На фронтах мира: Hello, tovarish! ('Time', США)

Статья опубликована 07 мая 1945 года

На фронтах мира: Hello, tovarish! ('Time', США)
Торгау это маленький немецкий город (население в мирное время составляло 14 000 человек), но у него было своё место в истории задолго до прошлой недели. Он был сценой победы Фридриха Великого над Австрией в 1760 году, а также местом сосредоточения австрийских и русских войск против Фридриха на следующий год. На прошлой неделе история повторилась в Торгау.

В начале прошлой недели город был почти пуст. Артиллерия маршала Конева обстреливала его через Эльбу. Лишь немногие немцы, слишком ошеломлённые, чтобы волноваться о том, что произошло, искали в грудах мусора объедки и охотились за окурками между булыжниками. Остальные присоединились к паническим толпам, стремящимся на запад в сторону линии фронта с США.


Две пехотных и одна танковая дивизия американской Первой армии остановились вдоль узкой реки Мульде, западного притока Эльбы. Однажды утром патруль двести семьдесят третьего полка 69-й дивизии отправился для направления сдающихся немецких солдат и освобождённых пленных союзников напрямую в тыл, вышел за пределами официально предписанного им радиуса действия и оказался в Торгау. Этот патруль состоял из четверых янки на джипе: младшего лейтенанта Уильяма Робертсона — маленького, крепкого офицера из Лос-Анджелеса, и трёх солдат.

Меркурохром* и чернила

Русские на другой стороне Эльбы — члены пятьдесят восьмой гвардейской дивизии маршала Конева — выпустили цветные сигнальные ракеты, условный знак для обозначения дружественных войск. У Робертсона не было сигнальных ракет. Он взял простыню из жилого дома, ворвался в аптеку, нашёл меркурохром и синие чернила, сделал грубый набросок американского флага и размахивал им с башни средневекового замка. Русские, которые ранее были обмануты немцами, размахивающими флагами США, выстрелили несколькими противотанковыми снарядами.

Затем Робертсон решился на очень смелый шаг. Он и его люди уверенно вышли в открытую на взорванный немцами мост, по витым балкам которого были проложены неустойчивые мостки через реку. Русские решили, что только американцы будут делать такие вещи. Хотя команда Робертсона с большой осторожностью пробиралась через балки, два русских офицера вышли с восточного края. В центре, всего в нескольких футах над быстротекущей водой, люди Эйзенхауэра и люди Сталина встретились. Робертсон хлопнул русского по ноге и крикнул: «Хэллоу, tovarish! Ставь её здесь!»

Пир и здравицы

Русские взяли четверых янки в свой лагерь на восточном берегу, где их встретили радостными улыбками, воздавали им почести, похлопывали по плечам, угощали вином и немецким шнапсом, превосходно кормили. Робертсон договорился с командиром об отправке делегации через реку, чтобы встретится с американским начальством. Полковник Чарльз М. Адамс, командир 273-го, приветствовал делегацию в штабе своего полка, а затем в 2:00 утра они отправились в русский лагерь со взводом солдат на 10 джипах. Когда они приехали в 6 часов, было ещё больше улыбок, отдачи воинских приветствий, похлопываний по спине, торжеств и здравиц.

Позже командир 69-й дивизии, коренастый, торжественный, генерал-майор Эмиль Ф. Рейнхардт, пересёк Эльбу в одном из нескольких небольших скоростных катеров, захваченных на немецкой пристани. На следующий день командир 5-го корпуса генерал-майор Кларенс Хюбнер приехал и отдал честь изрешечённому Советскому флагу, прошедшему долгий путь от Сталинграда. К этому времени на площади толпились американские солдаты и происходили шумные братания. И солдаты американской армии, и американские старшие офицеры узнали, что русские провозглашают тосты с самым большим энтузиазмом в мире, и также они — самые способные потребители. Запасы водки казались бесконечными.

«Мои дорогие, тише, пожалуйста»

Большая встреча, столь долгожданная, наконец состоялась. Москва произвела максимальный салют 24 залпами из 324 орудий; Иосиф Сталин, Уинстон Черчилль, Гарри Трумэн выпустили громкие заявления. Корреспондент «Тайм» Уильям Уолтон, который прибыл в Торгау вскоре после первой встречи, рассказал о запинающейся речи лейтенанта Красной Армии, который, встав посреди радостного гомона, сказал:

«Мои дорогие, тише, пожалуйста. Сегодня самый счастливый день в нашей жизни, так же как в Сталинграде был самый несчастный, когда мы думали, что больше ничего не можем сделать для нашей страны, кроме как умереть. А теперь, дорогие, у нас самые волнующие дни нашей жизни. Надеюсь, вы извините меня за то, что я говорю не на правильном английском языке, но мы очень рады вот так поднять тост. Да здравствует Рузвельт!» Товарищ шепнул имя Гарри Трумэна; оратор посмотрел на него непонимающим взглядом и продолжал: «Да здравствует Рузвельт, да здравствует Сталин! Да здравствуют две наши великие армии!»

* Меркурохром — патентованное антисептическое средство, распространённое в США, применяется для обработки ран — прим. пер.
Первоисточник: http://inoforum.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://inoforum.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. KASKAD 24 сентября 2011 18:15
    Вот и сейчас бы так
    KASKAD
  2. Dorofei 25 января 2013 14:47
    Понятное дело, политик войну развязал--- ему не воевать и вряд-ли воевать его сыну. Для большинства простого народа война--конец земной жизни, а близким солдата разлука, нужда, скорбь и прочие тягости военного времени...Мир великое благо, это утверждение, как, не кто другой понимает рядовой любой нации,

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня