В пустыне и в джунглях: англо-американские в боях и в… дебатах (часть вторая)

Что же касается действий британских властей, то – как об этом пишет Макс Хиггинс, – последние всю войну только тем и занимались, что пресекали любые попытки публично обсудить недостатки своей бронетехники, хотя о них было известно всей армии. Член парламента от лейбористской партии Ричард Стоукс, воевавший еще в Первую мировую войну, положил немало сил, критикуя правительство за его отношение к танкам, доктрину «ковровых бомбардировок» и по многим другим вопросам, вызывавшим недоумение специалистов. Стоукс тщательно изучил все характеристики английских и германских танков – толщину брони, начальную скорость снаряда и т. д. и пришел к выводу, что последние имеют реальные преимущества в бою над первыми.

В пустыне и в джунглях: англо-американские в боях и в… дебатах (часть вторая)

«Шерман» на Абердинском полигоне в США


30 марта 1944 года он просто потребовал, чтобы прямо в парламент – в палату общин – доставили «Черчилль» и трофейный «Тигр», чтобы парламентарии имели возможность сами убедиться в боевых возможностях каждой из этих машин. Премьер-министр на это ответил: «Нет, сэр. Я думаю, что хлопоты и расходы, связанные с этим, хотя и не очень большие, но все же существенные, чтобы оправдать удовлетворение недоброжелательного любопытства моего достойного друга».

Стоуксу помогала небольшая группа критически мыслящих людей. 20 июля 1944 года Эллис-Смит вновь предложил премьер-министру дать обстоятельный ответ с уточнением показателей английских и немецких танков. Черчилль ему ответил, что когда это потребуется, английская армия будет оснащена танками, по меньшей мере, на одном уровне с вооруженными силами любого другого государства.


В конце ноябре 1942 года «Шерманы» появились и на советско-германском фронте.

Тогда 25 июля 1944 года Стоукс задал вопрос военному министру, может ли он дать заверения членам палаты общин, что в Нормандии наши оснащены танками, хотя бы равными германским «Пантерам» и «Тиграм» по бронированию и вооружению?». П. Григг (спикер палаты общин) от прямого ответа уклонился, мотивируя это тем, что открыто обсуждать эти вопросы не в интересах общественности. «Заднескамеечники» громко протестовали против такого явного обмана, но сделать ничего не могли. В начале августа 1944 года Стоукс опять поднял вопрос о наличии недостатков у английских танков. Мол, как мы отставали от немцев в 1940 году, так отстаем и сейчас. И это нас позорит.




По словам Хиггинса, британское правительство систематически и вплоть до конца войны постоянно лгало о возможностях союзников создать танки равные немецким, поскольку в реальности таковых просто не существовало!


«Шерман-Файрфлай» – лучший англо-американский танк Второй мировой войны, сочетавший надежность и ремонтопригодность «Шермана» и мощное орудие калибра 76,2-мм.

Для Британии с ее 900-летней традиций парламентаризма обсуждать все это было нормально. И тут не надо противопоставлять друг другу «военную тайну» и «свободу информации», а лишь думать о том, как бы их совместить с максимальной пользой для общества. Ведь каждый не устраненный недостаток - это человеческая жизнь, а то и не одна. И для британцев, хотя и не всех, это имело большое значение. Однако в данном случае в высших эшелонах власти возобладал явно тоталитарный подход к решению всех проблем в кулуарах. Потом это будет стоить Черчиллю поста премьер-министра, но в то время он об этом, разумеется, не знал и полагал свою точку зрения единственно правильной.


М4А4Е8 «Простая восьмерка». Даже этот танк экипажам приходилось дополнительно «бронировать» мешками с песком, вес которых доходил до двух тонн, из-за чего танк проседал на гусеницах и сильно терял в маневренности.

Правда, в то же самое время – вот она, зависимость от театра военных действий, – даже не слишком неудовлетворительно действовавшие в Европе, танки американцев и англичан показали себя совсем с другой стороны в боях против японских войск. Здесь, на Тихом океане, в джунглях Бирмы, Индонезии и Новой Гвинеи также была своя местная специфика: недостаточный обзор среди тропических зарослей, большая влажность и сильная жара, существенно затруднявшие ведение боевых действий для танков союзников. С другой стороны, их положение облегчалось качественным превосходством над японской боевой техникой, практически зеркально отражавшее то, что имело место в Европе. Там англо-американские войска побеждали за счет своего господства в воздухе и количества боевых машин. Здесь на стороне тех же американцев было не только количество, но также и качество.


Японский танк «Тип 89». Абердинский полигон, США.

Так, например, у американских легких танков МЗ «Стюарт» толщина брони была от 25 до 44 мм, а М4 «Шерман» – 38-63,5 мм, тогда как основные танки японской армии «Ха-го» и «Чи-ха» – имели 12 и 20-25 мм соответственно!


Японский танк «Ха-Го». Абердинский полигон, США.

Японский 7-мм пулемет мог пробить броню толщиной 15 мм на дистанции 200 м, а 20-мм противотанковое ружье – 25 мм не более 250 м. 37-мм пушка – 30 мм на дистанции 350 м, а 47-мм орудие – 50 мм на удалении в 500 м. Пушки более крупных калибров также имели характеристики, недостаточные для борьбы с танками: 75-мм гаубица – 35 мм на 200 м, а 75-мм пушка – 40 мм на 800 м. Самую большую бронепробиваемость имела японская зенитная пушка, снаряд которой пронзал 75-мм броню с расстояния в 1000 м. Но у нее была опорная крестовина, а колесный ход отделялся, и потому она была недостаточно маневренной. Кроме того у японцев таких орудий было явно недостаточно.


Штурмовой танк Т14 на Абердинском испытательном полигоне, 1943 год

А вот американское 75-мм танковое орудие МЗ с длиной ствола 37,5 калибров танка М4, (при всех его недостатках на европейском ТВД) легко пробивало броню толщиной 50 мм на дистанции 1800 м, пулемет М2 калибра 12,7 мм – 18-мм броню пробивал на расстоянии 350 м. Пушка калибра 37-мм на танке М3 могла «осилить» 48 мм на дальности в 457 м, а 75-мм легкая полевая гаубица своим кумулятивным снарядом была в состоянии пробить им броню в 91 мм на любом расстоянии (дальность ее стрельбы составляла 8760 м). Кроме этого, у американских пехотинцев были РПГ «Базука» калибра 60 мм и с бронепробиваемостью до 80 мм на дистанции 150 м.

Бороться с немецкими танками с их помощью было не так-то легко, а вот против японских танков эти гранатометы были вполне эффективным оружием.


Производство германских танков в годы Второй мировой войны.

Обычно бои американских танков против японских заканчивались поражением последних. Поэтому главным японским оружием в борьбе с ними стали не танки и не артиллерия, а весьма экстравагантные способы, основанные на солдатской смекалке. Впрочем, так было и в случае с солдатами других воюющих сторон.


Производство бронетанковой техники в годы Великой Отечественной войны в СССР.

Например, немцы, зная о плохом обзоре из танка Т-34, старались ослепить его экипаж, бросая на его броню дымовые шашки, а затем пытались подорвать обездвиженную машину при помощи подрывных зарядов или поджечь ее бутылками с бензином. Был даже снят показательный игровой фильм, в котором бравый немецкий солдат, связывал ремнем две дымовые гранаты, набрасывал все это, словно аргентинский болас, на ствол Т-34 и… затем легко «побеждал» задымленный танк. Эффективность данного метода можно дальше не комментировать, а оставить на совести создателей этого учебного «кино». В свою очередь советские солдаты применяли дрессированных собак-подрывников, и те же самые зажигательные бутылки. Только уже не с обычным бензином, а содержащие «коктейль Молотова» – самовоспламеняющуюся горючую жидкость на основе загущенного бензина с добавлением белого фосфора, по сути дела – тот же самый напалм, хотя в ходу были и более примитивные виды подобного оружия, зажигавшиеся от различных хитроумных приспособлений.

Рис. А.Шепса
Автор:
Олег Скворцовский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти