Вова плюс Валя

Ни Володя Смирнов, ни Валя Титова этой надписи на классной доске не удивились. Давно привыкшие к подшучиваниям одноклассников, они не обижались на мальчишек и девчонок. Если тратить время на обиды, то, пожалуй, не будешь успевать хорошо учиться. Но такая перспектива ребятам не грозила – они люди незлобивые. Володя к тому же имел отличную память и с налёта запоминал любую тему. Бывало, объяснит учитель урок и спросит класс: «Кто попробует пересказать то, что запомнил?» Все взоры – на палочку-выручалочку Вовку. И он ни разу не подводил — пересказывал чуть ли не слово в слово. И Вале помогал в учёбе, особенно по математике. Иногда даже списывать давал. Правда, это случалось редко, потому что Валя не из тех, кто за чужой спиной живёт. А дружили ребята с начальной школы. И сидели вместе, и после школы вместе гуляли во дворе, зачастую и уроки делали тоже вместе. Вот одноклассники и подшучивали над «парочкой». Правда, незлобиво подшучивали.

После седьмого класса судьба развела ребят. Валя осталась в школе, а Володя уехал в город Горький (сейчас – Нижний Новгород) – поступать в техникум. «Победил» экзамены и начал учиться. Но вскоре узнал о том, что в городе есть аэроклуб, решил оставить техникум и связать свою судьбу с авиацией. Володя опять «победил» экзамены и начал учиться на лётчика.

Валя же, окончив восемь классов, уехала к тёте в город Иваново и пошла на курсы медсестёр. Она хотела окончить их, а потом учиться дальше, стать врачом и помогать людям.


Большой Соковский мост соединяет в Иваново берега реки Уводь. Двадцать второго июня 1941 года Валя шла по этому мосту, как вдруг из ближайшего радиодинамика раздался голос Левитана: «Сегодня в четыре часа утра…» Так, сойдя с одного берега ещё будто бы в мирное время, Валя ступила на другой уже во время военное.
…Фашисты не бомбили Иваново. Но каждый вечер после учёбы и практики в больнице, где Валентина лечила больных малярией, она спешила на дежурство. Студенты-добровольцы проводили ночи на чердаках и крышах – берегли город от зажигательных бомб. И Валя Берегла. И дежурила без страха.

Так продолжалось восемь месяцев. А в марте 1942 года, когда немцы вплотную подошли к Москве, Валентина вместе с подругами отправилась в военкомат – проситься на фронт. Ведь в те дни на счету был каждый боец. И пусть девушки недостаточно сильны для того, чтобы идти в рукопашный бой, но они тоже могут помочь приблизить нашу Победу.
Под марш «Прощание славянки» увозил девчат грузовик. Куда – они не спрашивали.
…Словно в густой манной каше, в промозглых сумерках подъехали к какому-то большому городу. И хотя на улице было уже темно, на дороге не светил ни один фонарь. В потёмках девчата скорее угадали, чем поняли: Москва! Угадали верно, хотя в столице до этого дня никто из них не был.

Новобранцев привезли в Чернышёвские казармы, а потом направили в разные роты. Валентина попала в 4-ю роту 29-го прожекторного полка, который в то время стоял в Подольске. Она стала санитарным инструктором и инструктором по связи.
Теперь девушке казалось, что война превратилась в один бесконечно длинный день, во время которого солнце то заходило за огромную тучу, то снова выглядывало из-за неё. И всегда рядом была смерть, даже во время затишья. Так, однажды молодой лейтенант проводил для девушек учения. Объяснял, как правильно бросать гранату, чтобы не покалечило осколками и не оглушило взрывной волной. Неловко дёрнул плечом – и его разорвало в тот же миг.
Жили в землянках, в морозы там было особенно тяжело. Учения изматывали – приходилось по-пластунски ползать по мокрой холодной земле. В торфяных болотах, где стояла огневая точка наших бойцов, Валентина застудила ноги, они распухли и стали словно брёвна. Воспаление удалось снять, но с тех пор боль в ногах стала постоянным спутником Валентины Михайловны.

- Приду с точки от больного, вспоминала она, - боевая тревога. Они были бесконечно! Иду на место назначения. Девчонкам надо было заменить ребят, которые ушли на самый огонь...
По ночам, выхватывая лучом прожектора немецкие самолёты (а Валя по шуму мотора определяла, какой летит самолёт) и слепя фашистских лётчиков, девушка думала о Володе. Из его писем (а ребята никогда не теряли друг с другом связи) она знала, что он стал штурманом дальней авиации и служил в Челябинске. Что, получив похоронку на отца, Володя горел желанием отомстить фашистам. Что часто во время ночных полётов и боёв был ослеплён лучами немецких прожекторов, и только блестящее знание своей машины не давало ему погибнуть. «Вот вам за Володю!» – говорила Валя, поймав в световом прицеле самолёт противника. И сердце её сжималось. Она не знала, суждено ли им снова встретиться. Ведь неизвестно, когда кончится война.

Но всё-таки война подарила им свидания.
В августе 1943 года Владимир проходил стажировку в Раменском – городе Московской области. Написал об этом Валентине (к тому времени она, кстати, уже получила звание ефрейтора) и назначил встречу.
Отправившись в путь в шесть часов утра, она приехала в лётный центр только днём. Попросила часового пригласить Владимира Смирнова. Стала ждать… Вот сейчас выйдет её Володя. Аккуратный, в красивой форме. Наверное, им не хватит и целого дня, чтобы обо всём поговорить…
Он выбежал на улицу – и на миг Вале показалось, что это вовсе не Владимир. Худой, в рваной гимнастёрке, выцветшей и вытертой пилотке.
– Валечка! Через пять минут вылетаю на стажировку! Вот, возьми, – он протянул какие-то бумаги. – Это талоны на питание. Поешь в нашей столовой, ведь ты голодная. Мы с тобой обязательно встретимся, только жди!..

Вова плюс Валя

Через минуту Валя уже одна стояла на улице. Есть действительно очень хотелось, от голода кружилась голова и тошнило. Но талоны она не взяла – принимать такие дорогие подарки не в характере Валентины. Так и произошла их первая военная встреча: всего-то за пять минут. Но эти пять минут показали Валентине, что дороже её для Володи никого нет на свете. Ведь талоны были для него очень ценны, он явно экономил на своём питании, чтобы только поделиться с ней.
Вторая встреча произошла уже в конце войны. Владимир написал Валентине письмо: «Приезжай в Москву, на Курский вокзал. Я буду ждать под большими часами, твой вагон остановится как раз напротив них».
Вот что значит штурман – всё точно рассчитал! Валин вагон действительно остановился как раз напротив вокзальных часов. А там её ждал строгий, подтянутый младший лейтенант, одетый в парадный костюм. Уже не было никакой рваной гимнастёрки, выцветшей пилотки. Перед Валентиной стоял лётчик-ас. И ясно поняла она в тот миг, что близка уже наша Победа...

Вова плюс Валя

Они провели в Москве весь день. Побывали в кинотеатре, парках, а вечером Владимир посадил Валентину на поезд. Оба уже знали, что следующая встреча будет только после войны. Оба надеялись, что долго ждать не придётся – наши войска с каждым днём гнали фашистов всё дальше. И оба ошиблись.

Хотя до Победы ждать пришлось не так долго, но потом Владимира Николаевича направили в Польшу, а спустя год – в Чернигов. Свадьба Смирновых состоялась 18 августа 1946 года – в День авиации…

...Много лет Валентина Михайловна и Владимир Николаевич жили в Липецке, неподалёку от 61-й школы. Правда, номер этого дома знаний они даже толком и не знали. Говорили: «Наша школа». Ученики частенько забегали в гости к Смирновым – помочь по хозяйству, поздравить с праздниками или просто рассказать о своих делах. Валентина Михайловна и Владимир Николаевич и сами заходили в «свою» школу. Они дружили с её учителями с того дня, как впервые были приглашены на классный час, посвящённой Победе в Великой Отечественной войне. Не секрет, что сегодня многие такие встречи носят просто формальный характер. А у Смирновых вышло по-другому. Они с ребятами понравились друг другу и стали близкими людьми.

И ещё один эпизод расскажу напоследок. Однажды Валентина Михайловна очень удивила своих внуков. Рассказывая о войне, она, уже пенсионерка, вдруг опустилась на ковёр и в считанные секунды пересекла комнату по-пластунски.
– Бабушка, сколько тебе лет? – оторопев, спросили они.
- Это неважно, – отмахнулась Валентина Михайловна.
К сожалению, я не знаю, живы ли сейчас супруги. Когда мы в последний раз разговаривали с Валентиной Михайловной, она очень плохо себя чувствовала, весь день лежала. Её супруг, Владимир Николаевич, был парализован. Но Смирновы, несмотря ни на что, не унывали. А потом телефон перестал отвечать. Может быть, они в больнице или просто не слышат? В школу я, честно говоря, звонить боюсь. Подожду ещё. Может, будут и хорошие вести...

Вова плюс Валя
Автор: Софья Милютинская


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. parusnik 20 октября 2015 07:51
    Подожду ещё. Может, будут и хорошие вести.....Очень бы хотелось хороших новостей..Спасибо Вам..
  2. григорьевич 20 октября 2015 19:30
    Вот такими простыми людьми и ковалась победа(извините за пафос,но по другому не скажешь)
  3. Баюн 21 октября 2015 00:46
    ЗАВИДУЮ... белой завистью. Про таких людей надо романы писать!
  4. Военный Строитель 22 октября 2015 08:29
    замечательная статья

    в марте 1942 года, когда немцы вплотную подошли к Москве

    тут какая то нестыковка

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня