Штурмуя будущее



После Второй Мировой войны вопрос непосредственной авиационной поддержки войск решался, в целом, по инерции. В Советском Союзе для штурмовки предполагалось использовать специализированные самолеты Ил-10, а на Западе «работать» с наземными целями должны были истребители-бомбардировщики. Опыт ведения войны показывал, что оба этих подхода, как минимум, стоят внимания.


Но послевоенная авиация следовала олимпийскому принципу – она старалась быть быстрее, выше и сильнее. В целом это было полезным, но в некоторых случаях та же скорость только мешала. Например, во время Корейской войны небольшой и «медленный» Ил-10 был достаточно трудной мишенью для американских F-86. В то же время для «китайских» МиГов американские B-29 по ряду причин (размер, слабая защита «Крепости» и хорошее вооружение МиГ-15) были не самой сложной целью. Что же касается истребителей-бомбардировщиков, то в последующих конфликтах летчики часто жаловались на трудность прицеливания: большая скорость самолета иногда мешала нормально выходить на цель и «работать» по ней.

Однако изменение взглядов на будущие войны привело к тому, что к середине 50-х годов в Штатах о специализированном штурмовике и думать перестали (хотя, надо признать, и до того не сильно думали), а в СССР, в свою очередь, отказались от штурмовой авиации. Одна из причин таких решений крылась в том, что слишком большое значение военные придавали тактическим и стратегическим ракетам. В 50-х считалось, что в будущей войне наземные соединения не потребуют такой поддержки с воздуха, с которой не сможет справиться истребитель-бомбардировщик. В то же время в Америке было создано несколько своеобразных штурмовиков, пусть и небронированных, – брался истребитель-бомбардировщик и переделывался для работы по наземным целям, а способности к воздушному бою оставлялись так, «для приличия» и на всякий случай.

Только практика вскоре показала, что подобные штурмовики-переделки не совсем соответствуют условиям поля боя. Во Вьетнаме выяснилось, что бывший истребитель может быть сбит не только зенитными ракетами, но и «устаревшей» артиллерией. По крайней мере, умелые зенитчики могли изрядно повредить самолет. Надо было что-то предпринимать, и инженеры из Cessna Aircraft переделали свой учебный самолет T-37 Twetty Bird в штурмовик A-37 Dragonfly.



Исходный T-37 получил усиленный силовой набор, защиту экипажа из многослойных пакетов нейлона, а также встроенный 7.62 -мм пулемет GAU-2B/A и восемь узлов подвески под крылом. Следующая модификация «Стрекозы» - A-37B - имела больший запас топлива во внутренних баках и возможность использования подвесных. Также опять усилили конструкцию, и штурмовик смог переносить шестикратные перегрузки, что позволило выполнять более «вычурные» и эффективные противозенитные маневры. Dragonfly оказался гораздо эффективнее других самолетов, использовавшихся для атаки наземных целей: в нескольких тысячах боевых вылетов было потеряно всего 22 самолета.



Еще во время Вьетнамской войны и в Штатах, и в Советском Союзе военные поняли, что специализированный штурмовик, с соответствующим оборудованием и целым рядом мер по повышению живучести, не то что должен – обязан быть в войсках. За океаном этим самолетом стал Fairchild-Republic A-10 Thunderbolt II, у нас – Су-25. У обоих самолетов были как общие черты: бронирование жизненно важных узлов и кабины, защищенные топливные баки и почти полное отсутствие противовоздушного вооружения, так и отличия. В связи с мощью советских бронетанковых войск, A-10 проектировался в основном для уничтожения танков. Су-25, в свою очередь, делался как более универсальный самолет. Также разной была и судьба штурмовиков. Советский почти сразу после своего создания отправился на боевую работу в Афганистан, где и показал, на что способен. Американцу A-10 повезло гораздо меньше: несколько лет военные спорили, нужен ли этот самолет и, если да, кому именно, ВВС или армии? Звучали даже призывы снять «Тандерболт» с вооружения и отправить на разделку. Но тут очень «кстати» оказалась Война в заливе. Там-то A-10 и продемонстрировал все свои умения и убедил всех в правильности и актуальности концепции специализированного штурмовика.

Но в Заливе не все было радужно и весело: очень часто летчикам-штурмовикам приходилось на время забывать про основное оружие A-10 – 30-мм семиствольную автоматическую пушку GAU-8/A. Проблема крылась в том, что бронирования самолета не хватало для стопроцентной защиты всех важных узлов и летчика, а сознательно лезть под вражеский огонь и возвращаться с дырами в плоскостях и не только не хотелось никому. Поэтому американцы для поражения иракской бронетехники и объектов стали использовать управляемые ракеты, в основном AGM-65 Maverick. Дальности полета ракеты в 20 с лишним километров с лихвой хватало для атаки целей без необходимости входить в зону поражения зениток, в первую очередь «Шилок». Стоит отметить, что в командовании USAF почти с самого начала операций на Ближнем Востоке появилось мнение, что для штурмовика набольшую опасность представляют не ЗРК, не вражеские истребители, но малокалиберные автоматические зенитные пушки. И в этом мнении есть довольно большая доля истины: эффективная дальность пушки GAU-8/A и «Шилки» приблизительно одинаковы, с той разницей, что у самоходки есть возможность полностью автоматической работы, а летчику, кроме стрельбы, надо еще и «рулить» самолетом. Но и о зенитных ракетах, в том числе и переносных, забывать не стоит. Так что, чем больше дальность пуска, тем лучше.

Тем не менее и управляемые ракеты не решали всех проблем. Если инфракрасные головки самонаведения «Мэвериков» справлялись с задачей более-менее пристойно, то телевизионные и лазерные системы наведения ракет в сочетании с авионикой самолета не давали нужного результата. Такие ГСН сильно зависят от погоды и времени суток: ночью или в песчаную бурю штурмовику работать гораздо труднее, если он вообще способен воевать в таких условиях. Вскоре после окончания ближневосточных событий в Пентагоне надумали обновить БРЭО A-10A. Программу LASTE выполнили довольно быстро, но это сказалось на перспективности. Доработанные «Тандерболты», согласно выводам военных и инженеров, должны были устареть уже к середине 2000-х годов.
Поэтому, пока еще шли работы над программой LASTE, был начат поиск способа сохранить A-10 в строю еще лет на 20-25, причем способ этот должен был быть недорогим и эффективным. Окончательно с требованиями определились в 1997-м, тогда же и запустили проект PEM. Суть проекта состояла в том, чтобы заменить аппаратуру на уже построенных самолетах (строить новые никто не собирался), дабы она позволяла производить все «работы», свойственные современной войне, а также, чтобы самолет, получивший индекс A-10C, мог более эффективно использовать широкий спектр управляемого вооружения. Помимо повышения боевой эффективности американцы собирались прилично сэкономить: всего было изготовлено 715 экземпляров A-10A стоимостью в 6,3 млн долларов каждый (цена на конец 70-х с учетом не только производства, но и НИОКР, обучения персонала и т.д.). Итого – почти 4,5 миллиарда. На осуществление программы PEM планировалось затратить менее полумиллиарда. Пожалуй, тут комментировать нечего, даже если учитывать количество эксплуатируемых сейчас самолетов (менее 250 штук).

По проекту PEM «Тандерболт» получает обновленную кабину: два цветных многофункциональных дисплея и цифровую систему управления вооружением. Для облегчения работы летчика были обновлены и органы управления: теперь РУС и РУД’ы сделаны по концепции HOTAS и позволяют управлять подавляющим большинством оборудования, не снимая рук с ручек. Что интересно, ручки новые для A-10: ручка управления самолетом была «украдена» с истребителя F-16 поздних модификаций (C и D), а ручки управления двигателем были заимствованы с F-15E. Еще одно нововведение проекта PEM – цифровая шина обмена данными MUX стандарта 1760. Именно она и позволяет A-10C эффективно использовать управляемое вооружение. Кроме того, MUX обеспечивает взаимодействие БРЭО с подвешиваемыми контейнерами радиоразведки и целеуказания, например Sniper XR или Litening II. Также на «Тандерболт» в версии «C» устанавливаются системы радиоэлектронной борьбы AN/ALQ-131 и AN/ALR-69.

По результатам всех доработок A-10C стал действительно универсальным штурмовиком: если позволяет обстановка, он может «работать» по целям при помощи встроенной пушки и неуправляемых ракет, если нет – может с безопасного расстояния обнаруживать и атаковать врага управляемым вооружением, при этом точность ни капли не страдает. Переоборудование «Тандерболтов» до модификации «C» было начато в 2006 году, а последняя из двух с лишним сотен доработанных машин должна отправиться обратно на службу к следующему году. Таким образом, до конца 20-х годов нынешнего века потребность американских ВВС в штурмовике закрыта, а к тому времени США должны будут озаботиться новой машиной.

Главным оружием отечественного Су-25 изначально были неуправляемые бомбы и ракеты. В первую очередь, из-за расположения лазерного дальномера-целеуказателя «Клен-ПС» самолет не может использовать управляемые бомбы. С умными ракетами ситуация получалась ненамного лучше: Х-25 или Х-29 имеют сравнительно небольшую дальность пуска, что в сочетании с необходимостью подсвечивать лазером цель вынуждает летчика если не входить в зону поражения зенитных средств противника, то приближаться к ней слишком близко.




Учитывая свой и зарубежный опыт, российские военные к концу 90-х годов сформулировали требования к обновлению старого доброго самолета Су-25. Как и американцы, российские ВВС решили пока не тратить время, силы и деньги на совершенно новую машину, а обновить уже имеющиеся.
Новая версия «Грача» - Су-25СМ - получила ряд нововведений в кабине. Это многофункциональный дисплей с возможностью вывода как пилотажной, так и навигационной информации, а также полноценный индикатор на лобовом стекле взамен устаревшего коллиматорного прицела АСП-17. Соответственно, претерпела изменения и сама приборная доска. Главное нововведение в плане авионики – встроенная радиолокационная станция. На исходном «Граче» ее посчитали излишней, но в последующих модификациях (Су-25ТМ, он же Су-39) пришлось добавлять РЛС, расположенную в контейнере на внешней подвеске. На этот раз новая модификация Су-25 будет нести РЛС РЛПК-25СМ, созданную на основе станции «Копье-25». В то же время в техзадании на Су-25СМ требовалось сохранить возможность использования внешних контейнеров с аппаратурой, в том числе и с РЛС. На Су-25СМ ставится и новый прицельно-навигационный комплекс ПрНК25СМ «Барс», в составе которого имеются системы сбора, обработки и вывода информации, ближней и спутниковой навигации (GPS и ГЛОНАСС), управления оружием и т.д. Авторы модернизации утверждают, что новая аппаратура позволяет не только полноценно использовать все имеющиеся типы управляемого оружия, но и повысить эффективность применения неуправляемого. Также расширили номенклатуру вооружения «воздух-воздух». Теперь «Грач» может для самообороны нести и применять ракеты средней дальности (РВВ-АЕ или Р-73), совместимость с ракетой малой дальности Р-60, само собой, тоже никуда не делась.

Переделка простых Су-25 в Су-25СМ была начата еще в 2007 году на 121-м авиаремонтном заводе в подмосковном Старом городке. Тогда было обновлено около четырех десятков самолетов, всего же в наших ВВС насчитывается две сотни строевых «Грачей», и еще около 100 бортов законсервированы. Пока что модернизировать будут только эскплуатируемые машины, на что, по разным оценкам, придется выложить около 20 млрд рублей. В то же время это будет примерно в 3,7-4 раза дешевле строительства новых машин с нуля. Помимо изменения состава БРЭО на 121-м заводе будет проводиться ремонт самолетов. Это должно увеличить ресурс «Грачей» еще на 15-20 лет и позволить им летать до конца 20-х годов.

Штурмуя будущее


Как видим, американский и российский взгляды на будущее штурмовой авиации схожи. Войскам по-прежнему нужен самолет, способный «висеть» над линией фронта и посыпать головы противника различной полезной нагрузкой. В то же время, исходя из хода конфликтов последних 20-30 лет, военные хотят, чтобы штурмовик мог работать и по небольшим целям с соответствующей точностью. В то же время не забыто и противодействие вражеским зенитчикам. Только на этот раз это делается не «классическим» методом – защищенные баки, бронирование кабины и т.д., а возможностью производить атаки, не входя в зону обстрела. И обе страны решают последний вопрос похожими способами: у осовремененных штурмовиков остаются те же планеры и те же силовые установки, но кардинально изменяется состав бортового оборудования. Насколько правилен избранный Россией и США подход? Узнать это можно будет только в ходе военных конфликтов.
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти