Красная Персия. Часть 1. Как на Южном Каспии появилась Гилянская советская республика

В начале 1920-х гг. Каспийское море имело все шансы стать «внутренним озером» Советской России. Революция 1917 г. вызвала целый ряд восстаний в странах Европы и Азии, некоторые из которых закончились провозглашением социалистических республик. Пусть время существования этих «рожденных революцией» образований было непродолжительным, они внесли яркий след в новейшую политическую историю. Одна из таких республик существовала более года на южном побережье Каспийского моря — в исторической персидской области Гилян.

Борьба за конституцию и кризис власти династии Каджаров

Революционные события в Иране начала ХХ в. были вызваны существенным несоответствием социально-экономических потребностей страны и специфики политической организации иранского государства. К началу ХХ в. в Персии более столетия находилась у власти династия Каджаров, пришедшая к власти в 1796 г. и представлявшая собой один из знатных родов азербайджано-туркменского племени каджар, населявшего Хорасан и Астерабад. Именно представители астерабадских каджар и пришли к власти в Персии. В целом, династия Каджаров представляла собой вполне обычную для персидской истории Нового времени правящую фамилию тюркского происхождения. Ее приход к власти был вполне естественным, поскольку именно каджары считались опорой также тюркской династии Сефевидов, на протяжении нескольких столетий управлявшей персидским государством. Однако к началу ХХ в. политический строй во многом изжил себя, особенно на фоне растущей экспансии в иранскую экономику иностранных капиталов, особенно российского и британского. Стремясь удержать власть, Каджары, с одной стороны, консервировали феодальные порядки в Персии, в результате чего страна характеризовалась низкой эффективностью системы управления, а с другой стороны — постепенно отдавали иностранным собственникам ресурсы страны. Красная Персия. Часть 1. Как на Южном Каспии появилась Гилянская советская республика В стране нарастали внутренние противоречия, которые усугублялись недовольством городских слоев политикой правительства шаха Мозафереддина (на фото). Формальным поводом к выступлению городского населения стал приговор, вынесенный группе тегеранских купцов. Генерал-губернатор Тегерана Ала эд-Доуле приказал побить купцов палками по пяткам за поднятие цен на импортный сахар. Произошло это 12 декабря 1905 г., а в начале 1906 г. в Тегеране начались массовые волнения. Восставшие тегеранцы потребовали отправить в отставку садразама Айн эд-Доуле — главу шахского правительства, затем появились и требования принятия конституции и создания парламента — меджлиса.


Мозафереддин-шах Каджар был вынужден пойти на создание меджлиса и ввести избирательное право для мужчин старше 25 лет, соответствовавших необходимому имущественному цензу. В сентябре 1906 г. в Тегеране был создан выборный орган — энджумен, который взял на себя функции законодательной и судебной власти. Однако шах не торопился подписывать проект конституции, разработанный в меджлисе. Дело в том, что Мозафереддин-шах был смертельно болен и ближайшее окружение шаха ожидало его скорой смерти, проча на персидский трон его старшего сына Мухаммеда-Али Мирзу, известного своими ультраконсервативными убеждениями и бывшего противником принятия конституции. Примечательно, что ближайшим советником и воспитателем Мухаммеда-Али Мирзы был российский дипломат и востоковед Сергей Маркович (Серая Мордехаевич) Шапшал (1871-1963) — караим по национальности, известный своими консервативными взглядами. Получается, что российское влияние ощущали на себе обе стороны персидского политического противостояния — и революционеры-конституционалисты, и сторонники консервации абсолютной власти шаха. Тем не менее, шах Мозафереддин успел подписать первую часть конституции, предоставляющую меджлису значительные права в сфере управления финансами, дорогами, установлением государственных границ. Однако 1 января 1907 г. шах скончался. Через неделю на престол вступил Мухаммед-Али-шах Каджар, который принял решение о разгоне меджлиса.

Восстание Саттар-хана

В Тебризе вспыхнуло восстание, в результате которого были арестованы губернатор и чиновники, захвачены правительственные здания. В городах Персии стали появляться энджумены — выборные органы, создавались профсоюзы. Наибольшего размаха революционные выступления достигли в Иранском Азербайджане и в провинции Гилян, расположенной на южном побережье Каспийского моря. Это объяснялось тем, что Гилян и Азербайджан находились в непосредственной близости от российского Закавказья, где в эти годы революционное движение также набирало обороты, охватывая широкие слои армянского, грузинского, азербайджанского, русского населения. В Иранском Азербайджане и Гиляне создавались отряды муджахидов из числа городских ремесленников, мелких торговцев, немногочисленного рабочего класса. 22 июня 1908 г. шах Мухаммед Али Каджар ввел в столице страны чрезвычайное положение. Правительственные войска обстреляли из артиллерийских орудий мечеть Сепехсалара, где находились сторонники конституции, позже полиция арестовала ведущих лидеров конституционалистов, некоторые из них были казнены. Меджлис официально был распущен — как сообщало правительство, на время стабилизации политической обстановки в стране. Однако эти действия шаха вызвали восстание на территории Иранского Азербайджана, которое возглавил Саттар-хан (1868-1914) — выходец из карадагского селения в Иранском Азербайджане, сын мелкого торговца тканями. Красная Персия. Часть 1. Как на Южном Каспии появилась Гилянская советская республика С юных лет Саттар-хан (на фото) участвовал в оппозиционном движении, скрывался от ареста среди кочевых шахсевенских племен Иранского Азербайджана. Около двенадцати лет Саттар зарабатывал на жизнь в буквальном смысле «на большой дороге» — он грабил торговые караваны, однако потом бывший разбойник нанялся в дорожную охрану. Так Саттар превратился из разбойника в профессионального охранника, но не утратил ненависти к шахскому режиму. Когда в 1907-1908 гг. в Иранском Азербайджане начались волнения, вызванные подавлением конституционалистов, Саттар-хан возглавил собственный отряд федаинов. Во главе отряда он участвовал в боевых столкновениях на территории Тебриза, захватив целый район города — Амирхиз, где Саттару удавалось отбивать атаки шахских войск на протяжении нескольких месяцев. В то время, когда Саттар орудовал в Тебризе, с ним вышли на контакт представители закавказского революционного движения, в том числе — Мешади Азизбеков (1876-1918) — азербайджанский революционер, социал-демократ, впоследствии казненный в числе легендарных 26 бакинских комиссаров.

Из Баку в Тебриз устремились транспорты с оружием и даже добровольцы из числа закавказских революционеров.
Российское посольство в Персии доносило в Петербург, что отряды Саттар-хана получают серьезную помощь от закавказских революционеров и без нее вряд ли смогли бы продержаться столь продолжительное время. Известно, что личная охрана Саттар-хана состояла из дагестанцев и насчитывала 250 человек, а артиллерийскими подразделениями Саттар-хана командовал русский моряк Т.А. Гончаровский по прозвищу «Алеша» — бывший матрос броненосца «Потемкин», оказавшийся на персидской земле. Шахским войскам так и не удалось взять захваченный отрядами Саттара Тебриз. Однако неразбериха в Иранском Азербайджане привела к ухудшению криминогенной ситуации. Так, в окрестностях Ардебиля кочевники из племени шахсевенов стали нападать и грабить местных жителей, считавшихся подданными Российской империи. Петербург использовал эти случаи в качестве формального повода для отправки в Персию воинского контингента. 20 апреля 1909 г. командующий войсками Кавказского округа генерал-адъютант Илларион Воронцов-Дашков получил приказ императора выдвинуть в Тебриз подразделения российской армии для защиты подданных Российской империи. В состав экспедиционных сил вошли два батальона 1-й Кавказской стрелковой бригады, четыре конные сотни кубанских казаков, саперная рота и три артиллерийские батареи. Командующим был назначен генерал-майор И.А. Снарский, командовавший 1-й Кавказской стрелковой бригадой. Русские войска смогли в достаточно короткие сроки навести относительный порядок в Иранском Азербайджане, «угомонив» кочевые племена курдов и туркмен-йомудов, донимавших оседлое население постоянными грабежами. Когда русские войска вступили в Тебриз, город были вынуждены покинуть и отряды Саттар-хана. Сам лидер повстанцев укрылся в турецком посольстве.

Однако к этому времени восстания начались в целом ряде других городов страны. Более того — против шахского правительства выступили и воинственные бахтиарские племена. Ираноязычные кочевые и полукочевые племена бахтиаров проживают в Юго-Западном Иране, на территории провинций (останов) Исфахан и Чехармехаль и Бахтиария. В этническом и культурном отношении они близки соседним курдам и лурам. На протяжении нескольких столетий иранской истории бахтиары играли в ней важную роль, благо были многочисленны и отличались воинственностью. В XIX веке с бахтиарами установили прочные контакты английские агенты, которые постепенно превратили племена Юго-Западного Ирана в инструмент своего влияния. В частности, в 1897 г. они участвовали в подавлении антибританского национального восстания в городе Шуштере, что в южной провинции Хузестан.

Подавление «Конституционной революции»

В мае 1909 г. из Гиляна в направлении Тегерана выдвинулись отряды федаинов, с Исфахана, в свою очередь, вышли формирования бахтиаров численностью около тысячи бойцов. 30 июня 1909 г. отряды федаинов и бахтиаров вошли в Тегеран и захватили здание меджлиса. Красная Персия. Часть 1. Как на Южном Каспии появилась Гилянская советская республика Шах Мухаммед-Али Каджар (на фото) был свергнут и скрылся на территории российского представительства, а новым персидским шахом был провозглашен его сын Султан Ахмад-шах (1898-1930), которому было всего одиннадцать лет. В стране было восстановлено действие конституции. Для управления Персией была создана Директория из 20 человек, а 2 ноября 1909 г. был открыт второй меджлис. Стремясь улучшить экономическое положение страны, директория вступила в переговоры с американским руководством. США, стремительно расширявшие свое влияние в мире, также были заинтересованы в экономическом присутствии в Персии. В апреле 1911 г. в Персию прибыла группа американских экономических советников под руководством Моргана Шустера, которые фактически получили полную свободу действия в плане определения финансово-экономической политики страны. Под давлением Шустера персидское правительство продолжило практику иностранных займов, прежде всего у США, ввело новые налоги. Шустер приступил и к созданию подконтрольной ему вооруженной силы — финансовой жандармерии численностью до 15 тыс. жандармов и офицеров. Естественно, что политика американского советника, заключавшаяся в принятии целого ряда непопулярных в народе мер, вызывала растущее недовольство населения Персии. В свою очередь, шах Мухаммед-Али Каджар, которому удалось покинуть Персию и перебраться в Россию, в июле 1911 г. заручился поддержкой туркменских племенных вождей и попытался предпринять реванш с целью возвращения власти. Отряды, верные бывшему шаху, захватили Астрабад. Однако правительственным войскам удалось разгромить туркменские отряды бывшего шаха, и Мухаммед-Али вернулся в Россию. Он поселился в Одессе, где жил до революции, а затем эмигрировал в Стамбул и, позже, в Италию, где и прожил остаток своих дней.

Событиями в Персии были обеспокоены и российские, и британские правящие круги. Россия и Великобритания давно готовили фактический раздел Персии на сферы влияния. В сферу влияния Российской империи должны были войти северные районы до Исфахана, Йезда и Зульфагара, а южные районы представляли интерес для Великобритании. Российское правительство было обеспокоено ростом в Персии революционных настроений и свержением шаха, но в еще большей степени и русских, и англичан волновало проникновение в страну американского капитала и деятельность американских советников. 16 ноября 1911 г. Российская империя потребовала от правительства Персии немедленно отправить в отставку Моргана Шустера и отказаться от практики найма иностранных специалистов без консультаций с Россией и Великобританией. Российские войска вступили на территорию Иранского Азербайджана, подавив революционные выступления в Тебризе и Гиляне. В марте 1912 г. правительство Персии согласилось с требованиями Великобритании и Российской империи. Однако деятельность персидского правительства и, тем более, раздел страны на сферы влияния Российской империи и Британии, не удовлетворяли интересам населения Персии, почувствовавшего «вкус революции». Особенно сильные оппозиционные настроения сохранялись в провинции Гилян. Здесь сформировалось мощное «дженгелийское движение» (от слова «дженгель» — лес). Гилянские «лесные братья» вооружались и проводили небольшие налеты на правительственные учреждения. Участниками дженгелийского движения были представители самых разных социальных групп — крестьяне, торговцы, рабочие, ремесленники, интеллигенты. В этническом отношении преобладали гилянцы (ираноязычный, близкий к персам народ, населяющий провинцию Гилян) и талыши (также ираноязычный народ, проживающий по соседству с гилянцами в Иране и на территории Азербайджана). Колоссальное влияние на повстанческое движение в Гиляне оказала революция в соседней России.

Тебризское восстание шейха Хиабани

Красная Персия. Часть 1. Как на Южном Каспии появилась Гилянская советская республика В апреле 1920 г. в Северном Иране началось мощное антиправительственное восстание, во главе которого встал известный революционер шейх Мохаммад Хиабани (1880-1920). Уроженец села Хамене в окрестностях Тебриза, Мохаммад был сыном местного купца Хаджи Абдул Хамида и в юности помогал отцу в его торговых делах, в том числе и на территории России — в г. Петровске (ныне — Махачкала). Затем Мохаммад от торговой деятельности отошел и, получив религиозное образование в Тебризе, устроился преподавателем астрономии в тебризское медресе «Талибие». Придерживаясь прогрессивных взглядов, он участвовал в восстании 1908-1909 гг. в Тебризе и, после уличных боев в тебризском квартале Хиабани, получил добавление к своему имени — Мохаммад Хиабани. В 1909 г. Хиабани вступил в Иранскую демократическую партию, однако после поражения революции был вынужден покинуть Персию и перебраться в Россию — сначала в Петровск, а затем во Владикавказ. В Персию политик вернулся только в 1914 г., возглавив в Тебризе провинциальный комитет Иранской демократической партии. После революции в России, приветствовавший ее Хиабани понял, что настало время действовать. В 1917 г. он стал одним из лидеров отколовшейся от ИДП Азербайджанской демократической партии (АДП). Своей целью партия провозгласила борьбу с иностранным влиянием в стране и низложение правительства Восуга од-Доуле, проводившего пробританскую политику. Когда летом 1918 г. в Иранский Азербайджан вторглись войска Турции, отряд из 500 человек под командованием Хиабани оказал сопротивление турецкой армии, захватившей Тебриз. Однако Хиабани и его соратники Мирза Исмаил Ноубари и Гаджи Мамедли Бадамчи были арестованы и высланы в Карс. Только в 1919 г. Хиабани вернулся в Тебриз и приступил к подготовке к восстанию. 6 апреля 1920 г. Азербайджанская демократическая партия подняла восстание в Тебризе. Мохаммад Хиабани собрал 20-тысячный митинг, на котором официально объявил о начале восстания против персидского правительства. Вскоре под контролем повстанческой армии оказались важнейшие города Иранского Азербайджана, включая Тебриз, Хой и Ардебиль. На конференции Азербайджанской демократической партии Иранский Азербайджан был переименован в «Азадистан» — «Страну свободы», а Мохаммад Хиабани возглавил национальное правительство. Под руководством правительства Хиабани начались социальные и демократические реформы. Среди них следует перечислить наиболее важные: введение бесплатного школьного обучения на азербайджанском языке, снижение цен на продукты питания и установление твердых цен на рис, сахар, керосин, создание бесплатной женской школы, больницы на 200 коек, воспитательного дома для беспризорных детей, дома инвалидов и престарелых.

25 июня 1920 г. шах, обеспокоенный событиями в Азербайджане, отправил в отставку правительство Восуга од-Доуле. Однако Хиабани уже не удовлетворялся лишь отставкой премьера — он выступал за кардинальные изменения в политическом строе страны. Тогда назначенный генерал-губернатором Тебриза Мохбер ос-Солтане приступил к организации подавления восстания. Он заручился поддержкой расквартированной в окрестностях города иранской казачьей дивизии, курдского племени шаккак и азербайджанского племени шахсевенов. С помощью этих сил в течение 12-14 сентября 1920 г. Тебризское восстание было подавлено. Казаки схватили лидера повстанцев Мохаммада Хиабани и расстреляли его в подвале одного из домов. В городе происходила настоящая резня мирного населения, в результате которой было убито 300 семей повстанцев, включая жен и детей, сотни домов сожжены и разрушены.

Блестящий рейд советских моряков в Энзели

Более продолжительным и результативным оказалось вспыхнувшее практически одновременно с Тебризским восстание в Гиляне. Его предыстория тесно связана с Гражданской войной в России и революционными событиями на каспийском побережье. Утром 18 мая 1920 г. жители небольшого портового города Энзели, что на каспийском побережье персидской провинции Гилян, услышали артиллерийскую канонаду в районе порта. Так началась советская военно-морская операция против деникинцев, уведших из Астрахани в Персию двадцать три корабля. Ко времени рассматриваемых событий Энзели был военно-морской базой, где размещались британские корабли, воинские части 51-й британской пехотной дивизии и около 3-5 тысяч белогвардейцев из Добровольческой армии генерала А.И. Деникина, эвакуировавшихся из Астрахани на двадцати трех кораблях. Именно корабли и стали причиной советского морского рейда в Персию — молодой Советской России очень не хватало уведенных судов для транспортировки бакинской нефти. 28 апреля 1920 г. командовавший Волжско-Каспийской флотилией Федор Раскольников телеграфировал в Москву — Троцкому, Ленину, Чичерину и командующему морскими силами РСФСР Немитцу о том, что возвращение кораблей может быть достигнуто посредством проведения рейда в порт Энзели. 1 мая он получил ответ Немитца, выражавший общее мнение советского руководства и поддержанный Лениным и Троцким: «очищение Каспия от белогвардейского флота должно быть выполнено во что бы то ни стало. Так как для полного достижения этой цели потребуется десант на персидской территории, то он должен быть совершен вами».

Красная Персия. Часть 1. Как на Южном Каспии появилась Гилянская советская республика
— Федор Раскольников. Фото 1920 г.

Для проведения операции были выделены весьма незначительные силы — два вспомогательных крейсера «Роза Люксембург» и «Австралия», четыре устаревших эсминца «Расторопный», «Деятельный», «Дельный» и «Карл Либкнехт», две канонерские лодки «Карс» и «Ардаган», минный тральщик и три транспортных судна, на которых находился отряд красноармейцев общей численностью в две тысячи человек. Командовать операцией было поручено командующему Волжско-Каспийской флотилией Федору Раскольникову — известному революционеру и бывшему мичману царского флота. Федор Федорович Раскольников — Ильин (1892-1939) родился в семье петербургского священника и с молодых лет, еще со времени учебы в Санкт-Петербургском политехническом университете, участвовал в революционной деятельности. В 1910 г. 18-летний Ильин стал членом РСДРП. В 1912-1914 гг. он сотрудничал в газетах «Звезда» и «Правда», а после начала Первой мировой войны поступил в отдельные гардемаринские классы, которые окончил в феврале 1917 г. Таким образом, формально у Ильина — Раскольникова была военно-морская подготовка, но фактически профессиональным моряком он не был. Февральская революция стала новым этапом в жизни Раскольникова. Он был избран заместителем председателя Кронштадтского совета, в июле 1917 г. был арестован Временным правительством и помещен в питерские «Кресты», но 13 октября 1917 г., прямо перед Октябрьской революцией, был освобожден. Затем Раскольников участвовал в подавлении похода генерала Лавра Корнилова, весной 1918 г. занял пост заместителя народного комиссара по военным и морским делам Льва Троцкого, отвечал за морские дела и становление красного военно-морского флота. В августе 1918 г. Раскольников стал командующим Волжской флотилией, участвовал во взятии Казани. В декабре 1918 г. во время похода на Таллин Раскольников, вместе с экипажами миноносцев «Автроил» и «Спартак», попал в британский плен. Был перевезен в Лондон, в Брикстонскую тюрьму, откуда советского государственного деятеля освободили только в мае 1919 г. — в обмен на освобождение Советской Россией 17 пленных британских военнослужащих. 10 июня 1919 г. Раскольников был назначен командующим Астрахано-Каспийской, а 31 июля — Волжско-Каспийской флотилией, в качестве которого он и возглавил поход в Энзели. В качестве комиссара с Раскольниковым находился еще один, куда более известный, советский политический деятель — Серго Орджоникидзе. Отрядом морских десантников, находившимся на бортах трех транспортных судов, командовал 23-летний Иван Кожанов — бывший гардемарин российского военно-морского флота. Военкомом десантных отрядов флотилии был назначен 20-летний Батырбек Абуков — выходец из состоятельной кабардинской семьи, к апрелю 1918 г. бывший секретарем Горского совета в Кисловодске. Позже он командовал Отдельным горским кавалерийским дивизионом, а затем был направлен на службу в Волжско-Каспийскую флотилию, где и стал военкомом.

Красная Персия. Часть 1. Как на Южном Каспии появилась Гилянская советская республика
— фото из Советской Военной Энциклопедии

Ночью 17 мая корабли Волжско-Каспийской флотилии, потушив огни и малом ходу, двинулись в район острова Нарген, откуда утром начали движение в сторону Персии. Параллельно с движением кораблей в сторону Персии, в районе Астары через персидскую границу перешел кавалерийский дивизион военных моряков, перед которым была поставлена задача двигаться вдоль побережья и подойти к Энзели с запада. С моря кавалерийский дивизион прикрывали крейсер «Пролетарий» и транспорт «Греция», на котором находилась рота моряков. Наконец, с тыла двигались аскеры 7-го Ширванского пехотного полка, который числился в составе Красной Армии Азербайджана, подчинявшейся 11-й армии Кавказского фронта. Перед ширванскими стрелками была поставлена задача взять город Ардебиль и поставить под контроль его окрестности.
Высадка советских моряков началась в 8 часов утра 18 мая 1920 г. Сначала советские корабли подвергли обстрелу Казьян — пригород Энзели, где размещался британский военный городок. Одновременно началась высадка моряков. В течение короткого времени советские матросы захватили город. Участник событий, советский моряк Иван Исаков, впоследствии дослужившийся до адмирала флота Советского Союза, так описывал взятие Энзели: «представители армии Великобритании разбегались по кустам в неуставных трусиках и даже не всегда успев скинуть ночные пижамы. Даже сами англичане, не потерявшие чувства юмора, при последующих беседах признавались в этом, укоряя нас за то, что мы «воюем не по правилам...». Деникинцы вообще не вступили в бой, а разбежались по городу и попрятались. Естественно, не оказали сопротивления красноармейцам и деморализованные подразделения персидской шахской армии. Командовавший британскими войсками генерал Чемпэйн сообщил вышестоящему командованию о начале эвакуации британских войск из Энзели. Советские моряки захватили десять вспомогательных крейсеров, уведенных деникинцами из Астрахани, а также британскую плавбазу, британский авиатранспорт, четыре торпедных катера, четыре гидросамолета, транспортные суда, 50 артиллерийских орудий и 20 тыс. снарядов, 100 пудов серебра и вывезенное белогвардейцами из Астрахани золото. В советский плен попал командующий британской военно-морской базой в Энзели коммодор флота Великобритании Фрезер. Советский рейд в Энзели — уникальный пример полного поражения британских войск, которые даже не вступили в бой с российскими морскими десантниками, а предпочли ретироваться, бросив свою базу и вооружение.

Провозглашение Гилянской республики

На гилянских повстанцев — дженгелийцев советский рейд в Энзели оказал впечатляющее и воодушевляющее воздействие. Советское командование вступило в переговоры с лидером дженгелийцев Мирзой Кучек-ханом, который решил воспользоваться ситуацией и использовать ее для утверждения в Гиляне революционной власти. Ко времени описываемых событий под командованием Кучек-хана находились отряды общей численностью около 3 тысяч повстанцев, которых прежде обучили турецкие и германские инструктора, считавшие Кучек-хана важным союзником в борьбе против британского влияния в Северном Иране. При советской военной поддержке Кучек-хан приобретал реальную возможность захвата контроля над всем Гиляном и даже соседними северными провинциями. 4 июня 1920 г. войска Кучек-хана вошли в Решт — столицу провинции Гилян. На следующий день, 5 июня 1920 г., в Реште была провозглашена Гилянская советская республика. Главой правительства Гилянской советской республики стал Мирза Кучек-хан (1880-1921). О жизни Мирзы Кучек-хана до начала политической деятельности известно мало. Красная Персия. Часть 1. Как на Южном Каспии появилась Гилянская советская республика Он изучал богословие в Реште и Тегеране, но во время Конституционной революции оставил учебу и присоединился к революционному движению. В 1914 г. Мирза Кучек-хан возглавил повстанческие отряды в лесных районах Гиляна. По своим убеждениям Кучек-хан был скорее националистом и выступал против вмешательства РСФСР во внутренние дела Гиляна. Впрочем, в иранских источниках Кучек-хана позиционируют как социалиста, а советские историки отмечают, что его деятельность на посту премьер-министра республики не носила революционного характера. Но Кучек-хан был вынужден считаться со своим куда более левым окружением, поскольку зависел от советской военной помощи и поддержки десантировавшихся в Энзели советских моряков. 9 июня 1920 г. в Гиляне был сформирован Революционный военный совет республики, в состав которого вошли: Мирза Кучек-хан в должности председателя, Эхсанулла-хан в должности главнокомандующего, Мозаффер-заде, Хасан Элиани Моин-ур-Руая и русский красноармеец Иван Кожанов, более известный под персидским именем «Ардашир». Реввоенсовет Гилянской республики телеграфировал наркомвоенмору Советской России Льву Троцкому: ««волею трудового народа в Персии образовалась Советская власть, которая начала создавать Красную Персидскую армию на принципах создания Российской Красной армии для уничтожения поработителей персидского народа».

Комиссаром иностранных дел в правительстве республики был назначен Сеид Джафар Пишевари (Мир Джафар Джавад-заде,1892-1947) — азербайджанский революционер, член РСДРП и один из первых пропагандистов марксизма и социализма в Персии. Главнокомандующим армией Гилянской республики стал генерал-майор Василий Дмитриевич Каргалетели (1880-?) — бывший царский офицер, дослужившийся в годы Первой мировой войны до подполковника и занимавший перед окончанием войны должность помощника начальника отделения Управления генерал-квартирмейстера штаба Главнокомандующего армиями Северного фронта. Позже Каргалетели стал военным атташе независимой Грузии в Азербайджане уже в звании полковника, а затем был принят на азербайджанскую службу и исполнял обязанности генерал-квартирмейстера азербайджанской армии, получив звание генерал-майора. Командующим флотом Гилянской республики назначили советского моряка Ивана Кожанова («Ардашир»). Кожанов командовал отрядом морского десанта, высадившегося в Энзели. Для того, чтобы стать командующим гилянским флотом, ему пришлось временно оставить подданство РСФСР. Кавалерию гилянской армии возглавил Батырбек Абуков, для этого вышедший из подданства Азербайджанской ССР. Командный состав гилянской армии в большинстве своем был укомплектован бывшими офицерами армии Азербайджана, перешедшими в РККА. Появилось в Гиляне и множество еще более колоритных личностей. Так, операцией по захвату Решта — столицы провинции Гилян — командовал небезызвестный Яков Блюмкин (1900-1929) — прославленный советский чекист, направленный в Персию для руководства спецоперациями. После создания Персидской Красной Армии, Блюмкин занял пост ее военного комиссара. Начальником особого отдела Персармии стал другой советский чекист — Яков Серебрянский (1891-1956). В распоряжение войск Гилянской республики были переданы горная батарея и батальон связи. Позже Реввоенсовет Гилянской республики подписал постановление о включении в состав Персидской Красной армии следующих воинских подразделений: единого десантного отряда моряков (750 человек), кавалерийского дивизиона, эскадрона имени Кожанова, два воздухоплавательных отряда Волжско-Каспийской флотилии, остатки 7-го Ширванского полка. Позже структура Персидской Красной армии была преобразована. В ее состав вошли: 1-я Отдельная стрелковая бригада в составе двух батальонов советских моряков под командованием Ф. Калмыкова и 3-го и 4-го стрелковых батальонов из числа аскеров 7-го Ширванского полка; 2-я Отдельная стрелковая бригада в составе 5-го и 6-го стрелковых батальонов, сформированных из бывших партизан — «дженгелийцев» Кучек-хана и действовавших под командованием курда Халу Курбана. Персидской Красной армии также были предоставлены азербайджанские части РККА из 800 бойцов, 1 конная сотня, 3 горных артиллерийских орудия и 1 бронеавтомобиль.

Русские поэты в Гиляне

В Гилян прибыли и многие выдающиеся деятели советской культуры. Так, здесь оказались знаменитый поэт — футурист Велимир Хлебников, который стал агитатором в частях Персидской Красной армии, и его друг художник Мечислав Доброковский. Велимир Хлебников стал сотрудником издававшейся в Реште на русском и персидском языках газеты «Красный Иран», редактором которой стал поэт Моисей Альтман. В газете публиковались не только агитационные материалы, но и стихи русских поэтов, призванные, по мнению редакции, воодушевлять красноармейцев и местных жителей на революционную борьбу с шахским режимом. «Да здравствует Иран, и с ним Азербайджан, и Красный весь Восток» — писал в газете Моисей Альтман. Красная Персия. Часть 1. Как на Южном Каспии появилась Гилянская советская республика

Но наиболее ценным приобретением газеты стал Велимир Хлебников — настоящий «классик», если это выражение применимо к авангардной поэзии футуризма. Вот что вспоминает член редколлегии газеты Алексей Костерин: «поздним утром, когда солнце уже изрядно прогрело лабиринт узких улиц, переулков и тупиков, я шел к себе в редакцию газеты „Красный Иран“ — орган Персидской красной армии. На площадке-пятачке, где узелком перехлестнулись пять червеобразных улочек, заметил я очень странного человека: высокий, плечистый, с обнаженной головой. Спутанные, нечесаные волосы ниспадали почти до плеч. На нем длиннополый сюртук, а из-под сюртука выглядывали длинные ноги в узких штанах из рыжей персидской домоткани. Человек что-то рассматривал на булыжной мостовой. На ней, кроме яркой зеленой травы, пробивающейся меж булыжников, я ничего не заметил. Всех русских в правительстве Эхсаноллы и в Реввоенсовете армии я знал. А этот странный человек с массивной головой и по-монашески длинными волосами, с лицом, чем то напоминающим мудрую морду верблюда, мне незнаком. Что же он ищет в былинках трав или среди гладких булыжников?» (Цит. по: Старкина С. Хлебников. М., 2007). Присутствие Хлебникова, Доброковского и целого ряда других поэтов, художников и журналистов в Гиляне объясняется тем, что в первые послереволюционные годы многие представители русской литературы обосновались в Баку. Здесь жили: Алексей Крученых, перебравшийся в Закавказье, спасаясь от призыва в царскую армию; Сергей Городецкий, возглавивший литературную часть Политуправления Каспийского флота и отвечавший за оформление Баку агитационными плакатами; Вячеслав Иванов, преподававший в местном университете; Моисей Альтман, бывший учеником Вячеслава Иванова, работал в РОСТе, а позже стал издавать газету «Красный Иран». Оказался в Баку и Хлебников, поступивший в Политпросвет Волжско-Каспийской флотилии на должность вольнонаемного лектора школьно-библиотечной части. Персидская эпопея — один из интереснейших периодов в жизни поэта. Проживая в Баку, Хлебников стал всерьез интересоваться темой революции на Востоке, в том числе и в соседнем Иране. «Клянемся волосами Гурриэт эль Айн, Клянемся золотыми устами Заратустры — Персия будет советской страной. Так говорит пророк!», — писал Велимир Хлебников в стихотворении «Видите, персы, вот я иду...». Персидские события манили Хлебникова самой удивительной возможностью эксперимента по строительству нового революционного общества в древней восточной стране.

Еще один писатель — осетин Хаджи-Мурат Мугуев — возглавил разведку Персидской Красной Армии. Ведь у него за плечами было оконченное еще в 1914 г. военное кавалерийское училище. Наконец, широко распространена версия и о том, что в Гилянской республике побывал, в составе красноармейских отрядов, сам Сергей Есенин, позже, в 1924-1925 гг. опубликовавший под влиянием своего путешествия цикл стихотворений «Персидские мотивы». Впрочем, по поводу достоверности пребывания Есенина в Персии споры среди историков и литературоведов не прекращаются до сих пор. Но и без Есенина список русских поэтов и писателей, принимавших участие в «культурной революции» в Закавказье и Гиляне, как мы видим, вполне значителен.

Продолжение следует…
Автор: Илья Полонский

Использованы фотографии: tarix.info, http://www.royalark.net/, http://rusplt.ru/, sajjadi.livejournal.com

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 11
  1. parusnik 27 октября 2015 07:53
    Спасибо,Илья..отличная тема..ждем продолжения..
  2. sa-ag 27 октября 2015 08:13
    Хорошая идея порой творит чудеса...
    1. Ded_smerch 27 октября 2015 08:54
      чутка не получилось, интересно как бы сложилось если бы Персия вошла бы в состав СССР
      1. sa-ag 27 октября 2015 11:24
        Цитата: Ded_smerch
        интересно как бы сложилось если бы Персия вошла бы в состав СССР

        После 1991 взяла бы суверенитета сколько смогла унести:-)
        1. БМП-2 28 октября 2015 01:42
          Да кто знает, как бы развивалась история, если бы тогда в 20-х англосаксов турнули бы из Персии...
  3. Pinguin 27 октября 2015 10:25
    безусловно тема интересная и честно признаюсь совсем мне не знакомая. Первый раз вообще слышал(читал) про рейд в Энзели. Спасибо за статью. Ждем с нетерпением продолжения.
  4. am808s 27 октября 2015 13:08
    Спасибо !А нам эта история была не ведома.
  5. traveller 27 октября 2015 14:26
    хорошая статья. интересные времена, интересные персонажи.
    чем-то напоминает авантюру петра 1 - падение местной династии (18 век сефевиды, 20 век каджары), иностранное вторжение (18век афганцы и турки, 20век - англичане и те же турки), полная анархия, и российские войска в прикаспийских областях.
    и итоги похожи.
  6. me4tatel 27 октября 2015 23:30
    спасибо, очень интересная статья!
  7. uran 28 октября 2015 01:08
    В свое время была возможность воссоединить южный и северный Азербайджан с последушим присоединению к СССР но Микоян по известным причинам воспротивился этому и Сталин не стал возражать .
  8. Reptiloid 28 октября 2015 05:54
    Новая информация,большое спасибо.Сколько всего могло бы быть и не случилось!Может,и не было бы 90-х тогда.
  9. JääKorppi 29 октября 2015 10:45
    Политика Ленина по созданию национальных советских республик была абсолютно правильная, хотя Дзержинский и Сталин были против ( за что их обвинили в Великодержавном шовинизме). Все на тот момент ждали мировую революцию! Мы помогали красным финнам и если бы не Германская интервенция в 1918 то, Финляндия была бы Советской республикой! Революция в Германии! Гилянская республика! Выступления рабочих во Франции и Англии и США! Просто враг оказался сильнее.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня