Европа перед пропастью Первой мировой войны

Германия на всех парах шла к войне. Поэтому, попытки Петербурга наладить взаимопонимание с Берлином провалилась. В Потсдаме в 1910 году состоялась встреча Николая II c кайзером Вильгельмом II. Была достигнута договорённость о довольно широком спектре взаимных уступок для нормализации отношений. Россия обещала не участвовать в британских интригах против Германии, брала на себя обязательства о ненападении, отводила ряд военных частей с германо-польской границы. Германия также должна была взять на себя обязательства не принимать участие во враждебных России союзах, не поддерживать экспансию Австро-Венгрии на Балканском полуострове. Стороны договаривались по ряду вопросов, которые касались Османской империи и Персии.

Но в итоге, когда в августе 1911 года в Петербурге товарищ министра иностранных дел России А. А. Нератов и германский посол в России граф Фридрих фон Пурталес подписали соглашение, в нём осталась только договорённость по Османской империи и Персии. Россия обязалась не препятствовать постройке немцами железной дороги Берлин — Багдад, а кроме того взяла на себя обязательство получить от персидского правительства концессию на строительство железной дороги Тегеран - Ханекин на ирано-турецкой границе. Берлин признал наличие «специальных интересов» Российской империи в Северной Персии и обязался не добиваться там концессий.

Второй марокканский кризис (Агадирский кризис)


Весной 1911 года началось восстание в окрестностях тогдашней столицы Марокко — города Феса. Воспользовавшись этой ситуацией, Париж под предлогом восстановления порядка и защиты граждан Франции в мае 1911 года оккупировал Фес. Стало понятно, что Марокко переходит под власть Франции и становится его колонией.

Тогда Вильгельм II отправил в марокканский порт Агадир канонерскую лодку «Пантера». 1 июля 1911 года Берлин заявил о своём намерении создать в этом городе свою военно-морскую базу. Это было нарушением итогов Альхесирасской конференции в Испании (1906 года), грубым вызовов в отношении Франции. Европа была опять поставлена на грань войны. Во Франции, которая теперь чувствовала себя намного увереннее (союз с Россией был укреплён), начался бурный всплеск реваншистских, воинственных настроений. Французская общественность вспомнила об отобранных провинциях – Эльзасе и Лотарингии. Произошёл полный разрыв германо-французских экономических отношений. Французские банки, с разрешения правительства, вывели из Германии свои капиталы.

Но война не началась. Россия воевать не хотела. Петербург сообщил Парижу, что вступит в войну только при нападении Германии на саму Францию, а колониальные дрязги это дело французов. Вена (хотя начальник Генштаба Конрад фон Гетцендорф говорил, что это удобный повод ударить по Сербии), сообщила, что марокканские дела далеки от национальных интересов Австро-Венгрии и из-за них начинать войну не стоит. Отказывалась от поддержки Берлина и Италия (союзник по Тройственному союзу), итальянцы вынашивали планы оккупации Триполитании и не хотели ссориться с французами и британцами. Да и Лондон устами Ллойда Джорджа довольно витиевато выразил свою поддержку Парижу.

Поэтому немцы сбавили тон и пришли с французами к «полюбовному» соглашению - 30 марта 1912 года был заключён Фесский договор. Его подписали марокканский султан Абд аль-Хафид и представители Франции, Германии и Испании. По этому соглашению:

- Султан отказывался от суверенитета Марокко, страна стала протекторатом Франции. Часть страны стала протекторатом Испании - сплошная полоса владений на севере Марокко (Испанское Марокко). Берлин признал законность этого шага.

- Париж отдал Германии в качестве компенсации часть своих владений в Экваториальной Африке – кусок Французского Конго.

Общественность во Франции и Германии была крайне недовольна. Французы считали, что вообще ничего не надо было отдавать, а немцы обвиняли рейхсканцлера Теобальда фон Бетман-Гольвега (возглавлял правительство империи с 1909 по 1917 годы) в том, что он продешевил.

Европа перед пропастью Первой мировой войны

Теобальд фон Бетман-Гольвег

Рост агрессивности Германии

Когда британцы попробовали ещё раз договориться о сокращении гонки вооружений в области морских вооружений (она тяжёлым бременем лежала на экономике страны), кайзер отверг их предложения, причём довольно грубо. Он заявил, что его терпение и терпение германского народа иссякло. А адмиралу Тирпицу написал о том, что в борьбе за существование в Европе, которую будут вести германцы (Германия и Австро-Венгрия) против романцев (Франции) и славян (России и Сербии), британцы поддержат романцев и славян.

А Тирпиц в феврале 1912 года поставил перед Лондоном вопрос ребром: «Наше политическое требование таково, что Британия не должна принимать участие в войне между Францией и Германией, независимо от того, кто начнёт её». Если же Берлин не получит подобной гарантии, Германии придётся вооружаться до тех пор пока не станет настолько же сильной, как Франция и Англия вместе.

Естественно Лондон не мог пойти на такой шаг, после поражения Франции, Британии пришлось бы в итоге уступить мировое лидерство Германской империи. В 1912 году Париж и Лондон подписали Морское соглашение, по нему Британия в случае германо-французской войны, брали на себя задачу обороны Ла-Манша и атлантического побережья. Французские Военно-морские силы получали возможность сосредоточить свои усилия на Средиземном море. Стали проводиться консультации британского и французского Генштабов.

Уинстон Черчилль (с октября 1911 года Первый Лорд Адмиралтейства) в этом же – 1912 году, предсказал, что беспрерывное вооружение «должно в течение двух ближайших лет привести к войне». Но чуть не ошибся – события связанные с Османской империей и Балканами, привели к масштабным конфликтам, которые чуть не привели к общеевропейской войне.

Европа перед пропастью Первой мировой войны


Итало-турецкая война (Триполитанская война шла с 29 сентября 1911 года по 18 октября 1912 года)

Италия не собиралась оставаться в стороне от раздела мира и решила захватить Ливию. Дипломатическую подготовку итальянцы начали ещё в конце 19 столетия, а военную с начала 20 века. Италия заручилась помощью Франции (поддерживая её по вопросу с Марокко) и России. Берлин и Вена были союзниками по Тройственному союзу, поэтому с их стороны также ожидалось благожелательно отношение (их даже не предупредили, чтобы не требовали компенсаций). Считалось, что оккупация Ливии будет лёгкой «военной прогулкой», т. к. Османская империя была в тяжёлом кризисе, а местное население относилось к туркам враждебно.

Итальянцы не мудрствовали лукаво, и повод к войне был весьма откровенен: 28 сентября 1911 года Порте был представлен ультиматум, в котором турков обвинили в том, что они держат Триполи и Киренаику в состоянии нищеты и беспорядков, препятствуют итальянским предпринимателям. Поэтому, итальянцы вынуждены (!), чтобы сохранить своё достоинство и интересы, оккупировать Ливию. Туркам предложили самим помочь в оккупации, да ещё и «предупредить всякое противодействие» итальянской армии (!). Турки были не против сдачи Ливии, но предложили сохранить формальную верховную власть Порты. Итальянцы отказались и начали войну.

Но «военная прогулка» вскоре вылилась в затяжной конфликт, чреватый дипломатическими осложнениями. Итальянский 20 тыс. экспедиционный корпус при поддержке флота почти без сопротивления занял Триполи, Хомс, Тобрук, Дерну, Бенгази и прибрежные оазисы (их захватили в октябре). Но после этого итальянцы завязли, в итоге корпус пришлось увеличить до 100 тыс. армии, которой противостояли 20 тыс. арабов и 8 тыс. турков. Итальянцы потерпели несколько поражений и не могли установить контроль за всей страной, за ними было только побережье. Ливию хотели захватить за месяц, потратив 30 млн. лир, а воевали больше года, и каждый месяц уходило по 80 млн. Финансы страны были в расстройстве.

Только начало Балканской войны, когда против Турции выступили несколько стран Балканского полуострова, вынудила турков пойти на мир. 15 октября 1912 года в Уши (Швейцария) подписали предварительный секретный договор, а в 18 октября в Лозанне - гласный мирный договор. Турецкие силы из Ливии выводились, территория стала «автономной», под властью Италии.

Эта война была особенной из-за того, что в ней впервые применили самолёты в бою – была совершена первая разведывательная миссия, а затем и бомбардировка с воздуха. С этой войны Военно-воздушные силы стали уверенно усиливать свои позиции в ведении боевых действий.

К тому же Триполитанская война расколола Тройственный союз, Берлин и Вена «охладели» к Италии, а итальянцы стали соперничать с Австро-Венгрией на Балканах.

Европа перед пропастью Первой мировой войны

Итальянские крейсера ведут огонь по турецким кораблям у Бейрута.

Балканские противоречия

Сербия, Черногория, Болгария и Греции решили воспользоваться моментом и расширить свои земли за счёт умирающей Османской империи, завершив воссоединение своих народов. К тому же элиты этих стран мечтали – о «Великой Болгарии», «Великой Сербии», «Великой Греции». Они создали Балканский союз, направленный против турков.

Россия пыталась остановить эту войну: глава МИД империи Сазонов передал в Белград, что сербам не стоит рассчитывать в этой войне на помощь русской армии. Но это не остановило Сербию, решили, что и сами справятся. Турецкие силы были довольно быстро разгромлены и уже ноябре Порта обратилась к великим державам с просьбой о посредничестве. Австро-Венгрию не устраивало усиление сербов, поэтому Вена начала перебрасывать войска к границе с Сербией. Итальянцы также вели военные приготовления, претендуя на Албанию.

В этой ситуации Россия приложила все усилия, чтобы сохранить мир в Европе. По её инициативе созвали Лондонскую конференцию. Черногория претендовала на Северную Албанию, а Сербия на порты в Адриатике – это было неприемлемо для Италии и Австро-Венгрии, а за ними стояла Германия. Они дали понять, что такие уступки славянским странам приведут к общеевропейской войне.

Франция выражала готовность воевать, французский президент предложил Николаю II занять более решительную позицию, но царь на это не пошёл. Русский военный атташе во Франции заявил: «Мы не желаем вызвать пожар европейской войны и принимать меры, могущие произвести европейский пожар». В итоге большая война была опять отложена.

На Балканах же прокатилась вторая Балканская война – теперь сцепились победители Турции. Они передрались за «турецкое наследство». Между бывшими союзниками возник спор о принадлежности Македонии, Фракии и Албании. Все государства-учредители Балканского союза были разочарованы итогами войны с Турцией и Лондонским договором. Сербы не получили доступа к Адриатике. Из-за образования нового государства Албания, Черногория не заняла северные земли этой области, Греция не присоединила к себе Фракию. Болгары была недовольны претензиями Сербии на Македонию.

Сербия и Черногория потребовали у Болгарии переделить территории. Болгары отказались, началась Вторая Балканская война. Сербов и черногорцев поддержали греки. Воспользовавшись моментом, к противникам Болгарии присоединились турки и румыны. Румыния ещё в ходе Первой Балканской войны требовала у Болгарии пересмотра границ в Южной Добрудже в свою пользу. Все основные силы Болгарии были заняты на сербско-болгарском и греко-болгарском фронтах, поэтому турецкая и румынская армия не встретили серьёзного сопротивления. Болгарское правительство, поняв всю безвыходность ситуации, было вынуждено подписать перемирие.

10 августа 1913 года был подписан Бухарестский мирный договор. По нему болгары потеряли большую часть земель захваченных в входе Первой Балканской войны и Южную Добруджу.

Российская общественность была шокирована, если первую войну на Балканах приветствовали, как торжество идей панславизма, то вторая война всё разрушила. К тому же все славяне были недовольны позицией России – сербы и черногорцы за то, что Петербург не поддержал их притязания, а болгары за то, что за них не заступились.

Эти войны не решили балканских противоречий, все страны только разожгли свои аппетиты. Турция и Болгария, как самые обиженные, стали искать поддержки у Германии. Немецкий банк, за ряд уступок (преимущественное право на покупку казенных земель, контроль некоторых налогов и пр.), дал Турции кредит, что помогло стабилизировать ситуацию после двух проигранных войн. Берлин стал помогать туркам в реформе армии, направив миссию Лимана фон Сандерса.

Европа стояла над пропастью, нужен был только предлог для массовой бойни…

Европа перед пропастью Первой мировой войны
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. avreli 12 ноября 2011 09:21
    На исторические темы Самсонов пишет великолепно.
    Ясный ум, прекрасная эрудиция.
    Не брался бы за современность и футуристику, был бы гений. smile
    avreli
  2. Леха е-мое 12 ноября 2011 09:25
    СО СТАТЬЕЙ СОГЛАСЕН .ВЛЕЗАЯ В МИРОВУЮ ВОЙНУ РОССИЯ ПОЛУЧИЛА ДЛЯ СЕБЯ ГОЛОД ,РАЗРУХУ И РЕВОЛЮЦИЮ НА ЗАКУСКУ.
    Леха е-мое
    1. Сириус 12 ноября 2011 20:40
      Сама Россия стала закуской для Революции.
      Сириус
  3. Dart Weyder 12 ноября 2011 11:35
    а всему виной имперские амбиции недомерков, и охотников за наживой!
  4. Иван Красов 12 ноября 2011 12:01
    В статье правильно показана миролюбивая по сути политика России перед Первой мировой войной и, если все-таки она была в нее втянута, то значит другого выхода не было. К сожалению автор не показал усилия России по сокращению вооружений в Европе, которые также говорят о нежелании войны.
    Так еще в 1898г. когда стала проявляться колониальная политика США в войне с Испанией, Государь Николай 11 выступил с предложением положить предел росту вооружений, ведущему к войне. Нота была опубликована 16/28 августа и распространена по всему миру, однако она не нашла поддержки.
    Иван Красов
  5. kosmos84 12 ноября 2011 16:03
    ленин_*превратим войну империалистическую-в войну гражданскую!
  6. киргиз 12 ноября 2011 20:55
    Невнятные обоснования первой мировой войны перед населением привели к неприятию населением жертв и расходов на неё, и как следствие погубили власть российской империи
    Невнятные обоснования афганской кампании так же привели к несогласию населения к жертвам и расходам в ней и немало способствовали дискредитации властей ссср
    Николай II плохой правитель, хотя за это он заплатил
    1. Vadivak 12 ноября 2011 22:06
      Народ бы не понял что капиталисты просто делят мир, поэтому как и в Афгане была "братская" помощь, но сербам
      1. киргиз 13 ноября 2011 16:39
        сербы сами долго слишком определялись с кем они, всем мы нужны когда уже задница полная, все хотят с нами делить горести но никто не хочет делить радости)))))))))))) хотя пожалуй казахи и белорусы тут исключение

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня