Выдающийся радиоинженер Аксель Иванович Берг

«Нет неувлекательных специальностей. Есть лишь пассивные люди, не способные увлечься тем, что перед ними».
А.И. Берг


Аксель Иванович появился на свет 10 ноября 1893 г. в Оренбурге. Отец его, русский генерал Иоганн Александрович Берг, был шведом по происхождению. Все предки его также были шведами, однако жили в финляндском Выборге, а потому именовали себя «финскими шведами». Иоганн Александрович родился в семье аптекаря и был отправлен на обучение в кадетский корпус, а после его окончания — в лейб-гвардии Гренадерский полк, размещенный в Санкт-Петербурге. В Петергофе он познакомился с Елизаветой Камилловной Бертольди — итальянкой, предки которой перебрались в Россию. Молодые люди полюбили друг друга, и вскоре была сыграна свадьба. В 1885 Берга перевели на Украину в город Житомир. Там семья Иоганна Александровича прожила больше восьми лет и там у него родились три дочки. К тому времени он стал генерал-майором, и в июле 1893 получил новое назначение — в город Оренбург начальником местной бригады.

Выдающийся радиоинженер Аксель Иванович Берг



Вскоре после прибытия на Урал у Иоганна Александровича родился сын, которому при рождении согласно лютеранскому обычаю дали двойное имя Аксель-Мартин. Про свое детство Аксель Иванович вспоминал: «Не помню, чтобы в нашей семье шумели и скандалили, чтобы кто-нибудь пьянствовал или сплетничал. У нас царствовала спокойная, деловая атмосфера. Никто не лгал. Когда я в первый раз узнал, что люди врут, то очень удивился... Особый стиль отношений создавала мать. Она всегда что-то делала, хотя у нас, разумеется, имелась прислуга. Образованная, толковая, она увлекалась Спенсером, Шопенгауэром и Владимиром Соловьевым, прививала нам любовь к анализу и к размышлениям, следила, чтобы дети не болтались, а занимались чем-нибудь полезным». В январе 1900 разменявший седьмой десяток лет Иоганн Александрович вышел в отставку. Последнее путешествие по вверенному округу, прошедшее зимой 1899-1900 годов, измотало генерала и уложило его в постель. Так и не оправившись от болезни, он скончался в начале апреля 1900 от сердечного приступа. Акселю в это время шел седьмой год.

После смерти супруга Елизавета Камилловна осталась, согласно воспоминаниям Берга, «с большой семьей и маленькой пенсией». Она приняла решение отправиться в Выборг к сестре мужа. Там девочки отправились в школу, а Акселя устроили в немецкую группу. Жизнь в Выборге оказалась не такой легкой, как казалось, и в начале 1901 Елизавета Камилловна перебралась к родителям в Санкт-Петербург. Спустя два года, когда ребятишки подросли, она решила жить самостоятельно и сняла квартиру из пяти комнат на Большой Конюшенной улице. В двух комнатах проживали Берги, а остальные Елизавета Камилловна сдавала. Получаемая пенсия была невелика, и деньги квартирантов служили неплохим подспорьем семье.

Выдающийся радиоинженер Аксель Иванович БергВскоре Аксель отправился в школу. Все ждали от него необыкновенных успехов, поскольку в целом он был подготовлен лучше, чем средний первоклассник. Однако в это время в Ревеле скончался муж сестры Елизаветы Камилловны, и вдова отправила одного из сыновей в Санкт-Петербург. Елизавета Камилловна, хорошо понимая состояние сестры, охотно приняла племянника. Он был старше Акселя на два года, отлично говорил по-немецки и был весьма умен. Однако «мужское содружество» надежд не оправдало. Подружившиеся мальчики забросили учебу, и в результате Аксель был оставлен на второй год, а его товарища отправили на воспитание другой тетке. Все лето семья решала, что с парнишкой делать дальше. Дед Бертольди настаивал на закрытом учебном заведении, однако на него у Бергов не хватало средств. Оставался один выход — кадетский корпус, в котором сын умершего генерала мог обучаться за казенный счет.

Выбор матери пал на Александровский кадетский корпус, размещавшийся на Итальянской улице. Туда Елизавета Камилловна и повела своего сына в конце 1904. Аксель был принят в учебное заведение, и жизнь его пошла по заведенному распорядку — вставали кадеты в семь утра и отправлялись на утреннюю зарядку, затем строем шли на молитву, читали хором «Отче наш», а после брались в столовой за ложки. Постепенно парнишка привык к этому, у него появились первые друзья. В кадетском корпусе, к слову, царили дисциплина и чистота, а жестокости, муштры и «неуставных отношений» не имелось и в помине. Однокашники Акселя были в большинстве своем детьми военных, выходцами из интеллигентных семей, с детства усвоившие понятия о порядочности и чести. Штабс-капитан также оказался прекрасным человеком — он тепло относился к своим воспитанникам, стремился сблизить их и развить таланты каждого. К слову, в Александровском корпусе помимо производственных мастерских и спортивных залов имелись музыкальные комнаты. В них Аксель проводил немало времени, совершенствуясь под присмотром музыканта из Мариинского театра в игре на скрипке.

Четыре года Берг провел в кадетском корпусе. Многие выпускники этого заведения поступали затем в университеты или в высшие технические школы, однако юноша решил для себя, что пойдет только в Морской корпус. С этой целью он еще будучи александровским кадетом самостоятельно изучал космографию и астрономию. В 1908 Берг сдал все необходимые экзамены и оказался в младшем классе Морского корпуса. Обучение там было рассчитано на шесть лет, и в соответствии с этим все учащиеся делились на шесть рот. Самые младшие — четвертая, пятая и шестая — считались «малышовыми» или кадетскими. В момент перехода в третью роту «морской кадет» становился «гардемарином», принимал присягу и значился на действительной флотской службе. У Берга этот переход совершился в 1912. Аксель Иванович писал: «Я никогда не интересовался артиллерией, минами и торпедами, однако очень увлекался навигацией, лоцией, астрономией и мечтал стать штурманом... В Морском корпусе работали лучшие ученые-моряки, их отношение к делу обязывало и ребят работать с полной нагрузкой». Гардемарином Берг ходил в учебные летние плавания. Он побывал в Голландии, Швеции и Дании. В Копенгагене, к слову, сам король принимал воспитанников русского Морского корпуса.

В эти годы юный Аксель познакомился с семьей Бетлингков. Глава семейства, статский советник Рудольф Ричардович, являлся известным в Санкт-Петербурге терапевтом. Бывать у него Акселю было чрезвычайно интересно. В качестве хирурга Бетлингк участвовал в Русско-японской войне, был необычайно начитан, обладал широким кругозором и поддерживал дружеские отношения с ярчайшими представителями тогдашней интеллигенции. Кроме того у Рудольфа Ричардовича было две дочери, и Берг незаметно для себя привязался к младшей, которую звали Нора. Она училась в художественной и музыкальной школах, владела несколькими иностранными языками, посещала «Петришуле» и занималась живописью по фарфору. Привязанность Берга переросла в любовь, и вскоре он объявил девушку своей невестой. Их свадьба прошла зимой 1914. Обряд венчания молодых состоялся в лютеранской церкви Святых Петра и Павла на Невском проспекте. После свадьбы они отправились в Гельсингфорс (ныне — Хельсинки), где сняли номер в гостинице. Вскоре Бетлингки купили молодоженам квартиру в городе. К тому времени молодой человек уже окончил со званием мичмана Морской корпус и был для прохождения службы направлен вахтенным начальником на линкор «Цесаревич». Зиму 1915-1916 годов «Цесаревич» стоял в Гельсингфорсе, и Аксель Иванович бывал дома каждый вечер. На этом линкоре моряк плавал с июля 1914 по июнь 1916, то есть почти два года. За отличную службу он был переведен сначала на должность младшего штурмана, а потом на должность ротного командира.

В 1916 Берга перевели на подводный флот, назначив штурманом подводной лодки Е-8. Уже шла война, и на этой субмарине он провоевал больше года — до декабря 1917. Немцы, не забывая прошлую удачливость подлодки Е-8 (она пустила ко дну крейсер «Принц Адальберт»), держали под наблюдением ее передвижения. В связи с этим и командиру субмарины, и ее новому штурману приходилось постоянно быть начеку. Выследить лодку у немцев вышло при выходе ее в Балтийское море из Рижского залива. В тот злополучный день она двигалась в тумане по извилистому и узкому фарватеру Соэлозунда и в результате выкатилась на мель. Командир попробовал снять лодку задним ходом, однако мель оказалась слишком пологой, и эта попытка не удалась. Между тем туман рассеялся, и перед немцами предстала отличная мишень. Однако приближаться к подводной лодке противник не желал — опасался огня береговых батарей. Все попытки снять Е-8 с мели результата не принесли, и экипаж решил запросить помощи. Отправиться на берег вызвались Аксель Иванович и еще двое матросов. Спустив на воду маленькую шлюпку, они отправились в путь. Мокрые и облепленные грязью моряки добрались до берега и сразу же разошлись в стороны, чтобы быстрее отыскать береговой пост. Вскоре командование узнало о случившемся, и еще через сутки из Рижского залива вышел большой буксир, а с ним три миноносца, которые не стали останавливаться у терпящей бедствие субмарины и, пройдя мимо нее на полной скорости, погнали немцев перед собой в открытое море. А буксир благополучно снял подлодку с мели.

В зимний период 1916-1917 годов Е-8 не принимала участие в боевых операциях, а сам Берг в ноябре 1916 был отправлен на учебу в штурманский офицерский класс, который размешался в Гельсингфорсе на транспорте «Митава». В феврале 1917 Аксель Иванович окончил учебу, получил чин лейтенанта и продолжил службу на подлодке Е-8. Во время Октябрьской революции он находился в море и услышал о ней только после возвращения в Ревель. Немцы, к слову, продолжали выслеживать его субмарину. После очередного длительного нахождения под водой на ней загорелся правый электромотор. Лодка не могла подняться на поверхность, и моряки друг за другом стали отравляться газами, выделяющимися при горении. Экипажу чудом удалось привести Е-8 в Гельсингфорс. Находящегося без сознания Берга в числе прочих срочно доставили в госпиталь. На подводную лодку он уже больше не вернулся — отремонтированная она отправилась в плавание с новым штурманом.

А вскоре произошло отделение от России Финляндии. Матросам, служившим с Акселем Ивановичем, удалось впихнуть еще слабого после отравления моряка в последний уходящий в Петроград поезд, а следом втиснуть и его супругу. Уже в городе Берг повстречал своего товарища, капитана второго ранга Владимира Белли, которого назначили командиром строящегося эсминца, названного в честь его знаменитого прадеда «Капитан Белли». Правнук петровского героя подбирал себе команду и предложил Акселю Ивановичу занять место штурманского офицера с исполнением обязанностей первого помощника. Берг дал согласие. На этом эсминце он сделал всего один-единственный поход — он случился во время иностранной интервенции, когда необходимо было увести подальше от Путиловской верфи недостроенные корабли, попавшие в зону обстрела. Суда, которые не могли самостоятельно двигаться, отводили при помощи буксиров. «Капитан Белли» Берг отвел к Николаевскому мосту, где вражеская артиллерия не могла его достать. Когда опасность прошла, эсминец был отбуксирован обратно, а Акселя Ивановича отправили в штаб командования флота и утвердили на место оперативного помощника флаг-капитана.

В то сложное время матросы Балтийского флота представляли одну из самых боеспособных частей вооруженных сил Советской республики. В феврале 1918 немцы начали по всему фронту мощное наступление, устремившись в числе прочего к Ревелю и Гельсингфорсу, дабы захватить зимовавшие там боевые корабли. Центробалт призвал военных моряков спасти военные суда, и Берг, имевший опыт войны на Балтийском море, работая в должности помощника флаг-капитана по оперативной части, успешно выполнил все задачи, связанные с доблестным переходом боевых кораблей (впоследствии получившим название «Ледовый поход»). При его непосредственном участии в феврале месяце из Ревеля вышли последние подлодки, дорогу во льду которым проламывал ледокол «Ермак». А из военной гавани Гельсингфорса замыкающие корабли ушли в первой половине апреля.

В мае 1919 Берг был поставлен штурманом подлодки «Пантера», и первый боевой поход его начался в конце июня. На «Пантере» Аксель Иванович плавал до августа 1919, а затем получил приказ отправляться на подлодку «Рысь». Отличие заключалось в том, что теперь он был назначен командиром субмарины. «Рысь» находилась в ужасном состоянии, и первоочередной задачей Берга стала организация на подводной лодке восстановительных работ, а также работ по обучению команды. После долгих круглосуточных трудов в доке «Рысь» удалось восстановить. Зтем начались учебные походы, во время которых команда набиралась опыта. Учился, к слову, и сам Аксель Иванович — его зачислили в подводный класс Соединенных классов комсостава флота. Кроме того он поступил в Петроградский политехнический институт.

Очень скоро за Бергом на Балтийском флоте укрепилась репутация офицера, способного решать сложные задачи восстановления и постановки в строй подлодок. В 1921 его «перебросили» на восстановление подлодки «Волк». Эта субмарина из-за повреждений, полученных в кампанию 1919, находилась в крайне плохом состоянии. Прошло несколько месяцев, и в активе Акселя Ивановича появилась еще одна восстановленная подлодка. За вводом ее в строй сразу же последовало новое назначение — срочно отремонтировать подлодку «Змея». Во время ремонтных работ на ней Берг получил серьезную травму — ему оторвало фалангу одного пальца. В это время «Змея» находилась в плавании, и на перевязку моряк попал лишь через несколько часов. В результате у него началось заражение крови, и он долгое время провел в больнице.

В конце 1922 медкомиссия постановила отчислить Берга из действующего флота. На это решение повлиял и сепсис, и отравление на Е-8, и общее перенапряжение за последние годы. Окончательно порвать с морем Аксель Иванович не захотел и решил заняться наукой, а конкретно радиотехникой. Вскоре он появился на электротехническом факультете Военно-морской академии, однако там бывший моряк узнал, что его незаконченного высшего недостаточно — необходим диплом Высшего военно-морского инженерного училища. Спустя год упорнейших занятий (в 1923) Аксель Иванович сдал все недостающие экзамены и окончил электротехнический факультет инженерного училища с дипломом флотского инженера-электрика. Отныне дорога в академию была открыта. Занятия в академии Берг совмещал с преподаванием радиотехники на курсах телеграфистов и в училищах разного уровня, так как он очень нуждался в деньгах, которые при советской власти никто не отменял. В это время в свет вышли первые учебники, написанные Бергом, «Пустотные приборы», «Катодные лампы» и «Общая теория радиотехники». А так как денег все равно не хватало, Аксель Иванович еще подрабатывал на близлежащем заводе монтером.

В 1925 Берг окончил Военно-морскую академию и получил направление в столицу страны в аппарат Наркомата по морским и военным делам. Это было почетное назначение, предполагающее руководство радиосвязью на всех флотах. И, тем не менее, бывший моряк был недоволен — он стремился к живой научно-исследовательской работе. В дело вмешался начальник академии Петр Лукомский, ему удалось оставить Берга в Ленинграде, и Аксель Иванович был направлен в Высшее военно-морское училище обычным преподавателем радиотехники. Вместе с этим ему дали и допнагрузку — назначили председателем секции радионавигации и радиосвязи Морского научно-технического комитета.

1928 год ознаменовался изменениями в личной жизни Берга — он разошелся с Норой Рудольфовной и женился на Марианне Пензиной. Этому, к слову, предшествовала весьма необычная многолетняя предыстория. Моряк познакомился с ней в Туапсе осенью 1923. Двадцатитрехлетняя девушка одна жила в домике, оставленном ей скончавшимся отцом, и работала машинисткой в порту. Спустя год Берг приехал к Марианне Ивановне в Туапсе вместе с супругой. Женщины познакомились и потом несколько лет писали друг другу письма. В 1927 Марианна Пензина продала свой домик и перебралась в Ленинград к Бергам, у которых не было детей. Щекотливую ситуацию с разводом сам Аксель Иванович пояснял коротко: «На совете семьи было принято решение, что с Норой мы должны расстаться».

В сентябре 1928 Берг был командирован в Германию для выбора и закупки гидроакустических приборов. В течение двух месяцев он побывал на заводе «Электроакустик», расположенном в Киле, и на заводе «Атлас-Верке» — в Бремене, где отобрал образцы гидроакустических приборов наблюдения и связи для подлодок. В апреле следующего года Берга отправили в командировку в Соединенные Штаты, а в сентябре 1930 и в феврале 1932 — в Италию. Там его принимал, к слову, сам Муссолини. Впоследствии Берг писал: «Тогда он не был еще фашистом, притворялся, рассуждал о демократии». Когда спустя несколько лет над Бергом сгустятся тучи и по его делу начнется следствие, это частое и длительное пребывание в командировках за границей окажется для работников НКВД причиной для подозрения радиоинженера во «вредительстве» и шпионаже.

В 1927 по предложению Акселя Ивановича при секции связи был создан Морской научно-испытательный полигон. Там Берг проводил «отработку тактико-технических заданий промышленности» на разработку новой аппаратуры. В 1932 этот полигон — снова по инициативе Акселя Ивановича — преобразовали в Научно-исследовательский морской институт связи. Размещен он был в Ленинграде в крыле Главного адмиралтейства. Главой нового заведения назначили Берга, и под его руководством были закончены работы по разработке и внедрению на флоте новейшей системы радиовооружения под названием «Блокада-1». В это же время (в июле 1935) Аксель Иванович стал инженером-флагманом второго ранга, а в 1936 аттестационная комиссия присудила ему степень доктора технических наук.

Выдающийся радиоинженер Аксель Иванович БергВ 1937 награжденный орденом Красной Звезды и исполненный самых радужных планов Берг начал работы над новой системой радиовооружения флота «Блокада-2». А в декабре месяце Акселя Ивановича внезапно арестовали. Задержали его ночью 25 декабря 1937 в ленинградской квартире. Основанием служило подозрение в участии радиоинженера в «антисоветском военном заговоре» («деле Тухачевского»). О причинах ареста сам Аксель Иванович никогда не рассказывал и лишь острил: «Мои предки вышли из варяг в греки, а я — из дворян в зэки». Сначала бывшего моряка держали в общей тюрьме города Кронштадта, затем (в ноябре 1938) этапировали в Москву в Бутырскую тюрьму НКВД, а в декабре 1938 «для окончания следствия» возвратили обратно в Кронштадт. За несколько лет, которые Берг провёл в тюрьмах, ему довелось пообщаться с довольно интересными людьми, к примеру, с маршалом Рокоссовским, конструктором Туполевым, академиком Лукирским... Наконец весной 1940 принято было окончательное решение: «Дело по обвинению в преступлениях Берга Акселя Ивановича... за недостаточностью собранных улик... прекратить. Обвиняемого освободить немедленно из-под стражи». Из-под стражи моряка освободили в конце мая 1940, таким образом, Аксель Иванович провел в заключении два года и пять месяцев.

Марина Акселевна — дочь Берга от второго брака — вспоминала о своей встрече с освобожденным отцом: «Я отворила дверь — передо мной стоял плохо одетый, худой мужчина, от которого тянуло чем-то знакомым, родным и одновременно чужим». Все звания и ученые степени Акселю Ивановичу вернули, а также назначили педагогом Военно-морской академии. Сначала он руководил там кафедрой кораблевождения, а затем — кафедрой общей тактики. Спустя год (в мае 1941) ему присвоили очередное воинское звание — инженер-контр-адмирала, а в августе месяце в связи с начавшейся войной он вместе со своей академией был эвакуирован в Астрахань. Зиму 1942-1943 годов Берг провел в городе Самарканде, куда из очутившейся в зоне военных действий Астрахани была перебазирована Военно-морская академия.

В первые годы войны многие перспективно мыслящие военные стали задумываться о новом направлении радиоэлектроники, которое получило название радиолокация. Одному из таких людей — адмиралу Льву Галлеру — и представил в конце 1942 Аксель Иванович свой проект по развитию радиолокационных работ в СССР. Ответ пришел в марте 1943, Лев Михайлович прислал Бергу телеграмму с приказом немедленно выехать в Москву. По прибытии в столицу радиоинженер развернул энергичную деятельность — он подготовил несколько плакатов, разъяснявших принципы работы радиолокаторов, и с ними ходил по кабинетам высокопоставленных чиновников, объясняя, убеждая и докладывая. 4 июля 1943 прошло заседание Госкомитета Обороны, на котором было принято постановление «О радиолокации» и вынесено решение о создании Совета по радиолокации. В состав Совета был включен весь цвет радиолокационной мысли тех лет — нарком авиапромышленности Шахурин и нарком электропромышленности Кабанов, маршал авиации Голованов, а также многие крупные ученые. Советский радиофизик Юрий Кобзарев писал о создании Совета: «Быстро было найдено помещение в Комсомольском переулке. Появилась бухгалтерия, хозяйственный сектор, была определена структура Совета. Будущие начальники отделов по предложению Берга подготовили задачи и цели своих подразделений. Всего были основано три отдела — мой «научный», «военный отдел» Угера и «промышленный отдел» Шокина». Сам Берг седьмым пунктом постановления был утвержден замнаркома электропромышленности по радиолокации. А в сентябре того же года его назначили зампредседателя Совета по радиолокации при ГКО СССР. Так Аксель Иванович закрепился в коридорах кремлевской власти.

В 1944 Бергу присвоили звание инженер-вице-адмирала. В 1945 в связи с окончанием войны был упразднен ГКО. Совет по радиолокации при ГКО был преобразован в Совет по радиолокации при СНК СССР, а затем в Комитет по радиолокации при Совете министров СССР. В 1948 Акселя Ивановича отстранили от обязанностей зампредседателя и перевели на должность «постоянного члена» Комитета по радиолокации, что было, безусловно, понижением. Однако Комитет по радиолокации проработал недолго, выполнив все возложенные на него функции, он был упразднен в августе 1949. Берга освободили от должности, а функции руководства дальнейшим развитием радиолокации перешли к оборонным министерствам (в частности, к Министерству обороны СССР).

Необходимо отметить, что еще в августе 1943 на Берга помимо прочего было возложено исполнение обязанностей главы «радиолокационного института», обозначенного в постановлении «О радиолокации». Однако учреждение существовало лишь на бумаге — у него не было ни штата, ни собственного помещения. В сентябре организуемому институту было присвоено наименование «ВНИИ №108» (сегодня — ЦНИРТИ имени Берга). Благодаря Акселю Ивановичу, активно занимавшемуся подбором специалистов, к концу 1944 состав инженерных и научных кадров института превысил 250 человек. К этому времени в ВНИИ №108 было создано одиннадцать лабораторий. Директором института Берг проработал до 1957 (с перерывом с конца 1943 до 1947). Под его руководством в «сто восьмом» были начаты работы в области противорадиолокации и радиоэлектронной борьбы. Впоследствии это не только принесло институту славу, но и имело весомые технические и политические результаты — в частности, было обеспечено подавление американских комплексов радиолокационной разведки «АВАКС», а станции помех «Смальта» оказали влияние на результаты «шестидневной войны» на Ближнем Востоке. Сам Берг — как специалист — прекрасно разбирался в самых различных областях радиоэлектроники (радиосвязи, радиолокации, радиопеленгации, радиоэлектронной борьбе), и только телевизионные приборы не проходили непосредственно через его руки, здесь он выступал лишь в качестве организатора работ в созданной в «сто восьмом» лаборатории телевизионных систем.

В 1953 Берга назначили замминистра обороны СССР по радиовооружению. Это стало высшей точкой в его карьере — будучи вторым лицом в «силовом» министерстве он мог влиять на решение самых различных вопросов оборонной промышленности страны. Обладая соотвествующими полномочиями и прекрасно понимая, что его «сто восьмой» институт завален работами оборонного характера и не способен продуктивно заниматься насущными вопросами радиоэлектроники, Берг принял решение организовать в столице страны Институт радиотехники и электроники при АН СССР. В сентябре 1953 вышло соответствующее постановление Президиума АН, и Аксель Иванович был назначен «директором-организатором» нового учреждения. Началась кропотливая работа — подборка состава ученых, переписка с Министерством культуры о выделении новому институту помещения, создание первых распоряжений.

Выдающийся радиоинженер Аксель Иванович Берг


В августе 1955 Бергу присвоили звание инженер-адмирала. К сожалению, огромная нагрузка на должности замминистра обороны СССР, которую Аксель Иванович совмещал с участием в Радиосовете АН и руководством ЦНИИ-108, подорвало его железное здоровье. В июле 1956, когда Берг возвращался из Ленинграда, в вагоне поезда его грудь пронзила острая боль. Врача в поезде не оказалось, доктор прибыл на станцию Клин и ехал с потерявшим сознание Акселем Ивановичем до самой Москвы. Благодаря действиям врача Берг с двусторонним инфарктом был живым довезен до больницы. Три долгих месяца он провел на койке, причем сотрудники «сто восьмого» не забывали начальника — в срочном порядке они изготовили ему специальную кровать, привезли и смонтировали ее в палате. После выписки из больницы еще полтора года Берг ездил по санаториям. В одном из них он познакомился с медсестрой Раисой Глазковой. Она была моложе Акселя Ивановича на тридцать шесть лет, однако эта разница из-за «моторного» характера Берга не сильно ощущалась. Вскоре радиоинженер принял решение в третий раз жениться. Крупная, степенная и умелая Раиса Павловна сильно отличалась от других спутниц его жизни — болезненной Норы Рудольфовны и миниатюрной Марианны Ивановны. Необходимо отметить, что Марианна Ивановна продолжительное время не соглашалась на развод, и только в 1961 после рождения Маргариты — дочери Берга от Раисы Павловны — она пошла на попятную. «Молодым отцом» Аксель Иванович стал в шестидесятивосьмилетнем возрасте.

В мае 1957 Берг в связи с состоянием здоровья по личной просьбе был освобожден от должности замминистра обороны и сконцентрировал свои силы на работе в научно-исследовательских учреждениях АН. В январе 1959 Президиум АН поручил ему сформировать комиссию для подготовки доклада под названием «Основные вопросы кибернетики». В апреле этого года по итогам обсуждения доклада Президиум АН принял постановление основать Научный совет по кибернетике. Еще до своего рождения учреждение получило права самостоятельной научной организации, располагающей своими штатами. Основным структурным подразделением Совета стали его секции, к работе которых на общественных началах привлекли более восьмисот научных работников (включая одиннадцать академиков), что соответствовало численности крупного научно-исследовательского института. Постепенно усилиями Берга и ряда его единомышленников кибернетические идеи получили среди отечественных ученых широкое распространение. Каждый год стали проводиться симпозиумы, конференции и семинары по кибернетике, в том числе и на международном уровне. Оживилась издательская деятельность — регулярно выходили издания «Кибернетику — на службу коммунизму» и «Проблемы кибернетики», ежегодно издавалось десять-двенадцать сборников «Вопросы кибернетики», ежемесячно по этой проблеме выпускались информационные журналы. В шестидесятые годы во всех союзных республиках возникли институты кибернетики, в вузах — лаборатории и кафедры, в отраслевых институтах лаборатории типа «Кибернетика в сельском хозяйстве», «Кибернетика и машиностроение», «Кибернетика химико-технологических процессов». Также появились новые направления науки кибернетического толка — искусственный интеллект, робототехника, бионика, ситуационное управление, теория больших систем, помехоустойчивое кодирование. Изменились приоритеты и в математике, поскольку при наличии ЭВМ появилась возможность обрабатывать большие массивы информации.

В 1963 Бергу присвоили звание Героя Социалистического Труда, а в 1970 он получил приглашение доктора Дж. Роуза, бывшего гендиректором Всемирной организации по общим системам и кибернетике, занять пост вице-председателя. Это было почетное предложение, означавшее международное признание. К сожалению, Президиум АН выдвинул столько препятствий и устроил такую волокиту, что Акселю Ивановичу пришлось отказаться от этого места.

Выдающийся радиоинженер Аксель Иванович Берг
С женой и дочерью, 1967


Годы между тем брали свое, Аксель Иванович все чаще болел, и капельница становилась его частым спутником. Однако радиоинженер, известный своим гладиаторским характером, к болезням относился с иронией и на все вопросы о самочувствии отшучивался. На склоне лет он любил говорить: «Жизнь моя прожита не зря. И хотя я ни одного нового закона не открыл, ни одного изобретения не сделал — но тридцать лет работы в сфере радиоэлектроники, бесспорно, принесли моей стране пользу». Необходимо отметить, что все годы работы на поприще радиотехники огромное внимание Берг уделял пропаганде знаний в массах, в основную очередь — в радиолюбительских. Аксель Иванович обладал выдающимся ораторским талантом. Речи его оставляли на слушателей неизгладимое впечатление и запоминались на всю жизнь. Нестандартность изложения, свободное оперирование статистическими данными, широта проблем, остроумные афоризмы и реплики — все это пленяло, поражало слушателя. Сам Берг говорил: «Главное — захватить аудиторию», и ему это удавалось в полной мере. Кроме того Аксель Иванович был инициатором основания издательства «Массовой радиобиблиотеки», выпускающего работы радиолюбительского профиля. Издательство начало функционировать в 1947, Аксель Иванович возглавлял его редколлегию до самой кончины. И еще один любопытный факт — по словам Евгения Велтистова автора «Приключений Элетроника» именно Берг являлся прототипом создателя Электроника профессора Громова.

Скончался Аксель Иванович в возрасте восьмидесяти пяти лет в ночь на 9 июля 1979 в больничной палате. Похоронен он был на Новодевичьем кладбище.

По материалам книг Ю.Н. Ерофеева «Аксель Берг» и И.Л. Радунской «Аксель Берг — человек XX века».
Автор: Ольга Зеленко-Жданова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. parusnik 30 октября 2015 07:43
    по словам Евгения Велтистова автора «Приключений Элетроника» именно Берг являлся прототипом создателя Электроника профессора Громова.
    ...Думал про это написать..но автор не забыл..Какой Человечище ...Спасибо!...
  2. avt 30 октября 2015 09:06
    Цитата: parusnik
    ..Какой Человечище .

    Генний.
    Одному из таких людей — адмиралу Льву Галлеру — и представил в конце 1942 Аксель Иванович свой проект по развитию радиолокационных работ в СССР. Ответ пришел в марте 1943, Лев Михайлович прислал Бергу телеграмму с приказом немедленно выехать в Москву. По прибытии в столицу радиоинженер развернул энергичную деятельность — он подготовил несколько плакатов, разъяснявших принципы работы радиолокаторов, и с ними ходил по кабинетам высокопоставленных чиновников, объясняя, убеждая и докладывая. 4 июля 1943 прошло заседание Госкомитета Обороны, на котором было принято постановление «О радиолокации» и вынесено решение о создании Совета по радиолокации
    Вообще то решение принял Сталин после личной встречи с Бергом , который обосновал ему необходимость создания межнаркоматской структуры .Вот недоволен был - как никак война и материальные ресурсы отвлекать не хотелось, но команду дал и все завертелось к явному неудовольствию профильных наркомов .А кому охота от себя фонды отрывать -выполнение планов то с них никто не снимал.Кстати Сталин своеобразным образом посчитал типа извиниться за арест - на одном совещании вдруг не по теме спросил -,,Вас не обижают ?Вроде как охранную грамоту дал экс ,,врагу народа".Вот так во время войны была основана база для развития радиолокации в СССР . Но и это еще не все ! Берг уже после войны при дорогом Ныкыте Сергеевиче попытался точно так же как и с радиолокацией создать межменистерскую структуру для решения вопросов связи , но..... request То что было возмржно во время войны и Сталина , в мирное время Хрущева благополочно утопили в бюрократическом болоте , а так как знать кто бы первый ГЛОНАС сделал и интернет запустил вместе с сотовой связью, как знать.... request
    avt
  3. saturn.mmm 30 октября 2015 10:10
    Вот о таких людях кино надо снимать.
    1. avt 30 октября 2015 11:15
      Цитата: saturn.mmm
      Вот о таких людях кино надо снимать.

      Док фильм то сняли , да вот показывают то не так как сериалы про ментов и бандитов.
      avt
  4. Башибузук 30 октября 2015 12:27
    Куда как интереснее статью прочитать, чем "Адмирала" смотреть.
    Все есть, что душе угодно.
    Берг - сам швед, а с немцами воевал. Дважды.
    Репрессии прошел, революцию прошел, монтером работал.
    Блин, один к одному я - тоже вечно денег не хватает.
    Но, вот Аксель Иванович - ФИГУРА в истории России и Советского Союза. В истории прикладной науки.
    А я кто...Башибузук, одно слово.
    ....
    Побольше бы таких статей, побольше.
    Спасибо автору.
    1. Старый очень 30 октября 2015 21:38
      И.В. - дисциплину,что он преподавал студенты называли "киБЕРГнетика"
      А лучше и не скажешь
  5. iouris 30 октября 2015 21:19
    Ещё Ф.И.Берг является основоположником теории надёжности в нашей стране.
  6. moskowit 30 октября 2015 21:54
    Вот и царская сатрапия... Сын аптекаря стал генерал-майором... Выходит всем были пути открыты.
    Про Берга читал раньше. Выдающийся учёный. Всемерно популяризировать нужно деяния выдающихся сынов нашего Отечества.
    Есть у меня книги Г.Нагаева о русских оружейниках и основоположниках идеи основания космического пространства. Есть книга Фёдорова о знаменитом металлурге Аносове. Есть многие воспоминания и мемуары различных деятелей. А вот художественных биографий о различных подвижниках прикладной науки , таких как Берг и другие почти нет литературы, о чём можно только сожалеть...
  7. SlavaP 30 октября 2015 23:45
    Спасибо Автору за интересную статью. да , я занал, что Аксель Иванович был человеком незаурядным, но настолько... Вообще-то помню его статьи в журнале "Радио" ( может быть кто -то еще помнит?)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня