Портрет Особого технического бюро по архивным документам

Портрет Особого технического бюро по архивным документам


Создание «шарашек» в СССР в 1938–1953 годах стало, по существу, проявлением примитивного поиска способов модернизации национального военно-промышленного комплекса. Правительство изыскивало оптимальную структуру управления НИОКР и производством, искало выход из проблемы, связанной со скорейшим оснащением Красной Армии современной военной техникой и вооружением. Понимая всю тяжесть этой проблемы, правительство делает все возможное для того, чтобы конструкторы и ученые отвечали современному уровню науки и техники. Закупается самое современное станочное оборудование и научные приборы. Специалисты большими группами посылаются в командировки и на стажировки в передовые по техническому уровню страны (США, Германия, Франция).

Однако эти меры мало способствовали выполнению планов. К тому же кампания борьбы с антисоветской террористической подрывной деятельностью в организациях и на предприятиях оборонной промышленности также сделала свое дело. На предприятиях было арестовано большое количество ведущих инженеров и специалистов, что, естественно, сказалось на производстве. Вот, например, выписка из отчета о выполнении плана выпуска военной продукции за 1937–1938 годы:


– пушки всех калибров – в 1937 году изготовлено 84,8% от утвержденного плана, а в 1938 году – 91,8%;

– минометы – в 1937 году план выполнен на 105,8%, а в 1938 году – на 25,1% (изготовлено всего 377 минометов против 1500 по плану);

– снаряды – в 1937 году выпущено 55,6% от утвержденного плана, а в 1938 году – 77,3%;

– мины – в 1937 году план удалось выполнить на 70,5%, а в 1938 году – и вовсе только на 20,1% (выпущено 603 мины против 3000 в плане);

– авиабомбы – в 1937 году выпущено авиабомб на 98,5% от первоначального плана, а в 1938 году – уже 81,7%;

– винтовки – в 1937 году план по их выпуску выполнен на 87,2%, но в следующем году план перевыполнен (101,3%);

– самолеты – в 1937 году было выпущено 4435 самолетов, что составило 90,6% от утвержденного плана, а в 1938 году план был выполнен уже только на 72,9% (выпущено 5469 самолетов вместо 7500 запланированных);

– танки – в 1937 году план по выпуску танков был выполнен на 76,8%, а в 1938 году – уже на 95,6%.

При этом надо отметить, что в то время в СССР было 74 авиационных завода, из них 28 самолетостроительных, 14 моторостроительных и 32 приборостроительных.

АРХИВЫ СТАЛИ ДОСТУПНЫ


Более ранние публикации автора по данной теме базировались преимущественно на мемуарной литературе участников и очевидцев этих событий, и вот только недавно благодаря инициативе моего добровольного помощника, Светланы Б., которая дала номера фондов в Государственном архиве РФ, мне удалось отыскать и ознакомиться с некоторыми первоисточниками. Открытие архивных фондов, публикации документальных материалов и справочных изданий позволяют сделать некоторые, хотя и фрагментарные, выводы. Вот, например, история создания Особых технических бюро (ОТБ).

Первые материалы по созданию особых технических бюро в Центральном аппарате НКВД относятся к августу 1938 года. Перед ними не ставилась задача заменить собой действующие конструкторские бюро. Они не имели проектной инициативы, своего собственного производства, были призваны дополнить своей деятельностью промышленные КБ и заводы соответствующего профиля.

Организация подразделения по работе с использованием заключенных специалистов была поручена в 1938 году Михаилу Аркадьевичу Давыдову – квалифицированному инженеру и опытному организатору производства на ряде ведущих предприятий страны, работавшему директором Кировского завода в Ленинграде, затем – заместителем наркома машиностроения СССР, с 21 октября 1938 года – временно исполняющим обязанности начальника 4-го спецотдела НКВД СССР. С 15 января 1939 года он уже заместитель начальника Особого технического бюро (ОТБ) НКВД СССР, с 20 апреля 1939 года – первый заместитель начальника ОТБ НКВД СССР, а с 4 сентября 1939 года – начальник ОТБ НКВД СССР. Воинское звание с 25 февраля 1939 года – майор госбезопасности. Однако 8 октября 1939 года он был арестован, 7 июля 1941 года осужден и приговорен к высшей мере наказания и 27 августа 1941 года расстрелян. Реабилитирован он был только 16 января 1957 года.

В августе и сентябре 1938 года под руководством Михаила Давыдова составлялись списки осужденных и находящихся под следствием специалистов. С руководством НКВД обсуждалась тематика будущих работ. Была разработана структура отдела, принципы его функционирования, разрабатывался проект Положения об отделе, подыскивались помещения для размещения людей, составлен перспективный план работ. Все это нашло отражение в последовательном выходе ряда приказов.

Отметим, что 4-й специальный отдел Особого конструкторского бюро (ОКБ) был образован специально для использования труда заключенных инженеров-специалистов и ученых, по приказу № 00641 от 29 сентября 1938 года. В октябре 1938 года в связи реорганизацией ликвидирован (приказ № 00698 от 21 октября 1938 года). В соответствии с шифровкой ЦК ВКП(б) от 07.01.1939 года № 47/б Совет Народных Комиссаров вынес решение о восстановлении 4-го спецотдела, и 10 января 1939 года приказом НКВД СССР № 0021 вместо отдела было создано ОТБ при наркоме внутренних дел СССР для использования заключенных, имеющих специальные технические знания. Численность Особого технического бюро – 72 человека.

Начальником бюро был назначен Валентин Александрович Кравченко, о котором хотелось бы сказать несколько слов. Это был хорошо образованный способный инженер, специалист в области связи. В органы НКВД он был направлен по партийной мобилизации (так называемый партийный призыв) для работы в лаборатории радиопередающих устройств инженерно-технической академии им. Подбельского. Родился Кравченко в г. Крюкове Кременчугского уезда Полтавской губернии. Окончил Одесский институт связи в 1933 году, после чего поступил в аспирантуру и до 1935 года являлся деканом радиофакультета Одесского института. В октябре 1937 года он был откомандирован в НКВД СССР и в 1939 году стал главным инженером 6-го отделения 2-го спецотдела НКВД СССР. С 14 ноября 1939 года – начальник Особого технического бюро НКВД/МВД СССР, с 31 июля 1941 года – начальник 4-го спецотдела НКВД/МВД СССР. В апреле 1947 года его назначают заместителем председателя Комитета по делам изобретений и открытий при Совете министров СССР. С января 1948 года он уже начальник группы контроля и особых поручений при МВД СССР, с мая 1949 года – начальник 4-го, а с марта 1953 года – начальник 5-го спецотдела МВД СССР. В ноябре 1953 года – начальник Управления строительства № 304 и исправительно-трудовых лагерей МВД СССР. Воинские звания – комиссар государственной безопасности, затем генерал-майор.

СПЕЦТЮРЬМА


В июле 1941 года ОТБ было присвоено условное наименование 4-й отдел НКВД/МВД СССР, и под этим названием организация просуществовала до ее роспуска в 1953 году. Интересно, что еще 20 января 1939 года приказом № 0098 был объявлен список тюрем, подчиненных Главному тюремному управлению НКВД: Бутырская, Лефортовская, Внутренняя, Спецтюрьма (4-го спецотдела), Соловецкая, Владимирская, Вологодская, Дмитровская, Казанская, Верхнеуральская, Сухановская. Как видим, спецтюрьма в 4-м спецотделе уже существовала!

Созданию ОТБ предшествовала докладная записка Л.П. Берии в ЦК ВКП(б), товарищу И.В. Сталину, к которой было приложено «Положение об Особом техническом бюро при народном комиссаре Внутренних Дел СССР», структура будущего ОТБ, штат и проект Приказа Наркомата о создании Особого технического совещания.

В этой докладной записке отмечалось следующее:

«До настоящего времени дело использования заключенных специалистов для проектирования объектов вооружения армии и флота было предоставлено наспех организованному 4-му Спецотделу НКВД СССР, который не был обеспечен ни кадрами соответствующей квалификации, ни необходимыми условиями для успешного проведения этой работы.

Для серьезного улучшения работы по использованию заключенных специалистов мною приняты следующие меры: установлен штат бюро в таком количестве, чтобы было полностью обеспечено материальное обслуживание, техническое снабжение и техническая консультация конструкторских групп; приняты меры к улучшению бытового обслуживания заключенных, работающих в конструкторских группах, состав работников бюро пополнен молодыми специалистами. На работу в ОТБ командированы молодые специалисты, имеющие опыт конструкторской и производственной работы, из числа мобилизованных ЦК ВКП(б) для НКВД работников. Для придания большого значения работе по использованию заключенных специалистов Особое бюро будет возглавляться Народным Комиссаром. Прошу Ваших Указаний. Народный Комиссар внутренних дел Союза ССР Л.П. Берия».

В архиве удалось найти и само Положение об Особом техническом бюро при народном комиссаре внутренних дел СССР. Оно очень интересное и, по существу, ставит своей целью сохранить и приумножить научно-технический потенциал страны, пострадавший в ходе массовых репрессий в предыдущие годы. Не могу не привести некоторые интересные выдержки из него:

«2. Задачей Особого технического бюро является организация, конструирование и внедрение в производство новых средств вооружения армии и флота.

3. Бюро имеет в своем составе следующие группы по специальностям:

а) группа самолетостроения и авиационных винтов;

б) группа авиационных моторов и дизелей;

в) группа военно-морского судостроения;

г) группа порохов;

д) группа артиллерии, снарядов и взрывателей;

е) группа броневых сталей;

ж) группа боевых отравляющих веществ и противохимической защиты;

з) группа по внедрению в серию авиадизеля АН-1 (при заводе № 82).

По мере необходимости могут быть созданы новые группы как за счет разделения существующих групп, так и путем организации групп по специальностям, не предусмотренным выше.

4. Особое техническое бюро возглавляется Народным Комиссаром Внутренних Дел СССР.

5. Группы по специальностям возглавляются помощниками начальника Особого бюро. В обязанности помощника начальника бюро входят: организация рабочего места для группы, материально-бытовое обслуживание работающих в группе; организация технических консультаций для работников групп и подготовка к производству опытных моделей и образцов.

Начальнику АХУ – комиссару государственной безопасности 3-го ранга тов. Сумбатову в месячный срок обеспечить Особое бюро необходимым служебным помещением, а также выделить для Особого бюро 6 легковых автомашин М-1».

ИНОГО ВЫХОДА НЕ БЫЛО


Выше я недаром привел краткую биографическую справку о Михаиле Давыдове. Ведь это первый организатор и создатель системы управления НИОКР на государственном уровне. Только во второй половине 40-х годов в США стали появляться подобные разработки – атомный проект, программное планирование и другие, которые были созданы по образу и подобию советских ОТБ. Михаил Давыдов, начальник ОТБ, по сути, самородок, сам крупный организатор производства, в то суровое время создал на базе исправительно-трудовых учреждений высокоэффективную хозяйственную систему, которая не имела аналогов в мире.

Проектная и конструкторская деятельность ОТБ («шарашек») стала основой для прорыва советской науки и промышленности и, в первую очередь, в оборонных отраслях. А победа в Великой Отечественной войне фактически подтвердила правильность и жизнеспособность принятой модели управления. Изоляция ученых и инженеров в местах лишения свободы для работы на оборону страны, может быть, была самым необходимым условием того времени. Как в песне – «слепила из того, что было». Другого материала и условий в то время не было, да и самого времени не было. К сожалению, и самого Давыдова не минула горькая чаша того времени, он тоже был расстрелян, как тысячи других перед ним и после!

Теперь перейдем к самим заключенным специалистам. Удивительно оперативно все было сделано! Если начальника ОТБ утвердили в сентябре 1939 года, то еще в июне, а именно 4 июня 1939 года, Л.П. Берия докладывает И.В. Сталину совершенно секретным сообщением за № 2561/6 «О заключенных-специалистах, используемых в особом техническом бюро при НКВД СССР»:

«Организованное в 1938 году при НКВД СССР Особое техническое бюро в настоящее время состоит из семи основных производственных групп: 1) самолетостроения, 2) авиадизелестроения, 3) судостроения, 4) артиллерии, 5) порохов, 6) отравляющих веществ, 7) броневых сталей.

В указанных группах работают 316 специалистов, арестованных органами НКВД в период 1937–1938 гг. за участие в антисоветских, вредительских, шпионско-диверсионных и иных контрреволюционных организациях. Следствие по делам этих арестованных приостановлено еще в 1938 году, и они без приговоров содержатся под стражей на положении следственных. Возобновить следствие по этим делам и передать их в суд в обычном порядке нецелесообразно, так как, во-первых, это отвлечет арестованных специалистов на длительное время от работы по проектированию важнейших объектов и фактически сорвет работу Особого технического бюро, и, во-вторых, следствие не даст, по существу, положительных результатов вследствие того, что арестованные, находясь длительное время во взаимном общении во время работы, договорились между собой о характере данных ими показаний на предварительном следствии. Между тем виновность арестованных подтверждена в процессе предварительного следствия личными признаниями арестованных, показаниями соучастников (многие из которых уже осуждены) и свидетелями. Исходя из этого, НКВД СССР считает необходимым:

1) арестованных специалистов в количестве 316 человек (по другим данным, 425 человек. – В.М.), используемых на работе в Особом Техническом бюро НКВД СССР, не возобновляя следствия, предать суду Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР;

2) в зависимости от тяжести совершенного преступления арестованных разделить на три категории, подлежащих осуждению на сроки до 10 лет, до 15 лет и до 20 лет,



4) в целях поощрения работы арестованных специалистов в Особом техническом бюро, закрепления их на этой работе и создания стимула для дальнейшей работы по проектированию важнейших объектов оборонного значения предоставить право НКВД СССР входить с ходатайством в Президиум Верховного Совета Союза ССР о применении к осужденным специалистам, проявившим себя на работе в Особом техническом бюро, как полного условно-досрочного освобождения, так и снижения срока отбывания наказания.

Прошу Ваших указаний».

К сожалению, списка этих специалистов, о котором идет речь в документе, в приложении к нему не оказалось. Но, читая мемуары и воспоминания арестованных специалистов, я записывал фамилии, которые упоминались в тексте, в результате этого у меня образовалась картотека из 105 фамилии, то есть почти треть всех арестованных. Совершенно неизвестны фамилии людей, за исключением руководства ОТБ, которые работали непосредственно в аппарате Особого технического бюро, а их тоже было 72 человека!

ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ


Посмотрим теперь, как была организована деятельность в Особом техническом бюро.

Во-первых, этому событию предшествовала огромная предварительная работа. В августе и сентябре под руководством Давыдова было изучено большое количество анкет на осужденных и находящихся под следствием специалистов, для того чтобы составить список тех инженерно-технических работников, кто мог бы составить костяк будущих групп, специализация которых позволила бы решать те или иные технические вопросы без предварительного обучения. В сжатые сроки была определена структура будущего бюро, принцип его функционирования. Составлялся примерный перспективный план работ, а некоторые работы уже выполнялись группами. Во главе таких групп назначался работник НКВД в звании помощника начальника бюро. Такие помощники должны были организовать рабочее место для арестованных специалистов, и не просто стол, стул, а возможность проводить технические консультации, готовить к производству опытные модели и образцы, и, конечно, материально-бытовое обеспечение.

Поскольку все специалисты были арестантами, их бытовое обеспечение было связано с охраняемым помещением тюремного типа. Здесь же было необходимо разместить охрану, сопровождение заключенных, медицинское наблюдение, питание. Групп было 8, и для каждой группы делать свое тюремное помещение было нецелесообразно, видимо, было принято решение использовать уже имеющееся помещение. Срочно подыскивалось такое помещение, и оно было найдено около деревни Болшево (Куракино). Наверное, это была старая «зона», состоящая из трех бараков, которая удовлетворяла всем требованиям, а самое главное – была не так удалена от Москвы, от центрального аппарата ОТБ. Так, видимо, появилась «Спецтюрьма» (4-го спецотдела) в Болшево, которая наилучшим образом позволяла совместить требования режима и трудового использования заключенных специалистов. Таким образом, в кратчайшие сроки был закончен процесс формирования групп специалистов, которые уже смогли работать над выполнением важнейших проектных и конструкторских работ.

Тематика выполняемых работ определялась планом, который составлялся на основе заявок военных ведомств-заказчиков и предложений самих заключенных. Для рассмотрения и обсуждения планов работы групп специалистов и технических проектов при начальнике ОТБ создается постоянное совещание, в состав которого входили начальник ОТБ (председатель), его заместители и секретари. Рассмотренный таким составом Тематический план работы ОТБ вносился на утверждение Комитета обороны. Готовые технические проекты для получения разрешения на изготовление опытных образцов также представлялись на утверждение Комитета обороны. После изготовления опытных образцов проводились испытания, в которых непосредственное участие принимали арестованные специалисты из соответствующих групп. Передача опытных образцов в серийное производство осуществлялась только после утверждения результатов испытаний этих образцов Комитетом обороны.

Как конкретно работалось арестованным специалистам, много написано в мемуарной литературе. Организационно группы строились по бригадному принципу. Каждый проект разрабатывался отдельным коллективом, во главе которого стоял крупный специалист из числа осужденных. Для обсуждения текущих технических вопросов и оперативного решения возникающих технических проблем в каждой такой группе действовало техническое совещание. Для работ, которые не могли поручаться заключенным по условиям режима, привлекались вольнонаемные специалисты.

По мере завершения проектно-конструкторских работ и начала изготовления опытных образцов соответствующая группа специалистов переводилась на оборонный завод, на котором создавалось в соответствии с режимом содержания и конвоя свое, заводское, особое бюро на правах самостоятельной организации, подчиненной ОТБ. Так была создана «Туполевская «шарашка» (ЦКБ-29 НКВД), когда вся авиационная группа заключенных была переведена в Москву. Таким же образом создавалась пороховая «шарашка» – ОТБ-512 во главе с Александром Семеновичем Бакаевым – создателем баллиститных порохов для «Катюш».
Автор: Владимир Малых
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2015-10-16/12_buro.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. Reptiloid 22 октября 2015 15:21
    Бодьшое спасибо за статью.
    Учёные .Наука.Тюрьма.Тяготы и испытания.Наука.Достижения.Развитие страны.Тайные архивы.
    Такая история.От живущих сейчас только память тех людях.Будут ли известны их имена Узнают ли их близкие о судьбе родных.
  2. voyaka uh 22 октября 2015 16:21
    Рабовладение было придумано когда-то не зря. Оно просто и эффективно.

    Проще простого: посади ученых и инженеров в тюрьму, и они
    под угрозой лишения куска хлеба и миски супа будут вкалывать бесплатно
    семь дней в неделю. Столько часов, сколько скажут. Зачем им семьи, дети, радости?

    Домой к жене, детям будут возвращаться после смены довольные сытые надсмотрщики...
    1. vladimir_krm 22 октября 2015 22:01
      Погуглите "Туполевскую шарагу". Рекомендую.
  3. miv110 22 октября 2015 17:38
    Рабами из них никто не был. Все они были осуждёнными по конкретным обвинениям и далеко не всегда безосновательным. Вы бы хотели что бы они сгинули на лесоповале? Работали они не по рабски, с интересом и определённым стимулом, не голодали. Большинство из них в последствии получило не только свободу, но и правительственные награды, воинские и учёные звания и пр.!
    1. Bersaglieri 22 октября 2015 21:31
      Сломанная при допросе челюсть Королева- тоже "награда"? Равно, как и здоровье , потеряное в МагаданЛаге (и, как результат, скоропостижная кончина, в самом разцвете лет, на пике достижений...)
      1. miv110 23 октября 2015 08:35
        Не надо передёргивать сказанное - ещё раз повторяю рабами они не были. Понятно, что попасть в тюрьму или лагерь не курорт. Речь не об этом. И сломанная челюсть обернулась для Королёва мировым триумфом как бы странно это не звучало! А здоровьё на такой должности при такой ответственности в космической гонке железным никогда не будет. Умер Королёв в силу обстоятельств нам не ведомых(одному богу известных), приписывать их только тому, что он был ГУЛАГЕ никак нельзя. Тысячи людей побывавших в ГУЛАГе дожили , тем не менее, до преклонных лет.
        1. Bersaglieri 23 октября 2015 20:30
          Уважаемый софорумчанин, сколько Вам лет?
  4. moskowit 22 октября 2015 19:04
    Зато Ту-2 какой красавец...Пе-2, "Сталь"-Бартини, паровоз "ФД". Уникальные образцы... Велика мотивация, СВОБОДА! НЕ деньги, премии ,звания, должности, а СВОБОДА!!! И безо всякой грызни и подсиживания.
  5. Bersaglieri 22 октября 2015 21:28
    Интересно: готовы ли нынешние, восхищающиеся искомой системой работ, поработать в "шараге"? С той самой "мотивацией от moskowit-а"
    1. strannik1985 23 октября 2015 07:49
      Этому предшествовала деятельность Бекаури и Остехбюро, Курчевского,опыты в 1919-1939 с подкалиберными и беспоясковыми снарядами. Наигрались с относительной самостоятельностью конструкторов,начали искать другие пути мотивации(о близости большой войны все прекрасно понимали).
      Это не лучший выход,но в условиях цейтнота...
      1. Bersaglieri 24 октября 2015 09:33
        Бекаури, Курчевский, Дыренков..."от сохи- в конструкторА". Отсюда и закономерный финал карьер. "К стенке"- за растрату народных средств.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня