Канарейки в шахте: направление Ирана определяет женщина



«Иранские женщины -- как канарейки в шахте. Если хотите знать, в каком направлении движется Иран, следите за тем, что происходит с иранками». Автор этой цитаты - иранская писательница и общественный деятель Азар Нафиси. С ней можно согласиться. В современных условиях женщина стала лицом гражданской ситуации в Иране, которую усложняют несколько факторов: этноконфессиональная пестрота, неразвитая инфраструктура многих районов, а также гендерная сегрегация как один из острейших вопросов социального устройства Ирана.


Статья 20 Конституции Ирана гарантирует равноправие граждан перед законом в независимости от гендерной принадлежности. При этом фактическая ситуация далека от государственных гарантий. Иран отказался принимать Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, которая рассматривается как международный билль о правах женщин. В качестве причины Иран объясняет противоречие Конвенции исламским канонам. Немаловажным фактором является то, что Иран занимает 137 строчку среди 142 стран в рейтинге Индекс гендерного разрыва (The Global Gender Gap Index). «Лидер» рейтинга - Йемен, Россия находится на 75 строчке. Исследование измеряет дисбаланс в доступе полов к ресурсам и возможностям. Ключевыми критериями являются:

Экономическое участие и карьерные возможности,

Образование,

Здоровье и выживание,

Политические права и возможности.

На основе перечисленных критериев Международного Индекса будет рассмотрена жизнь иранской женщины: ее саморазвитие, создание семьи, карьера и политические возможности.

Образованию в Иране уделяется особое внимание, поскольку оно является основой экономической стабильности государства. Иран добился значительных успехов в атомной области и технологии. Научный прогресс в Иране признан наиболее быстроразвивающимся. Однако, получив качественное образование иранская женщина не всегда может реализовать полученные знания на практике: по данным иранского агентства Mizan на сентябрь 2015 года 40% иранских образованных женщин – безработные. К январю 2015 г. общий уровень безработицы населения составил 10,5%, что на 2% больше, чем в сентябре 2014 г.

Причины безработицы многогранны. С одной стороны, это начавшаяся государственная приватизация малого бизнеса, что приводит к уменьшению количества рабочих мест. С другой, причина в ограничении экономической независимости женщин. Особенно власти препятствуют участию в политической жизни страны. На апрель 2015 года в Иране вакантны были 2284 места на государственные позиции, из которых только 16 предназначались для женщин, а 500 рабочих мест не имели полового распределения. Согласно официальной сентябрьской статистике число работающих женщин за год уменьшилось на 100000 по сравнению с предыдущими восемью годами. В августе Начальник полицейского управления общественных зданий заявил, что женщин не следует принимать ни на какую иную работу в кафе или традиционные иранские рестораны, кроме как на кухню, где их не увидят посетители. В июле муниципалитет Тегерана запретил ответственным работникам брать женщин на секретарскую и другую административную работу. Усилились попытки государства создать гендерную сегрегацию на рабочих местах. Так обстоит ситуация с карьерными возможностями женщин.

Представим иную ситуацию: иранская девушка увлеклась спортом, ей интересен футбол. Помимо тренировок (исключительно с девушками, конечно), она посещает матчи… Однако, в ИРИ на законодательном уровне действуют запреты на посещение спортивных стадионов. В июне 2015 года органы безопасности арестовали женщин, участвовавших в мирном протесте рядом со стадионом Азади, спортивным объектом в Тегеране, на котором они требовали равного доступа для женщин на спортивные стадионы. Amnesty International подтверждает: в последние годы многих активистов, отстаивавших права женщин, помещали под стражу либо в тюрьму, власти задерживали девушек и женщин, выступавших против официального запрета на посещение некоторых спортивных мероприятий в качестве зрителей. Последний опыт показывает - Иран сделал значительный шаг на пути к равноправию и частично позволил иранкам посещать спортивные мероприятия, чему способствовало заявление Президента ФИФА (он назвал закон «недопустимым»). Спорт эмансипирует женину, считают иранские власти.

А что насчет музыки? К концу 2014 года Иран также запретил появляться на сцене женщинам-музыкантам в 13 из 31 провинций. Возникает вопрос: чем руководствуется Президент Ирана, господин Х. Роухани, утверждая, что иранское общество основано на принципе меритократии («В Исламе нет ни патриархата, ни матриархата. Что мы имеем, так это меритократию»)? Учитывая официальные факты, ответ найти довольно сложно.

Итак, допустим планы властей Ирана свершились: получив образование и не имея возможности реализовать свои навыки, иранская девушка решила создать семью. Вернемся в XX век и проследим демографические тенденции. В середине 1980-х гг. власти Ирана одобряли высокую рождаемость и поощряли ранние браки. Война с Ираком (иранцы старшего возраста рожали больше детей, поскольку их сыновья уходили на войну) вкупе с политикой иранского рационирования семьи также способствовали росту и привели к тому, что к 1980-му году среднестатистическая иранская семья имела до 7 детей. Однако позже власти осознали: кризисная экономика не справится с таким количеством населения. Нужно ужесточать правила рационирования. В 1993 году был принят Закон о планировании семьи, предполагающий обеспечение супружеских пар средствами контрацепции. Пропаганда социальной нормы «одна семья – 2 ребенка» вместе с поддержкой духовенства привели к значительным результатам. К 1996 году иранская семья имела уже суммарный коэффициент 2,8 ребенка. В 2011 году коэффициент составляет уже 1,9 ребенка на семью. При этом ситуация с положением женщин в Иране продолжает усугубляться: на современном этапе коэффициент фертильности (отношение числа рожденных детей к числу женщин) составляет 1,7 на 1 женщину. И это уже ниже простого воспроизводства, в связи с чем государством снова назначена цель – повысить рождаемость в стране. Правда, меры предприняты отнюдь не демократичные. Иранским женщинам грозят значительные ограничения на пользование контрацептивами и дальнейшее вытеснение с рынка труда, если у них нет детей. Amnesty International опубликовала доклад под названием You Shall Procreate: Attacks on women’s sexual and reproductive rights in Iran («Вы должны производить потомство: выпады против сексуальных и репродуктивных прав женщин в Иране»), в котором рассказывается о крайних мерах. К примеру, законопроекты запрещают добровольную стерилизацию (второй по популярности метод контрацепции в Иране), и перекрывает доступ к информации о контрацепции, лишая женщин возможности принимать осознанные решения касательно рождения детей. Таким образом, на протяжении последних 35 лет иранская женщина являет собой «инкубатор» - инструмент государственного лавирования процессами рождаемости и смертности.

Осознанность семьи как важной ячейки государства усугубляет еще один фактор - отсутствие диалогового взаимодействия внутри семьи. Опять же, традиционные ценности в современном Иране влиятельнее правовых критериев. Отсутствие надлежащего социального образования приводит к тому, что внутрисемейные споры решаются не в режиме взаимных переговоров и нахождения консенсуса с целью сохранить семью, а путем насилия со стороны мужчины и ответного протеста со стороны женщины. Результат: по сообщению персидской службы BBC на 2014 год, 66,3% иранских женщин подвергаются насилию. Данная ситуация провоцирует и без того сложные социальные проблемы в Иране.

Какое влияние имеет гендерный дисбаланс возможностей на политику и в целом жизнь страны? Напомним, современные острые социальные проблемы в Иране – это безработица, низкая рождаемость и несовершенный институт семьи. Иран занимает 26 строчку в мире по уровню безработицы. Упомянутые цифры о женской безработице не только играют против интересов самих женщин, но и оказывают значительное влияние на социальную политику самого государства. Если Иран пересмотрит государственную политику и ослабит консервативный исламский строй, то это приведет в перспективе к получению возможности работать многими женщинами Ирана, а проблема безработицы если не самоисключится, то станет менее острой. Кроме того, как рассмотрено было выше, власти используют такие меры по решению проблемы низкой рождаемости, которые имеют обратный эффект. Не только не решают острую демографическую проблему, но и создают новые. Женщины ощущают жесткую политику властей, растет гражданское недовольство, что приводит к политической нестабильности и обострению критической темы положения меньшинств и женщин в стране. Порочный круг Ирана.

Женщина – это гражданское лицо государства. Насколько комфортно и полноценно она реализует себя как личность, супругу и мать, настолько демократично взаимодействие государства с народом.
Автор:
Джамиля Кочоян
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти