Не спешите с СНВ ("The National Interest", США)

Не спешите с СНВ ("The National Interest", США)Сенатор Джон Керри абсолютно прав, говоря о том, что "даже в эти поляризованные времена" ответственный государственный деятель "должен знать: безопасность Соединенных Штатов слишком важна, чтобы относиться к ней как к инструменту для демонстративного политического позирования". Однако обвиняя своих республиканских оппонентов, и особенно губернатора Митта Ромни (Mitt Romney) в политических играх по поводу нового договора СНВ, сенатор Керри сам поступает точно так же. Нет никаких оправданий из сферы безопасности попыткам сенатора Керри ускорить процесс ратификации без серьезного рассмотрения важных вопросов, поставленных сенатором Джоном Килом (Jon Kyl) и его коллегами по Республиканской партии. А когда Керри утверждает, будто каждый день без гарантирующих проверку "договоров" это день, лишенный четкого представления о российском ядерном арсенале, он чрезмерно преувеличивает те опасности, которые связаны с предоставлением Сенату дополнительного времени на оценку того, как данное соглашение повлияет на Соединенные Штаты.

Новое соглашение СНВ это важный договор с важной страной по важному вопросу с важными последствиями. Наличие чувства ответственности предполагает отказ от утрированных представлений и утверждений о тех преимуществах и опасностях, которые могут возникнуть в связи с договором. Холодной войны больше нет; соглашения с Россией в области контроля вооружений уже не связаны с предотвращением ядерного холокоста. На карту поставлены и другие вопросы сотрудничества между Москвой и Вашингтоном, в том числе, Афганистан, иранская ядерная проблема, а также торговля и инвестиции. По крайней мере, часть из них более значима для двух стран, нежели договоры по контролю вооружений, напоминающие о былом ядерном соперничестве. А может быть, и все они более значимы.

Новый договор СНВ, по сути дела, разрешает обеим сторонам обладать теми ядерными силами, какие им нужны. Российский ядерный арсенал сокращается; Москва и без договора не стала бы увеличивать количество своего ядерного оружия. Тем не менее, это соглашение усиливает предсказуемость; а его процедуры проверок хотя и являются неполноценными по сравнению с предыдущими договорами, все же лучше, чем ничего. Но, как признает сама администрация, у Америки уже есть средства для слежения за ядерными силами России и для реагирования на неожиданные изменения.


Самый лучший аргумент в пользу ратификации нового договора СНВ состоит в следующем. После того, как США и Россия подписали, а затем с огромной помпой представили его мировому сообществу, отказ от этого соглашения создаст брешь в американо-российских отношениях в момент, когда мы нуждаемся в содействии Москвы по другим важным направлениям, начиная с ужесточения санкций против Ирана.

Но вопреки оптимистичным утверждениям сторонников этого договора, он не уменьшает опасность возникновения ядерной войны между Америкой и Россией. Такой опасности практически уже не существует. Договор также не ведет к серьезному сокращению российских ядерных вооружений, а его достоинства в плане проверок весьма скромны. Да и режим нераспространения от этого договора выиграет мало. Кроме того, он вряд ли окажет какое-то влияние на расчеты и планы Северной Кореи и Ирана.

Поскольку выгоды нового договора СНВ для американской безопасности незначительны, было бы совершенно правильно, как заявляет сенатор Кил, убедиться в том, что он не приведет к существенным издержкам. Одна из областей, где такая уверенность совершенно необходима, это противоракетная оборона. Администрация не придает особого значения заявлению российского министра иностранных дел Сергея Лаврова с угрозой об одностороннем выходе из договора, называя это дипломатической рутиной, и утверждает, что формулировка в преамбуле к договору ни в коей мере не ограничивает действия Америки по развертыванию стратегических систем ПРО.

Но здесь есть одна закавыка. Как признал один из представителей правительства, "Россия получила заверения в том, что администрация не планирует ничего, что могло бы поставить под угрозу силы ядерного сдерживания Москвы". Поскольку российские лидеры могут посчитать формулировку из преамбулы юридически обязывающей не только для президента Обамы, но и для его преемников, требования сенатора Кила представить протоколы переговоров абсолютно обоснованны. Отчасти оговорки администрации по поводу ПРО могут являться результатом некоей ностальгии среди высокопоставленных руководителей по недействующему ныне Договору о противоракетной обороне. Как это ни парадоксально, но администрация смогла отказаться от плана своих предшественников в отношении третьего позиционного района в Польше и Чехии именно потому, что Договор о ПРО не действует. Сейчас у администрации новая концепция ПРО, основанная на системах морского базирования – которые запрещены этим договором. Одно дело, когда Соединенные Штаты стремятся сотрудничать с Россией по ПРО - это полностью соответствует интересам обеих стран. И совершенно другое, когда возникает впечатление, что США готовы отказаться от программы противоракетной обороны. Администрация должна на самом высоком уровне опровергнуть такую возможность, сделав это убедительно, публично и недвусмысленно.

Этот договор нельзя отделить от американских планов модернизации ядерного оружия. Без такой модернизации Соединенные Штаты могут серьезно отстать, наслаждаясь иллюзорным ощущением безопасности благодаря договору. Администрация обещает модернизировать имеющееся ядерное оружие, но не хочет создавать новые ядерные боезаряды, которые многие специалисты из этой области считают просто необходимыми.

И наконец, администрация должна указать, какие шаги она предполагает предпринять в том случае, если новый СНВ будет ратифицирован. Если она серьезно настроена на дальнейшее сокращение ядерных арсеналов двух стран в перспективе, то ей необходимо подать сигнал о своем стремлении сосредоточиться на оперативно-тактическом ядерном оружии в Европе. Совершенно непонятно, почему Россия сохраняет столь крупный арсенал таких вооружений – ведь она, конечно же, не рассматривает Европу в качестве угрозы собственной безопасности. А оружие ряда других ядерных держав само по себе является оперативно-тактическим. Если администрация действительно хочет подать пример, который будет способствовать делу нераспространения, она должна поставить вопрос об оперативно-тактическом ядерном оружии в Европе во главу своей повестки на период после вступления в силу нового СНВ.

Диалог между администрацией и Сенатом по вопросу ядерных сил США слишком важен, и здесь нельзя действовать поспешно. Хотя бывший министр обороны и бывший министр энергетики Джеймс Шлезингер (James Schlesinger) и говорит нам, что в конечном счёте соглашение все же следует ратифицировать, он также отмечает, что "ни за что не стал бы заключать договор такого рода". Многие другие ведущие эксперты считают, что для того, чтобы данный договор соответствовал интересам США, необходимо снять неопределенность по поводу стратегической обороны и ядерной модернизации. Неоправданная спешка сенатора Керри (похоже, что здесь он руководствуется теми взглядами, которые сам осуждает) совершенно не нужна и неуместна. Величайший в мире совещательный орган достоин того, чтобы ему дали немного больше времени.
Автор: Димитрий Саймс - президент Никсоновского центра и издатель The National Interest. Дов Закхейм был заместителем министра обороны в администрации Джорджа Буша. Сегодня он входит в состав редколлегии The National Interest. Изложенные в статье взгляды принадлежат ее авторам.
Первоисточник: http://inosmi.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://inosmi.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня