Сосчитали минусы

Санкционные меры, действующие против России, нанесли огромный ущерб самим «санкционерам». По данным центра стратегических исследований «Bow Group» (Великобритания), финансовые издержки Запада от введения санкций в отношении РФ могут превысить 755 миллиардов долларов. Много это или мало? Очень много: примерно столько денег тратят Соединённые Штаты на годовой военный бюджет, именуемый «оборонным».




Ракеш Кришнан Симха (Rakesh Krishnan Simha) в издании «Russia and India Report» рассказал о том, что санкции куда больше вредят самим запретителям, нежели России.

Экономические санкции в отношении России, как представляется аналитику, «больно бьют» по их инициаторам. Старейший консервативный мозговой трест Великобритании «Bow Group» опубликовал статью, в которой подсчитан убыток Восточной Европы и в целом стран Запада от санкций против России. В докладе сообщается, что финансовые издержки от введения санкций могут превысить 755 млрд. $, что примерно равно годовому «оборонному» бюджету США.

Документ раскладывает по полочкам вероятные убытки по странам.

Великобритания получит минус из 9,6 млрд. долл. на экспорте, потеряет 119.000 рабочих мест и лишится 41 млрд. долл. в виде российского капитала, вложенного в стране.

Экономику США ждут убытки в размере 137 млрд. $ (сфера торговли). В сумму входят 38 млрд. долл. экспорта и до 30 млрд. долл. американских капиталов, «замороженных» русскими.

Почему так происходит? Аналитик предлагает искать ответ в первую очередь в ценах на нефть. Нефтяной сектор он считает «ключевым».

В сентябре 2014 года русский нефтяной гигант «Роснефть» и компания «ExxonMobil» (США) объявили об открытии огромного нового месторождения нефти в Карском море к северо-востоку от Мурманска. Там находится, по оценкам, около девяти миллиардов баррелей нефти. При нынешних ценах — примерно на 43 трлн. долл. (сорок три годовых дохода Австралии).

Боссы «Exxon» едва успели выпить стаканчик-другой, как грянуло нежданное похмелье, иронизирует обозреватель. Запрет правительства США работать совместно с РФ заставил компанию отозвать своё партнерство с «Роснефтью».

Стратегический риск-консультант и публицист Уильям Энгдаль полагает, что потери американской компании ведут к прибылям для русских. Более двух десятилетий российские нефтяные компании мечтали об этом нефтяном «фонтане». Наконец были задействованы ресурсы «Exxon» и «Роснефти», и наконец производство в Арктике начало разворачиваться. Первая — и самая дорогая в истории «ExxonMobil» скважина — обошлась в 600 млн. долларов. И что же? Согласно Энгдалю, для «Роснефти» было очень удачно то, что «ExxonMobil» вынуждена была уйти как раз по окончании наиболее сложной и трудной части проекта.

По словам эксперта, ранее, до украинского кризиса, Россия всегда старалась ограничить участие иностранных акционеров в своих государственных нефтяных и газовых компаниях. Что происходит сейчас? А сейчас, по иронии судьбы, американская стратегия по внедрению зашла в тупик. Стратеги наблюдают результат, противоположный тому, на который они рассчитывали в Евразии. Ситуация в корне поменялась, когда Россия стала углублять энергетические связи с Китаем.

По словам Стивена Кинцера (Stephen Kinzer) из Университета Брауна, Вашингтон сам толкнул русских «в сторону Китая», санкциями поощрив партнёрство. И это партнёрство позднее «может перерасти в реальную угрозу для американского влияния». К тому же партнёрство России и Китая может преобразиться в полноценный военный союз.

Другие меры, направленные против России, тоже вернулись бумерангом, считает Ракеш Кришнан Симха.

Когда США («в сговоре со своим закадычным другом Саудовской Аравией») стали играть на понижение нефтяных цен, они едва ли знали, что сами попадут в яму, которую вырыли. При падении цены на нефть ниже 50 долларов за баррель США подвергли серьёзному испытанию собственный нефтяной сектор.

Низкие цены на нефть привели к сокращениям инвестиций по всей Америке. По данным UPI, 1,5 трлн. долларов инвестиций, предназначенных для разведки новых нефтяных месторождений и разработку проектов, сейчас фактически заморожены. Всего заморожено 40 крупных проектов.

Падение инвестиций оказывает влияние на производство. Эксперты из Организации стран-экспортёров нефти отмечают, что в США налицо реакция производства на снижение инвестиционной активности. Короче говоря, все только и твердят о том, как быстро падает производство в США. Что будет? Ничего удивительного: Америка может попрощаться со своими планами быть экспортёром нефти, пишет обозреватель.

Далее он рассуждает о «финансовом харакири».

Финансы — фундамент западной экономической системы. Два её основных «нервных центра» находятся в Нью-Йорке и Лондоне. Доверие мира к этой системе означает её стабильность. Но вот беда: результаты санкций разрушают уверенность в благополучии западной финансовой системы. Капиталисты перенаправляют финансовые потоки в сторону Шанхая. Это не занимает у них много времени: в отличие от инвестиций в автомобильные заводы или машиностроительные предприятия, финансовые потоки перенаправить легко.

Так кто же в действительности проиграл? Вот неожиданный победитель: китайская система «UnionPay», которая и раньше успешно конкурировала с «Visa» и «MasterCard». Склонность Запада к санкциям, в том числе к давлению через платёжные системы, несомненно, побудила китайцев «удвоить их усилия».

Отказ в доступе на западные рынки капитала подрывает их привлекательность для заёмщиков из других регионов, полагает аналитик. В Индии и Иране, в прошлом пострадавших от западных санкций, скорее всего, в дальнейшем будут очень осторожны с «переменчивым западным капиталом».

Ну, а что же Россия? Российские компании в настоящее время, пишет автор, ищут финансирования в КНР. Китай ведь имеет валютных резервов на сумму 3,3 трлн. долл. Кроме того, частные российские компании могут занять у Нового банка развития БРИКС, а также у Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, учреждённого Пекином.

То, что сейчас делает Россия на нефтяном рынке, могло бы показаться нелогичным. Ведь она выкачивает ещё больше нефти, ещё больше поставляет на глобальные рынки, чем раньше. Но надо понимать, что таким образом Москва защищает свою долю на рынке. Если бы русские отступились, это было бы равносильно суициду: Саудовская Аравия немедленно бы слопала их долю.

Кроме того, россияне ищут и находят альтернативы для различных продуктов (вроде французского сыра и итальянского оливкового масла).

И ещё: падение рубля привело к росту цен на многие импортные товары и одновременно к приобретению россиянами дешёвых местных продуктов. Это полезно для национальной экономики.

Другие страны, с интересом поглядывающие на экономическую войну Запада с Россией, тоже могут заменить у себя западные товары и услуги и укрепить тем самым собственную экономику — прямо по примеру России, избегая утечки богатства за кордон.

Так что же делать пострадавшему Западу? Может, прекратить углублять яму — иначе сам из неё не вылезешь? Однако автор сомневается в способности американцев и вообще западных политиков не только решить проблемы, но даже осознать их.

Ракеш Симха, видимо, прав, добавим от себя. Надо ещё добавить пару слов об упорстве, с которым американцы не только не пересматривают политику санкций, но даже готовятся её ужесточить.

4 октября «Уолл-Стрит Джорнэл» сообщил, что и на Украине, и в Сирии администрация Обамы, «не понимающая целей Путина», допустила целый ряд «дорогостоящих неудач».

Но разве Вашингтон изменит свой подход. Вряд ли, пишет издание.

Да и Конгресс не станет «сидеть сложа руки». Здесь уже прорабатывают введение новых санкций против России. Этими санкциями «американские законодатели смогут послать мощный сигнал Москве». Что за сигнал? Русские должны понять, что они по-прежнему считаются «агрессорами» на Украине, а также являются «соучастниками в геноциде в Сирии». И им придётся заплатить за это «высокую цену».

Конгресс может принять новые санкции, которые будут иметь непосредственное и глубокое влияние на российскую нефтеперерабатывающую промышленность, указывает журнал. Наиболее уязвимыми могут оказаться российские НПЗ, поскольку перерабатывающие мощности их устарели, качество продукции низкое, инфраструктура нуждается в значительных инвестициях. Нефтеперерабатывающая инфраструктура настолько слаба, продолжает издание, что Россия испытывала дефицит бензина в 2011 году, что вылилось в «значительное народное недовольство». Также издание пишет, что Игорь Сечин 15 июля направил Путину письмо, предупреждающее о крупном дефиците нефтепродуктов в 2016-2017 гг. Он возникнет в том случае, если перерабатывающий сектор не получит финансовой помощи. Большинство из примерно 50 крупных российских НПЗ, напоминает издание, созданы ещё в советский период. Кроме того, переработчики требуют стабильных поставок западного оборудования, в том числе американского.

Текущие американские санкции, продолжает «Уолл-Стрит Джорнэл», применяются только к новым российских добывающим проектам, связанным с нефтью и газом. Однако эмбарго США, даже одностороннее, касающееся экспорта насосов для НПЗ, компрессоров, оборудования для контроля и катализаторов, «вызовет повсеместный дефицит нефтепродуктов, окажет огромное давление на гражданскую российскую экономику и способность Москвы проводить военные операции». «Режим Путина понесёт крупный политический ущерб», — считает издание.

Правда, президент Обама может наложить вето на санкции, прописанные Конгрессом. В любом случае, Конгресс «поступит хорошо», если «вынесет политику США по отношению к России на серьёзное обсуждение в год выборов».

Итак, добавим в заключение, план США ясен: от санкций не отказываться. Правда, Обама сейчас не горит желанием ссориться с Россией (напротив, готов договариваться в рамках сирийской проблемы). Видимо, российский «вопрос» станет центральным пунктом внешней политики для следующего президента.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти