Захват парохода «Селенга»

Захват парохода «Селенга»


В октябре 1939 года советский пароход «Селенга» вышел из Владивостока и взял курс на Филиппины. Переход прошел без каких-либо осложнений, и 25 октября судно встало на якорь на внутреннем рейде Манилы. Едва закончив оформление прихода, приступили к погрузке. С обоих бортов ошвартовалось по лихтеру, с которых в трюмы «Селенги» начала поступать вольфрамовая и молибденовая руда и 1600 т кофе. После чего 5 ноября судно вышло в море, чтобы следовать во Владивосток.

Пока советский пароход стоял в Маниле, местные газеты наперебой сообщали, что «Селенга» принял ценный стратегический груз, который по Транссибирской магистрали будет, видимо, отправлен из Владивостока в Германию, но что вряд ли это допустят английские военные корабли, стоящие на рейде. Эти статьи носили провокационный характер, но экипаж особо не волновался.


На следующий день плавания, на подходе к острову Формоза (Тайвань) судно догнал английский крейсер «Ливерпуль». На его мачте развевался сигнал «Немедленно остановитесь!» Это было грубым нарушением свободы судоходства в открытом море. Поэтому капитан «Селенги» Алексей Павлович Яскевич не стал выполнять распоряжение и приказал следовать прежним курсом. На крейсере расчехлили орудия и пошли на сближение. С крейсера спустили моторный бот. Через несколько минут он был уже рядом, и набившимся в него военным морякам не составляло особого труда «взять на абордаж» советское низкобортное судно. Возглавлял десант, как вскоре выяснилось, старший помощник командира корабля. Англичане быстро рассыпались по судну.

Захват парохода «Селенга»


Однако радист «Селенги» уже успел передать во Владивосток, что судно задержано английским крейсером и что военная команда поднимается на борт. Больше ничего сообщить не удалось, в радиорубку ворвались англичане. Одновременно они появились и на мостике.

Английский офицер объявил, что, по их сведениям, груз вольфрама и молибдена, находящийся на борту «Селенги», предназначен для Германии, с которой Англия находится в состоянии войны. Поэтому он имел указание задержать судно и отвести его в Гонконг для проверки груза и грузовых документов. Яскевич заявил протест, подчеркнув, что Советский Союз ни с кем не воюет, а англичане захватили судно нейтральной державы. Однако английский офицер требовал следовать в Гонконг для проверки сведений относительно груза. Было ясно, что решение принято гораздо раньше, и любые аргументы попросту не принимаются в расчет. «Не будем играть в прятки, капитан, — заявил в конце концов офицер в ответ на категорический отказ следовать в Гонконг, — если вы не подчинитесь, я имею приказ силой доставить весь экипаж на крейсер, а судно мы возьмем на буксир».

А.П. Яскевич понимал, что оставлять судно без экипажа нельзя ни в коем случае — возможна любая новая провокация. Поэтому, подчинившись силе, он повел «Селенгу» в Гонконг под конвоем крейсера. На борту судна англичане оставили трех офицеров и сорок вооруженных моряков. 12 ноября судно было поставлено на якорь в военном порту Гонконга, и моряков с крейсера сменила военно-морская полиция.

Вскоре прибыла комиссия во главе с начальником военно-морской базы, который объявил, что до выяснения вопроса о принадлежности груза «Селенга» арестована, однако экипаж имеет право схода на берег. После этого раскрыли трюмы, сфотографировали груз и сняли копии с грузовых документов. Завершив эту работу и опечатав радиорубку, комиссия отбыла.

На другой день капитан судна сошел на берег, разыскал в городе представителя «Экспортлеса» и через него дал телеграммы о задержании судна в адрес начальника Дальневосточного пароходства и посла Советского Союза в Англии. Для команды потянулись дни томительного ожидания.

Затянувшийся рейс, тропический климат, нервное напряжение делали свое дело. К концу месячной стоянки заболели трое членов экипажа. Их удалось отправить во Владивосток на норвежском судне, следовавшем туда с грузом чая. С ними Яскевич передал в адрес начальника пароходства подробное донесение обо всем случившемся. Кроме того, он просил решить ряд проблем, связанных с выплатой денег экипажу, расходами на продукты, материалы, бункер и прочие практические вопросы, неизбежно возникающие в непредвиденных обстоятельствах. Ответ требовалось дать по радио в условленные сроки, без подтверждения получения.

Захват парохода «Селенга»


К этому времени удалось убедить англичан, что экипаж больше не может без радиоприемника. Это и в самом деле было так: людям не хватало известий с Родины, простой русской речи, музыки. Но теперь приемник был особенно необходим, чтобы принять ответ пароходства. С согласия сторожей радиоприемник перенесли из радиорубки в кают-компанию. Около него экипаж установил дежурство. Примерно через месяц после отправки больных радисту удалось прослушать ответы пароходства.

Между тем жизнь шла своим чередом. Экипаж поддерживал судно в надлежащем виде, выполнял ремонтные работы. Монотонная череда дней изредка прерывалась «развлечениями». Однажды на судно прибыл китаец, отрекомендовавшийся представителем гонконгской судовладельческой фирмы. Вручив визитную карточку, он сообщил, что имеет поручение переговорить с капитаном о продаже судна и груза. По сведениям, которыми якобы располагает его фирма, англичане не собираются освобождать «Селенгу». О цене и об условиях продажи можно будет договориться и позднее, в непринужденной обстановке в одном из ресторанчиков в материковой части Гонконга. Яскевич заподозрил, что встреча инспирирована английскими властями. Разве смог бы этот тип попасть на судно без их разрешения? Чтобы избежать неприятностей, капитан решил проконсультироваться с нашим представителем в Гонконге, а встречу назначил китайцу через три дня. Как и ожидалось, в назначенное время «покупатель» не явился. А через нашего представителя было установлено, что ни в одном списке гонконгских фирм названная компания не значится.

Был и другой случай. Как-то на судне появился русский эмигрант, назвавшийся Поповым. Он прибыл на джонке, в форме младшего офицера английской морской полиции. Дежурившие на судне полицейские пропустили его беспрепятственно. Нещадно обругав Англию и англичан, этот Попов под большим секретом сообщил, что судно скоро будет отпущено и попросил спрятать его на пароходе, чтобы вернуться в Советский Союз. Это была простейшая попытка провокации, рассчитанная на то, чтобы обвинить советских моряков в нарушении местных законов. Капитал дал команду вышвырнуть Попова в стоявшую у трапа джонку. Дежурившие на судне полицейские молча наблюдали эту сцену и даже не вмешались.

12 января 1940 года, спустя два месяца после ареста судна, на него прибыл командир военно-морской базы. Он сообщил капитану, что согласно указанию из Лондона «Селенга» освобождается, и можно готовиться к выходу во Владивосток.

Захват парохода «Селенга»


14 января судно было полностью готово к выходу. Оставалась последняя формальность — получить у портовых властей специальный флажный сигнал для прохода ворот порта и бокового заграждения. Яскевичу сообщили, что сигнал будет дан непосредственно начальником военно-морской базы, который специально для этого прибудет на судно.

Во второй половине дня он действительно прибыл, но не один: с ним был французский морской офицер. Англичанин еще раз подтвердил, что его власти отпускают судно. Но у союзников Англии, французов, имеются некоторые вопросы. С тем он и уехал.

История повторялась. Француз оказался старшим помощником командира вспомогательного крейсера «Арамис». Еще недавно это было крупное пассажирское судно компании «Мессажери маритим», переоборудованное с началом войны, и вошедшее в состав французской азиатской эскадры. Теперь крейсер стоял на рейде неподалеку от нашего судна.

Выдвинув все те же абсурдные претензии относительно груза, офицер объявил, что французские власти задерживают «Селенгу» и предлагают в сопровождении крейсера следовать в Сайгон. После отказа Яскевича исполнить указание французского офицера к борту «Селенги» поспешили два моторных бота с «Арамиса», набитые вооруженными моряками. Бесцеремонно высадившись на судно, они первым делом заняли мостик, затем машинное отделение и все помещения судна. Капитану советского парохода снова было предложено вести судно в Сайгон. В случае отказа весь экипаж будет переведен на крейсер и посажен под арест, а пароход «Селенга» на буксире доставлен в Сайгон.

Категорически отказавшись выполнить это требование, опротестовав незаконные действия, А.П. Яскевич потребовал убрать всех французов с судна. В ответ на это вооруженные французские матросы, по команде офицера стали силой сводить, а вернее, сносить на руках сопротивлявшихся членов команды и комсостава в стоящие у борта боты крейсера. Но это капитан уже предвидел, поэтому заблаговременно успел передать указание старшему механику, чтобы в случае чего французы не смогли вести «Селенгу» своим ходом.

Захват парохода «Селенга»


На «Селенге» остались одни французы. На крейсере всю команду загнали в один кубрик, а комсостав разместили по каютам. У всех помещений выставили часовых. Итак, до получения указаний из Франции, экипажу предстояло находиться на положении интернированных. Сначала — на борту «Арамиса», а затем на берегу — под надзором французских колониальных властей. Положение осложнялось еще и тем, что в СССР ничего не знали об очередных событиях на «Селенге», настолько скоротечно развивались события.

Когда утром следующего дня конвой вывел экипаж судна на верхнюю палубу для прогулки, советские моряки увидели «Селенгу», идущую рядом с крейсером. Судно двигалось еле-еле. Это значило, что старший механик успел вывести из строя систему подогрева воды для питания котлов. На следующий день крейсер уже тащил судно на буксире.

Через четыре дня плавания «Арамис» с помощью буксиров завел «Селенгу» в порт Сайгон и поставил к причалу в военном порту. Экипаж же на моторных ботах отвезли миль на двадцать вверх по реке Сайгон и разместили в каких-то карантинных бараках. Там русские моряки были с соотечественниками — экипажем теплохода «Маяковский» Черноморского пароходства, во главе с капитаном Г. Мирошниченко. На пути из США во Владивосток с грузом различного оборудования это судно было задержано в Южно-Китайском море французским крейсером «Ла мота пикве» и приведено в Сайгон. Повод для задержания был выбран аналогичный.

Яскевич с Мирошниченко обсудили создавшееся положение и написали протест губернатору французского Индокитая, направив его через французского офицера приставленной к русским морякам охраны. Прошло два дня, но ответа не было.

Тогда капитаны решились на крайние меры. Посоветовавшись с экипажами, объявили голодовку. Поначалу охрана лагеря не отнеслась к этому заявлению серьезно. Но когда моряки в течение двух суток не являлись ни на завтрак, ни на обед, ни на ужин, охрана забеспокоилась. Командир лагеря, французский капитан, упрашивал прекратить голодовку, но советские экипажи стояли на своем: голодовка будет продолжаться до тех пор, пока не прибудет губернатор.

И это подействовало. На следующее утро в лагерь прибыл хоть и не сам губернатор, но его представитель в чине контр-адмирала. Оказалось, что губернатор получил наш протест и уже сообщил об этом в Париж. Из визита высокопоставленного официального лица наши моряки постарались извлечь максимум пользы. Ему изложили все претензии. Советские экипажи не были военнопленными, а только временно интернированными гражданами нейтральной страны. Лагерь же, где их разместили, не отвечал самым элементарным требованиям. Кроме того, одежда моряков не соответствовала местному климату.

Адмиралу пришлось согласиться. Он не только дал указание перевести моряков в более подходящее место, но и распорядился выдать обоим экипажам тропическое обмундирование и установить рацион питания, предусмотренный для французских моряков.

Захват парохода «Селенга»


Адмирал сдержал слово. Буквально на следующий день советские экипажи перевезли на машинах на бывшую каучуковую плантацию, милях в ста южнее Сайгона. Хотя условия здесь можно было считать удовлетворительными, плантация, тем не менее, была огорожена и охранялась французскими и вьетнамскими солдатами под руководством французских офицеров. Выход за территорию советским морякам был запрещен. Была выдана экипажам и тропическая одежда.

Несмотря на улучшение условий, Яскевича и Мирошниченко особо волновал один вопрос: до сих пор о судьбе советских судов не было известно ни в советском представительстве, ни на Родине, так как при захвате не удалось передать сообщение. Было решено попробовать скрытно связаться с консулами нейтральных стран в Сайгоне.

Написав от имени двух капитанов письмо в адрес норвежского и китайского консулов в Сайгоне, указав место нахождения советских экипажей, обратились с просьбой к этим дипломатам, сообщить советскому правительству о задержании судов и интернировании экипажей. Доставить письмо по назначению взялся один китаец из обслуживающего персонала, конечно, минуя администрацию лагеря. Китаец сдержал свое слово, и письмо, как оказалось позднее, дошло по назначению.

Примерно через неделю после этого в лагерь прибыли оба консула в сопровождении французских офицеров. Каково же было удивление французов, когда в их присутствии консулы сообщили нам, что письмо получено и уже передано в Москву. Таким образом, главная цель была достигнута. Капитаны советских судов еще раз подтвердили, что единственная просьба, претензия и пожелание состоит в том, чтобы экипажи как можно скорее освободили, вернули на суда и дали, наконец, возможность вернуться на Родину.

Понятно, что иностранному консулу не дано права вмешиваться в действия местных властей, но оба они твердо пообещали, что будут интересоваться судьбой советских экипажей и судов и, как только что-то станет известно, обязательно сообщат капитанам.

Так прошло более четырех месяцев, прежде чем пришло долгожданное известие: из Парижа получено указание относительно советских моряков. Однако груз французы решили оставить в Сайгоне до окончания войны. Протесты Яскевича и Мирошниченко успеха не имели. Прошло, однако, еще не менее полутора месяцев, прежде чем моряки вернулись на свои суда. «Селенга» стояла в порту уже без груза. Корпус, надстройка, палубы, механизмы покрылись ржавчиной. Оборудование, мебель, дельные вещи разломаны или похищены. Чтобы привести судно в мореходное состояние, требовалось не меньше месяца интенсивной работы всего экипажа. Часть ремонтных и восстановительных работ по приказанию губернатора была произведена силами и на средства морского адмиралтейства.

Захват парохода «Селенга»


Наконец, в мае 1940 года, «Селенга» была готова к выходу в море. Но не возвращаться же было домой в балласте, тем более, что предстоял длительный переход до Владивостока. С разрешения пароходства судно зашло в Гонконг и оттуда с грузом орехов, масла и бобов последовало в родной Владивосток, куда и прибыло 30 июня. Так закончился этот рейс, растянувшийся почти на полгода.

Источники:
Паперно А. Алексей Павлович Яскевич — первый капитан первого либерти, капитан №1 военных лет // Ленд-лиз. Тихий океан. М.: Терра, 1998. С. 243-247.
Яскевич А. Прерванный рейс // Морской флот. 1985. №8. С.74-76.
Широкорад А. Флот который уничтожил Хрущев. М.: ВЗОИ, 2004. С. 59-60.
Широкорад А. Короткий век блистательной империи. М.: Вече, 2012. С. 188.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 31
  1. василий50 27 октября 2015 06:29
    Ну французы как и англичане всегда были большими любителями пограбить, и всегда только с благородными намерениями. А чего не пограбить если нет ответственности. В той истории не оказалось виновных груз , так, приятный бонус в карман. Главное покуражились, вот о неудаче *отжатия* судна наверное печалились.
    1. Филин 27 октября 2015 08:40
      Они (Англия, Франция) всегда были врагами России (СССР), лишь иногда были "вынужденными союзниками", всё сказанное так же относится к другим странам Европы. Сейчас, в период обострения конфликта против России, все эти действия просто повторяются, захватывать боятся, но в других точках возможного соперничества - действия только усиливаются. Как были враги, врагами, так и остались, только силу они боятся и уважают.
      1. veteran66 27 октября 2015 19:32
        Цитата: Филин
        Они (Англия, Франция) всегда были врагами России (СССР),

        Ну конечно, теперь можно обвинять френчей и англов во всех смертных грехах. А ведь сами же разорялись по поводу поставок некоторыми фирмами США оборудования и сырья в Германию до 40-го года при, якобы попустительстве правительства США. А тут же забыли, что наши пароходы как раз и перевозили сырьё и оборудование из тех же США в Германию, которая воевала против Англии и Франции. Честнее нужно быть, товарищи, тем более, груз не отжали, а оставили в порту до окончания войны.
        1. виктоор 27 октября 2015 20:27
          Простите, а данные, ссылочку о возврате груза и похищенных вещей и оборудования скинете?Или честнее нужно быть только товарищам?
        2. Альф 27 октября 2015 22:54
          Цитата: veteran66
          Ну конечно, теперь можно обвинять френчей и англов во всех смертных грехах. А ведь сами же разорялись по поводу поставок некоторыми фирмами США оборудования и сырья в Германию до 40-го года при, якобы попустительстве правительства США. А тут же забыли, что наши пароходы как раз и перевозили сырьё и оборудование из тех же США в Германию, которая воевала против Англии и Франции. Честнее нужно быть, товарищи, тем более, груз не отжали, а оставили в порту до окончания войны.

          А где сказано, что груз Селенги предназначался Германии ?
      2. Микадо 28 октября 2015 16:47
        Цитата: Филин
        Они (Англия, Франция) всегда были врагами России (СССР), лишь иногда были "вынужденными союзниками", всё сказанное так же относится к другим странам Европы. Сейчас, в период обострения конфликта против России, все эти действия просто повторяются, захватывать боятся, но в других точках возможного соперничества - действия только усиливаются. Как были враги, врагами, так и остались, только силу они боятся и уважают.

        Ежели не ошибаюсь, в 1940 году, в то время, когда Гитлер уже давно разбил Польшу, и был готов "отжать" Данию и Норвегию, Англия и Франция, сидя за "линией Мажино" и пребывая в уверенности в собственной безопасности, разрабатывали план по высадке на Кавказе. Якобы, чтобы отрезать Гитлера от нашей нефти. Также ими оказывалась военная помощь финнам во время Финской войны. В принципе, они были готовы при случае поддержать любого противника СССР. Только разгром Франции помешал, по сути, выполнению их планов по агрессии в отношении нас. А потом, в 1941-м, даже "неблагодарные" финны стали их противниками. Мораль: не рой другому яму. И, если Сталина т.н. "либеральные интеллигенты" упрекают в том, что он строил мощное государство и армию, стоит задуматься - а что ему еще оставалось делать в окружении таких "партнеров"? С уважением, hi
    2. chunga-changa 27 октября 2015 09:56
      Грабят того кто позволяет это. Попробуйте задержать и ограбить судно под английским флагом, сильно удивитесь.
      1. Alexey RA 27 октября 2015 11:22
        Цитата: chunga-changa
        Грабят того кто позволяет это. Попробуйте задержать и ограбить судно под английским флагом, сильно удивитесь.

        Не всегда - на судьбу своих судов с с откровенной контрабандой, задержанных у берегов воюющего государства, лайми обычно смотрят сквозь пальцы - "джентльмены так глупо не попадаются".
        А вот если задержание было вне зоны боевых действий... во времена РЯВ было показательное "дело парохода "Малакка".
      2. Микадо 28 октября 2015 16:58
        Цитата: chunga-changa
        Грабят того кто позволяет это. Попробуйте задержать и ограбить судно под английским флагом, сильно удивитесь.

        Наши морские силы на Дальнем Востоке в то время были слишком малы. Основу составляли несколько эсминцев дореволюционной постройки, остальные силы - торпедные катера, подводные лодки. Задача была - оборона побережья. У Британии же тогда полмира было в колониях, еще шутка была правдивая "над Британской империей никогда солнце не заходит". Одних только крейсеров штук 50 было.
        Все прекрасно знали, что началась война, и что она еще затянет в себя многие страны. Все к ней готовились. Мы готовились на суше, они - на море. Доктрины были разные из-за различного географического положения. К сожалению, на море мы с ними тягаться тогда не могли. Тем более, на ДВ. Задача была - не поддаваться на провокацию.
    3. василий50 27 октября 2015 13:52
      Французы с англичанами в это время планировали бомбить нефтепромыслы в СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ на северном Кавказе. Бомбардировки сорвали немцы, которые обиделись что Гитлеру не дали нобелевскую премию мира.
  2. Добрый 27 октября 2015 07:59
    Обыкновенное пиратство. Наглосаксы и лягушатники, те еще пидоркИ.
    1. kaa_andrey 27 октября 2015 09:39
      Вот она суть европейских ценностей: грабеж, воровство и циничное отношение к другим.
  3. Думф 27 октября 2015 08:08
    Это еще раз подтверждает необходимость создания АУГ.
    1. Колесо 27 октября 2015 22:22
      Цитата: Думф
      Это еще раз подтверждает необходимость создания АУГ.

      Даёшь каждому транспорту свой АУГ! laughing wassat
  4. parusnik 27 октября 2015 08:10
    В 1939 г.Англия и Франция вели "странную" войну с Германией..А вот провокации супротив СССР это завсегда..
    1. амурец 27 октября 2015 13:50
      Наши тоже не плохо потом отомстили,проведя ряд кораблей и судов Германии в1940 году по Севморпути.В том числе и рейдер Комет,а также предоставив пункт базирования кораблей и подводных лодок в губе Западная Лица в бухте Андреева для Кригсмарине. Подробности в википедии:статья базис норд,в книгах у Ковалёва о немцах в Арктике "Свастика над Таймыром" и Корякина "Война в Арктике1941-1945годы".Есть книги о рейдерах 3-го Рейха.
  5. miv110 27 октября 2015 08:31
    Из всей изложенной истории совершенно не понятна роль наших дипломатов и разведки. Где? Что? Когда? Пропали два судна - в чьих руках они, какова судьба экипажа? Вроде бы дали весточку - и что? Почему при отходе судна из Гонконга не присутствовал какой-либо советский дипломатический полпред и если таковые не могли находится там, то заручиться поддержкой других дипломатических миссий. Получается если бы не личное мужество и упорство экипажей, то исход не был бы так оптимистичен.История почти один в один как с захватом танкера "Полтава" чанкайшистами по которому снят в 1958 году фильм "ЧП", только враги и друзья поменялись местами. В роли спасителя выступил французский консул.
  6. Fotoceva62 27 октября 2015 09:42
    Сам факт задержания и досмотра в море во время войны, не противозаконен . Буксировка или препровождение в порт тоже не за гранью,а вот последующие действия англов и галлов являются нарушением ,так как они интернировали нейтральное судно и его экипаж .Причём экипаж содержали как военнопленных не разрешая вахтенную службу для обслуживания судна и сбережения груза,что является грубейшим нарушением(читай актом пиратства). У СССР тогда флота в понимании «океанский» не было ,да и откуда ему было взяться, после окончания гражданской и интервенции прошло всего 18 лет.
    Как говорил Пётр Алексеевич император Российский: ...Государь,что токмо армию имеет с одной рукой,а тот,что армию и флот имеет о двух руках!... Европейцам,а особенно Британцам грабить суда и народы традиционно.Вспомните времена Екатерины Великой.Вся их история ,это летопись грабежа и предательства (бизнес только бизнес ,ничего личного...).Бандиты... сэр!
    По поводу АУГ, совсем не уверен в сложившихся военных и экономико-политических условиях, а также при возможных ТВД .
  7. _КМ_ 27 октября 2015 10:53
    К сожалению своей цели "союзнички" добились - стратегически важный груз они отжали.
    1. veteran66 27 октября 2015 19:37
      Цитата: _КМ_
      К сожалению своей цели "союзнички" добились

      не отжали, а задержали, не забывайте кому этот груз предназначался. Есть ещё те кто будет отрицать помощь Сталина Гитлеру?
  8. SIT 27 октября 2015 11:05
    В составе ТОФ в 1939 согласно доклада Н.Г. Кузнецова было 86 подводных лодок. На переходе в Сайгон можно было устроить французам неслабое шоу , после которого они бы гальюны свои долго отмывали.
    SIT
    1. Alexey RA 27 октября 2015 11:43
      Цитата: SIT
      В составе ТОФ в 1939 согласно доклада Н.Г. Кузнецова было 86 подводных лодок.

      Из которых 90% могло действовать лишь у баз ("М") или в ближней зоне ("Щ").
      В 1939 г. на ТОФ крейсерских ПЛ не было вообще. Боеготовых (по документам) ПЛ, способных действовать вдали от баз (подводных минзагов "Л" с дальностью 7500-10000 миль и автономностью 1 месяц) - было не больше десятка.
      1. jjj 27 октября 2015 15:16
        Самое печальное, что экипажи наших подводных перед войной были слабо подготовленными. Лишь гибель товарищей многих сумела чему-то научить
        jjj
        1. Alexey RA 27 октября 2015 16:39
          Цитата: jjj
          Самое печальное, что экипажи наших подводных перед войной были слабо подготовленными. Лишь гибель товарищей многих сумела чему-то научить

          На ТОФ и с техникой были проблемы. ЕМНИП, для перевода 6 ПЛ с ТОФ на СФ в 1942 аккумуляторы собирали со всего флота. Известные неисправности устранили при первом ремонте в США. Но, как потом выяснилось, обнаружили не всё. Вот что творилось на С-56 в Карибском море:
          Ещё одна крупная неприятность: выяснилось - на левом дизеле поднять обороты выше 350 об/ мин. не удаётся. Это замечено ещё вчера, а сегодня окончательно подтвердилось. Причина - в износе шестерёнок соляровой помпы дизеля, в силу чего она не даёт достаточного количества соляра и имеется заедание в регуляторе сервомотора.
          (...)
          В 14.55 лопнула масляная труба правого дизеля между четырёхместной коробкой и фильтром. Остановил правый дизель, сообщил флагману. Флагман дал ход «оба малый». Приказал сменить трубу. В 15.35 труба заменена, снова ход 16 узлов. Погода по-прежнему тихая, видимость хорошая. Безуспешно пытались отрегулировать левый дизель на бездымность и повысить число оборотов. Бездымности достичь не удалось, число оборотов с трудом довели до 350. Получил с флагмана семафор - в 19 часов будем дифферентоваться. В 19.00 погрузился, к 19.15 удифферентовался, лодка оказалась легче расчётной всего на 300 литров. В 19.15 всплыл, начал продуваться, и эта комбинация заняла ровно 20 минут. Оказывается, продуваться левым дизелем уже нельзя, где-то не держит трубопровод продувания низким давлением. Невозможно создать давление.
          (...)
          Говорил с механиком - ремонт в Галифаксе потребуется следующий: газоотводные клапана - старые проточить, новые заказать, осмотреть циркуляшки, заказать новые шестерни к нефтяному насосу. Ремонт маслопровода правой машины, осмотр трубопровода низким давлением и ещё целый ряд мелочей. Я сторонник это всё сделать, ибо я должен на Северный Флот привести боевую единицу, а не калеку.

          (с) Дневник командира п/л С-56 капитан-лейтенанта Щедрина Г.И.
        2. амурец 27 октября 2015 17:17
          Почитайте в "Глубинах полярных морей"Колышкина.В начале своей книги он прямо пишет,что боясь гибели лодок и экипажей Главный морской штаб дал указания указания командирам кораблей,частей и соединений не погружаться на большие глубины и большинство задач лодки отрабатывали на поверхности.Виновато в плохой подготовке экипажей только руководство РККФ.
          1. Alexey RA 27 октября 2015 19:09
            Цитата: амурец
            Почитайте в "Глубинах полярных морей"Колышкина.В начале своей книги он прямо пишет,что боясь гибели лодок и экипажей Главный морской штаб дал указания указания командирам кораблей,частей и соединений не погружаться на большие глубины и большинство задач лодки отрабатывали на поверхности

            Верно. Только следует напомнить - после чего это указание было дано.
            13 ноября 1940 года в Мотовском заливе Баренцева моря во время отработки задач боевой подготовки затонула ПЛ Д-1 "Декабрист".
  9. _КМ_ 27 октября 2015 11:47
    Цитата: SIT
    В составе ТОФ в 1939 согласно доклада Н.Г. Кузнецова было 86 подводных лодок. На переходе в Сайгон можно было устроить французам неслабое шоу , после которого они бы гальюны свои долго отмывали.


    Не могли бы. Слишком далеко от баз. Да и Франция - потенциальный союзник в войне с Германией. Вообще такое впечатление, что англичане решили поживиться за наш счет вольфрамовой и молибденовой рудой. В годы войны она была на вес золота. Точнее многократно дороже. Поэтому каждую тонну считали. А тут советский пароход...
  10. ЗЛОЙ КОЛОРАД 27 октября 2015 14:32
    Респект за опубликованный материал...это наша частичка истории, о которой не нужно забывать...
  11. ilyaches 27 октября 2015 16:33
    Спасибо за интересную статью.
  12. Glagol1 27 октября 2015 19:08
    Наши моряки молодцом держались. Но сильно изменить ситуацию
    Вряд ли было возможно, СССР должен был быть чрезвычайно
    Аккуратным, все вокруг, кроме Китая, были действительными
    или потенциальными врагами.
    1. Megatron 28 октября 2015 01:30
      Да, китаец, оставшийся не известным, здорово выручил.
      1. Альф 28 октября 2015 21:42
        Цитата: Megatron
        Да, китаец, оставшийся не известным, здорово выручил.

        Интересно, как звали китайца-Ван Ю Шин или Ли Си Цын ? laughing

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня