Противостояние Ирана и Саудовской Аравии

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии Эр-Рияд и Тегеран в настоящее время являются одним из главных узлов противостояния на Ближнем Востоке. Очередной виток напряжённости произошёл в октябре 2011 года, когда американская администрация заявила о раскрытии спецслужбами США заговора с участием якобы двух оперативников иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Мансура Арбабсияра и Голама Шокури. Они планировали убить саудовского посла Аделя аль-Джубейра и взорвать израильское и саудовское посольства в Вашингтоне. Исламская республика категорически опровергла эти обвинения, заявив о провокации со стороны Соединенных Штатов и Израиля.

Этот скандал дал Западу ещё один аргумент против Ирана. По оценкам администрации США, готовившееся иранскими спецслужбами покушение на жизнь саудовского посла может говорить о том, что власти Исламской республики все больше концентрируются на террористической деятельности против дипломатов из определенного круга стран. Поэтому возможны нападения не только на саудовских дипломатов, но и на американских, израильских. Надо отметить, что Госдепартамент США, как и Эр-Рияд, считает Исламскую Республику Иран «государством-спонсором» терроризма с 1984 года. Вашингтон сделал предположение о заговоре режима мулл против Саудовской Аравии.


Эта тема стала «популярна» у суннитских монархий, так, власти Бахрейна обвинили ИРИ в подготовке серии террористических актов на территории королевства. По информации Reuters, было арестовано 5 членов террористической ячейки, которая готовилась взорвать в Бахрейне здание саудовского посольства и автомобильный мост, соединяющий Саудовскую Аравию и островное королевство Бахрейн. Представитель прокуратуры королевства заявил, что террористы должны были отправиться в Исламскую республику для прохождения обучения в рядах КСИР.

Интересно, что сам «иранский заговор» был раскрыт фактически без участия сил безопасности Бахрейна – всю работу выполнили катарские специальные службы. Спецслужбы Катара не только вычислили террористов, но и задержали четверых из них на своей территории, а затем передали властям Бахрейна. Пятый участник группы был арестован уже в Бахрейне, на основании показаний подозреваемых, которых поймали в Катаре.

Тегеран уже по стандартной схеме решительно опроверг свою причастность к якобы раскрытому заговору террористов. Заместитель министра иностранных дел Исламской республики Амир Абдоллахиян заявил: «Эти обвинения являются повторением в бахрейнской интерпретации вызывающего лишь смех сценария, сфабрикованного США». Чиновник отметил иранофобию Бахрейна и предложил властям страны вернуть доверие своего народа с помощью реформ.

Надо отметить, королевство Бахрейн уже давно является площадкой для выяснения отношений между ИРИ и суннитскими монархиями, которые входят в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Ранее иранские власти обвиняли в провоцировании шиитского большинства королевства на восстание против правящей на острове более двух столетий суннитской династии. А в середине марта для подавления массовых акций протестов в Бахрейн была фактически осуществлена интервенция сил безопасности Саудовской Аравии, которые подавили волнения.

Кроме того, стоит заметить, что в относительно либеральном Бахрейне, который является, по сути, зоной свободного ночного отдыха для соседей из «мракобесной» Саудовской Аравии, расположена военно-морская база американского Пятого флота, которая обеспечивает доминирующее положение флота США в регионе. Поэтому попытки Исламской республики устроить в Бахрейне свержение правящего суннитского меньшинства выглядят вполне разумно. Но, учитывая тот факт, что именно сейчас в регионе крайне напряженная ситуация, Тегерану невыгодно привлекать к себе лишнее внимание, давая новый повод «ястребам» Запада и Израиля для оправдания превентивного удара по атомным объектам ИРИ.

Враги Ирана напротив заинтересованы в дальнейшей «демонизации» Исламской республики, в нагнетании антииранской истерики. Активное участие Катара в этих событиях подтверждает факт усиления роли Дохи в регионе. Фактически англо-саксы заняты тем же, что делали их предшественники перед Первой мировой войной – нужен только новый «суннит-эрцгерцог и шиит Гаврила Принцип». Они ищут повод к началу масштабной войны на ближнем Востоке. Всё уже давно придумано, спецслужбы англо-саксонского проекта даже не изобретают ничего нового.

Взаимоотношения между шиитским Ираном и суннитской Саудовской Аравией взрывоопасны уже в течение довольно длительного времени. Но последние события могут послужить запалом для начала большой войны в регионе. Эксперты отмечают, что политические споры на религиозной основе всегда чреваты большой кровью. К этому надо добавить амбиции руководителей двух держав, и Эр-Рияд, и Тегеран стремятся к региональному и даже более масштабному лидерству. Надо учитывать и тот факт, что обе страны могут стать ядерными державами в ближайшее время – Иран почти самостоятельно, а Саудовская Аравия при помощи Пакистана (и с молчаливого согласия Соединенных Штатов).

Соперничество за лидерство в регионе с особой остротой проявилось после Иранской исламской революции 1979 года. Господство в Персидском заливе фактически означает контроль за добычей углеводородов и доставкой их морским путем – это владение «мировой бензоколонкой». Многие индустриальные державы планеты, в том числе Соединенные Штаты, страны Европейского Союза, Индия, КНР и Япония, имеют большую зависимость от углеводородов из ближневосточного региона. Их экономическое развитие напрямую зависит от ситуации на Ближнем Востоке. Для них важны отношения с поставщиками энергоресурсов.

Арабские монархии ответили тем, что в мае 1981 года основали Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. После этого Эр-Рияд укреплял своё влияние в регионе.

Именно поэтому Тегеран попробовал использовать «арабскую весну» в свою пользу. Иранское руководство объявило революции в Египте и Тунисе неким развитием иранской исламской революции в арабской мире. На словах ИРИ поддержало и повстанцев Йемена, Ливии (тот же Каддафи был соперником Ирана). Вполне логично, что особенное внимание Тегеран обращал на своего соседа - королевство Бахрейн.

Слабость Ирана в том, что у него почти нет сильных союзников, кроме Сирии. Поэтому Эр-Рияд и ССАГПЗ так активно участвуют в борьбе с режимом Башара Асада. Компенсировать довольно ограниченный круг союзников Исламская республика старается активным развитием своих вооруженных сил, атомной и ракетной программ (включая программу развития космических технологий).

Эр-Рияд идёт по пути усиления интеграции Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. К монархическому альянсу активно привлекают Марокко и Иорданию. Причём Марокко зовут в ССАГПЗ. Совет уже приближается к реализации введения единой валюты — халиджи, со штаб-квартирой центробанка ССАГПЗ в Эр-Рияде, а это станет еще одним ударом по Ирану. Одновременно арабские монархии усиленно вооружаются. Для того чтобы предотвратить в стране революционные волнения, Эр-Рияд в феврале и марте 2011 года принял несколько шагов, согласно которым в течение ближайших нескольких лет на решение социальных проблем будет отпущена огромная сумма в 130 млрд долларов. Правящий клан фактически погасит недовольство деньгами.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти