Буэнавентура Дуррути. Командир легендарной «Колонны», герой испанской гражданской войны

Одним из самых ярких событий в истории между двумя мировыми войнами стала, безусловно, Гражданская война в Испании. Она началась 17 июля 1936 г. с мятежа войсковых частей, дислоцированных в Испанском Марокко, против республиканской власти. Три года испанские правые (фалангисты и их союзники) и испанские республиканцы вели одну из самых сложных и кровопролитных гражданских войн Европы ХХ века. В эту войну оказались, в той или иной степени, вовлечены Германия и Италия, Португалия и Франция, и, конечно, Советский Союз. Тысячи советских граждан — военных специалистов — воевали на стороне республиканской Испании в качестве добровольцев. По сути дела, это были первые «воины — интернационалисты», проливавшие кровь на далекой и чужой земле. Имена героев Испанской войны в те дни были на устах многих советских людей самых разных возрастов. Но далеко не все из тех, кто сражался в Испании против Франко, в силу идейных разногласий, получали должную известность в Советском Союзе. Хотя те же советские военные специалисты присутствовали практически во всех крупных республиканских соединениях. В том числе — и в прославленной «Колонне Дуррути».

Буэнавентура Дуррути… В те годы это имя гремело не только по всей Испании, но и по всему миру. Вот как писал о нем Илья Эренбург: «[Дуррути] это очень добродушный человек. Когда скульптор говорит о «святости искусства», он не спорит, но улыбается. Так, наверное, он улыбается и своему двухнедельному сыну. Он мог бы быть прекрасным руководителем детской площадки. Однако его боятся как чумы. Он выслан не то из четырнадцати, не то из восемнадцати государств» (Эренбург И. Г. Испанские репортажи 1931-1939. — М.: АПН, 1986). «Колонна Дуррути», укомплектованная, в основном, анархистами, играла важную роль в Испанской Гражданской войне, отличаясь высокой боеспособностью. Это уникальное подразделение республиканской армии, несмотря на анархистские принципы организации, действовало достаточно эффективно, чем и заслужило интерес и уважение не только единомышленников и союзников, но и противников. Скорее всего, одной из важнейших причин боевых успехов «Колонны» была личность ее командира — одного из самых харизматичных персонажей Гражданской войны в Испании.


"Справедливые" и "Солидарные"

Буэнавентура Дуррути. Командир легендарной «Колонны», герой испанской гражданской войны Буэнавентура Дуррути-и-Доминго родился 14 июля 1896 года в городе Леоне, что на северо-западе Испании, в районе Санта-Ана. Как и многие его сверстники — выходцы из рабочих семей, Дуррути начал трудиться уже в 14 лет — сначала учеником слесаря и слесарем на железнодорожной станции, затем — в промывочном цехе на шахте Маталлана-де-Торио. Во время юности Дуррути, в первой четверти ХХ века, в Испании действовало очень сильное и развитое рабочее профсоюзное движение. Испанских рабочих объединяло два крупнейших профсоюза — Всеобщий союз трудящихся (ВСТ), контролировавшийся социалистами, и Национальная конфедерация труда (НКТ), придерживавшаяся анархо-синдикалистских позиций. В 1917 г. Всеобщий союз трудящихся начал забастовку, в которой принял участие и 21-летний Дуррути. Вместе с другими рабочими активистами Дуррути участвовал в актах саботажа — выводил из строя паровозы, поджигал склады. За чрезмерный, по мнению профсоюзных лидеров, радикализм, Дуррути исключили из Всеобщего союза трудящихся. Кроме того, молодого человека уволили с работы и собрались призвать в армию. Но военная служба в королевской армии не входила в планы молодого активиста: «Альфонс XIII может считать у себя одним солдатом меньше и одним революционером больше», — любил приговаривать в то время Дуррути. Рабочее выступление было жестоко подавлено правительственными войсками — погибло 70 рабочих, более 500 человек получили ранения, а 2000 участников забастовки попали в тюрьму без суда и следствия. Буэнавентура Дуррути, не желая разделить участь арестованных товарищей и гнить в тюрьме, бежал в соседнюю Францию. Для многих оппозиционно настроенных испанцев более развитая и демократичная Франция считалась оплотом свободомыслия и убежищем на случай возможных полицейских репрессий. Собственно, почти весь ХХ век Франция играла роль пристанища для испанских эмигрантов — республиканцев, антифашистов, представителей леворадикальных и национально-освободительных движений. Во Франции обосновался и Дуррути. Здесь он пробыл три года — до 1920 г., работая механиком на заводе Renault. Во Франции Дуррути выполнял обязанности связного анархистских групп. В январе 1919 г. с секретным заданием он прибыл в Испанию, но был арестован в марте и отдан под военный трибунал. Здесь на помощь Дуррути пришел актерский талант — он симулировал перелом кости, добился помещения в военный госпиталь в Бургосе, откуда бежал в горы и в июне перешел испано-французскую границу.

Когда ситуация в Испании несколько стабилизировалась, Дуррути перебрался на родину, в Барселону. В те годы Барселона была настоящей столицей испанского рабочего движения. Каталония, бывшая одним из наиболее развитых в индустриальном отношении регионов страны, обладала богатыми революционными традициями. Когда Дуррути прибыл в Барселону, он присоединился к Национальной конфедерации труда (НКТ) — второму по значимости после Всеобщего союза трудящихся профсоюзному объединению Испании. История Национальной конфедерации труда началась в 1908-1910 гг. В 1909 г. испанское правительство, ввиду серьезных потерь, которые несли колониальные войска, сражавшиеся в Марокко, решило призвать на военную службу каталонских рабочих. В ответ в Барселоне вспыхнуло крупное рабочее восстание. После его подавления рабочие Каталонии, среди которых были сильны анархистские настроения, осознали необходимость создания сильной революционной профсоюзной организации. В октябре — ноябре 1910 г. в Барселоне прошел съезд рабочих, на котором и была создана Национальная конфедерация труда. Уже через несколько месяцев, в 1911 г., в ее рядах насчитывалось более 30 000 рабочих. К 1919 г. численность Национальной конфедерации труда возросла до 800 000 рабочих. Большое влияние на рост организации оказали революционные события в России. Первое время НКТ рассматривала вопрос об объединении с Всеобщим союзом трудящихся и приняла решение присоединении к Коммунистическому Интернационалу. Однако затем, в 1922 г., по причине растущих противоречий анархистов с коммунистами — марксистами и начала репрессий против анархистов в Советской России, Национальная конфедерация труда вышла из состава Коминтерна и присоединилась к созданному в том же 1922 г. анархо-синдикалистскому интернационалу — Международной ассоциации трудящихся (МАТ). Тем временем, еще в 1920 г. Дуррути, обосновавшийся в Барселоне, вместе со своими товарищами Хуаном Гарсией Оливером и Франсиско Аскасо создал анархистскую группу «Справедливые». Одной из главных причин создания боевой организации «Справедливых» была деятельность банд «пистолерос». Крупные промышленники нанимали профессиональных бандитов и организовывали отряды, которые нападали на рабочие демонстрации и собрания, убивали и калечили активистов профсоюзного движения. Только за два года от рук бандитов погибло не менее 400 профсоюзных активистов, социалистов и анархистов.

В отличие от НКТ, ориентировавшейся на массовую работу среди испанских трудящихся, «Справедливые» были чисто боевой организацией. Так, в августе 1920 г. группа предприняла попытку покушения на испанского короля Альфонсо XIII. В ответ испанская полиция начала преследования анархистов. Дуррути, перешедший на нелегальное положение, перебрался в Сарагосу, где продолжил заниматься организацией анархистского движения. В начале 1922 г. «Справедливые» организовали забастовочную кампанию в Сарагосе, которая ставила целью освобождение арестованных анархистов. В день суда над анархистами тысячи рабочих вышли на улицы Сарагосы, после чего суд поспешил признать обвиняемых невиновными. В апреле 1922 г. Дуррути переехал в Барселону, где при его участии была создана группа «Плавильник», установившая связи с профсоюзом рабочих деревообрабатывающей промышленности. В октябре 1922 г. члены группы «Плавильник» и профсоюза деревообработчиков создали новую боевую группу — «Солидарные». Ее ведущими лидерами были Дуррути, Франсиско Аскасо, Хосе Гарсия Оливер, Рикардо Санс и Аурелио Фернандес. Одной из первых инициатив группы стал созыв конференции анархистских организаций Каталонии и Балеарских островов, на которой были сформированы Региональная анархистская комиссия по связям и Каталонская региональная федерация анархистских групп. После того, как 10 марта 1923 г. бандиты «пистолерос» убили генерального секретаря Национальной конфедерации труда Сальвадора Сеги, боевики НКТ совершили нападение на охотничий союз Барселоны, где собирались сторонники правых взглядов, предприниматели и криминальные лидеры. Началось вооруженное противостояние анархистов и мафиозных группировок Барселоны. Однажды бандиты чуть было не убили Дуррути и Аскасо, пивших кофе в одном из кафе Барселоны. Однако анархистам удалось застрелить двоих бандитов и обратить в бегство еще четверых. Группа «Солидарные» предпринимала и покушения на видных деятелей правых кругов. Так, были убиты лидер бандитов Р. Лангуия, экс-губернатор Бильбао Х. Регераль и кардинал Сольдевилья. Однако 13 сентября 1923 г. в Испании была установлена военная диктатура генерала Мигеля Примо де Ривера. Начались жестокие репрессии против левой оппозиции, включая, разумеется, и анархистов. Дуррути и Аскасо бежали во Францию, где обосновались в Париже. Некоторое время они руководили анархистским издательством, которое выступало в качестве «ширмы» для деятельности по подготовке вооруженного восстания в Испании. Ночью 7 ноября 1924 г. отряд под командованием Дуррути вторгся на территорию Испании и вступил в бой с подразделением гражданской гвардии. Однако, испанским силам безопасности удалось отбить атаку анархистов и отряд, понеся тяжелые потери, был вынужден отступить назад, на французскую территорию.

Самый опасный испанец

Дуррути, вместе с Аскасо и Оливером, были вынуждены бежать в Латинскую Америку. В декабре 1924 г. они прибыли на Кубу, где устроились работать портовыми грузчиками и приняли участие в организации синдиката портовых рабочих. За политическую деятельность их уволили, и они были вынуждены поступить резчиками сахарного тростника на плантацию в Санта-Кларе. Там наметился трудовой конфликт между работниками и хозяином плантации, который боевики решили по-своему. Хозяин плантации был убит, а на его теле оставлена записка «это справедливость странников». Естественно, что после совершенного убийства Дуррути и Аскасо пришлось срочно покинуть Кубу. На побережье Мексики они были арестованы береговой охраной, но затем отпущены. В Мехико они встретили Алехандро Аскасо и Грегорие Ховера, после чего была создана группа «Странники». В апреле 1925 г. была проведена серия нападений на кассы мексиканских фабрик. С помощью вырученных средств испанские эмигранты спонсировали деятельность «рационалистской школы» — экспериментального образовательного учреждения, деятельность которого осуществлялась в соответствии с концепцией анархистской педагогики Франсиско Феррера.

Вскоре «Странники» покинули Мексику и в июле 1925 г. прибыли в Чили. Только в период 16-19 июля 1925 г. группа совершила пять экспроприаций на чилийские банки. В Чили, в отличие от Испании, анархистское движение было менее развитым и активным, поэтому появление политических эмигрантов из Европы внесло в его развитие динамичное начало. Так, Дуррути совершил первую в истории чилийского анархизма вооруженную экспроприацию. В 1925 г. социально-политическая ситуация усложнилась и в Чили. В июне 1925 г. правительство Чили жестоко подавило выступление рабочих на селитряных рудниках Ла-Корунья. Свыше 1 тыс. человек были схвачены и размещены на велодроме и крейсере, впоследствии многих из них расстреляли. Всего во время подавления восстания погибло более 2 тыс. человек, включая женщин и детей. 1500 человек расстреляли, а 600 человек сбросили, предварительно сковав цепями, в море. Вот в такой непростой обстановке приходилось действовать чилийским анархистам, среди которых было много и выходцев из Испании. В августе 1925 г. анархисты прибыли в Аргентину, где Дуррути устроился грузчиком, Аскасо — поваром, а Ховер — столяром. Однако после двух ограблений, в которых обвинили приезжих анархистов, им пришлось уйти на нелегальное положение. 18 января 1926 г. они напали на Банк Сан-Мартина, после чего две недели скрывались в окрестностях Буэнос-Айреса, а затем перебрались в Уругвай и оттуда выехали в Европу.

Испанские эмигранты обосновались в Париже и вскоре, узнав о готовящемся визите испанского короля Альфонса XIII, стали готовить на него покушение. Однако французской полиции удалось узнать о планах анархистов, после чего 25 июня 1926 г. Дуррути, Аскасо и Ховер были арестованы французской полицией. В октябре 1926 г. Дуррути приговорили к 3 месяцам тюрьмы, Ховера — к 2 месяцам тюрьмы, а Аскасо — к 6 месяцам заключения. Испания и Аргентина потребовали от французского правительства выдачи арестованных анархистов, что послужило причиной начала массовой кампании против выдачи «Странников», в которую включились не только анархисты, но и представители других левых организаций Франции. В акциях против выдачи участвовал Международный анархистский комитет защиты, который в свое время создавался для поддержки американских анархистов итальянского происхождения Сакко и Ванцетти. Показательно, что в защиту арестованных анархистов Дуррути, Аскасо и Ховера высказались всемирно известные представители испанской культуры — философы и писатели Мигель Унамуно, Хосе Ортега-и-Гассет, Бласко Ибаньес. Интересно, что если Ибаньес придерживался республиканских взглядов и был в свое время одним из идеологов испанского антимонархического движения, то Мигель Унамуно, религиозный философ, в юности переживший увлечение социализмом и анархизмом, давно находился на правых и антиреспубликанских позициях, а Хосе Ортега-и-Гассет, хотя был республиканцем, но критически относился к левым взглядам. В конце концов, французское правосудие было вынуждено пойти навстречу общественности и 8 июля 1927 г. Дуррути, Аскасо и Ховер были освобождены из тюрьмы. В Париже произошла историческая встреча Буэнавентура Дуррути со старшим русским современником и единомышленником — легендарным Нестором Махно, который к тому времени проживал в эмиграции во французской столице, но не прекращал активного участия в революционном движении. В 1927 г. Дуррути арестовала французская полиция и несколько раз он депортировался из одной европейской страны в другую. Об этом периоде жизни Дуррути так вспоминает Илья Эренбург: «евыслали в Бельгию. Из Бельгии его выслали в Германию. Из Германии в Голландию. Из Голландии в Швейцарию. Из Швейцарии во Францию... Это повторялось по многу раз. Как-то в течение двух недель Дуррути кидали из Франции в Германию и назад: жандармы играли в футбол. Другой раз французские жандармы решили провести бельгийских: двое вступили с бельгийцами в длинную беседу, тем временем автомобиль с живой контрабандой помчался в Брюссель. Дуррути менял что ни день паспорта. Он не менял ни профессии, ни убеждений: он продолжал работать на заводе, и он остался анархистом». (Эренбург И. Г. Испанские репортажи 1931-1939. — М.: АПН, 1986.). В конце концов, в 1930 г. он получил вид на жительство в Бельгии. В этой небольшой стране испанский анархист прожил два года.



Испанская Республика и действия анархистов

Тем временем, на родине Дуррути происходили грандиозные события. В стране нарастал экономический кризис, параллельно происходила радикализация общества, заключавшаяся, прежде всего, в недовольстве испанской монархией и ее политическим курсом. В конце концов, 12 апреля 1931 г., после победы сторонников республики на муниципальных выборах в крупнейших городах страны, начались антиправительственные выступления. Командующий гражданской гвардией Испании (аналог внутренних войск) генерал Санхурхо признал невозможность разгона манифестаций, после чего король Альфонс XIII принял решение покинуть страну. 14 апреля 1931 г. власть в Испании была передана Временному правительству, сформированному ведущими политическими партиями республиканской ориентации. 28 июня 1931 г. состоялись выборы в Учредительное собрание, на которых 83% голосов получили республиканские партии, а самую крупную фракцию составили испанские социалисты, получившие 116 мест из 470. 9 декабря 1931 г. была принята новая республиканская конституция страны, в соответствии с которой предусматривались возможность отчуждения и обобществления собственности, церковь отделялась от государства и системы образования, устанавливалась свобода слова, провозглашались избирательное право женщин и право развода, дворянство лишалось всех сословных привилегий. То есть, конституция республиканской Испании была одной из наиболее радикальных в Европе того времени и очень обеспокоила консервативные круги европейских стран, которые видели в деятельности испанских республиканцев «руку Советского Союза», по крайней мере — были уверены, что если республиканцы и далее будут осуществлять подобную политику, то Испания превратится в просоветское государство. Республиканская революция дала возможность левым и леворадикальным партиям и организациям Испании легализовать свою деятельность. Буэнавентура Дуррути вернулся на родину, как и многие сотни других испанских эмигрантов — революционеров. Однако новые республиканские власти продолжали относиться к коммунистам и анархистам с подозрением.



К этому времени анархистское движение в Испании выглядело следующим образом. Крупнейшей организацией, объединявшей свыше 500 тысяч человек, оставалась анархо-синдикалистская Национальная конфедерация труда (НКТ). Ее цитаделью была Каталония, где НКТ имела наиболее сильные позиции, но также конфедерация пользовалась влиянием в Андалусии и Арагоне, где ее численность превышала численность социалистического Всеобщего союза трудящихся (ВСТ). В 1927 г. при НКТ была создана Федерация анархистов Иберии (ФАИ) — чисто анархистская организация, претендовавшая на роль объединяющей анархистов не только Испании, но и соседней Португалии. Буэнавентура Дуррути стал одним из ведущих активистов Федерации анархистов Иберии, находясь на радикальных позициях и выступая против умеренного крыла НКТ, ориентированного на сотрудничество с социалистами. В конечном итоге умеренные во главе с Анхелем Пестанья покинули ряды НКТ и создали Синдикалистскую партию. Что касается Федерации анархистов Иберии, то она принимала участие в двух восстаниях анархистов против Второй Испанской республики, произошедших в 1932 и 1933 гг. Буэнавентура Дуррути агитировал против либерального правительства Второй республики. После восстания шахтеров Фигольсы, в феврале 1932 г. Дуррути был выслан в Западную Сахару, а затем на Канарские острова. Но профсоюзы потребовали его возвращения. В Барселоне вспыхнула мощная забастовка Национальной конфедерации труда, после чего Дуррути вернулся в страну. В декабре 1932 г. анархисты Барселоны под руководством Дуррути приступили к подготовке вооруженного восстания, которое началось 8 января 1933 г. Правительственным войскам удалось подавить восстание, а в апреле 1933 г. Дуррути был арестован и до октября 1933 г. находился в заключении. Новое восстание анархисты назначили на декабрь 1933 г. 8 декабря анархисты выступили в провинциях Арагон, Риоха, Каталония, Галисия и Леон. Некоторые населенные пункты сразу оказались под контролем анархистов. Но правительственным войскам опять удалось подавить выступление испанских трудящихся. Национальная конфедерация труда была запрещена, свыше 20 тысяч человек были арестованы. В Сарагосе началась забастовка в поддержку задержанных, в ходе которой анархистам удалось уничтожить дела на подозреваемых в беспорядках. В конце концов, Дуррути и сотни его единомышленников были освобождены из заключения. В 1936 г. Буэнавентура Дуррути стал одним из инициаторов разработки плана действий Национальной конфедерации труда в случае мятежа правых военных кругов.

Создание и боевой путь Колонны

17 июля 1936 г. генерал Франсиско Франко поднял вооруженный мятеж в Испанском Марокко. В течение последующих трех дней франкистов поддержали практически все военные гарнизоны, испанская аристократия, большая часть католического духовенства. 19 июля 1936 г. начался военный мятеж в Барселоне. В это время Дуррути (на фото) входил в состав Комитета обороны Каталонии, образованного Национальной конфедерацией труда и Федерацией анархистов Иберии. Под его руководством было организовано рабочее сопротивление франкистам. В течение двух дней рабочие отряды вели уличные бои с вооруженными подразделениями испанской армии, поддерживавшими Франко. К вечеру 20 июля 1936 г. мятеж в Барселоне удалось полностью ликвидировать. Рабочие дружины Дуррути и Аскасо захватили казармы Атарансарас и отель «Колон». Сам Франсиско Аскасо погиб в бою. Фактически контроль Национальной конфедерации труда и Федерации анархистов Иберии был установлен над всей Барселоной и почти всей Каталонией. Несмотря на то, что Буэнавентура Дуррути по своим политическим взглядам оставался убежденным анархистом, он быстро осознал необходимость организации рабочих масс для сопротивления правому мятежу и приступил к формированию рабочего ополчения. Согласно задумке Дуррути, сформированное в Каталонии — цитадели анархистского и республиканского движения — рабочее ополчение, подавив остатки мятежников на территории провинции, должно было оказать помощь другим испанским регионам в полной ликвидации сопротивления франкистов. Так началась героическая история «Колонны Дуррути», как называлось созданное им вооруженное формирование. 24 июля 1936 г. Колонна Дуррути начала наступление на Сарагосу.

Колонна Дуррути была уникальным вооруженным формированием. Как и другие соединения, созданные анархистами, она кардинально отличалась и по организационной структуре, и по системе управления, и по взаимоотношениям между бойцами, от подразделений регулярной армии. В этом были ее сильные и слабые стороны. Сила Колонны, безусловно, заключалась в огромной идейной мотивации подавляющего большинства ее бойцов, которые были готовы отдать свои жизни во имя торжества идеи. В Колонне отсутствовали воинские звания и чинопочитание, установлено равенство бойцов и командиров — начиная с обращения друг к другу («товарищ») и заканчивая одинаковой пищей и снабжением. Формально Дуррути считался равным с другими бойцом, его официальная должность называлась делегат Колонны. Во время непосредственного ведения боевых действий приказы штаба Дуррути были обязательны к исполнению, но после окончания боя штаб терял всякую власть над бойцами. Колонна комплектовалась исключительно добровольным путем и любой боец в любой момент мог ее покинуть. Впрочем, идейная мотивация делала свое дело и основная масса бойцов сражалась, не будучи ни призывниками, ни наемниками. Боеспособность соединения, казавшегося на первый взгляд крайне рыхлым и аморфным в силу специфики организации управления, в то время удивила многих военных специалистов — и испанских офицеров, и иностранных советников. За несколько дней отрядам Дуррути удалось установить контроль над значительной частью территории, где начался уникальный социальный эксперимент по созданию анархистской республики (нечто подобное в свое время предпринимал «батька» Нестор Махно на подконтрольной ему территории Гуляй-Поля). По инициативе анархистов был создан Совет обороны Арагона, формировались рабочие и крестьянские коммуны. Впрочем, с самого начала Дуррути преследовали и сложности. Одной из главных проблем Колонны оставалась нехватка оружия и снаряжения. Дуррути даже пришлось пойти на угрозы республиканскому правительству — он пообещал премьер-министру Ларго Кабальеро, что в случае отказа от финансирования покупки вооружения для Колонны анархисты двинутся маршем на Мадрид и сметут республиканское правительство.

«Полковник Ксанти»

Другой серьезной проблемой Колонны Дуррути оставалась нехватка военных специалистов. Основная масса бойцов Колонны была представлена вчерашними рабочими и крестьянами, в лучшем случае имевшими опыт срочной службы рядовыми и капралами в испанских сухопутных войсках, а в большинстве своем не имевшими и оного. Ситуацию, впрочем, спасали советские военные советники. Как известно, после начала Гражданской войны в Испании из Советского Союза на Пиренейский полуостров устремились тысячи советских военных специалистов — офицеры-штабисты, разведчики, диверсанты, танкисты, артиллеристы, связисты, летчики. Многие советские граждане погибли на далекой испанской земле, героически сражаясь с франкистами. Практически при каждом крупном соединении республиканских войск находились советские военные советники. Не стала исключением и Колонна Дуррути. При нем появился некто «Ксанти». Он представлялся македонским торговцем, приехавшим в Испанию из Турции и сочувствовавшим республиканскому движению в Испании. Как известно, в первой трети ХХ века в Македонии активно действовала Внутренняя македонская революционная организация (ВМРО), среди боевиков которой было много действующих и бывших анархистов. Поэтому появлению македонского интернационалиста в сражающейся Испании никто не удивился. Ксанти представлялся полковником республиканской армии. Таинственный македонец поступил добровольцем в отряд под командованием Дуррути и сразу же прекрасно зарекомендовал себя в боях с франкистами в Барселоне и Сарагосе. Пораженный смелости и боевым навыкам «македонца», Дуррути назначил Ксанти своим советником, несмотря на то, что был осведомлен о коммунистических, а не анархистских взглядах македонца. Именно Ксанти подсказал Дуррути идею создания пулеметных взводов, на что Дуррути потребовал, чтобы советник научил и его самого хорошей стрельбе из пулемета. Впоследствии «полковник Ксанти» стал прототипом героя знаменитого романа Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол». Тогда мало кто знал, что под видом македонца обязанности главного советника при штабе Колонны Дуррути выполняет профессиональный советский военный разведчик — офицер РККА Хаджи-Умар Джиорович Мамсуров (1903-1968). Осетин по национальности, Хаджи-Умар Мамсуров родился в селе Ольгинское Владикавказского округа Терской губернии (ныне — Северная Осетия) в крестьянской семье.

В 1918 г. пятнадцатилетним юношей Мамсуров, только устроившийся работать во Владикавказское железнодорожное депо, примкнул к Красной Армии. Он вступил в горскую кавалерийскую сотню 11-й Красной армии, однако заболел тифом и был оставлен в госпитале. В это время Владикавказ захватили белые, казнившие 17 тысяч красноармейцев — раненых и больных, юному Хаджи-Умару чудом удалось спастись. С апреля 1919 г. он стал связным партизанского отряда, действовавшего между Владикавказом и Грозным. Так, с юных лет, началась его карьера военного разведчика. Мамсуров участвовал в налетах на штабы белогвардейских подразделений, а в 1920 г. после установления советской власти на Северном Кавказе, стал работать в Терской чрезвычайной комиссии. Как чекисту, юноше приходилось не раз принимать участие в ликвидации белогвардейских отрядов и просто разбойничьих банд, промышлявших в Терской области. Тогда же Мамсуров подал заявление о вступлении в ряды РКП (б). В марте 1921 г. семнадцатилетний Мамсуров стал оперуполномоченным особого отдела 11-й Красной армии. Затем его отправили учиться — в Москву, в Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ). После успешного окончания КУТВ он также закончил военно-политическую школу, после чего занимал должности преподавателя Национальной кавалерийской школы в Краснодаре, помощника военного комиссара и военного комиссара национальных кавалерийских частей Северо-Кавказского военного округа. Позже Мамсурова перевели в Казань — на должность командира кавалерийского эскадрона, затем — командира разведывательного дивизиона, а в 1929 г., в возрасте 26 лет, героический осетин стал командиром кавалерийского полка. В 1932 г., после окончания Курсов усовершенствования командного состава при Военно-политической академии им. В.И. Ленина, Хаджи-Умар Мамсуров был переведен в Разведывательное управление РККА, где с января 1936 г. стал сотрудником Специального управления «А» (активная разведка), выполнявшим ответственные поручения. В 1936 г. майор Мамсуров был направлен в Испанию — в качестве специалиста по организации разведывательно-диверсионной и партизанской борьбы. Так он оказался при штабе Дуррути, используя легенду о мнимом македонском происхождении.

Таинственная гибель Дуррути

Когда соединения франкистов окружили испанскую столицу, республиканскому правительству пришлось просить о помощи арагонских анархистов. 14 ноября 1936 г. Дуррути с отрядом в 1800 бойцов Колонны вступил в Мадрид. Соединение Дуррути заняло оборону в университетском городке Мадрида. Бои в испанской столице были настолько ожесточенными, что за 4 дня от Колонны осталось всего 700 человек. Свыше тысячи анархистов погибло в сражениях с франкистами, но ценой огромных потерь противника удалось остановить. 19 ноября 1936 г. Буэнавентура Дуррути отправился на передовую — лично принять участие в боевых действиях, но по дороге при невыясненных до конца обстоятельствах был ранен пулей в грудь. Тяжело раненого Дуррути доставили в отель «Ритц» — в госпиталь республиканской милиции, где, несмотря на усилия медиков, утром 20 ноября 1936 г. он скончался. Прославленному революционеру и боевому командиру было всего сорок лет. Спустя два дня после смерти Дуррути его тело было доставлено в Барселону, где при огромных почестях похоронено на кладбище Монтжуик. В похоронах Дуррути участвовало около 500 тысяч жителей Барселоны, окрестных городов и сел. Д сих пор неизвестно, при каких конкретно обстоятельствах погиб Буэнавентура Дуррути. Официальная версия утверждает, что в анархистского командира стрелял снайпер, прятавшийся на верхних этажах Медицинской клиники Мадридского университета. Но многие источники указывают на то, что стреляли в Дуррути с близкого расстояния. Мнения товарищей погибшего по анархистскому движению разделились. Одни сочли смерть Дуррути местью «пятой колонны» в рядах республиканцев, другие прямо обвинили в этом коммунистов. 21 ноября 1936 г. известный русский анархист — эмигрант Всеволод Волин, издававший газету «Антифашистская Испания», получил телеграмму. В ней говорилось, что Дуррути убили коммунисты, соперничавшие с ним за влияние в стране. Однако через час Волину пришла вторая телеграмма. В ней редактора просили ради сохранения антифашистского единства не публиковать информацию о том, что Дуррути могли убить коммунисты. Есть и четвертая версия — что Буэнавентура Дуррути в дороге мог сам случайно спустить курок и погибнуть из-за неосторожного обращения с оружием.

Судьба Колонны

После трагической гибели Дуррути Колонна, к тому времени потерявшая более 50% личного состава, была возглавлена Рикардо Сансом. Под его командованием она принимала участие в боях по защите Мадрида. В апреле 1937 г. находившаяся на обороне Мадрида часть Колонны Дуррути вернулась в Арагон, где соединилась с остававшейся в провинции второй частью Колонны и продолжала дальнейшее участие в борьбе против франкистов. В январе 1939 г. Колонна Дуррути принимала участие в битве за Каталонию. После вывода из Каталонии, в последние месяцы Испанской Гражданской войны, остатки Колонны Дуррути пытались организовать партизанское сопротивление в Сьерра-дель-Кади — в каталонских Пиренеях. Однако преследовавшие анархистов неудачи заставили их отступить во Францию. Многие бойцы Колонны Дуррути были арестованы французскими властями, некоторые — направлены в состав строительных батальонов, возводивших линию обороны на германской границе. Впоследствии часть анархистов оказалась в гитлеровских концлагерях. Достаточно крупная часть Колонны Дуррути была зачислена во Французский Иностранный легион и продолжала службу в Чаде. Некоторые из бывших бойцов Дуррути служили в 9-й танковой роте 2-й танковой дивизии Свободной Франции. Кстати, первым танком Свободной Франции, вошедшим в освобождаемый Париж, был танк «Гвадалахара» под знаменем Испанской Республики.

Хаджи-Умар Мамсуров, он же «полковник Ксанти», вернулся в Советский Союз. Во время советско-финской войны он был заместителем начальника оперативной группы Разведупра на Финском фронте, а с января 1940 г. командовал Особой лыжной бригадой 9-й армии. В годы Великой Отечественной войны Мамсуров попеременно находился на разведывательной работе и командных должностях в армии. Он командовал Особой оперативной группой Разведупра РККА, был командиром 114-й кавалерийской дивизии, заместителем командира 7-го кавалерийского корпуса, помощником начальника Центрального штаба партизанского движения и начальника разведки штаба, командиром 2-й гвардейской Крымской кавалерийской дивизии. На последней должности Хаджи-Умар Джиорович находился до августа 1946 г., под его командованием дивизия воевала на Западной Украине против бандеровского подполья. Затем Мамсуров командовал 3-й отдельной Евпаторийской стрелковой бригадой, 27-й механизированной дивизией 38-й армии, 27-м стрелковым корпусом и 38-й армией. В ноябре 1956 г. именно он был одним из командиров советских подразделений, подавлявших антикоммунистический мятеж в Венгрии. После этого Хаджи-Умар был назначен заместителем начальника Главного разведывательного управления, дослужился до звания генерал-полковника. Умер в 1968 г.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти