В пустыне и в джунглях: англо-американские танки в боях и… в дебатах (часть первая).

Как известно, в годы Второй мировой войны промышленность США выпустила больше танков, чем любая другая воевавшая страна. Эти танки воевали как в армии самих США, так и в армиях их союзников, включая СССР. Безусловно, это был успех американской промышленности. Но… сами американские специалисты в этой области уже в то время указывали на серьезные недостатки в строительстве американских вооруженных сил. И зачастую даже непонятно, чем это было вызвано. Казалась бы, многие из них совершенно очевидны, и даже довольно легко устранимы.


Танк М3 "Грант" на Абердинском полигоне в США


Заметим, что разгром немцев на Курской дуге по-настоящему сильно повлиял на умонастроения наших англо-американских союзников, вначале упивавшихся собственным крупным успехом в Северной Африке. «Примечательно, что скорее летние победы Красной Армии, чем англо-американские успехи в Тунисе и на Сицилии, обусловили необходимость быстрого пересмотра планов союзников спустя всего десять недель после Вашингтонской конференции» - писал в августе 1943 года корреспондент агентства «Рейтер», и это заявление никак нельзя отнести к числу свойственных журналистам преувеличений. Опасаясь, что «Советы их опередят», англо-американцы форсировали подготовку к десантной операции в Северной Франции и одновременно усилили свой натиск на Итальянском фронте, куда после их высадки в Сицилии немецкие войска начали перебрасываться уже в середине лета 1943 года.


День «Д», высадка в Нормандии.

Подготовка к десанту через Ла-Манш проводилась очень серьезная, но когда 6 июня 1944 года войска Англии, США и Канады наконец-то начали операцию «Оверлорд», вновь оказалось, что танки союзников по-прежнему качественно уступают панцерваффе!


Английский танк «Матильда-IICS» с облегченным 76,2-мм орудием. Танк «огневой поддержки».

В ходе сражений в песках Северной Африки даже такой толстобронный танк, как «Матильда», оказался плохо защищен от немецких 88-мм снарядов. И он же был малопригодным для проведения маневренных наступательных операций. Ну, а 57-мм орудия танков англичан по-прежнему уступали новым германским 75-мм орудиям, не говоря уже о пушке танка «Тигр». Вот почему к десанту через Ла-Манш английские танкостроители постарались подготовить побольше таких машин, как «Кромвель» и «Шерман Файерфлай» («Светлячок») с длинноствольным 17-фунтовым 76-мм орудием, обозначавшимся у англичан как 77-мм орудие. Его бронебойный снаряд имел начальную скорость порядка 900 м/с, почти как у «Пантеры», но все дело в том, что поступать в войска эти танки начали не в июне, и не в июле, а только в августе 1944 года, когда потери союзников в танках уже превысили все мыслимые размеры.


Английский танк «Кромвель».

На всех прочих машинах, включая и большинство знаменитых танков «Шерман», устанавливалось 75-мм танковое орудие Вестерфлейтского арсенала, спроектированное на базе французской полевой пушки 1897 года выпуска. К тому же впоследствии его еще и обрезали, чтобы его ствол не выступал за габарит передней части корпуса первых американских по-настоящему средних танков МЗ «Ли/Грант». Дело в том, что во Вторую мировую войну американцы вступили, имея всего лишь около 300 танков, и свою танковую мощь им приходилось наращивать в большой спешке. В итоге главные усилия были затрачены на отработку ходовой части и моторно-трансмиссионного блока в расчете на то, чтобы производить танки в максимально больших количествах. Но о сбалансированности вооружения американские военные специалисты как-то забыли, хотя они и поставили на это орудие систему стабилизации ствола в вертикальной плоскости. Впрочем, здесь лучше всего будет «предоставить слово» такому британскому историку, как Макс Хастингс, детально рассмотревшего недостатки англо-американских машин 1944 года в своей книге «Операция «Оверлорд»*, в которой у него можно прочитать буквально следующее:

«Как могла американская и английская промышленность выпускать множество великолепных самолетов, поразительно разнообразное радарное оборудование, радиовзрыватели, трехосный грузовик-амфибию, джип и, тем не менее, посылать свои армии сражаться против вермахта, снабдив их танками, сильно уступающими танкам противника по бронезащищенности и убойной силе орудий? Один английский офицер-танкист, только что прибывший во Францию, в июне 1944 года записал разговор со своим полковым адъютантом о танковых делах на фронте.
— Что у немцев самое важное?
— «Пантеры». «Пантера» может проткнуть «Черчилля» как масло, за целую милю.
— А как «Черчилль» настигает «Пантеру»?
— Подкрадывается к «Пантере». Когда произойдет непосредственное соприкосновение, наводчик пытается произвести выстрел в бронемаску амбразуры вражеского танка ниже орудия. Если ему это удастся, то снаряд пройдет сквозь тонкую броню над головой водителя. — Кому-нибудь это удалось?
— Да. Дэвису из эскадрона С. Он теперь в тылу в штабе, пытается восстановить свои нервы.

— А как «Черчилль» настигает «Тигра»?
— Как считают, нужно подойти на расстояние двухсот ярдов и выстрелить через перископ.
— Кому-нибудь это удалось?
— Нет».

Понятно, что тут без самой едкой сатиры не обошлось, но реальная ситуация не слишком отличается от этой истории. И все это следствие недальновидной позиции руководства союзников. Так полковник Джордж Маклеод Росс, участвовавший в разработке американских танков, после войны писал, что военное министерство совершило ошибку, разрабатывая боевые машины отдельно от танковых орудий. Росс, в числе других экспертов, доказывал, что сначала требуется создать танковую пушку, а затем уже под нее делать танк, а не приспосабливать к нему то, что есть! Он обращал внимание, что англичане во время войны поставили на поток ряд моделей танков, не учитывая при этом, с какими вражескими машинами им придется вступить в бой и броню какой толщины придется им пробивать. Танки разрабатывали в Чобхэме, а пушки – в Вулвиче. В итоге англичане сделали прекрасное орудие со снарядом в 17 фунтов в июне 1941 года, а поставили его на танк «Шерман» лишь в августе 1944 года, причем и в количестве слишком малом, чтобы оказать серьезное влияние на ход операции «Оверлорд». Росс, работавший в Управлении артиллерийско-технического снабжения армии США в Детройте офицером связи, сокрушался о том, сколько материальных ресурсов было потрачено англичанами на производство 25 000 танков без достаточного результата. Монтгомери из Северной Африки вроде бы прислал телеграмму, в которой говорилось: «Все, что нам нужно, это 75-мм пушка». И в последующие годы войны танки «Черчилль» и «Кромвель», получили 6-фунтовые и 75-мм пушки, вместо того, чтобы… получить их А – с самого начала и Б – получить в итоге 17-фунтовое длинноствольное орудие!



Американцам и по сей день греет душу, что именно они, начав практически с нуля, добились того, что главную роль в производстве танков в годы войны сыграли именно они. Но Рассел Вейгли, самый известный американский специалист по проблемам армии США в годы войны, указал на главную их проблему: танк «Шерман» не имел хорошего артиллерийского вооружения. В отличие от немцев, выпустивших 24 630 танков, и англичан, которые произвели 24 843 танка в конце 1944 года, американцы «наклепали» танков в ошеломляющем количестве – 88 410 штук, 25 600 из которых поставили англичанам.

В пустыне и в джунглях: англо-американские танки в боях и… в дебатах (часть первая).

Производство танков в США в годы Второй мировой войны.

В большинстве своем это были «Шерманы», впервые появившиеся в 1942 году и ставшие основной ударной силой союзников в боях 1944 – 1945 гг. Так, из общего количества танков в Нормандии целых две трети были «Шерманы». И лишь одна треть – английские танки: «Кромвели» (7-я бронетанковая дивизия) и «Черчилли» (79-я дивизия и несколько отдельных бронетанковых бригад). «Шерман» был надежной машиной, очень удобной для технического обслуживания, а ее гусеницы в пять раз были долговечнее гусениц германских танков. Вес танка в 33 тонны по сравнению с 43 тоннами «Пантеры» и 56 тоннами «Тигра» делал танк маневреннее. Скорость «Шермана» на пересеченной местности также была выше, чем у немцев. К тому же «Шерман» имел два других важных преимущества над германскими «оппонентами»: у него была больше, чем у них, скорость поворота башни и также выше скорострельность.


М4А1 «Шерман» с дополнительной бронезащитой из мешков с песком.

Но были у «Шермана» и два очень больших недостатка: во-первых, он легко загорался, за что солдаты звали его «спиртовкой для разогрева пищи». Это был конструктивный недостаток и с ним боролись, приваривая на броню дополнительные листы и загружая в танк… меньше боеприпасов. Вторым недостатком, еще более важным, являлись невысокие тактико-технические характеристики его вооружения. Например, снаряд 75-мм орудия «Шермана» обладал начальной скоростью 2050 футов в секунду против 2900 футов в секунду у английской 17-фунтового пушки и 3340 футов в секунду у германского 88-мм танкового орудия. На расстоянии в 200 ярдов бронепробиваемость английского орудия была почти в три раза больше аналогичных возможностей 75-мм американской пушки. «Тигр» же мог поражать танки «Шерман» на расстоянии в 4000 ярдов, но на этом расстоянии американский танк вообще не мог пробить лобовую броню «Тигра». Но и когда «Шерман» получил собственное 76-мм орудие, он должен был сближаться с «Тигром» на 300 ярдов, чтобы иметь хоть какие-то шансы его подбить. «Немецкие танки T-V и T-VI не только выдерживают большее число попаданий в них, – мрачно отмечал один из оперативно-исследовательских докладов штаба верховного главнокомандующего союзными экспедиционными силами в 1944 году, – но и значительно реже загораются при попаданиях».



Далее там же отмечалось, что даже такой танк, как T-IV, что, кстати, составлял почти половину танкового парка немецкой танковой дивизии, имел 75-мм пушку, с начальной скоростью снаряда на 20 процентов выше, чем у аналогичной пушки «Шермана». Первая могла пробить броню в 92 мм на дистанции до 500 ярдов, а пушка «Шермана» – только 68 мм на этом же расстоянии. Причем военное министерство США не могло даже отговориться неосведомленностью относительно успехов противника в артиллерии. Ведь еще в мае 1942 года майор Джаррет из управления артиллерийско-технического снабжения армии доставил в США трофейное 88-мм орудие вместе со своим рапортом, в котором он настаивал на том, чтобы ее скопировать и принять к производству.


Импровизированная САУ «Дикон» на базе грузовика «Матадор».

Понятно, что американские конструкторы тогда возлагали свои надежды не на «Шерман», а на его замену, другой, новый танк, названный Т-20. Три года работы, семь испытаний, но в итоге только 120 машин оказались на фронте к концу войны. Фирма «Дженерал электрик» работала над моделью Т-23. И что об этот написал полковник Росс? «Не может быть никакого оправдания крайнему невежеству в танковой тактике в целом и в танковых операциях в Европе в частности, которое побудило предпринять нерешительную попытку создать достойного преемника «Шерману», в то время как простой ответ заключался в создании лучшего орудия, что было во много раз проще создания нового танка».


САУ «Бишоп» на базе шасси танка «Валентайн».

Если это был шовинизм – «не будем копировать немецкую 88-мм пушку или английское орудие с 17-фунтовым снарядом», то в условиях тотальной войны такая позиция представляется очень глупой. Тем более, что война уже доказала ошибочность концепции генерала Лесли Макнейра, главного теоретика американской армии в те годы. По его мнению, танковые дивизии следовало использовать для развития успеха и преследования разгромленного противника и что танкам сражаться с другими танками придется редко. Он пал жертвой заблуждения, которое легло в основу концепции линейного крейсера более раннего времени. Как известно его скорость практически теряла смысл, если у корабля отсутствовала надежная броневая защита.


Производство танков в Великобритании в годы Второй мировой войны.

В высшем руководстве армии США были уверены в том, что союзные армии обладают таким огромным количественным превосходством над противником в танках, что можно смириться с некоторыми техническими несовершенствами. Но когда командир танка «Шерман» встречался с вражескими танками, и американские танковые пушки их броню не пробивали, численность, как фактор доминирования на поле боя, становилась не очень существенной. Танковым экипажам приходилось действовать с большой осторожностью. Ведь они-то хорошо знали, что, если их танк получит попадание снаряда, то он почти наверняка вспыхнет как свечка. А еще они знали печальную статистику, что в загоревшемся танке лишь 50 процентов экипажа остается в живых. Как написал об этом генерал Брэдли, «эта готовность расходовать «Шерманы» доставляла небольшое утешение экипажам, которые были вынуждены вместе с машинами расходовать самих себя».

Рис. А.Шепса

*Макс Хастингс. Операция «Оверлорд». Как был открыт второй фронт. – М.: «Прогресс», 1989
Автор:
Олег Скворцовский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

67 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти