Из пушки на Луну

Ученики Василия Грабина внесли огромный вклад в создание ракетной техники

Наши публицисты часто повторяют, что начало Великой Отечественной мы встретили превосходным танком Т-34, великолепным штурмовиком Ил-2 и замечательным реактивным минометом катюша БМ-13. При этом почти ничего не говорится о первоклассной артиллерии, большая часть которой была разработана до войны. Речь идет прежде всего о пушках выдающегося конструктора Василия Гавриловича Грабина.


Среди всех артиллерийских конструкторов он имел самое высокое воинское звание – генерал-полковник технических войск, а также наибольшее количество наград и титулов: Герой Социалистического Труда (один из первых), четырежды лауреат Сталинской премии 1-й степени, кавалер четырех орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции и Красного Знамени, орденов Суворова 1 и 2-й степеней, Красной Звезды, двух орденов Трудового Красного Знамени, многих медалей.

Кузница Победы


Василий Грабин родился в 1900 году в станице Нижнестеблиевская Краснодарского края. После окончания Краснодарских командных курсов его направили в Петроград в Военную школу тяжелой и береговой артиллерии. Там же он окончил с отличием Военно-техническую академию РККА имени Дзержинского. С 1931 года – конструктор в КБ № 2 Всесоюзного орудийно-арсенального объединения (ВОАО) Наркомата тяжелой промышленности СССР. В 1932-м назначается первым заместителем начальника артиллерийского ГКБ-38, находившегося в поселке Калининский (ныне Королев).

“ Объединение королевского ОКБ-1 и грабинского ЦНИИ-58 позволило расширить фронт работ по космической тематике ”
В 1934 году Грабин с группой инженеров своего отдела переведен в Горький на новый завод № 92 им. И. В. Сталина. Там он стал главным конструктором, объединив под своим руководством не только разработчиков, но и всех технологов завода.

Здесь, а затем в подмосковном Калининграде создается целый арсенал дивизионных, танковых, противотанковых, самоходных, батальонных, полковых, казематных, горных, морских, зенитных, авиационных и специальных артсистем калибра от 37 до 420 миллиметров, превосходящих аналогичные иностранные образцы либо как минимум не уступавших им.

Знаменитые грабинские дивизионные (76-мм Ф-22, Ф-22 УСВ, ЗИС-3), танковые (76-мм Ф-32, Ф-34, ЗИС-5, 85-мм ЗИС-С-53), противотанковые (57-мм ЗИС-2, 100-мм БС-3) и многие другие орудия составили более 70 процентов всех полевых пушек Советского Союза, участвовавших в Великой Отечественной войне. Они уничтожили подавляющее большинство немецких танков.

Самой массовой пушкой Второй мировой стала дивизионная ЗИС-3, а легендарная тридцатьчетверка была вооружена грабинскими Ф-34 и ЗИС-С-53. По качеству они превосходили немецкие, считавшиеся лучшими в мире, дивизионная ЗИС-3 оставалась лучшим 76-мм орудием Второй мировой. О высочайшем уровне грабинских изделий говорит и тот факт, что немцы в начале Великой Отечественной в связи с отсутствием у них противотанковых пушек, близких по характеристикам к русским, переделывали трофейные 76-мм дивизионные Ф-22 в противотанковые.

Василий Грабин обосновал и впервые в мире применил метод скоростного комплексного проектирования и изготовления артсистем, основанный на унификации и сокращении количества деталей и узлов, использовании принципа равнопрочности и подобия конструкций, совмещении проектирования, разработки технологического процесса и испытаний, а также модернизации станочного оснащения для рационального производства. Благодаря этому на 92-м заводе производство орудий, впервые поставленных на конвейер, возросло по сравнению с довоенным: в декабре 1941-го – впятеро, годом позже – в 16 раз, в марте 1943-го – в 18, что в целом равносильно строительству, обеспечению техникой и квалифицированными сотрудниками 15–16 аналогичных предприятий (фантастическое достижение для того времени, не говоря уже о нынешнем).

Эпоха ЦАКБ


Постановление Государственного Комитета Обороны о создании в Калининграде Центрального артиллерийского конструкторского бюро (ЦАКБ) под руководством Василия Грабина вышло 5 ноября 1942 года. Главной задачей ЦАКБ стало проектирование, изготовление и всестороннее испытание новых и усовершенствование существующих образцов всех видов орудий. На него возлагалась разработка чертежей, технических условий и прочей документации, а также стандартов на узлы и детали артсистем для организации в минимальные сроки поточного производства.

Из пушки на ЛунуОснову бюро составили около 300 сотрудников (инженеры, техники, технологи и рабочие) отдела главного конструктора Горьковского завода № 92 им. И. В. Сталина, которые вместе с Грабиным в начале 1943 года переехали с семьями из Горького в Калининград. Летом 1943-го в ЦАКБ прибыла группа специалистов артиллерийских заводов Ленинграда и Сталинграда, ранее эвакуированных в глубь страны.

Само ЦАКБ разместилось на территории филиала завода № 88 (бывшая территория ГКБ-38, откуда Грабин в 1934 году с 13 проектировщиками уехал в Горький). Ныне это территория второго производства РКК «Энергия» им. С. П. Королева. В южной части Калининграда оборудовали полигон для отстрела.

В тематическом плане ЦАКБ на 1943 год числилось свыше 50 проектов – полковые, дивизионные, зенитные, танковые и казематные орудия, пушки для САУ, кораблей и подводных лодок, минометы различных калибров и другое.

До конца Великой Отечественной войны ЦАКБ были разработаны с последующим принятием на вооружение 76-мм пушка для самой массовой советской самоходной установки СУ-76, СУ-76М, 85-мм ЗИС-С-53 для лучшего танка Второй мировой Т-34, мощнейшая 100-мм противотанковая БС-3.

После войны в ЦАКБ создаются 57-мм автоматическая зенитная буксируемая С-60 и ее спаренный вариант С-68 для ЗСУ-57-2 на базе среднего танка Т-54, а также мощная 180-мм С-23. Кроме того, изготовлены и испытаны несколько десятков опытных образцов новейших противотанковых, танковых, дивизионных, зенитных и авиационных пушек, а также сверхмощных гаубиц и мортир. На свет появляется около десятка противотанковых орудий: от батальонных 57-мм С-15 до сверхмощных. В их числе система С-40 с цилиндроконическим стволом, снаряд которой, имея начальную скорость более 1330 метров в секунду, пробивал по нормали на дистанции 500 метров 258-мм броню.

С 1949 по 1951 год создавались стабилизированные танковые пушки: 85-мм (0962), 100-мм (0963), 100-мм (0979), 100-мм с эжектором (С-84СА), 100-мм самозарядная (0856). С 1946 по 1955-й разработана уникальная система орудий большой мощности, имевших единый лафет: «малый» корпусный дуплекс – 130-мм С-69 и 152-мм гаубица С-69-1, а также 180-мм С-23, 210-мм гаубица С-23-I (С-33), 203-мм пушка-гаубица С-23-IV и 280-мм мортира С-23-II (С-43); «большой» дуплекс особой мощности – 210-мм С-72 (повозка к ней С-74) и 305-мм гаубица С-73 (повозка к ней С-75); «большой» триплекс – 210-мм С-110-А, 280-мм пушка-гаубица С-111-А и 305-мм гаубица. Позднее появилась 420-мм безоткатная С-103, которая могла стрелять атомными снарядами.

Грабинские С-23, С-72, С-73 превосходили по своим баллистическим характеристикам все мощные орудия немцев и наших союзников, а главное – оказались мобильнее, то есть гораздо быстрее переводились из походного положения в боевое и почти не требовали инженерного оснащения позиций.

Охлаждение к артиллерии


С началом холодной войны руководство нашей страны посчитало, что артиллерия свой век отжила и ей на смену должны прийти ракеты. Поэтому большинство изделий ЦАКБ, доведенных до опытных образцов, так и не приняли на вооружение.

После войны бюро кроме артсистем разрабатывало, изготовляло и испытывало:

высокоскоростные литьевые машины для производства оконного стекла, прессы для выпуска силикатного кирпича, самоходные кабелеукладчики (1944–1950);
серию исследовательских водо-водяных атомных реакторов на тепловых нейтронах УФФА-МГУ, которые поставлялись в научно-исследовательские центры СССР, а также в Чехословакию, Венгрию, ГДР, Румынию и Египет, атомный реактор на быстрых нейтронах с жидкометаллическим теплоносителем тепловой мощностью около 5000 кВт для Физико-энергетического института (Обнинск), проекты атомного реактора на быстрых нейтронах тепловой мощностью 50 000 кВт – БН-50 для научно-исследовательских целей и ядерной газотурбинной установки на ртутном паре мощностью 5 кВт для космических кораблей (1954–1959);
опытные образцы пусковых и транспортно-заряжающих установок первых советских твердотопливных тактических ракет «Марс» и «Луна», способных нести ядерные боеголовки, а также твердотопливных зенитных ракет (С-134, пусковая установка С-135) для войскового ЗРК 2К-11 «Круг» и твердотопливных противотанковых управляемых реактивных снарядов (ПТУРС) по теме «Дельфин» (1956–1959).

Переход на космический фронт

Приказом Государственного комитета по оборонной технике при Совете министров СССР от 3 июля 1959 года работы по твердотопливным баллистическим ракетам дальнего действия поручили ОКБ-1 С. П. Королева с включением в его состав ЦНИИ-58 (к тому времени ЦАКБ несколько раз меняло свое название: ЦАКБ – ЦНИИАВ – НИИ-58 – ЦНИИ-58).

После вхождения института в состав ОКБ-1 Грабин преподавал в МВТУ им. Баумана (1960–1971) на кафедре спецтехнологий.

С середины 50-х по инициативе Н. С. Хрущева все отечественные артиллерийские КБ и заводы постепенно переходят на ракетную тематику. При этом некоторые КБ в 50-х годах просто закрыли (ОКБ-172, ОКБ-43 и другие). Эта недальновидная кампания существенно повлияла на развитие артиллерии в СССР, и только в 1970-м руководство Миноборонпрома возродило в своей структуре организацию, аналогичную ЦАКБ. Речь о ЦНИИ «Буревестник» (на территории бывшего завода № 92 имени И. В. Сталина).

В августе 1959-го коллектив ЦАКБ (около 5000 человек, включая 1500 высококвалифицированных конструкторов) вошел в состав ОКБ-1. Все «артиллеристы» сразу же активно включились в разработку ракетно-космической техники, причем многие заняли руководящие посты.

С участием грабинских специалистов, уже имевших соответствующий опыт работы с твердотопливными зенитными и противотанковыми ракетами, атомными реакторами, образуются крупные подразделения (около 300 человек каждое) по разработке твердотопливных баллистических ракет и космических ядерных энергоустановок. Кроме того, из грабинцев были сформированы группы, которые должны были заняться энергоагрегатами для орбитального корабля советской лунной экспедиции, для многоразового пилотируемого «Бурана» и в дальнейшем для подводных аппаратов, электромобилей, других народнохозяйственных объектов. В их ведомстве оказались и установки для хранения без потерь криогенных водорода и кислорода для заправки жидкостных ракет.

Борис Черток в мемуарах «Ракеты и люди» пишет: «Объединение королевского ОКБ-1 и грабинского ЦНИИ-58 позволило расширить общий фронт работ по космической тематике. В частности, получили ускорение программы, связанные с появлением спутника-разведчика и первыми пилотируемыми полетами, которые до этого казались далекой перспективой. Появление первой межконтинентальной твердотопливной ракеты РТ-2 (8К98) стало одним из результатов исторического объединения. Ракетчики ОКБ-1 и артиллеристы ЦНИИ-58 совместными усилиями создали межконтинентальную твердотопливную ракету, которая была принята на вооружение и простояла на боевом дежурстве 15 лет». Поэтому орден Ленина, которым ЦАКБ наградили в 1944 году, по праву входит сейчас в перечень наград РКК «Энергия» имени С. П. Королева.
Автор:
Сергей Худяков
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/27727
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти