Иран в сирийском конфликте. Противостояние с Саудовской Аравией и интересы шиитов

В середине октября 2015 г. Иран активизировал и без того серьезную помощь правительству Башара Асада в Сирии, в том числе перейдя к увеличению численности воинских контингентов, находящихся на территории страны. Информационное агентство Reuters сообщило о переброске в Сирию тысяч иранских военнослужащих. Наиболее подготовленные и хорошо вооруженные подразделения иранской армии, по данным информагентства, будут оказывать поддержку сирийским правительственным войскам в борьбе с «Исламским государством» (данная организация запрещена в Российской Федерации как террористическая) и другими религиозно-экстремистскими группировками.

Иран в сирийском конфликте. Противостояние с Саудовской Аравией и интересы шиитов



Иранское присутствие в Сирии: советники или полноценные отряды?

14 октября 2015 г. министр информации Сирии Омран аз-Зоуби, давший интервью телеканалу аль-Маядин, опроверг многочисленные сообщения о вводе на территорию Сирии иранских войск. По словам чиновника, в Сирии присутствуют лишь иранские военные советники, никаких иностранных сухопутных войск в стране нет — ни иранских, ни российских. Таким образом, представитель сирийского руководства в очередной раз подтвердил официальную линию правительства Башара Асада — Дамаск пользуется военно-технической, информационной, консультационной поддержкой ряда союзных государств, но непосредственные сухопутные военные операции против экстремистских группировок осуществляют сирийские регулярные войска и отряды народного ополчения. Отметим, что с 30 сентября 2015 г. в антитеррористической операции в Сирии участвуют, по официальной просьбе легитимного президента Сирии Башара Асада, и российские вооруженные силы, точнее — Воздушно-космические силы Российской Федерации, которые за две недели нанесли не менее 450 авиаударов по позициям боевиков «Исламского государства», уничтожив 300 вооруженных людей, тренировочные лагеря и командные пункты, объекты инфраструктуры снабжения и тыла. Также 26 ракет по позициям «Исламского государства» были выпущены с кораблей Каспийской флотилии.

Но авиационная поддержка и ракетные удары с кораблей, наносящие серьезный ущерб «Исламскому государству» и другим радикальным группировкам, хороши в том случае, когда за ними неизбежно следуют и сухопутные операции по уничтожению террористов. Между тем, сирийская армия, которая уже несколько лет сражается с радикальными группировками «оппозиции», несет большие человеческие потери, нуждается в пополнении вооружения, а также в военных специалистах, которые бы могли обслуживать современное высокотехнологичное оружие (у сирийской армии таких специалистов мало — подавляющее большинство сирийских военнослужащих проходили подготовку на устаревшей военной технике советского производства). Для сирийской армии присутствие иностранных войск, осуществляющих действенную помощь в борьбе с противником, было бы неплохой поддержкой, но пока руководство страны придерживается позиции, что справиться с террористической угрозой сирийский народ может, используя, прежде всего, своих собственных солдат. Хотя, конечно, не остаются в стороне от событий и иностранные военные специалисты. Западные средства массовой информации активно распространяют сведения об участии в боях на стороне Асада отрядов ливанской шиитской организации «Хезболла» (шииты являются историческими оппонентами суннитов, а в современной ситуации на Ближнем Востоке противостояние представителей двух направлений в исламе опять обострилось), а также — иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Опять же Reuters сообщило о гибели 8 октября в боях на северо-западе Сирии, в районе города Алеппо, иранского генерала Хоссейна Хамедани. Генерал Хоссейн Хамедани был одним из главных военных советников правительственных войск Сирии. Этот опытный иранский военнослужащий, ветеран вооруженных сил Ирана, принимал участие в ирано-иракской войне в 1980-1988 гг., осуществляя командование боевыми операциями иранских войск. Хамедани служил в Корпусе стражей исламской революции, а в Сирию прибыл для оказания помощи правительственным войскам, сражающимся на стороне Башара Асада, в качестве советника. Спустя всего лишь четыре дня, 12 октября 2015 г., в Сирии погибли в боях два других высокопоставленных офицера Корпуса стражей исламской революции — генерал-майор Фаршад Хасунизаде и бригадный генерал Хамид Мохтарбанд.

Соперничество с Саудовской Аравией

Интересы Ирана в Сирии вполне объяснимы. Со времен Исламской революции и установления Исламской республики, Иран оставался одним из ключевых соперников Саудовской Аравии за влияние на Ближнем Востоке. Прежде в регионе действовал и третий центр силы — арабские светские националистические режимы социалистической ориентации — Ирак и Сирия, поддерживавшиеся Советским Союзом. Однако затем режим Саддама Хусейна в Ираке был свергнут с помощью американского вторжения, а сам Ирак фактически прекратил существование как единое государство и был ввергнут в пучину гражданской войны. Подобный сценарий США и союзники попытались реализовать и в Сирии, однако здесь ситуация оказалась несколько сложнее. Башар Асад все же как политик и как человек несомненно более привлекателен, чем Саддам Хусейн. Его сложно обвинить в тоталитарных замашках, расправах над мирным населением, поэтому он до сих пор пользуется поддержкой и сочувствием не только своих единоверцев — алавитов и политических союзников России, Ирана и ливанской «Хезболлы», но и влиятельных политических сил в Западной Европе. Вдобавок ко всему у Сирии оказалась более сильная и боеспособная армия, которая уже несколько лет не позволяет боевикам радикальных организаций подчинить своему контролю всю территорию страны. Ну и США и союзники пока воздерживаются от прямого вооруженного вторжения на территорию Сирии, предпочитая действовать руками т.н. «сирийской оппозиции». Сейчас Сирия остается последним антисаудовским и антиамериканским бастионом в арабском мире. После прошедшей в 2011 г. череды восстаний, большинство политических режимов, установленных еще в 1970-1980-е (а то и в 1960-е гг.) гг., были свергнуты. Политическая ситуация в Египте, Тунисе, Йемене была дестабилизирована, в Ливии началась кровопролитная гражданская война, а страна фактически оказалась разделенной на сферы влияния отдельных политических, религиозных и племенных группировок. Если падет режим Асада в Сирии, позициям того же Ирана будет нанесен непоправимый урон. Именно эта нерадостная перспектива не оставляет у Ирана иных вариантов поведения, кроме как выступления в поддержку Башара Асада.

Иран выступает на Ближнем Востоке основным идеологическим, военно-политическим и экономическим противником Саудовской Аравии. Во-первых, Иран — это признанный лидер шиитского мира, обладающий также и авторитетом в качестве заступника шиитов и шиитских интересов в тех странах, где шииты находятся в меньшинстве. Сложность ситуации на Ближнем Востоке вызвана, в том числе, и смешанным составом населения — в целом ряде стран региона проживают не только мусульмане-сунниты, но и большие шиитские общины, тесно связанные с Ираном. Шииты составляют большинство населения в Ираке, а в той же Сирии шииты, хотя и находятся в меньшинстве, но контролируют все рычаги власти в стране (еще в 1973 г. алавиты, к которым принадлежит семья Асадов, были признаны имамом Мусой Садром в качестве шиитов, а чуть позже принадлежность алавитов к шиизму признал и Иран). Кроме того, шииты составляют значительную часть населения в Ливане, где действует их крупное вооруженное формирование «Хезболла», поддерживаемое Ираном. В Бахрейне, Кувейте, Йемене, Турции и даже в Саудовской Аравии также проживают многочисленные шиитские общины, находящиеся под идеологическим и политическим влиянием Ирана. Опираясь на поддержку шиитских общин, Иран получает прекрасную возможность влияния на политику и экономику арабских стран Ближнего Востока и даже Турции. Естественно, что для суннитских стран шиитские меньшинства на их территории представляют собой большую опасность, поскольку являются проводниками иранских политических и экономических интересов. В Саудовской Аравии шииты компактно проживают как раз в «нефтеносных» провинциях, что создает для саудовских властей дополнительные угрозы экономическому благополучию страны в случае организации волнений на религиозной почве.

— фото: http://www.vestifinance.ru/

Кстати, шииты Саудовской Аравии не столь и малочисленны — они составляют не менее 15% населения королевства. В крупных центрах Восточной провинции КСА — Даммаме, Аль-Захране, Аль-Хуфуфе, Аль-Катыфе шииты составляют половину населения, около 30 тыс. шиитов проживает в столице страны Эр-Рияде. Следует отметить, что кроме арабов-шиитов — коренного населения Саудовской Аравии, в стране проживают выходцы из Ирана, Йемена, Индии и Пакистана, также исповедующие шиизм в его имамитской и исмаилитской интерпретациях. Естественно, что шииты находятся в оппозиции по отношению к умеренному крылу салафитов, которое правит Саудовской Аравией. Представители иных течений в исламе не имеют никакого влияния на принятие политических решений в Саудовской Аравии и, фактически, находятся на положении политических маргиналов, изолированных от реального участия в системе государственного управления. Поскольку место в социальной иерархии в странах Персидского залива определяется, в первую очередь, религиозной принадлежностью, находящиеся в меньшинстве шииты испытывают не только религиозную, но и социальную дискриминацию. Растущая безработица (а в Саудовской Аравии, по некоторым данным, она охватывает до 20% населения страны), снижение уровня жизни населения страны и иные экономические проблемы неизбежно сказываются на социальном положении шиитов Саудовской Аравии. Периодически происходят столкновения шиитов и суннитов, причем власть всегда становится на сторону суннитов — и не только потому, что видит в шиитах опасность для существующей системы, но и в силу традиционных племенных связей, очень сильных в Саудовской Аравии. Собственно говоря, шииты в королевстве активизировались еще в 1979 г., поскольку Исламская революция в Иране дала очень сильный толчок шиитским общинам на всем Ближнем Востоке, показав возможность полного политического преобразования государства в условиях шиитской революции. В том же 1979 г. восточные провинции Саудовской Аравии оказались охвачены массовыми демонстрациями шиитов, требовавших соблюдения религиозных прав и свобод, улучшения условий проживания в районах, населенных шиитами, и т.д. В 1987 г. в Мекке произошли массовые столкновения, вызванные антиамериканской демонстрацией, организованной паломниками из Ирана при поддержке местных шиитов. В результате разгона демонстрации саудовскими войсками погибло около 400 паломников. Спасаясь от последовавших репрессий, значительная часть саудовских шиитов, особенно представителей интеллигенции и духовенства, обладавших политическим влиянием на шиитскую общину, эмигрировала из страны. Так Саудовская Аравия получила мощнейшие очаги антиправительственной пропаганды в западных странах, где образовались диаспоры саудовских шиитов. В 1990-е гг. гонения на шиитов в Саудовской Аравии продолжались. В частности, в 1996 г. начались новые репрессии против шиитов, причиной которых стал взрыв на американской военной базе в Хобаре, где погибло 19 американских военнослужащих. В причастности к террористическому акту саудовские власти обвинили шиитов, среди которых прошли массовые аресты. В 2006 г. в восточных провинциях Саудовской Аравии произошли столкновения шиитов с полицией, вызванные праздничными демонстрациями, организованными шиитской общиной в честь «Хезболлы», ведущей боевые действия против Израиля. В результате разгона демонстрации полицией было задержано большое количество шиитов, которых бросили в тюрьмы без суда и следствия. Наиболее радикальные саудовские шииты не скрывают, что их целью является создание независимого шиитского государства в восточных провинциях Саудовской Аравии и на территории Бахрейна. Естественно, что сама подобная идея повергает в ужас власти королевства, поскольку шииты населяют самые интересные в экономическом отношении провинции страны. Создание шиитского государства и его отделение от Саудовской Аравии станет концом благополучия саудитов. Это прекрасно понимает и иранское руководство, которое покровительствует саудовским и бахрейнским шиитам и всячески выражает им поддержку, в том числе и против репрессий со стороны властей Саудовской Аравии и Бахрейна. Умелые действия со стороны Ирана могут существенно дестабилизировать ситуацию в Саудовской Аравии, чего саудовские монархи боятся больше всего. Одной из ключевых причин организации войны в Сирии и является стремление Саудовской Аравии «отодвинуть» от себя потенциальную угрозу социальных катаклизмов, бунтов и революций, заодно «завязав» Иран на решении сирийской проблемы, что отвлечет его внимание на длительное время.

Йемен: саудовская армия показала свой низкий уровень

Иран, Турция и Саудовская Аравия обладают сильнейшими на Ближнем Востоке вооруженными силами. Однако если Турция пока предпочитает ориентироваться исключительно на решение «курдского вопроса» на своей территории и в сопредельных районах Сирии и Ирака, то Саудовская Аравия уже участвует в боевых действиях против шиитов — на территории Йемена. Напомним, что шииты — зейдиты (последователи Зейда ибн Али (внука третьего шиитского имама Хусейна) составляют чуть менее половины населения Йемена. До революции 1962 г. на территории Северного Йемена существовало королевство, созданное зейдитскими имамами. Во время Йеменской революции король Ахмед был свергнут местными арабскими националистами при поддержке насеровского Египта, а Йемен провозглашен республикой. С этого времени зейдиты лишились значительного влияния в стране, но не оставляли надежды на возрождение имамата. Периодически на севере Йемена вспыхивали восстания, организованные местными шиитами — зейдитами. В 2004 г. шииты-зейдиты под руководством шейха Хусейна Бадруддина аль-Хуси (1956-2004), создавшего организацию Аш-шабаб аль-му'мин (Правоверная молодежь), подняли вооруженное восстание против йеменского правительства. По имени духовного лидера, восставших и прозвали «хуситами». Хотя сам Хусейн аль-Хуси вскоре был убит, восстание продолжалось и под контролем хуситов оказались обширные территории Йемена. В 2011 г. хуситы принимали участие в свержении йеменского президента Али Абдаллы Салеха, однако их не устроила и новая йеменская власть, в результате чего хуситы опять продолжили вооруженную борьбу.
В начале 2015 г. хуситы захватили столицу Йемена Сану и объявили о создании Революционного совета, президентом которого избрали Мухаммеда Али аль-Хуси. Саудовская Аравия и ее союзники — «нефтяные монархии» Персидского залива, обвиняют в поддержке хуситов ливанскую «Хезболлу», Сирию и, естественно, Иран. По просьбе свергнутого хуситами президента Йемена Мансура Хади, Саудовская Аравия в марте 2015 г. объявила о начале вооруженной операции против хуситов. Так королевство оказалось втянутым в вооруженное противостояние, принявшее религиозный характер. На стороне Саудовской Аравии выступили ее основные союзники в арабском мире — Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ. Также сторону Саудовской Аравии приняли страны с преимущественно арабо-суннитским населением — Египет, Иордания, Марокко, Судан. В свою очередь, хуситов поддержал Иран. Судя по всему, первоначально саудиты и их союзники надеялись достаточно быстро подавить сопротивление слабо подготовленных и плохо вооруженных хуситских войск и восстановить в Йемене власть подконтрольного режима Абд Раббо Мансура Хади.



Однако авиационные удары не привели к падению хуситов, после чего Саудовская Аравия и ее союзники были вынуждены приступить к проведению сухопутной операции. Но и здесь, несмотря на превосходство саудовской коалиции в вооружении, техническом оснащении и профессионализме военнослужащих, йеменские хуситы умудрились не только достойно защищать контролируемые ими районы, но и перенести боевые действия на территорию Саудовской Аравии. Дело в том, что границы между Йеменом и Саудовской Аравией, проходящие по пустыне, фактически являются «прозрачными» и на приграничных территориях Саудовской Аравии живут представители тех же арабских племен, которые населяют соседние районы Йемена. Поэтому у хуситов есть весьма благодатная почва для перенесения конфликта на территорию Саудовской Аравии. Следует также учитывать, что значительную часть личного состава вооруженных сил Саудовской Аравии составляют йеменские арабы, которые не стремятся воевать против земляков. Некоторые подразделения, укомплектованные йеменцами, даже покидали поле боя, отказываясь вступать в конфронтацию с хуситами. В начале сентября 2015 г. были провалены атаки бронетанковых подразделений армии ОАЭ, а в результате ракетного удара погибли высокопоставленные военные из армии Объединенных Арабских Эмиратов. Неудачи в Йемене заставили командование армий Саудовской Аравии и ОАЭ, которые несли основную нагрузку по борьбе с хуситами, затребовать помощь от Катара и Кувейта, которые в сентябре 2015 г. также объявили о значительном усилении своих войсковых контингентов в Йемене и об отправке на «йеменский фронт» вооружения и боеприпасов.


Конфликт в Йемене отразился на военно-политической стабильности и самой Саудовской Аравии. В состав королевства, как известно, входит провинция Наджран, расположенная на юго-западе страны и граничащая с Йеменом. Издавна здесь проживало племя бану-ям, покорить которое саудовским королям так и не удалось даже после того, как в 1931 г. провинция Наджран была отторгнута саудитами у Йемена. Поэтому Саудовская Аравия предложила племени бану-ям сложить оружие в обмен на гарантии определенных прав и свобод. Так в составе Саудовской Аравии оказался полуавтономный регион, живущий фактически по собственным правилам. Впрочем, сами жители Наджрана убеждены, что саудовское руководство не соблюдает условия договора восьмидесятипятилетней давности и дискриминирует коренных жителей провинции. В 2000 г. здесь вспыхнуло вооруженное восстание против саудовской монархии. Хотя восстание было подавлено саудовскими войсками, племя бану-ям затаило обиду и при первой возможности заявило о себе. В 2015 г., после начала Саудовской Аравией и союзниками военной операции в Йемене, сепаратисты Наджрана вступили в боевые действия на стороне хуситов — против саудовских правительственных войск. Повстанцами из организации «Ахрар Эн-Наджран» была захвачена военная база Саудовской Аравии Эль-Машалин. Также повстанцы обратились к командованию вооруженных сил хуситов с просьбой о помощи в подготовке собственных военных кадров, обладающих знаниями по эксплуатации вооружения и военной техники.
Действия хуситов в Йемене оттягивают значительный силовой потенциал как Саудовской Аравии и стран Персидского залива, так и радикальных исламистских организаций, боевики которых сражаются против хуситского ополчения. В случае поражения хуситов и умиротворения Йемена боевики «Аль-Каиды» и других салафитских организаций переместятся в Сирию и Ирак, превратившись в дополнительное подкрепление действующему в Месопотамии «Исламскому государству». Поэтому пока хуситы сражаются в Йемене с Саудовской Аравией, выигрывают и Иран, и Сирия. Не случайно саудиты обвиняют Башара Асада в поддержке хуситского восстания. Вполне вероятно, что без восстания хуситов Саудовская Аравия и союзники куда масштабнее участвовали бы в сирийской гражданской войне, однако в данный момент они оказываются скованными «йеменской проблемой», тем более, что война может перекинуться с территории Йемена на территорию Саудовской Аравии, причем — не только в отдаленные пограничные районы, но и во всю страну в целом, став выражением давних противоречий богатых суннитских регионов и бедных, но нефтеносных восточных провинций, населенных шиитами. Йеменские хуситы найдут в Саудовской Аравии активных сторонников в лице саудовских шиитов, негативно оценивающих правление саудовской династии и ее поведение в отношении религиозных меньшинств страны. Фактически, активизация хуситов в Йемене привела к тому, что Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, Бахрейн и ОАЭ оказались в «щиитском кольце». С северо-востока, через залив, находится шиитский Иран, на юго-западе воюют йеменские хуситы, на северо-западе — ливанская «Хезболла», плюс к тому в каждом из перечисленных государств проживают шииты, которые также могут быть использованы Ираном в случае начала открытой конфронтации с саудитами.

Неудачи Саудовской Аравии в Йемене вскрыли все слабые стороны военной машины Эр-Рияда. Финансовое благополучие Саудовской Аравии, позволяющее приобретать новейшие образцы вооружения и военной техники, отнюдь не означает, что хорошо вооруженные и оснащенные саудовские подразделения отличаются высокой боеспособностью. Во-первых, нельзя забывать о том, что саудовская армия комплектуется посредством привлечения на военную службу наемников. Долгое время в саудовской армии вообще служили иностранные наемники, поскольку саудовские арабы не желали идти на военную службу — уровень жизни в стране и так позволял им безбедно существовать, не связываясь с тяготами и лишениями военной службы. В результате значительную часть саудовской армии составляли наемники из соседнего Йемена — йеменские арабы, отличавшиеся воинственностью и отвагой. Но, как показали боевые действия, начатые в Йемене, на йеменских наемников Саудовская Аравия не смогла положиться. Известны случаи, когда солдаты отказывались воевать против своих соплеменников и покидали охраняемые ими блокпосты и базы. Во-вторых, высокий уровень благосостояния саудовского населения в последние десятилетия изменил само отношение жителей королевства к смерти, к человеческим потерям. Военнослужащие саудовской армии не готовы отдавать свои жизни пусть даже за очень хорошие деньги, что отличает их от радикальных шиитов, сражающихся не за деньги, а за идею и собственные, вполне ощутимые, жизненные интересы. Наконец, саудовская армия, будучи комплектуемой по принципу найма, фактически лишена полноценного мобилизационного резерва. Да и вряд ли саудовская молодежь, особенно из конфликтующих с Эр-Риядом регионов страны, будет гореть желанием призываться на военную службу и рисковать своими жизнями в Йемене или, тем более, Сирии. Поражения, которые несет саудовская армия в Йемене, наглядно свидетельствуют о реальном, а не декларируемом, уровне ее боеспособности.



Стражи исламской революции и «Хезболла» спасают Сирию?

Потенциал вооруженных сил Ирана не сравним с Саудовской Аравией. Несмотря на то, что Саудовская Аравия финансирует свои вооруженные силы на самом высоком уровне и тратит на их содержание миллиарды долларов, полученных от продажи нефти, Иран, значительная часть вооружения которого устарела и уступает саудовскому оружию по своим характеристикам, берет численностью вооруженных сил, идейной мотивированностью солдат и офицеров и, что самое главное, эффективно функционирующей системой мобилизационного резерва. Вооруженные силы Исламской республики Иран, как известно, состоят из двух ключевых компонентов — это собственно вооруженные силы, включающие сухопутные войска, ВВС и ВМС, и Корпус стражей исламской революции, включающий в свой состав также сухопутные войска, ВВС и ВМС. В свое время аятолла Монтазери определил Корпус стражей исламской революции как «детище исламской народной революции и является единственным в своём роде органом, обладающим широкими религиозными, политическими и военными полномочиями». Верховным главнокомандующим Корпуса считается «рахбар» — глава иранского государства, аятолла Хаменеи. Непосредственное командование корпусом осуществляет главнокомандующий (с 2007 г. этот пост занимает генерал-майор Мохаммад-Али Джафари, прежде командовавший сухопутными войсками КСИР). В отличие от «обычных» вооруженных сил, финансирование КСИР и его снабжение вооружением, боеприпасами, обмундированием осуществляется на более высоком уровне, поскольку в определенной степени именно КСИР является «лицом» иранской исламской революции в странах Ближнего Востока и олицетворением иранской военной мощи.

Именно Корпус стражей исламской революции, набираемый из числа добровольцев, выполняет важные государственные задачи по поддержке шиитских вооруженных формирований в Йемене, Ливане, Сирии. Под контролем Корпуса стражей исламской революции (КСИР) находится народное ополчение «Басидж-и Мостозафин» («Мобилизация угнетенных»). В состав народного ополчения входит несколько сотен батальонов, общей численностью в 300 тыс. человек. В ополчении служат мужчины в возрасте от 12 до 60 лет. В случае начала боевых действий именно ополчение станет первым эшелоном мобилизационного резерва иранских вооруженных сил. Согласно мобилизационным планам иранского руководства, в военное время страна сможет поставить под ружье более 20 млн. человек. То есть, по факту она обладает крупнейшим на Ближнем Востоке мобилизационным резервом и Саудовская Аравия, в случае прямого столкновения с Ираном, по мнению многих экспертов, потерпит неизбежное военное поражение — даже при условии хорошего вооружения, финансирования и материально-технического обеспечения. Следует также отметить, что бойцы Корпуса стражей исламской революции проходят «боевую обкатку», участвуя в вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке — в Йемене и Сирии. Иранское присутствие в Сирии осуществляется именно с помощью Корпуса стражей исламской революции.



Однако у Ирана есть и еще один «проводник интересов» в Сирии — это ливанская «Хезболла», которую эксперты оценивают как одну из наиболее организованных, дисциплинированных и эффективных военно-политических сил на Ближнем Востоке. Сегодня «Хезболла» активно проявляет себя в Сирии, вступившись за правительство Башара Асада. Между тем, два десятилетия назад «Хезболла», действовавшая в Ливане, опиралась на финансовую и материально-техническую помощь Хафеза Асада, возглавлявшего тогда Сирийскую арабскую республику. Теперь боевики «Хезболла» отвечают помощью на помощь и оказывают содействие сыну покойного Хафеза Башару в борьбе с радикальными суннитскими группировками.
Само создание движения «Хезболла» явилось непосредственным результатом активизации проиранских сил в арабском мире, а именно — в Ливане. В 1982 г., с помощью советников из Корпуса стражей исламской революции, в Ливане была сформирована организация, названная «Хезболла», то есть — «Партия Аллаха». Она ставила перед собой цели полную ликвидацию всех пережитков колониального прошлого в Ливане и превращение страны в исламскую республику по типу Ирана. Постепенно, опираясь на иранскую поддержку, «Хезболла» превратилась в одну из самых активных антиамериканских и антиизраильских вооруженных организаций на Ближнем Востоке. Согласно резолюции Совета Безопасности ООН, в мае 2000 г., после вывода войск Израиля с территории Южного Ливана, туда должны были вступить подразделения ливанской регулярной армии, но ливанское правительство фактически отдало южные районы страны под управление «Хезболлы». Вдоль ливано-израильской границы были созданы мощные пограничные укрепления, оборудованы площадки для установки реактивных систем залпового огня. Фактически «Хезболла» — это небольшая и хорошо вооруженная армия, укомплектованная очень мотивированными в идейном отношении бойцами. Израильские спецслужбы в 2004 г. определяли численность «Хезболлы» примерно в 4 тыс. бойцов регулярных формирований и около 5 тыс. резервистов. Регулярные подразделения сведены в 10 моторизованных и 6 пехотных батальонов, примерно по 200-250 бойцов в каждом. На протяжении всего своего существования «Хезболла» использовалась для отстаивания иранских интересов в Ливане и за его пределами, а в 2011 г., в связи с началом боевых действий в Сирии, «Хезболла» выразила поддержку правительству Башара Асада и приступила к участию в боевых операциях на стороне сирийских правительственных войск. Одновременно «Хезболла» активизировало поддержку шиитской оппозиции в Бахрейне, что привело к принятию королем Бахрейна решения о запрете «Хезболлы» в 2013 г.

На территории Сирии «Хезболла» появилась весной 2012 г., когда для охраны шиитского культового места Сайида Зейнаб в Дамаске в Сирию был переброшен небольшой отряд боевиков организации. Однако уже к лету 2012 г. в Сирию стали прибывать все более многочисленные подкрепления в лице боевиков «Хезболлы». Известно, что организация практически самостоятельно спланировала и осуществила операцию по освобождению города Аль-Кусаур, находившегося в руках религиозных экстремистов. Во время освобождения города погибло и получило ранения не менее 200 бойцов «Хезболлы», а общая численность членов организации, принимавших участие в штурме города, составила около 1000 человек. Дальнейшее вовлечение «Хезболлы» в сирийский конфликт было спровоцировано самими салафитами. После того, как 17 августа 2013 г. в шиитском районе ливанской столицы Бейрута прогремел взрыв, жертвами которого стали 27 погибших и 300 раненых, взявшая за него ответственность радикальная суннитская организация сообщила, что это — предупреждение всем членам «Хезболлы» и ливанским шиитам, сражающимся в Сирии на стороне Башара Асада. После этого лидер «Хезболлы» шейх Хасан Насралла заявил, что он лично готов отправиться на войну в Сирию. Естественно, что после подобного заявления стало расти количество бойцов «Хезболлы», сражающихся в Сирии. Организация взяла под контроль значительные территории, в первую очередь сосредоточив внимание на обороне населенных шиитами городков и селений к северу от Алеппо и на юге Сирии — в провинции Дараа. Также подразделения «Хезболлы» были расквартированы в восточных районах Дамаска, в городах Идлиб и Хама. Подразделения «Хезболлы», совместно с правительственными войсками Сирии, участвовали в освобождении города Хомс и уничтожении оборонявших его боевиков оппозиции. В ноябре 2013 г. «Хезболла» принимала участие в боевых действиях на сирийско-ливанской границе, с целью уничтожения тыловых баз боевиков оппозиции и перекрытия каналов поступления помощи через ливанскую территорию. Вплоть до конца апреля 2014 г. подразделения «Хезболлы» вели бои против боевиков оппозиционных группировок на ливанской границе, пока не добились окончательной победы над противником и установления контроля над приграничными районами. В настоящее время бойцы «Хезболла» продолжают оборонять целый ряд шиитских населенных пунктов, в том числе и окруженных боевиками «Исламского государства». Естественно, что столь активное участие организации в боевых действиях отражается и на потерях ее личного состава, включая, в том числе, и высших руководителей «Хезболлы». Так, еще в сентябре 2012 г. в Хомсе был убит командовавший всеми подразделениями «Хезболла» в Сирии Али Хусейн Насиф (он же — Абу Аббас). В январе 2015 г. в результате бомбардировок израильской авиации погиб Джихад Мугния — старший сын широко известного бывшего начальника разведки и контрразведки «Хезболлы» Имада Мугнии. Также погиб Мухаммед Иса, отвечавший за деятельность «Хезболлы» в Сирии и Ираке. По данным средств массовой информации Ливана, за прошедшее время, пока идет война в Сирии, в боевых действиях погибло от 900 до 1800 бойцов «Хезболлы».

Разумеется, что «Хезболла» преследует в Сирии и свои цели, а именно — расширение пространства деятельности организации за счет присоединения сирийских Голанских высот к Южному Ливану, контролируемому «Хезболлой». Получается, что целая полоса старого колониального Леванта оказывается под контролем союзных сил — это населенные алавитами области в районе Латакии и Тартуса, Южный Ливан, сирийские Голанские высоты. «Хезболла» ведет упорную борьбу с суннитской организацией «Джабхат ан-Нусра», которая также пользуется определенным влиянием на сирийских Голанских высотах. Вытеснение боевиков суннитских организаций с Голанских высот является одной из приоритетных задач «Хезболлы». Свои действия организация объясняет и необходимостью защиты контролируемой территории от возможного нападения Израиля, который обвиняется руководителями «Хезболлы» в захватнических планах относительно ливанской и сирийской территории.

Таким образом, мы видим, что Иран и патронируемая им ливанская шиитская партия «Хезболла», активно участвуют в вооруженном конфликте в Сирии на стороне правительственных войск президента Башара Асада и вносят ощутимый вклад в дело победы над ИГ и другими подобными организациями. Вместе с тем, говорить о полномасштабном вступлении Ирана в войну против ИГ и сирийской «оппозиции» пока преждевременно. Вряд ли Иран, обладающий собственными интересами и в региональном, и в мировом масштабе, будет в обозримой перспективе вступать в конфликт полностью, задействовать в Сирии свои регулярные вооруженные силы, за исключением отдельных подразделений Корпуса стражей исламской революции. В то же время, изменение военно-политической обстановки в Месопотамии и на Аравийском полуострове может привести к самым неожиданным последствиям. К примеру, поражение хуситов в Йемене может привести к переброске сил радикальных боевиков в Сирию и Ирак, а также к «освобождению» значительной части саудовской армии, которая также может принять участие в событиях в Сирии — только на стороне антиасадовской оппозиции.

Упомянутые в материале организации "Аль-Каида" и "Исламское государство" внесены в Единый федеральный список организаций, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации террористическими. Их деятельность на территории РФ запрещена.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

84 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти