших впоследствии Героями России супругов Морриса и Леонтину Коэн.

В РАЗГАР ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Вторая половина 50-х годов ХХ столетия – время разгара холодной войны. С одной стороны, это активизация созданных по инициативе США военно-политических блоков НАТО, СЕНТО, СЕАТО; кризисные ситуации на Ближнем Востоке в 1956–1967 годах; венгерские события 1956 года; продолжительный Берлинский кризис; Карибский кризис 1962 года; чехословацкие события 1968 года. С другой стороны, в этот же период формировались подходы к разрядке международной напряженности.

Перечисляя события того периода, нельзя не упомянуть, хотя бы в нескольких словах, о Берлинском кризисе 1958–1961 годов.

Кульминационным моментом данного кризиса явилось событие, о котором ранним утром 24 августа 1961 года аппарат уполномоченного КГБ в ГДР проинформировал Центр срочной телефонограммой. В ней, в частности, сообщалось: «Днем 23 августа в Западном Берлине на секторальную границу были выдвинуты соответственно по секторам подразделения американских, английских и французских войск. У границы находятся танки, бронетранспортеры и автомашины с безоткатными орудиями».

В ответ к секторальной границе со стороны Восточного Берлина выдвинулись подразделения советских войск. Впервые после Второй мировой войны войска союзников противостояли друг другу в центре Европы. Это противостояние явилось прямым следствием политики холодной войны, которая превратила Западный Берлин в постоянный очаг кризиса и место противоборства спецслужб. Обстановка накалилась до такой степени, что в любой момент мог вспыхнуть конфликт с непредсказуемыми последствиями. Все это требовало от СССР и его союзников по Варшавскому Договору энергичных мер. И такие меры были приняты. События августа 1961 года оказали отрезвляющее воздействие на западных политиков, понявших бессмысленность демонстрации силы.

В 1971 году генерал-полковник А.М. Сахаровский по состоянию здоровья ушел из разведки. В течение ряда лет он работал консультантом по разведке при председателе КГБ.

Сменил А.М. Сахаровского на посту начальника внешней разведки Ф.К. Мортин. Федор Константинович являлся активным участником Великой Отечественной войны. В 1947 году, после окончания Военно-дипломатической академии Советской Армии, он пришел на работу во внешнюю разведку. В том же году выехал в долгосрочную загранкомандировку. С середины 1950 года – на ответственной работе в аппарате ЦК КПСС.

В октябре 1954 года Мортин вновь был переведен на работу в органы госбезопасности и назначен на должность заместителя начальника ПГУ. С 1958 года – первый заместитель начальника внешней разведки. Одновременно в 1966–1967 годах возглавлял Высшую разведывательную школу. Принимал активное участие в реорганизации ее в более современное учебное заведение – в Краснознаменный институт КГБ.

В январе 1974 года исполняющим обязанности руководителя внешней разведки стал Владимир Александрович Крючков, который в декабре того же года был утвержден в должности начальника ПГУ.

Выпускник Высшей дипломатической школы, он имел опыт работы в центральном аппарате МИД СССР, в посольстве СССР в Венгрии в период известных венгерских событий, в аппарате ЦК КПСС на посту помощника секретаря ЦК Юрия Владимировича Андропова. В КГБ СССР возглавлял секретариат, с 1971 по 1974 год был первым заместителем начальника разведки.

Следует подчеркнуть, что при В.А. Крючкове многое было сделано для налаживания более четкой деятельности всех звеньев разведывательной службы. Большое внимание уделялось совершенствованию информационно-аналитической работы. Были созданы несколько научных структур, которые занимались обобщением оперативной практики, методов ведения разведывательной работы в различных условиях, изучением направлений и методов работы разведслужб противника, внедрением в работу центрального аппарата и резидентур средств вычислительной техники и новейших информационных технологий.

В 1970-е годы оформилась в самостоятельное подразделение и стала весьма эффективной внешняя контрразведка.

В рассматриваемый период резко активизировалась деятельность внешней разведки в Афганистане, особенно с момента ввода в страну советских войск. На плечи разведки легли прежде всего информационно-аналитические задачи, решить которые могла только она.

Многим сотрудникам внешней разведки, командированным в Афганистан, довелось принимать непосредственное участие в боевых действиях. Некоторые из них погибли, выполняя свой интернациональный долг. В разведке глубоко чтят их память.

Уже с начала 1980-х годов ПГУ стало активно информировать советское руководство о планах американской администрации и лично президента США Рональда Рейгана по подрыву политической системы и экономики СССР. Чтобы противостоять экономическим диверсиям Запада, было принято решение выделить работу по экономической проблематике в самостоятельное направление деятельности внешней разведки и создать в этих целях соответствующие структуры.

Какова же была отдача разведки в рассматриваемый период, каковы были ее достижения? Естественно, даже ее кадровым сотрудникам ответить на этот вопрос вроде бы сложно: каждое подразделение разведки тщательно охраняет свои секреты. Но парадокс заключается в том, что об успехах разведки косвенно можно судить и по ее неудачам. В последние десятилетия западная, прежде всего американская, пресса муссировала имена многих якобы бывших источников советской внешней разведки. Указывались и места их работы: ЦРУ, ФБР, АНБ, шифровальные службы военно-морского флота и т.д. Оставляя за собой право не комментировать эти сообщения прессы, попробуем, каждый для себя, ответить на поставленные выше вопросы, отталкиваясь хотя бы от приведенного выше перечня особо охраняемых объектов противника.

Напомним лишь об одном из наших помощников, деятельность которого против развязывания новой мировой войны заслуживала и заслуживает глубокого уважения.

Американец Гленн Майкл Соутер начал сотрудничать с советской разведкой на идейно-политической основе в 1980 году. Являлся военным фотографом, служившим в составе разведывательного подразделения ВМС США на штабном корабле 6-го американского флота, действовавшего в Средиземном море. Одновременно он был личным фотографом командующего 6-м американским флотом адмирала Кроу и его доверенным представителем для контактов с общественностью и журналистами.

От Соутера было получено большое количество важной суперсекретной документальной информации военного и военно-стратегического характера, раскрывавшей стратегические планы Соединенных Штатов в Средиземноморье, Ближневосточном и других регионах.

Позже он передал в Центр материалы американской космической разведки, а также список целей на территории СССР, подлежащих ядерному поражению в случае военного конфликта. О ценности этих сведений трудно даже говорить.

В феврале 1989 года начальником внешней разведки стал ее кадровый сотрудник Леонид Владимирович Шебаршин. На его долю выпало руководить разведкой в последние годы существования советского государства. Как опытный аналитик и оперативный работник, почти три десятилетия проработавший в разведке на различных, в том числе руководящих, должностях, он не мог не видеть назревавшего процесса распада советского государства и роли в этом западных спецслужб. В этих непростых условиях каждый из руководящих сотрудников Службы делал все возможное, чтобы сохранить ее потенциал, понимая, что при любом исходе событий внешняя разведка должна оставаться необходимым атрибутом государственного аппарата, защищающим национальные интересы страны от внешних угроз.
Автор: Владимир Антонов
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/spforces/2015-09-25/1_antonov.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 8
  1. karal 27 сентября 2015 07:20
    Надо бы восстановить ГРУ - головную боль "друзей" России!
  2. Старый26 27 сентября 2015 08:53
    Цитата: karal
    Надо бы восстановить ГРУ - головную боль "друзей" России!

    Я дико извиняюсь, а что ГРУ когда-то расформировывалась? what
  3. parusnik 27 сентября 2015 08:57
    С одной стороны, это активизация созданных по инициативе США военно-политических блоков НАТО, СЕНТО, СЕАТО; кризисные ситуации на Ближнем Востоке в 1956–1967 годах; венгерские события 1956 года; продолжительный Берлинский кризис; Карибский кризис 1962 года; чехословацкие события 1968 года...Ничего не изменилось с тех пор...
  4. karal 27 сентября 2015 09:08
    Цитата: Старый26
    Цитата: karal
    Надо бы восстановить ГРУ - головную боль "друзей" России!

    Я дико извиняюсь, а что ГРУ когда-то расформировывалась? what

    ну не то что бы..., но от некогда мощного управления осталось лишь кора и несколько щепок. Печально. negative
  5. к174ун7 27 сентября 2015 09:08
    Спецслужбы государства существуют для сохранения самого государства от внешних и внутренних угроз. Хорошо знать замыслы супостата. А важнее знать и противодействовать "своим" предателям и расхитителям. Подумать только, что недоброй памяти Березовский был секретарем Совета безопасности РФ, и сливал всю информацию англичанам. Правда и отблагодарили его хоть и поздно, но по полной..
    Пусть наши невидимые воины не только информируют, но и активнее действуют, чтобы доходчивее было внешним "партнерам" и внутренним слугам.
  6. Старый26 27 сентября 2015 09:40
    Цитата: karal
    ну не то что бы..., но от некогда мощного управления осталось лишь кора и несколько щепок. Печально.

    Вы считаете несколько бригад спецназа щепками? Так их осталось примерно половина от того, что когда-то имел Союз. Ну а что касается структуры ГРУ, то она как была так и осталась.
  7. karal 27 сентября 2015 12:14
    Цитата: Старый26
    Цитата: karal
    ну не то что бы..., но от некогда мощного управления осталось лишь кора и несколько щепок. Печально.

    Вы считаете несколько бригад спецназа щепками? Так их осталось примерно половина от того, что когда-то имел Союз. Ну а что касается структуры ГРУ, то она как была так и осталась.

    Ну Вы прям как-будто новостей старых не знаете! http://forum-msk.org/material/news/7320513.html И причем тут бригады спецназа? Роль ГРУ была глобальной, начиная от разведки, научной деятельности, подготовки кадров, ведения боевых действий, Афган например и пр. А то что сердюковы в результате военной реформы сделали со спецназом ГРУ и говорить не хочется.
  8. Старый26 27 сентября 2015 13:26
    Цитата: karal
    Ну Вы прям как-будто новостей старых не знаете! http://forum-msk.org/material/news/7320513.html И причем тут бригады спецназа? Роль ГРУ была глобальной, начиная от разведки, научной деятельности, подготовки кадров, ведения боевых действий, Афган например и пр. А то что сердюковы в результате военной реформы сделали со спецназом ГРУ и говорить не хочется.


    Ну использовать в качестве источника достоверной информации "Московский комсомолец", тем более 4-х летней давности - не самый лучший вариант. Источник относится к категории "желтой прессы" и верить ему можно с вероятность в 2-3%.

    А что, роль ГРУ сейчас изменилась? Она перестала быть глобальной? Исчезли резидентуры ГРУ в зарубежных странах? Да, бригады СпН были переподчинены командующим округами, но общее управление осталось за ГРУ. И структура осталась в принципе такая, как и до Сердюкова. Остались и бригады ОсНАЗа. Разумеется вред он нанес, и не только разведке, но она все же не потеряла столько, сколько армия. Появились и новые подразделения. Да и НИИ не перестали работать.

    А слово "восстанавливать". которое вы употребили в своем первом посте, все же означает нечто другое. Это когда служба была бы полностью уничтожена, вот тогда ее пришлось бы "восстанавливать".

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня