Провалившиеся планы Японии

Провалившиеся планы Японии


После вступления на путь внешней экспансии на рубеже XIX и XX веков правительство Японии стало вынашивать идеи отторжения от нашей страны восточных районов. Эта политика, особенно ярко проводившаяся в период гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке, завершилась разгромом японских войск, которые в 1922 году были вынуждены уйти из Приморья, а в 1925-м эвакуировать свои воинские части с территории Северного Сахалина и пойти на нормализацию советско-японских отношений.


Закрепление границы СССР с Японией без утраты новых территорий явилось большой победой для нашей страны, которая сумела использовать противоречия между интересами Японии и США в этом регионе.

Однако установление между Советским Союзом и Страной восходящего солнца дипломатических отношений не означало, что Япония отказалась от планов ревизии границ с СССР. Так, еще в 1924-1926 годах мысль о необходимости захвата Сибири выдвигал один из ведущих идеологов японского экспансионизма, председатель правления акционерного общества Южно-Маньчжурской железной дороги Сюнъэй Окава, которого активно поддерживало руководство Генштаба японской армии.

Под влиянием этих взглядов премьер-министром Японии Гиити Танака на прошедшей в 1927 конференции по проблемам Востока (Тохо кайги) были сформированы принципы «активной политики» в первую очередь в отношении стран Азии, конечной целью которой обозначалось завоевание мирового господства. Сущность этой политики была изложена в так называемом «меморандуме Танака», который предусматривал вооруженное столкновение с СССР.

После провокационного взрыва, устроенного японцами в районе Мукдена Южно-Маньчжурской железной дороги, арендованной ими у Китая, войска Страны восходящего солнца в 1931-1932 годах под предлогом самообороны захватили Маньчжурию. Где при молчаливом согласии стран Запада создали плацдарм для подготовки нападения на СССР, Китай и Монгольскую Народную Республику. Вскоре после начала вторжения в Маньчжурию японцы предприняли попытку вливания капитала в экономику Северного Сахалина, где Япония на основании решений Портсмутского мирного договора от 1905 года сохраняла право на нефтяные и угольные концессии. В 1935 г. премьер-министр страны Коки Хирота прямо поставил вопрос перед СССР о продаже Японии северной части о. Сахалин.

В 1933 году на встрече губернаторов префектур военный министр, генерал Садао Араки заявил, что столкновение Японии с СССР неизбежно, при этом для Японии жизненно необходимо захватить себе территории Приморья, Забайкалья и Сибири. Так была сформулирована политика в отношении нашей страны, которая явилась составной частью определения «национальной обороны», принятой кабинетом Макото Сайто. В том же году, нарушив Вашингтонский международный договор об ограничении морских вооружений 1922 года, по которому Курилы были включены в демилитаризованную зону Тихого океана, Япония втайне от других стран приступила к строительству военных объектов на этих островах. В 1934-м страна официально отказалась от международных обязательств, взятых ею на Вашингтонской конференции в 1922 году. А в 1936 году японская печать признала факт милитаризации Курильских островов.



24 июля 1939 года адмирал Мицумаса Ёнаи, будущий глава правительства, объявил о готовности направить военную эскадру к берегам Северного Сахалина. В 1936-м Япония заключила с фашистской Германией «Антикоминтерновский пакт», а в 1940 года — с Германией и Италией пакт трех держав с целью совместных боевых действий против Советского Союза и других государств. Советское же правительство в то время предпринимало всё возможное для предотвращения войны с Японией. Начиная с 1931 года, наша страна неоднократно предлагала заключить пакт о ненападении, но под разными предлогами Токио уклонялся от этого. Только после заключения такого пакта с Германией летом 1939 года и поражения на реке Халхин-Гол Япония пошла на подписание по инициативе СССР советско-японского пакта о нейтралитете.

Внося это предложение, Советский Союз рассчитывал, что такой документ сможет играть роль и в международных делах. Статья № 2 договора гласила: «В случае, если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта». Такая формулировка накладывала международно-правовые ограничения на потенциального агрессора.



В период переговоров о заключении этого документа В. М. Молотов поставил перед японской стороной вопрос о пересмотре исходя из интересов добрососедства некоторых несправедливых статей Портсмутского мирного договора от 1905 года. Так, 18 ноября 1940 г. послу Японии в СССР Ёсицугу Татэкава было сделано официальное предложение о возвращении России всех Курильских островов. Несколько позднее, в частности, в ходе встреч с руководителем МИД Японии Ёсукэ Мацуока, которые состоялись в Москве 7, 9 и 11 апреля 1941 года, — о восстановлении прав нашей страны на южную часть Сахалина. В ответ японский министр со своей стороны предложил продать Японии Северный Сахалин, но этот демарш был отведен советской стороной как несерьезный.

Во время подготовки и проведения направленных против СССР актов прямой агрессии в 1938-1940 годах и позднее, уже после подписания пакта о нейтралитете, японцы стали уделять более пристальное внимание Южному Сахалину и Курильским островам как плацдармам нападения на СССР и базам военных действий на море против США.

В 1939-1941 годах в Хандэндзава, пограничном с СССР районе Южного Сахалина, были проведены фортификационные работы и вдоль границы размещены ударные части. В октябре 1940 года были начаты новые военно-инженерные работы в портах и на аэродромах Курильских островов. Затем на Парамушир (самый крупный остров северной части Курил) был направлен отряд из 87 человек, выделенных из состава 70-й дивизии, которая размещалась в г. Асахигава (остров Хоккайдо), и 1,5 тыс. рабочих для строительства военных объектов. В сентябре 1941 года более 20 пехотных батальонов прибыли на ближайший к Камчатке остров Шум-шу, а также острова Онекотан, Матуа, Уруп и Итуруп. К маю 1944 года общая численность японских войск в северной части Курил составляла 43 тыс. человек, а к концу 1944-го на Южном Сахалине — 20 тыс. человек. Эти войска были подчинены штабу вновь созданной армии северного военного округа, расположенного в Саппоро (остров Хоккайдо).



После начала Великой Отечественной войны они были приведены в состояние полной боевой готовности для захвата Приморья, Приамурья, Северного Сахалина и Камчатки. Генштаб японской армии планировал начать наступление в ближайшее время. На островах Шумшу, Парамушир и Итуруп были созданы военно-морские базы. Но военные поражения немцев под Москвой, Сталинградом и Курском вынудил Японию отказаться от нападения на СССР.

Крайне важную роль эти острова, в особенности Курилы, сыграли в военных операциях, проводимых против США. Так, на Итурупе были сосредоточены главные силы японского флота, совершившего в декабре 1941 года широко известное нападение на Перл-Харбор, а войска, размещенные в северной части Курил, были использованы для оккупации в июне 1942 года островов Атту и Кыска (Западные Алеуты). После уничтожения этих частей американцами в июне 1943 года их прежние позиции на Северных Курильских островах заняли японские войска, которые до этого были дислоцированы вдоль советской границы на Южном Сахалине.

Наряду с подготовкой к насильственному пересмотру советско-японской границы в начале сороковых годов японская сторона вела, по существу, с нашей страной необъявленную войну. В 1941-1945 годах блокировались советские территориальные воды, было потоплено 18 и задержано 178 гражданских судов, совершено 779 провокаций на сухопутных границах СССР и 433 раза нарушалось воздушное пространство СССР.

В соглашении, подписанном руководителями СССР, Англии и США указывалось, что через два-три месяца после завершения войны в Европе наша страна обязуется вступить в войну с Японией на стороне союзников при условии, что южная часть территорий о. Сахалин и все прилегающие к нему острова возвращаются СССР. Курильские острова отдаются Советскому Союзу. Напомним, что формулировки «возвратить» СССР Южный Сахалин и «отдать» Курильские острова объяснялись различием условий отторжения этих территорий от России.

Стоит отметить, что соглашения, заключенные между союзниками по антифашистской коалиции, не являлись единичными, разрозненными решениями, а представляли собой развитие согласованной линии поведения в отношении держав оси. Поэтому декларация исходила из ранее подписанных документов, прежде всего из Каирской декларации и Ялтинского соглашения. Но, поскольку в наиболее общей и принципиальной форме позиция союзников по территориальному вопросу с Японией была сформулирована в Каирской декларации, в Потсдамской декларации от 26 июля 1945 года указывалось, что положения Каирской декларации подлежат выполнению и японский суверенитет подлежит ограничению островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и менее крупными островами, которые были в ней указаны.

Ссылаясь на Ялтинское соглашение, советская сторона добилась того, что в число этих менее крупных островов Южный Сахалин и Курильские острова включены не были. Сахалин также подпадал под суверенитет Японии, так как по своей величине он превышал площадь некоторых главных японских островов.

Подписав акт о безоговорочной капитуляции, где говорилось, что «японское правительство и его преемники будут, честно выполнять условия Потсдамской декларации», Япония тем самым согласилась с решением союзников о возвращении СССР Южного Сахалина и Курильских островов.



Исполняя решения договора с союзниками, 9 августа 1945 года наша страна объявила войну Японии. Советские войска и флот разгромили Квантунскую армию. После упорных боев были освобождены Южный Сахалин и Курильские острова, тем самым ликвидирован опасный плацдарм на дальневосточных рубежах нашей Родины. Учитывая дальнейшее развитие американо-японских отношений, можно с уверенностью утверждать, что данные территории, останься они под суверенитетом Японии, в послевоенные годы были бы использованы США для аналогичных агрессивных целей.

Источники:
Кошкин А. Кантокуэн — Барбаросса по-японски. Почему Япония не напала на СССР. М.: Вече, 2011. С. 12-19, 37-51.
Черевко К. Серп и молот против самурайского меча. М.: Вече, 2003. С. 240-246, 330-340.
Черевко К. Рухнувшие надежды // Морской сборник. 1985. №5. С. 62-64.
Кутанов Л. Борьба СССР за установление и развитие добрососедских отношений с Японией (1925—1939). М.: Наука, 1975. С. 11-14.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти