Олланд бросает слова на ветер

Олланд бросает слова на ветер


Президент Франции Франсуа Олланд первый раз за время своего руководства республикой посетил город корабелов Сен-Назер, расположенный в департаменте Луара Атлантическая на западе страны, при впадении крупнейшей французской реки Луары в Бискайский залив. В годы Второй мировой войны в этом городе немцами были сооружены бетонные бункеры для скрытного нахождения в них германских подводных лодок. Эти бункеры здесь сохранились по сегодняшний день и представляют большой интерес для туристов.


Но Олланд прибыл в Сен-Назер не с туристической целью. Перед ним стояла простая и в то же время сложная задача – снять социальное напряжение в среде местных корабелов, которое возникло из-за того, что президент Франции запретил поставку в Россию созданных по ее заказу на здешних верфях фирмы DCNS/STX двух кораблей-доков, или, как их еще называют, вертолетоносцев класса Mistral под названием «Владивосток» и «Севастополь». Корабли, готовые на 90%, только без вооружения, которое на них должны были смонтировать в Кронштадте, бесцельно простояли у причалов завода несколько месяцев, занимая места, на которые можно было поставить другие строящиеся суда. И, кроме того, оставили без работы почти тысячу судостроителей, приносили фирме ежемесячно по 5 млн евро убытков из-за необходимости поставлять на борт вертолетоносцев электричество, тепло, воздух высокого и низкого давления, организовывать их охрану.

И президенту Франции пришлось деликатно улаживать конфликт, созданный им самим.

МИСТРАЛЬНЫЙ СЮРПЛЯС


Расскажем о том, что мало кому известно. Инициатором и посредником в заключении российско-французского контракта по «Мистралям» был сегодняшний беглый банкир, выдачи которого отечественному правосудию требует Следственный комитет России, а в десятых годах нынешнего века сенатор от Тувы и основной владелец одного из крупнейших отечественных судостроительных предприятий «Балтийский завод» Сергей Пугачев. Именно он, как говорят знающие люди, предложил президентам Франции и России заключить соглашение на покупку двух кораблей-доков вертолетоносцев Mistral, которые по идее должны были значительно усилить мощь российского Военно-морского флота. Предложение это аргументировалось тем весомым обстоятельством, что Николя Саркози готовился тогда к выборам на второй президентский срок и ему крайне важна была поддержка докеров Сен-Назера, где строились эти корабли и у которых не имелось хороших заказов. А сделав такой заказ, Россия мало того что могла ненавязчиво поддержать на выборах кандидатуру Саркози, но и отметить его весомый вклад в разрешение российско-грузинского конфликта, который возник 8 августа 2008 года после нападения грузинской армии на российских миротворцев, дислоцированных в Южной Осетии.

Кроме того, считалось, что в качестве плюса от этой сделки российские моряки получат вертолетоносцы, которых у отечественного ВМФ никогда не было. Они смогут перевозить 450 человек личного состава, 16 вертолетов и 30 боевых машин или в два раза больше автомобилей. Корабли можно использовать как для проведения десантных операций, так и для управления межвидовой флотской группировкой, а также, если понадобится, и в качестве плавучего госпиталя. А главное – Россия получит технологию постройки боевых кораблей водоизмещением в 20 с лишним тысяч тонн, которые собираются всего за 36 месяцев. И в качестве бонуса системы боевого управления, принятые в странах НАТО.

Если учесть, что на наших верфях подобные корабли строились по пять-шесть лет, то аргумент, конечно, был очень веским. А «довесок» в виде «систем боевого управления НАТО» вообще был воспринят некоторыми начальниками как вишенка на свадебном торте. Никто из серьезных людей даже не засомневался, поделятся натовцы этой системой со своими «вероятными противниками» или все-таки нет. Тех, кто робко высказывал такие мысли, быстро отодвинули в сторону: мол, времена изменились, мы теперь с Брюсселем, несмотря ни на что, партнеры. Система будет у нас, никуда не денется. А когда некоторые адмиралы обращали внимание на откровенные минусы кораблей-доков (слабое вооружение – две пусковые установки зенитных ракет ближнего радиуса действия, две 30-мм пушки и четыре 12,7-мм пулемета, что для такого огромного вертолетоносца явно мало, а еще неприспособленность «Мистралей» для плавания в северных по сравнению со Средиземноморьем акваториях, особенно зимой, когда бухты сковывает льдом), им отвечали: мы поставим на нем свое вооружение, корпуса укрепим дополнительной защитой, разместим на палубах свои ударные вертолеты… И так далее и тому подобное.

Важно было то, что в Кремле приняли политическое решение – купить у Франции четыре корабля. Не два, как обычно звучит в отечественных СМИ, а четыре. Два сразу, а еще два потом, по опциону. Тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков, которого часто и ошибочно называют инициатором заключения контракта с Парижем по «Мистралям», недовольно морщился, когда журналисты спрашивали его об этой сделке. «Деньги в бюджете есть только на два корабля, – говорил он, – два других закажем или нет, будет видно после опытной эксплуатации первых корпусов».

А Сергей Пугачев в качестве бонуса за заключенный контракт получил заказ для «Балтийского завода» на строительство двух кормовых частей «Мистралей» и, как утверждают «злые языки», французский паспорт, что позволяет ему сейчас скрываться во Франции от выдачи российским правоохранительным органам. Но мы сейчас не об этом.

Дальнейшая история с «Мистралями», сюрпляс с ними на французской верфи хорошо известны. Корабелы Сен-Назера выполнили свои обязательства. Оба вертолетоносца, получившие название «Севастополь» и «Владивосток», как и предполагалось, были построены в течение 36 контрактных месяцев, на них были перестроены полетные ангары под российский ударный вертолет Ка-52К, специально модернизированные под эти корабли. На палубе доков оборудованы площадки под отечественное противовоздушное, противокорабельное и противолодочное вооружение, которого у французов не было ни в проекте, ни в реальности, планировалось установить его в Кронштадте после передачи кораблей.

Но на выборах во Франции победил не Саркози, а Франсуа Олланд. Он не имел никаких обязательств перед Россией, тем более когда корабли были уже практически готовы, на него стали сильно давить из Вашингтона и штаб-квартиры НАТО в Брюсселе, требовали не отдавать вертолетоносцы Москве, так как она может использовать их в «агрессии против Украины». Мягкотелый Олланд то ли в пику Саркози, то ли действительно под нажимом союзников по Североатлантическому альянсу отказался отдавать оплаченные корабли их законному владельцу. Кремлевский подарок Елисейскому дворцу вышел боком, и «Мистрали» зависли у причалов Сен-Назера.

ОБЕЩАТЬ – НЕ ЗНАЧИТ ЖЕНИТЬСЯ


Но вернемся к пребыванию президента Франции на судостроительной фирме DCNS/STX. Олланд поднялся на борт одного из «Мистралей», высоко оценил работу, проделанную его согражданами, а потом выступил перед судостроителями. «Хочу отчитаться перед вами, – обратился он к ним, – все проблемы по Mistral были успешно урегулированы в ходе переговоров с Россией. И я думаю, что у нас в дальнейшем будет партнерство с Россией по новым кораблям».

«Франция хотела продать корабли Mistral стране, которая использовала бы их наилучшим способом. Мы не хотели продавать их стране, которая находится в состоянии войны. Франция хотела, чтобы ими владела страна, которая намеревалась бы с их помощью лишь обеспечивать собственную безопасность. Именно по этой причине и было принято небезызвестное решение по Mistral в отношении России. И российская сторона согласилась с необходимостью расторжения контракта. Все прошло хорошо с Россией», – сказал Олланд, которого процитировал ТАСС. Кроме того, французский лидер назвал нелепой распространенную ранее западными СМИ идею о том, что корабли Mistral, не поставленные России, «будут затоплены в открытом море».

«Это высокотехнологичные корабли, и подобные действия в отношении их были бы недопустимы», – сказал президент. Он выразил удовлетворение тем, что вертолетоносцы были проданы Египту по той же цене, которая изначально была на них установлена». «Верфи STX не потеряют ни сантима на этой операции», – сказал Олланд. Тут он, как говорится, в очередной раз загнул.

Первый раз, когда пообещал корабелам Сен-Назера, что Россия закажет им новые корабли, чего в ближайшие 10–15 лет, конечно же, не будет ни при какой погоде. Об этом, кстати, заявил автору этих строк один из высокопоставленных российских военных руководителей. Наученная горьким опытом «французской необязательности» и неспособности руководства Пятой республики выполнить свои контрактные обязательства, Москва вряд ли станет связывать себя коммерческими договорами в области военно-технического сотрудничества с непредсказуемым и несамостоятельным Парижем. Это, по простонародной терминологии, медицинский факт и не понимать это, обманывать самого себя и своих сограждан – совсем не лучшая черта, которая характеризует политика такого уровня, как президент Франции.

Второй раз он сильно слукавил, когда сказал, что верфи Сен-Назера не потеряли на отказе поставить вертолетоносцы России и перепродаже их Египту ни сантима. Простое сопоставление цифр убеждает любого непредвзятого наблюдателя, что это, мягко говоря, далеко не так, если не сказать жестче. Мы уже упоминали о простое этих кораблей у причала: «Владивосток» там подпирал стенку целый год, «Севастополь» – полгода. Помножьте 5 млн евро на 18 месяцев и вы получите расход в 90 млн «евриков», которые фирме STX Париж не компенсировал. Теперь перейдем к стоимости контракта.

ПОДСЧИТАТЬ И ПРОСЛЕЗИТЬСЯ



В конечном итоге два десантных корабля, адаптированные к суровым условиям севера, отправятся служить в Африку. Фото Reuters

Соглашение на поставку российскому ВМФ двух кораблей-доков класса «Мистраль» стоило 1,12 млрд евро. Россия заплатила за них аванс в 875 млн. Еще 50 млн евро потратила на строительство двух кормовых отсеков на собственных верфях в Санкт-Петербурге, какую-то сумму на их транспортировку в устье Луары, на завод STX. Построила для этих кораблей причальную стенку во Владивостоке и Новороссийске. Затратила необходимые средства на командировку во Францию для переподготовки 400 членов экипажей для двух вертолетоносцев. Суммарно это обошлось отечественной казне около 950 млн евро, которые Франция нам выплатила сполна.

Франсуа Олланд должен быть благодарен президенту России Владимиру Путину, который не стал мелочиться и не порекомендовал Рособоронэкспорту подать на французских партнеров в Международный суд с требованием компенсировать не только финансовые издержки нашей страны, которая не получила обещанные ей корабли, но и штраф за задержку выполнения, а затем и за разрыв контракта. Он бы превысил двукратную стоимость «Мистралей». Но в Кремле, видимо, решили не тянуть время, не тратить силы на судебные разбирательства и поступить по народному принципу – «с паршивой овцы хоть шерсти клок». 950 млн евро будут для нас не лишними. Их можно потратить на более важные цели, нежели французские вертолетоносцы, которые нашему ВМФ были, как мы знаем, что называется, ни к селу ни к городу.

Если учесть, что в июне 2011 года, когда фирма DCNS/STX и Рособоронэкспорт подписывали контракты на поставку двух кораблей-доков России евро стоил примерно 40–41 рубль, то сегодня колебания его цены проходят где-то вокруг отметки 70 руб. Вот и считайте, кто выиграл и кто проиграл из-за разрыва российско-французского контракта по «Мистралям».

ВЕРТОЛЕТОНОСЦЫ ДЛЯ БОРЬБЫ С ПИРАТАМИ


А сейчас перейдем к египетской покупке. Французские и египетские СМИ подробно рассказывали, что церемония подписания сделки состоялась в президентском дворце «Аль-Иттихадия» во время официального визита в Каир премьер-министра Франции Манюэля Вальса. Источники ТАСС сообщили, что два корабля будут переданы Египту зимой после того, как с них демонтируют российское оборудование. Системы управления силовыми установками корабля, связи, управления оружием, которого на вертолетоносцах пока нет (о них мы поговорим чуть позже), навигационные комплексы и многое другое, что соответствует российским стандартам и выполнено с надписями на кириллице.

Сообщалось, что с египетской стороны на встрече с Вальсом присутствовали президент Абдель Фаттах ас-Сиси, глава правительства Шериф Исмаил, глава МИДа Самех Шукри и министр обороны Сидки Субхи. Сделку обмыли шампанским, а стоимость ее составила, по данным французской и египетской печати, 950 млн евро. Ровно столько, сколько Париж выплатил Москве за несостоявшийся контракт.

Для чего египтянам «Мистрали», куда они собираются высаживать десант, гадать не будем. В конце концов у страны есть президент, министр обороны, начальник Генерального штаба, они найдут, как и куда применить эти корабли. Не надо забывать, что на юг от страны пирамид, за Суэцким каналом и Красным морем располагается такое государство, как Сомали, а некоторых ее граждан, промышляющих разбоем в районе Африканского Рога и Баб-эль-Мандебского пролива называют сомалийскими пиратами. Не исключено, вертолетоносцы пригодятся Каиру именно для борьбы с ними и для поддержки своих союзников в Йемене. Но это только авторские догадки, которые могут не соответствовать национальным интересам Египта.

Но вот то, что Каиру обязательно будет нужно, это довести обустройство купленных французских кораблей до ума или, другими словами, до высокой боевой готовности. То есть установить на него необходимое вооружение – противовоздушное, противокорабельное и противолодочное. Тем более что площадки под него на палубах вертолетоносцев уже подготовлены. А главное, кораблям потребуются вертолеты. Не исключено, те самые, под которые перестроены ангары «Мистралей». Это российские ударные вертолеты Ка-52К, вооруженные неуправляемыми реактивными снарядами, управляемыми сверхзвуковыми противокорабельными ракетами, 30-мм пушками и другим оборудованием.

Будет ли покупать все это Каир у Москвы – вопрос. Надежда на это есть, по крайней мере в последние годы Египет заключил с Россией контракты в сфере военно-технического сотрудничества на 5–7 млрд долл. Не исключено, ему потребуются и наши корабельные вертолеты. Об этом, кстати, говорит генеральный директор «Ростеха», куда входит Рособоронэкспорт, Сергей Чемезов. А он, надо понимать, обладает информацией государственной важности.

Заработает Россия на перепродаже Францией «Мистралей» Египту или нет – вопрос, который нас не очень сильно волнует. Есть ощущение, что заработает. Но вот то, что никаких боевых кораблей Москва Парижу больше заказывать не будет – это факт, не подлежащий сомнению. Что бы и кому бы ни обещал Франсуа Олланд, как бы ни бросал слова на ветер. Репутация – серьезная штука. Обманувшему раз никто никогда больше не поверит. И дело не только в этом. Наша страна не станет больше зависеть от капризов и непорядочности тех или иных высокопоставленных политиков и государственных деятелей. Думаю, урок «Мистралей» для нас не прошел и не пройдет даром.

Спасибо Олланду, теперь импортозамещение не на словах, а на деле есть и будет нашей долгосрочной и реальной государственной программой.
Автор:
Виктор Литовкин
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/armament/2015-10-23/1_olland.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

56 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти