Первое успешное применение российской штурмовой авиации

Летом 1915 года австро-германские войска осуществили Горлицкий прорыв, вынудив русские армии отступать. Армии, развернутые на галицийском фронте, отходили под ударами противника на северо-восток, на Ярослав — Холм — Брест-Литовск. К 12 июля 3-я и 13-я русские армии отошли за реку Буг, где собирались организовать оборону, воспользовавшись естественной водной преградой, как отличным рубежом обороны.

Уже в годы Первой мировой войны излюбленным приемом действий немецкого командования были операции, проводимые на стыках смежных частей и соединений противника. В годы Второй мировой войны немцы серьезно развили данную тактику за счет использовании больших масс механизированных и танковых соединений. Удары, наносимые в стык армий и фронтов (на их стыках единство действий и связь смежных частей и соединений часто были затруднены), позволяли успешно раскалывать единый фронт обороны, что заставляло русские части откатываться назад. Именно такой удар немецкое командование рассчитывало нанести на стыке 3-й и 13-й армий у местечка Влодава.

На тот момент времени в распоряжении командующего 3-й армией из трех корпусных авиационных отрядов боеспособным был всего один — 31-й корпусной авиационный отряд, состоявший из 5 самолетов. Данному отряду приходилось в одиночку решать большой круг различных боевых задач.


Первое успешное применение российской штурмовой авиации


Стоит отметить, что к началу Первой мировой войны армия Российской империи располагала воздушными силами, которые были сведены в 26 корпусных (плюс 1-й, 4-й и 5-й Сибирские авиаотряды, 3-й полевой авиаотряд и авиаотряд гвардейского корпуса) и 8 крепостных авиаотрядов. Согласно штату, который был утвержден Военным советом 19 декабря 1913 года, каждый корпусной авиаотряд должен был включать в себя 7 летчиков (5 офицеров и двух солдат). Согласно утвержденным нормативам каждый из корпусных авиационных отрядов в военное время должен был располагать 6 самолетами (крепостные авиаотряды — 8), четырьмя комплектами запасных частей, двумя запасными моторами, запасом бензина — 240 пудов (1 пуд = 16,38 кг) и касторового масла 50 пудов (для крепостных авиаотрядов — 480 и 100 пудов соответственно).

При этом в каждой авиационной роте должно было храниться бензина и масел в виде запаса на случай войны — от 2000 до 3500 пудов (в зависимости от количества приданных авиационных отрядов). Таким образом, в 39 авиационных отрядах и 6 авиаротах к началу Первой мировой войны должно было находиться 25 280 пудов только бензина. На практике же удалось заготовить и разослать в авиационные части русской армии всего 4640 пудов. Это негативным образом отразилось на действиях российской военной авиации на первом этапе войны.

Помимо этого, в авиаотрядах был некомплект личного состава (30%). При штате 203 летчика-офицера и 86 летчиков-солдат к началу Первой мировой войны фактически имелось 200 летчиков (164 офицера и 36 солдат). Имелся и некомплект самолетов, по штату их должно было быть 250, но согласно данным Генерального штаба перед войной русские армии располагали 172 самолетами. Хотя число самолетов удалось частично восполнить мобилизацией. В июле 1914 года российская армия получила некоторое количество самолетов с авиазаводов и самолеты, которые ранее принадлежали аэроклубам. Более того, Всероссийский аэроклуб сформировал Добровольческий авиаотряд, укомплектовав его собственными самолетами и летчиками, а некоторые летчики-добровольцы и вовсе прибыли в действующую армию со своими самолетами. Таким образом, непосредственно к началу боевых действий удалось собрать 220 самолетов и 289 авиационных моторов.

Первое успешное применение российской штурмовой авиации


Если же говорить о 31-м корпусном авиационном отряде, то он был сформирован уже после начала Первой мировой войны. 20 февраля 1915 года Офицерская школа авиации Отдела воздушного флота в соответствии с поступившим приказом командующего Черноморским флотом была введена в состав гарнизона Севастопольской крепости. Уже через несколько дней, а именно 25 февраля, Великий князь провел в Севастополе совещание, на котором было принято решение о создании на Южном фронте двух корпусных авиационных отрядов — 31-го и 32-го.

31-й корпусной авиационный отряд состоял на тот момент из четырех бипланов «Вуазен» и перебазировался в Севастополь в середине марта 1915 года. В конце месяца пилоты отряда приступили к совершению полетов, используя в качестве взлетно-посадочных полос — Куликово поле и устье реки Бельбек. Тяжелая обстановка и усиление противника на Юго-западном фронте вынудило верховное командование перебросить туда часть сил с южного направления, в том числе 31-й и 32-й корпусные авиационные отряды, которые 1 мая 1915 года начали перебазироваться во Львов.

К июлю 1915 года 31-й корпусной авиаотряд находился в подчинении 3-й армии и, как уже отмечалось выше, вынужден был решать широкий круг задач, в частности вести разведку. Именно летчикам этого отряда удалось установить группировку главных сил противника, выдвигающихся для удара на стыке русских 3-й и 13-й армий. 18 июля 1915 года в 5 часов утра на разведку отправился первый самолет. На подлете к Влодаве летчики не обнаружили никакого движения ни по левому берегу реки Буг, ни в деревнях, расположенных вблизи реки. Однако, отлетев на 25 километров в сторону от Влодавы, русские летчики смогли обнаружить движение двух крупных пехотных колонн противника с артиллерией, конницей и обозами. Первая из колонн направлялась по шоссе из местечка Войславице на Влодаву, а другая шла по шоссе Холм-Влодава. В общей сложности здесь было сосредоточено до 1,5 корпусов пехоты противника.

Первое успешное применение российской штурмовой авиации


При этом, когда наш самолет кружил над марширующими частями, немецкая артиллерия открыла по нему огонь. Обстрел был на удивление очень метким. Осколком одного из разорвавшихся рядом с самолетом снарядов был поврежден мотор, который через какое-то время и вовсе остановился. После этого с высоты примерно 2,5 тысячи метров, используя попутный ветер, летчикам удалось преодолеть 35 километров и удачно спланировать в расположение 13-й армии за рекой Буг. Благодаря этому, русское командование получило ценную разведывательную информацию, имеющую стратегическое значение — удалось установить место главного удара противника. Тогда же резерв 3-й армии — 1-я гвардейская пехотная дивизия — был спешно переброшен на подводах под Влодаву.

Очевидным было то, что с рассветом 19 июля противник попытается переправиться через Буг у Влодавы. Однако резерва в виде одной дивизии, пусть и 1-й гвардейской, не хватит, чтобы остановить продвижение немцев. Принимая это во внимание, русское командование приняло тактически новое и очень грамотное решение, поддержать действия бойцов 1-й гвардейской дивизии ударами с воздуха. На тот момент времени в распоряжении 31-го корпусного авиаотряда находилось 250 пудов бомб (чуть более 4 тонн). При этом действия русской авиации должны были быть согласованы с действиями на земле 1-й гвардейской пехотной дивизии. Впервые имело место реальное взаимодействие воздушных и наземных сил русской армии. Согласно плану русского командования, противнику было решено дать возможность навести мосты и частично переправить по ним свои войска. После этого артиллерия должна была уничтожить переправы, а гвардейская пехотная дивизия атаковать успевшие переправиться части противника. В это время авиация должна была осуществлять штурмовые удары по германцам — бомбами и пулеметным огнем, облегчая действия пехоты.

19 июля в 6 часов утра 5 русских самолетов 31-го корпусного авиаотряда (на борту каждого было по 5 пудов бомб) вылетели на задание. Немцы навели через Буг три моста, по которым большими группами начали переправлять пехоту. Увидев сигнал к атаке от 1-й гвардейской пехотной дивизии, а также начало артиллерийского обстрела по наведенным противником мостам русской артиллерией, летчики также пошли в бой. Действуя единой группой, под руководством командира авиационного отряда, самолеты с небольшой высоты — 250 метров — атаковали мосты и переправляющие части неприятеля, расстреливая пехоту пулеметным огнем и забрасывая бомбами. Бой у переправ шел до позднего вечера, за это время российские самолеты успели 6 раз вернуться на место схватки с полной боевой загрузкой, продолжая атаковать противника.

Первое успешное применение российской штурмовой авиации


Моральное воздействие штурмовых ударов российской авиации превзошло все ожидания. Некоторые немецкие части просто бросали позиции и бежали назад к реке, переплыть которую под огнем русской артиллерии было очень непросто. Любопытной деталью является то, что отличительным знаком самолетов 31-го корпусного авиационного отряда была «Адамова голова» или Мертвая голова (немецкое Totenkopf) — символическое изображение черепа человека с двумя крест-накрест лежащими костями. Это один из самых известных символов в человеческой истории. Он являлся не только символом смерти, но и символом бесстрашия перед ее лицом. Изначально эмблема прижилась в 19-м корпусном авиационном отряде, а затем и в 31-м. Летчики наносили ее на фюзеляж, крылья или задние рули своих аэропланов. Учитывая подобную эмблему, выражение «смерть с небес» приобретает буквальное значение.

Бой за переправу продолжился и 20 июля, когда немцы бросили в бой все свои основные силы, однако им так и не удалось добиться успеха — все атаки были отбиты. При этом немецким войскам на этом направлении был нанесен такой сильный урон, что на фронте на целый месяц наступило затишье. И это в условиях, когда каждый лишний день имел очень большое значение — русские войска покидали «польский балкон». В то же время командование, воспользовавшись оперативной паузой, перебрасывало резервы с других фронтов, готовясь перейти в контрнаступление.

Во время вылетов 19-20 июля 1915 года летчики 31-го корпусного авиаотряда впервые в истории русской авиации провели штурмовые удары по противнику, сбросив на него до 250 пудов бомб и израсходовав 3 тысячи патронов. Без преувеличения данный отряд стал драгоценным ресурсом в руках русского командования не только 3-й армии, но и всего фронта. Своими действиями он оказал неоценимую услугу всему фронту, обеспечив выполнение оперативной и стратегической задачи. Поэтому 19 июля (1 августа по новому стилю) можно без преувеличения считать днем рождения российской штурмовой авиации.

Первое успешное применение российской штурмовой авиации


Во-первых, благодаря летчикам командование фронта смогло своевременно получить информацию (результаты разведки подтверждались фотоснимками) о выдвижении ударной группировки противника на участке фронта 3-й армии. Благодаря этой важной информации к месту предполагаемого прорыва были своевременно подтянуты армейские и фронтовые резервы. Во-вторых, 19 и 20 июля 31-й корпусной авиационный отряд оказал существенную помощь наземным частям 3-й армии при проведении контрудара по переправившемуся у Влодавы противнику. Русские летчики с бреющего полета атаковали немецкие части на переправах через реку Западный Буг, нанеся противнику существенный материальный и моральный урон. В итоге части противника вынуждены были отказаться от форсирования водной преграды и перешли к обороне. Были сорваны оперативно-стратегические планы противника — войск немецкой 11-й армии, которой командовал генерал-фельдмаршал А. фон Макензен.

Таким образом, единственный боеспособный авиационный отряд, который имелся в распоряжении русских войск, стал своеобразным стратегическим резервом в руках командования и своей успешной и очень интенсивной работой поспособствовал общему успеху на важном участке фронта.

Источники информации:
http://warspot.ru/323-pervaya-shturmovka
http://www.airaces.ru/stati/aviacionnye-otryady-pervojj-mirovojj-vojjny.html
http://www.regiment.ru/Lib/C/119.htm
http://kacha.ru/2012/02/kacha-1915
Автор: Юферев Сергей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 10
  1. Штык 28 октября 2015 07:00
    Интересная статья и отличные фото! Спасибо! hi
    1. Твой друг 29 октября 2015 00:31
      Цитата: Штык
      Интересная статья и отличные фото! Спасибо! hi

      Хотелось бы знать дальнейшую судьбу подразделения.
  2. parusnik 28 октября 2015 08:07
    немецкая артиллерия открыла по нему огонь..Зенитная артиллерия...
    Спасибо!
  3. tchoni 28 октября 2015 08:10
    Присоединяюсь. Однако, штурмовые действия на фанерно–полотняном агрегате – это жесть.
    1. Комментарий был удален.
    2. Штык 28 октября 2015 10:10
      Цитата: tchoni
      Однако, штурмовые действия на фанерно–полотняном агрегате – это жесть

      Герои! Идти на врага который палит по тебе из всего что можно задрать вверх, с черепашьей скоростью, а из защиты в лучшем случае чугунная сковорода под задницей – нужно обладать большим мужеством!
  4. пехотинец2020 28 октября 2015 12:49
    Представляется целесообразным возродить в составе ВКС воинскую часть с такими же эмблемами (адамова голова). Вот это была бы наследственность воинских традиций!
    Не то, что трехцветная звезда...
  5. DenZ 28 октября 2015 15:52
    Мораны, Ньюпоры- эх веревки-расчалочки. Крым много значил для становления русской авиации.
  6. igordok 28 октября 2015 18:24
    Любопытной деталью является то, что отличительным знаком самолетов 31-го корпусного авиационного отряда была «Адамова голова» или Мертвая голова (немецкое Totenkopf) — символическое изображение черепа человека с двумя крест-накрест лежащими костями. Это один из самых известных символов в человеческой истории. Он являлся не только символом смерти, но и символом бесстрашия перед ее лицом.

    Наоборот "Мертвая голова" была символом бессмертия.
  7. 31rus 29 октября 2015 09:28
    Очень смелое решение для того времени,такое можно было доверить только асам,поддерживаю мнение о традициях,почему бы и не возродить сегодня и эмблему и историческую справедливость.
  8. NIKNN 30 октября 2015 21:49
    Автору большой плюс! Очень интересно и познавательно! hi

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня