Спасти президента Макариоса

В противостоянии «черных полковников» и законного президента Кипра решающую роль сыграл советский разведчик

Разведка полна тайн. И эти тайны становятся достоянием общественности порой через много лет, а то и десятилетий. В конце 60-х – начале 70-х годов горячей точкой на карте планеты был небольшой остров Кипр в Средиземном море. Ставленник хунты «черных полковников» генерал Гривас пытался свергнуть первого президента Республики Кипр архиепископа Макариоса. Возможно, это у него и получилось бы. Но Гривасу не повезло. На его пути встал опытнейший резидент советской военной разведки полковник Виктор Бочкарев.

…Самолет заходил на посадку. Пилот заложил крен и слева по борту, в иллюминаторе, словно венок на волне, качнулся цветущий остров. Зелень чудного берега была так необычно ярка, что в первую секунду от неожиданности Виктор Бочкарев закрыл глаза: «Вот ты какой, Кипр! Здесь теперь жить, здесь служить...»


“ Гривас подробно расписал, каким пыткам после переворота должны подвергнуться советский посол, некоторые сотрудники посольства, а также их семьи ”
Он откинулся на спинку кресла, разлепил усталые веки. В самолетном круглом оконце через узкую полоску сверкающего моря показался еще один берег. «Турция», – понял Бочкарев. Вспомнилась почему-то песня: «Не нужен мне берег турецкий, чужая земля не нужна...» Оказывается, нужна.

Перед командировкой, как и положено, он штудировал материалы по Кипру, Турции – страноведение, экономику, военные группировки, географию. Знал: до турецкого берега недалече, но чтоб вот так, рукой подать, не ожидал. Хотя коллеги предупреждали... В одном из отчетов кто-то из его предшественников так и написал: «В ясные дни из замка Святого Иллариона видна Турция».

Стюардесса что-то приятно лепетала в микрофон, но Бочкарев был занят своими мыслями. Услышал только последнюю фразу: «Температура воздуха в Никосии плюс 27 градусов».

«Для февраля совсем неплохо», – решил он, вспомнив жгучую ледяную крупу, которую гнал северный ветер по летному полю в Москве. «Живут же люди...» И тут же вернул себя в реальность. В аналитических справках его родного Главного разведывательного управления обстановка на Кипре трактовалась как очень далекая от райской. Продолжалось противостояние президента Макариоса и греческих «черных полковников» во главе с их ставленником на острове генералом Гривасом, непрекращающаяся вражда между греческой и турецкой общинами толкала народы на грань войны.

На это обращал его внимание накануне отъезда непосредственный начальник да и короткая встреча с шефом ГРУ генералом Петром Ивашутиным говорила о том, что служба медом не покажется. Хотя сверху прекрасный остров был безмятежен и тих.

Спасти президента Макариоса

Встреча президента Макариоса на Никосийском аэродроме после возвращения из Москвы. Четвертый справа – Виктор Бочкарев. Фото из архива автора

Задач Бочкареву набросали немало. И одна из них – активно противостоять свержению законного правительства и президента Республики Кипр.

Полковник ГРУ Виктор Бочкарев в начале 1970 года был официально назначен военным, военно-морским и военно-воздушным атташе Советского Союза на Кипре. Он же резидент советской военной разведки.

Выбор на него пал не случайно. К тому времени полковник Бочкарев – опытнейший сотрудник военной разведки. В разведуправление Красной армии пришел еще до войны, в 1939-м. Он тогда служил рядовым красноармейцем в полку связи. Будучи дежурным по радиодивизиону, встречал делегацию из штаба округа. Командующий заговорил с бравым бойцом и с удивлением узнал, что тот является по сути полиглотом, владеет шестью языками. Вскоре полиглот оказался в разведуправлении округа, а потом и в Москве.

Войну встретил оперативным офицером пограничного разведывательного пункта в Каунасе. Потом работал с военнопленными немцами. Это он сумел расшифровать стенографические записи немецкого командира самолета Ю-88 капитана люфтваффе Мессершмидта. В них была заветная дата начала генерального наступления на Москву. Мессершмидт был поражен, он отказывался верить, что у этих диких русаков нашелся знаток немецкой стенографии.

В последующие годы Бочкарев готовил разведгруппы для заброски в тыл врага. За войну он побывал на десяти фронтах – от Карельского до 1-го Украинского и на территории пяти стран – Польши, Румынии, Чехословакии, Австрии, Германии. Вырастил десятки агентов.

В 1945 году капитан Бочкарев работал в составе специальной группы, которая отыскивала следы нацистских руководителей, – Гитлера, Бормана, Геббельса…

После войны Виктор Викторович учился в Дипломатической академии, служил старшим помощником, а потом и военным атташе Советского Союза в Австрии.

1956-й – год кровавых событий в Венгрии он встретил в венской резидентуре. Особое внимание в те тревожные дни советская разведка уделяла австро-венгерской границе. Бочкарев вел маршрутную разведку, встречался с агентами, выезжал на венгерскую территорию, контролируемую мятежными силами, для сбора разведывательных сведений и анализа обстановки.

В австрийский период работы Бочкареву по заданию командования удалось разыскать могилу разведчика-нелегала Героя Советского Союза Льва Маневича, который в 30-е годы работал в Австрии и Италии.

После возвращения из длительной командировки Виктор Викторович десять лет посвятил подготовке разведчиков-нелегалов. Побывал в Таиланде, на Филиппинах, в Южном Вьетнаме, в Гонконге.

А теперь он получил новое назначение. Нет, не в благополучную Германию или тихую Австрию, а на беспокойный остров Афродиты – Кипр, где греческая хунта «черных полковников» добивалась свержения президента страны Макариоса.

Спасти президента Макариоса

С президентом Макариосом. Слева – посол СССР на Кипре Барковский. Фото из архива автора

И вот Виктор Викторович у цели. Самолет уже бежит по взлетно-посадочной полосе, тормозит, лениво покачивая плоскостями, словно гигантская птица уставшими крыльями. Подогнали трап. Пассажиры заторопились, салон наполнился разноязычным гомоном. Встал и Бочкарев.

Уже на трапе он почувствовал, что значит плюс 27 в феврале. В нос ударил непривычный, терпкий, пряный запах. Воздух Никосии дурманил.

Его встречала посольская машина. Когда они выехали с территории аэродрома, Бочкарев был немало удивлен: дорога в столицу Кипра пролегала по безжизненной, голой местности. Слева и справа унылый пейзаж, пласты застывшей вулканической лавы, на которой почти ничего не росло. Разве что торчали редкие кусты каких-то белых высоких цветов. Это они наполняли воздух резким, пряным запахом.

Однако сама Никосия на въезде выглядела свежо и молодо: белые ухоженные домики с плоскими крышами, колоколенки церквей, утопающие в садах, а вдалеке – темно-зеленые отроги горных цепей Кирении и Троодоса.

Даже не верилось, что эта земля помнит Александра Македонского и римского императора Клавдия, византийского императора Романа II и английского короля Ричарда Львиное Сердце.

...Нового военного атташе Советского Союза поселили в представительской квартире на Зеверис-авеню. Напротив – президентский дворец. Из окна видны ворота, парадный въезд.

Вскоре новый атташе будет принят Макариосом и вручит ему верительные грамоты. Второй раз они официально пожмут друг другу руки, когда президент Кипра возвратится из Москвы. Всего две встречи. Но деятельность советского резидента на Кипре во многом будет подчинена сохранению жизни президента Макариоса.

Бочкарев достаточно быстро разобрался в обстановке. А обстановка на Кипре тогда была поистине фронтовой. Греко-турецкое противостояние нарастало. Не проходило недели без каких-либо инцидентов. Три года назад турки неожиданным ударом в одну ночь овладели важным тактическим районом – горой Святой Илларион, полностью разгромив превосходящие силы греков-киприотов.

Турки вели себя крайне воинственно. Во всех деревнях и населенных пунктах они создали военные отряды, на окраинах селений оборудовали наблюдательные пункты, несли боевое дежурство, устраивали учения.

Кроме турецких и греческих войск на Кипре были расквартированы 25 тысяч английских солдат и офицеров. В соответствии с решением ООН там же находились «голубые каски» – австрийцы, австралийцы, датчане, шведы, финны, канадцы. Посты «голубых касок» располагались на «зеленой линии», разделявшей греческий и турецкий районы.

Словом, людей с оружием на маленьком острове хоть отбавляй, «голубые каски» находились в повышенной боевой готовности по нескольку месяцев подряд.

Во главе Кипра стоял архиепископ Макариос. Он же президент республики, премьер-министр, главнокомандующий и глава Православной церкви. Вот что в ту пору в Москву сообщал резидент военной разведки полковник Бочкарев (Борин).

«Москва. Центр. Совершенно секретно.

Директору.

Макариос родился 13.08.1913 года в семье бедного пастуха в Троодосе в провинции Пафос. Образование получил в монастырской школе, на богословских факультетах Афинского и Бостонского (США) университетов.

В 1950 году избран епископом и этнархом. Является руководителем национально-освободительного движения кипрского народа. В 1956 году выслан англичанами на Сейшельские острова.

Макариос – гибкий, ловкий буржуазный политик, пользующийся всем арсеналом хитростей Византийской церкви, умело использующий в полной мере противоречия стран, заинтересованных в Кипре. Ему свойственны недооценка сил противника и преувеличение своих возможностей. В сложной обстановке драматизирует события и впадает в панику.

В течение нескольких лет местная реакция, греческая черная хунта пытаются физически ликвидировать Макариоса. Однако эти попытки результатов не дали.

Борин».

Действительно, Макариосу подсыпали в еду отраву. Неудача. После этого личным поваром президента становится его брат.

Велась интенсивная обработка шофера. Предполагалось совершение аварии. Шофера заменили, водителем назначили родственника Макариоса.

Президента Кипра пытались уничтожить по пути его следования, а также в церкви во время проповедей.

8 марта 1970 года Макариос собирался вылететь на вертолете в монастырь Махерас. Там он должен был отслужить службу. Когда вертолет поднялся со взлетной площадки архиепископского дворца, с крыши ближайшей гимназии ударил пулемет. Президент остался невредим, но пилот был тяжело ранен в живот. Обливаясь кровью, он все-таки сумел посадить машину на одну из узких улочек Никосии.

Макариос сам отвез пилота в госпиталь, находился с ним неотлучно, пока шла операция. Убедившись, что жизни летчика ничего не угрожает, он выехал в Махерас на автомашине. Несмотря на угрозы террористов, он произнес проповедь, поведав прихожанам о трагедии.

После этого неудавшегося покушения Макариос получал анонимные письма, авторы которых обещали убить его, если он не покинет пост президента.

За многочисленными террористическими актами стоял главный враг кипрского лидера – генерал Георгиос Гривас.

«Москва. Центр. Совершенно секретно.

Директору.

Гривас родился 23.05.1898 года в д. Трикомо в семье богатого землеторговца. Претендует на роль лидера киприотов. Тщеславен, капризен, обидчив, злопамятен. В борьбе готов идти на любые самые жестокие, бесчеловечные меры.

Мастер терактов и конспирации.

В начале карьеры был настроен проанглийски. Участник греко-турецкой войны 1919–1922 годов, албанской кампании 1940 года.

В период гитлеровской оккупации Греции примкнул к организации крайне правых греческих офицеров.

В 1944 году после высадки в Греции англичан создал террористическую организацию «Хитосы». Убивал коммунистов. В 1952 году сблизился с секретными организациями на Кипре, которые начали борьбу против англичан. Действовал под псевдонимом Дигенис.

1 мая 1955 года Гривас и его соратники взорвали английскую радиостанцию в Никосии. Англичане назначили за его голову 10 тысяч фунтов, но несмотря на все усилия, им так и не удалось арестовать Гриваса.

Генерал – прекрасный конспиратор. Умело преображается в женщину, человека любого возраста и социального положения, может принять вид горбатого, больного, покалеченного. При необходимости способен быстро похудеть, потерять до 15 килограммов своего веса.

После создания кипрского государства Гривас уехал в Грецию. После греко-турецких столкновений в декабре 1964 года он снова возвратился на Кипр. Через три года его отзывают в Афины.

В 1971 году Гривас нелегально пробирается на Кипр с задачей организации заговора против Макариоса.

Борин».

Таков был коварный и хитрый враг президента Кипра. Он стал и врагом советской военной разведки. Знал ли Гривас, кто ему противостоит? Несомненно. Об этом говорит план государственного переворота, попавший в руки наших разведчиков 1 февраля 1972 года. Тогда до начала путча оставалось несколько часов. Но... план стал известен Макариосу, и террористы выступить не решились.

Каково же было изумление работников посольства, когда в детально разработанном документе они нашли и свои фамилии. Гривас подробно расписал, каким пыткам после переворота должны подвергнуться посол, некоторые сотрудники посольства, а также их семьи. В числе первых в пыточную камеру Гривас собирался отправить советского военного атташе полковника Бочкарева.

Срочно принимаются меры предосторожности. Посол покидает страну на полгода, дипломатический и технический персонал выезжает в город только группами. Но у разведчиков нет возможности отсиживаться за стенами представительства. Оперативная работа не должна прекращаться ни на день. И она не прекращается.

Ее результатом становится провал террористического акта в гостинице «Лидра» на дипломатическом приеме в честь Дня Советской армии и Военно-морского флота. Бомба была заложена в столик для посуды официантов. В этот же вечер боевики Гриваса пытались пронести в зал автомат под видом фотоштатива и расстрелять гостей.

Хорошо работала агентура. Вовремя пришло сообщение о подготовке убийства Макариоса на рождественской проповеди в соборе. Предприняв меры безопасности, архиепископ тем не менее службу не отменил. Он начал свое обращение с того, что в божьем храме накануне светлого православного праздника слуги дьявола хотят лишить его жизни. Господь этого не допустит. Обстановка в храме была такова, что террористы не решились применить оружие, они бежали из собора.

Разумеется, в этом переполненном наэлектризованном зале находились и два советских военных разведчика – резидент Виктор Бочкарев и его заместитель.

Случалось, агенты Борина, рискуя жизнью, ночью пробирались в дом резидента, чтобы предупредить о перевороте.

В работе кипрской резидентуры ГРУ были и другие весьма интересные моменты. Сотрудники внимательно следили за местной прессой, а также за газетами и журналами, радиопередачами Греции, где в ту пору правил режим «черных полковников».

Так, офицер Сунцов, в совершенстве владеющий греческим языком, на основе анализа прессы и документов резидентуры высказал предположение о скором свержении правительства Кипра. Информация была доведена до сведения Макариоса. Последующие события доказали верность аналитических расчетов резидентуры.

Гривас, будучи опытным военным специалистом, хорошо осознавал причину своих провалов. И поэтому в очередной раз покушение было устроено уже на советского резидента, военного атташе Виктора Бочкарева и его семью. Их спасло чудо. Автоматная очередь прошла над головами Бочкарева, его жены и двоих детей, когда субботним вечером они отдыхали на балконе своей виллы. Стена была изрешечена пулями. Пришлось сменить квартиру.

Судьба свела противников – советского военного разведчика и генерала Гриваса – лицом к лицу всего один раз. Эта встреча могла стать роковой. Наши офицеры вели маршрутную разведку как раз в тех безлюдных диких ущельях западного Троодоса, где скрывался террорист-генерал и где он тренировал своих боевиков.

Уже в сумерках на дороге, которая шла по каменистому руслу ручья, встретились две машины – Бочкарева и Гриваса. Встретились и разъехались в разные стороны. Почему тогда не напал на безоружных сотрудников атташата Гривас? Не ожидал этой встречи, не был готов, не решился? Кто знает…

Больше они не встречались. Командировка полковника Бочкарева закончилась, и он убыл в Советский Союз.

А в 1974 году мир узнал о государственном перевороте на Кипре. К счастью, президенту Макариосу удалось бежать, переодеться в платье простого пастуха и выйти в расположение английского экспедиционного корпуса. Англичане доставили руководителя Кипра в Лондон.

Резидент советской военной разведки на Кипре полковник Виктор Бочкарев признавался позже, что тот переворот можно было предотвратить. Но, увы, жизнь распорядилась по-своему.
Автор: Михаил Болтунов
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/27274


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. AIR-ZNAK 2 октября 2015 15:59
    А ведь ничего этого могло и не быть не дай Англичане добро на высадку турецких войск на Кипре (Но это политика-разделяй и властвуй)
  2. Executer 2 октября 2015 16:09
    Благословенный многострадальный остров! Самые приятные воспоминания о нём...
    Разделённый остров, разделённые судьбы людей, лишённых родного очага.
    Брошенные города на побережье. Руины города-призрака Фамагусты вызывают чувства горечи и недоумения - как ТАКОЕ можно вычеркнуть из жизни?!
  3. Мареман Василич 2 октября 2015 16:33
    Вот каких великих и достойных людей воспитывала Советская система.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня